Где Байкал?

16 сентября 2012 - Владимир Винников

                                     

 

Отпуск начинался с понедельника, а в субботу, его был дежурным по роте. И всё бы ничего, да только не вернулся из увольнения сержант Печёных. За два года службы, к нему не было ни одного замечания, сам дисциплинированный и его отделение, лучшее в роте.

 

Капитан  Крыков, поговорил с его друзьями, уточнил адреса, где мог задержаться сержант. Валера чувствовал, что с сержантом что-то случилось. Не хотелось думать о плохом, но…

При иных обстоятельствах, Печёных обязательно дал бы о себе знать.

 

Сдав дежурство своему заместителю, Крыков вышел за ворота части,  постоял несколько минут.

 

Июль. На тополе уже пожелтели листья и стали падать на раскалённый асфальт.

В Уссурийске этим летним днём, было очень душно. Мошка лезла в глаза, одна, самая наглая, залезла в ухо. Валера хлопнул себя по уху, звон в голове.

Достав пальцем оглушённую, но ещё живую маленькую мучительницу, Валера насколько секунд рассматривал её, потом, с какой то злостью, растер пальцами.

Куда поехать, где искать? – Думал Валера, - Что могло случиться с сержантом?

 

- Товарищ капитан! – услышал Крыков голос сержанта. – Извините, но вот…

 

Валера увидел сержанта, который приближался к воротам части, держа за руку девочку лет пяти. Форма у сержанта, была порвана и грязная.

Капитан стоял и с удивлением смотрел на чистюлю сержанта, ожидая объяснения.

- Вчера вечером я провожал на железнодорожном вокзале земляков во Владивосток. – Сержант помолчал, поморщился, - Их уже уволили в запас, а вот меня…

Ну, вот, вышел с вокзала, а там какие-то ухари, на привокзальной площади на мотоциклах гоняют. А эта красавица…

 

- Катя меня зовут, - перебила его девочка.

 

- Конечно Катя, - повторил Печёных, - побежