ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Горький мёд.

Горький мёд.

17 февраля 2013 - Владимир Невский
article117702.jpg

  Спустя несколько часов, Полина уже не могла точно вспомнить, как она узнала о приходе Виктора из армии. Все произошло словно в тумане. Может, кто из подружек прибежал, может мать с магазина принесла новость. А скорее всего, эта радостная весть пронеслась малейшими частицами по воздуху, заползла в приоткрытое окно, и наполнило дом целиком. И потому щечки загорелись ярким румянцем, сердечко сменило ритм, а глаза повлажнели. Витя! Витя пришел! Закончилась двухлетняя разлука. Два года ожидания, снов, тайных желаний. Сколько томительных, и ужасно продолжительных вечеров, провела она за эти месяцы, сидя в полном одиночестве. В компании своих дневников и его писем. Лишь они придавали сил и терпение. Витя никогда не жаловался в письмах на трудности, но Полина сердцем чуяла, что там не все гладко. Потому и старалась поддерживать его добрыми, оптимистичными письмами. И вот теперь он пришел, и она может облегченно вздохнуть. Теперь он сам произнесет все те нежные и ласковые слова, которые на бумаге все равно получались суховатыми и не живыми. Шепнет на ушко там, в зарослях ивняка, у самого озера. Боже, как она соскучилась по таким вечерам.

 Он пришел утром, и Полина весь день ждала его. Переживала, ежеминутно смотрела в окно, вздрагивала от любого стука. Потом успокоилась и даже пожурила себя: Витя не виноват, он дома, в кругу многочисленной родни, которая тоже соскучилась. Особенно мать его. Она вообще ждала с каким-то надрывом, болезненно. Наступил вечер, который сменился майской теплой, не смотря на цветение черемухи, ночью. Полина вышла на улицу, села на скамейку и замерла в ожидании. Прислушалась к звонкой ночной тишине, и едва уловила звуки веселья на другом конце села. Наверняка, это родители Вити устроили праздник по случаю демобилизации. Стало грустно. Могли бы и ее пригласить. Вся деревня давным-давно знало об их отношениях, считая их без пяти минут супругами. И на тебе – она оказалась в стороне от праздника. Ей самой с трудом верилось в это. Горечь выступила на глазах, реснички задрожали, смахивая хрустальные слезинки. Она нехотя встала и направилась в дом. Хотелось найти оправдание происходящему, но не смогла.

 

Он пришел только спустя два дня. И были они самыми страшными в жизни Полины. Так, по крайне мере, казалось ей. И, конечно же, не знала, что это только начало. Он пришел поздно вечером, тихо постучался в окно. Полина выглянула, вздрогнула, хотя и ждала. Засуетилась, замельтешила. И хотя собиралась встретить Виктора в «штыки», планировала весь разговор, но вот он пришел, и растерялась. Вмиг позабылись и обиды, и слова, и горечь. Выскочила из дома, и почти тут же, в одно мгновение, упала в его объятья. Они молчали, крепко прижавшись друг к другу. Наслаждались дыханием и перестуком сердец. Полина первая оторвалась от груди любимого, и при лунном свете посмотрела ему в лицо. Витя изменился, похудел, возмужал. В его глазах уже не плескалось детство. На щеках – щетина, на верхней губе – усы. Полина провела пальцем по щекам.

- Ты изменился, - тихо сказала она.

И он словно вынырнул из грез, оттолкнул ее руку. Отвернулся, и с трудом прикурил на ветру.

- Ты тоже. – Неприкрытая грубость скользила в голосе. Что-то невидимое словно толкнуло ее в грудь.

- Что с тобой?

-  Со мной, как раз, все в порядке. Это что с тобой? – А сам прятал глаза, словно боялся.

- А что со мной? – Не поняла Полина.

- Только не надо притворяться. Я не дурак. – Он присел на скамейку, отпустил голову. Продолжал часто и жадно курить. Полина растерялась, ничего не понимая в происходящем.  Почувствовала себя почему-то виноватой, осторожно присела рядом, положив руки на колени.

- Объясни. – Попросила она.

Витя вскочил, и прошелся перед скамейкой туда-сюда. Остановился, широко расставив ноги, вновь достал пачку сигарет.

- Не строй из себя невинность! Ты все прекрасно знаешь.

- Чего я должна знать? – Полина начала терять терпение. – Объясни, наконец-то, что произошло?

- А то! – Он повысил голос. – Что ты меня и не ждала!

- Я?! – Поразилась девушка, произнося так, словно ее обвиняли в чем-то нелепом и несуразном.

- Да, ты!

- Но. – Ей не хватало слов, чтобы  выразить возмущение на столь необоснованное обвинение.

- Я все знаю, - перебил ее Витя. – Не успел приехать в село, как меня проинформировали. Боже, а ты совсем не теряла времени.

- Витя! – Она пыталась остановить его, пока тот не перешел дозволенные границы.

Но он только махнул обреченно рукой, резко отвернулся, и скрылся в темноте. Боль захлестнуло ее сердце. Спрятав пылающее лицо в ладошках, Полина разрыдалась. В голос. Лишь под утро, когда на улице стало быстро светать, она зашла домой. Закрылась в своей комнате и упала на кровать. Слезы, уже беззвучно, продолжали бежать по щекам. А в голове была пустота, ни одной мысли.  Только к обеду к ней вернулась способность мыслить, а следом проснулась душевная боль и непонимание. Полина поняла, что не выдержит до вечера. Неизвестность грызла ее, и она поспешила к лучшей подружке. Настя копошилась на грядках с луком. Полина присоединилась к ней. Во время прополки рассказала обо всем Насти. Гневу подруги не было предела.

- Он что, пьяный был?

- Нет.

- Наркотики?

- Нет, что ты! – Испугалась Поля.

- Тогда белены объелся, - резюмировала Настя. – Или с ума сошел.

- Я просто не знаю, кто и что напел ему эти небылицы. Кому это надо?

Настя задумалась, даже прервала прополку. Морщила лоб и покусывала нервно губу.

- Не знаю, - наконец выдохнула она. – Я уже все село перебрала. Не знаю! Ну, просто нет такого человека, кому было бы выгодно ваше расставание.

- Расставание!? – Упавшим голосом повторила Полина.

- Это же ясно, как белый день. Кто-то просто сеет смуту и распускает слухи с одной целью: разлучить вас.

- Но кто?

- Я откуда знаю! – Некоторое время они молчали. Потом Настя поинтересовалась. – А как его родители к тебе относятся?

- Хорошо. – Полина пожала плечами.

- Точно?

- Точно, точно. Тетя Вера особенно. Она даже невесткой меня называет. Всегда поговорит, подбодрит, на чашку чая пригласит. Нет, - она покачала головой. – Только не она.

- Ну, не знаю. – Театрально развела руками Настя. – Скажу только одно: среди молодежи точно нет такого человека. Никто из парней за тобой не бегает. Никто из девчат по черному тебе не завидует.

- Что же делать? – Поля была на грани истерики, теряя остатки самообладания.

- А что делать, - пожала плечами Настя, - а ничего!

- Ничего? – Изумилась Поля.

- Надо просто еще раз поговорить с ним. Пусть дает объяснения своим обвинениям. В конце концов, ты имеешь на это полное право. Будь решительной и требовательной. Или, давай, это сделаю я.

- Нет, - поспешно ответила Поля. Настя славилась буйным и неуравновешенным характером, который порой только мешал.- Я сама. – Добавила она.

 

 В клубе Виктора не было. Играла музыка, молодежь развлекалась танцами. Лишь у Поли не было никакого настроения и желания. Она не спускала глаз с входной двери. Ждала, когда та распахнется, и на пороге возникнет он. Время шло, а Виктор так и не появлялся. В какое-то мгновение у нее ёкнуло сердечко: он там, в зарослях ивняка. Мысль была столь убедительной, что Полина не подвергла ее никаким  сомнениям. Она встала и вышла на улицу. После клубного душного воздуха ей стало холодно. Поежилась, но даже эта прохлада не остудила желания тут же идти на место их встреч. И предчувствие не обмануло ее. На скамейке, скрытой от посторонних глаз густой листвой ивняка, кто-то сидел. Лишь огонек от горящей сигареты выдавал присутствие человека. Да и тот вскоре вздрогнул, описал в воздухе дугу и плюхнулся в озеро. А на встречу Полины вышел Витя. Он ничего не сказал, просто обнял ее крепко-крепко. И снова тишину нарушало лишь сердцебиение, звучащее в унисон. Потом он, как часто бывало до армии, громко вдохнул аромат ее волос. Все так, да не так. Какая-то напряженность чувствовалось в воздухе. Он тихо, очень тихо, прошептал:

- Я люблю тебя.

Еще сильнее забилось девичье сердечко:

- Витя.

И вдруг он оттолкнул ее. Полина с изумлением посмотрела на него. Луна как раз вышла из-за туч, и Поля видела выражение его глаз. В одно мгновение любовь сменилась на холодность и отчужденность. Он поспешно отвернулся, закурил.

- Уходи.

- Витя.

- Я не могу простить тебя.

- А я ни в чем не виновата. – Повысила она голос. – Я верно и честно ждала тебя.

Он молчал.

- Скажи, кто наплел тебе эти сказочки? Мы вместе пойдем к этому человеку, и пусть он мне в глаза все скажет. И тогда ты увидишь.

- Что?

- Что все это ложь! Обман! Клевета! – Она кричала, и эхо от противоположного берега повторяла ее боль и отчаянье. Она пыталась докричаться до его здравомыслия, но он оставался неприступным и непоколебимым, словно скала.

- Витя, - умоляюще протянула Полина. – Ну, почему ты мне не веришь? Почему кому-то слепо, а мне нет?

Наконец-то Виктор соизволил что-то сказать, и это «что-то» повергло Полю в шок.

- Зачем я тебя тронул до армии? Вот сейчас бы и проверил тебя на честность. Чтобы не было никаких сомнений.

Поля растерялась настолько, что не нашлась, что и ответить. А когда шоковое состояние прошло, она буквально задохнулась от негодования.

- Ты, ты, - слова в голове путались, смешались, но так и не сорвались с языка.

 Виктор взглянул на нее, и в его глазах мелькнула любовь. Но только на короткое мгновение.

- Не надо истерик, - попросил он.

И Поля вдруг, неожиданно, прежде всего, для себя, успокоилась.

 -  Я не виновата перед тобой. И оправдываться не собираюсь.

Гнев кипел. На него, и на себя, за то, что ей приходится унижаться перед ним. Если любит, то поверит. Ей поверит! Она развернулась, чтобы уйти.

- Вот поеду в город, и найду себе жену. Любая за меня пойдет. – Ударил он в спину.

Отяжелели плечи, ноги стали ватными. Но она нашла в себе силы не обернуться, и не ответить на угрозу.  

 

 Днем позже она пожалела об этом. Виктор и правда покинул село. Но теперь иные чувства обуяли ее: она злилась на него. Как он мог смалодушничать и пойти на поводу нелепых слухов? Как он только посмел так думать о ней? Но со временем и злость сошла на «нет». Она успокоилась, уверовав в то, что Витя перебесится, переборет в себе все сомнения и вернется. Он же любит ее, сам об этом сказал. Да и в глазах так часто мелькали прежние чувства. И именно она, любовь, преодолеет все преграды и расставит все по своим местам. Ждать, остается только ждать. О. опять ждать!

 

  Его не было две недели. А когда вернулся, то вернулся не один. С женой. Его угрозы были не только словами. С Полиной творилось что-то необъяснимое. Она не плакала, не кричала. Она находилась в какой-то прострации. Смотрела, но не видела, слушала, но не слышала. Она ела, не чувствуя вкуса. Она спала, не видя снов и не отдыхая. Время как будто замерло. Родители не знали, как помочь ей. Потом не на шутку испугались за ее состояние, и увезли из села. Отправили в город, к родственникам. Вернулась она только два месяца спустя. Отдохнувшая и посвежевшая.  Но дома ждало ее большое разочарование. Она узнала, что у Вити родился сын. Легкая тень удивления мелькнуло на ее внешне спокойном лице. И только ночью, когда слезы иссякли, и на душе стало легче, она вдруг все поняла. Виктор любил ее. Но там, где он проходил военную службу, его ждала девушка на седьмом месяце беременности. И он правильно поступил, что не бросил ее, что не дал сыну родиться бастрюком. Только одного она не могла никак понять: почему он выбрал такой дикий способ избавиться от нее? Зачем придумывать грязные сплетни и слухи? Убедить самого себя? Не понимала. Да и простить не могла. Измену она простила, а предательство….

 

© Copyright: Владимир Невский, 2013

Регистрационный номер №0117702

от 17 февраля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0117702 выдан для произведения:

  Спустя несколько часов, Полина уже не могла точно вспомнить, как она узнала о приходе Виктора из армии. Все произошло словно в тумане. Может, кто из подружек прибежал, может мать с магазина принесла новость. А скорее всего, эта радостная весть пронеслась малейшими частицами по воздуху, заползла в приоткрытое окно, и наполнило дом целиком. И потому щечки загорелись ярким румянцем, сердечко сменило ритм, а глаза повлажнели. Витя! Витя пришел! Закончилась двухлетняя разлука. Два года ожидания, снов, тайных желаний. Сколько томительных, и ужасно продолжительных вечеров, провела она за эти месяцы, сидя в полном одиночестве. В компании своих дневников и его писем. Лишь они придавали сил и терпение. Витя никогда не жаловался в письмах на трудности, но Полина сердцем чуяла, что там не все гладко. Потому и старалась поддерживать его добрыми, оптимистичными письмами. И вот теперь он пришел, и она может облегченно вздохнуть. Теперь он сам произнесет все те нежные и ласковые слова, которые на бумаге все равно получались суховатыми и не живыми. Шепнет на ушко там, в зарослях ивняка, у самого озера. Боже, как она соскучилась по таким вечерам.

 Он пришел утром, и Полина весь день ждала его. Переживала, ежеминутно смотрела в окно, вздрагивала от любого стука. Потом успокоилась и даже пожурила себя: Витя не виноват, он дома, в кругу многочисленной родни, которая тоже соскучилась. Особенно мать его. Она вообще ждала с каким-то надрывом, болезненно. Наступил вечер, который сменился майской теплой, не смотря на цветение черемухи, ночью. Полина вышла на улицу, села на скамейку и замерла в ожидании. Прислушалась к звонкой ночной тишине, и едва уловила звуки веселья на другом конце села. Наверняка, это родители Вити устроили праздник по случаю демобилизации. Стало грустно. Могли бы и ее пригласить. Вся деревня давным-давно знало об их отношениях, считая их без пяти минут супругами. И на тебе – она оказалась в стороне от праздника. Ей самой с трудом верилось в это. Горечь выступила на глазах, реснички задрожали, смахивая хрустальные слезинки. Она нехотя встала и направилась в дом. Хотелось найти оправдание происходящему, но не смогла.

 

Он пришел только спустя два дня. И были они самыми страшными в жизни Полины. Так, по крайне мере, казалось ей. И, конечно же, не знала, что это только начало. Он пришел поздно вечером, тихо постучался в окно. Полина выглянула, вздрогнула, хотя и ждала. Засуетилась, замельтешила. И хотя собиралась встретить Виктора в «штыки», планировала весь разговор, но вот он пришел, и растерялась. Вмиг позабылись и обиды, и слова, и горечь. Выскочила из дома, и почти тут же, в одно мгновение, упала в его объятья. Они молчали, крепко прижавшись друг к другу. Наслаждались дыханием и перестуком сердец. Полина первая оторвалась от груди любимого, и при лунном свете посмотрела ему в лицо. Витя изменился, похудел, возмужал. В его глазах уже не плескалось детство. На щеках – щетина, на верхней губе – усы. Полина провела пальцем по щекам.

- Ты изменился, - тихо сказала она.

И он словно вынырнул из грез, оттолкнул ее руку. Отвернулся, и с трудом прикурил на ветру.

- Ты тоже. – Неприкрытая грубость скользила в голосе. Что-то невидимое словно толкнуло ее в грудь.

- Что с тобой?

-  Со мной, как раз, все в порядке. Это что с тобой? – А сам прятал глаза, словно боялся.

- А что со мной? – Не поняла Полина.

- Только не надо притворяться. Я не дурак. – Он присел на скамейку, отпустил голову. Продолжал часто и жадно курить. Полина растерялась, ничего не понимая в происходящем.  Почувствовала себя почему-то виноватой, осторожно присела рядом, положив руки на колени.

- Объясни. – Попросила она.

Витя вскочил, и прошелся перед скамейкой туда-сюда. Остановился, широко расставив ноги, вновь достал пачку сигарет.

- Не строй из себя невинность! Ты все прекрасно знаешь.

- Чего я должна знать? – Полина начала терять терпение. – Объясни, наконец-то, что произошло?

- А то! – Он повысил голос. – Что ты меня и не ждала!

- Я?! – Поразилась девушка, произнося так, словно ее обвиняли в чем-то нелепом и несуразном.

- Да, ты!

- Но. – Ей не хватало слов, чтобы  выразить возмущение на столь необоснованное обвинение.

- Я все знаю, - перебил ее Витя. – Не успел приехать в село, как меня проинформировали. Боже, а ты совсем не теряла времени.

- Витя! – Она пыталась остановить его, пока тот не перешел дозволенные границы.

Но он только махнул обреченно рукой, резко отвернулся, и скрылся в темноте. Боль захлестнуло ее сердце. Спрятав пылающее лицо в ладошках, Полина разрыдалась. В голос. Лишь под утро, когда на улице стало быстро светать, она зашла домой. Закрылась в своей комнате и упала на кровать. Слезы, уже беззвучно, продолжали бежать по щекам. А в голове была пустота, ни одной мысли.  Только к обеду к ней вернулась способность мыслить, а следом проснулась душевная боль и непонимание. Полина поняла, что не выдержит до вечера. Неизвестность грызла ее, и она поспешила к лучшей подружке. Настя копошилась на грядках с луком. Полина присоединилась к ней. Во время прополки рассказала обо всем Насти. Гневу подруги не было предела.

- Он что, пьяный был?

- Нет.

- Наркотики?

- Нет, что ты! – Испугалась Поля.

- Тогда белены объелся, - резюмировала Настя. – Или с ума сошел.

- Я просто не знаю, кто и что напел ему эти небылицы. Кому это надо?

Настя задумалась, даже прервала прополку. Морщила лоб и покусывала нервно губу.

- Не знаю, - наконец выдохнула она. – Я уже все село перебрала. Не знаю! Ну, просто нет такого человека, кому было бы выгодно ваше расставание.

- Расставание!? – Упавшим голосом повторила Полина.

- Это же ясно, как белый день. Кто-то просто сеет смуту и распускает слухи с одной целью: разлучить вас.

- Но кто?

- Я откуда знаю! – Некоторое время они молчали. Потом Настя поинтересовалась. – А как его родители к тебе относятся?

- Хорошо. – Полина пожала плечами.

- Точно?

- Точно, точно. Тетя Вера особенно. Она даже невесткой меня называет. Всегда поговорит, подбодрит, на чашку чая пригласит. Нет, - она покачала головой. – Только не она.

- Ну, не знаю. – Театрально развела руками Настя. – Скажу только одно: среди молодежи точно нет такого человека. Никто из парней за тобой не бегает. Никто из девчат по черному тебе не завидует.

- Что же делать? – Поля была на грани истерики, теряя остатки самообладания.

- А что делать, - пожала плечами Настя, - а ничего!

- Ничего? – Изумилась Поля.

- Надо просто еще раз поговорить с ним. Пусть дает объяснения своим обвинениям. В конце концов, ты имеешь на это полное право. Будь решительной и требовательной. Или, давай, это сделаю я.

- Нет, - поспешно ответила Поля. Настя славилась буйным и неуравновешенным характером, который порой только мешал.- Я сама. – Добавила она.

 

 В клубе Виктора не было. Играла музыка, молодежь развлекалась танцами. Лишь у Поли не было никакого настроения и желания. Она не спускала глаз с входной двери. Ждала, когда та распахнется, и на пороге возникнет он. Время шло, а Виктор так и не появлялся. В какое-то мгновение у нее ёкнуло сердечко: он там, в зарослях ивняка. Мысль была столь убедительной, что Полина не подвергла ее никаким  сомнениям. Она встала и вышла на улицу. После клубного душного воздуха ей стало холодно. Поежилась, но даже эта прохлада не остудила желания тут же идти на место их встреч. И предчувствие не обмануло ее. На скамейке, скрытой от посторонних глаз густой листвой ивняка, кто-то сидел. Лишь огонек от горящей сигареты выдавал присутствие человека. Да и тот вскоре вздрогнул, описал в воздухе дугу и плюхнулся в озеро. А на встречу Полины вышел Витя. Он ничего не сказал, просто обнял ее крепко-крепко. И снова тишину нарушало лишь сердцебиение, звучащее в унисон. Потом он, как часто бывало до армии, громко вдохнул аромат ее волос. Все так, да не так. Какая-то напряженность чувствовалось в воздухе. Он тихо, очень тихо, прошептал:

- Я люблю тебя.

Еще сильнее забилось девичье сердечко:

- Витя.

И вдруг он оттолкнул ее. Полина с изумлением посмотрела на него. Луна как раз вышла из-за туч, и Поля видела выражение его глаз. В одно мгновение любовь сменилась на холодность и отчужденность. Он поспешно отвернулся, закурил.

- Уходи.

- Витя.

- Я не могу простить тебя.

- А я ни в чем не виновата. – Повысила она голос. – Я верно и честно ждала тебя.

Он молчал.

- Скажи, кто наплел тебе эти сказочки? Мы вместе пойдем к этому человеку, и пусть он мне в глаза все скажет. И тогда ты увидишь.

- Что?

- Что все это ложь! Обман! Клевета! – Она кричала, и эхо от противоположного берега повторяла ее боль и отчаянье. Она пыталась докричаться до его здравомыслия, но он оставался неприступным и непоколебимым, словно скала.

- Витя, - умоляюще протянула Полина. – Ну, почему ты мне не веришь? Почему кому-то слепо, а мне нет?

Наконец-то Виктор соизволил что-то сказать, и это «что-то» повергло Полю в шок.

- Зачем я тебя тронул до армии? Вот сейчас бы и проверил тебя на честность. Чтобы не было никаких сомнений.

Поля растерялась настолько, что не нашлась, что и ответить. А когда шоковое состояние прошло, она буквально задохнулась от негодования.

- Ты, ты, - слова в голове путались, смешались, но так и не сорвались с языка.

 Виктор взглянул на нее, и в его глазах мелькнула любовь. Но только на короткое мгновение.

- Не надо истерик, - попросил он.

И Поля вдруг, неожиданно, прежде всего, для себя, успокоилась.

 -  Я не виновата перед тобой. И оправдываться не собираюсь.

Гнев кипел. На него, и на себя, за то, что ей приходится унижаться перед ним. Если любит, то поверит. Ей поверит! Она развернулась, чтобы уйти.

- Вот поеду в город, и найду себе жену. Любая за меня пойдет. – Ударил он в спину.

Отяжелели плечи, ноги стали ватными. Но она нашла в себе силы не обернуться, и не ответить на угрозу.  

 

 Днем позже она пожалела об этом. Виктор и правда покинул село. Но теперь иные чувства обуяли ее: она злилась на него. Как он мог смалодушничать и пойти на поводу нелепых слухов? Как он только посмел так думать о ней? Но со временем и злость сошла на «нет». Она успокоилась, уверовав в то, что Витя перебесится, переборет в себе все сомнения и вернется. Он же любит ее, сам об этом сказал. Да и в глазах так часто мелькали прежние чувства. И именно она, любовь, преодолеет все преграды и расставит все по своим местам. Ждать, остается только ждать. О. опять ждать!

 

  Его не было две недели. А когда вернулся, то вернулся не один. С женой. Его угрозы были не только словами. С Полиной творилось что-то необъяснимое. Она не плакала, не кричала. Она находилась в какой-то прострации. Смотрела, но не видела, слушала, но не слышала. Она ела, не чувствуя вкуса. Она спала, не видя снов и не отдыхая. Время как будто замерло. Родители не знали, как помочь ей. Потом не на шутку испугались за ее состояние, и увезли из села. Отправили в город, к родственникам. Вернулась она только два месяца спустя. Отдохнувшая и посвежевшая.  Но дома ждало ее большое разочарование. Она узнала, что у Вити родился сын. Легкая тень удивления мелькнуло на ее внешне спокойном лице. И только ночью, когда слезы иссякли, и на душе стало легче, она вдруг все поняла. Виктор любил ее. Но там, где он проходил военную службу, его ждала девушка на седьмом месяце беременности. И он правильно поступил, что не бросил ее, что не дал сыну родиться бастрюком. Только одного она не могла никак понять: почему он выбрал такой дикий способ избавиться от нее? Зачем придумывать грязные сплетни и слухи? Убедить самого себя? Не понимала. Да и простить не могла. Измену она простила, а предательство….

 

Рейтинг: 0 162 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 

Популярная проза за месяц
103
81
79
75
70
68
67
62
61
58
56
54
54
54
53
52
51
49
49
49
48
48
47
47
44
44
43
Лесное озеро 4 августа 2017 (Тая Кузмина)
40
39
35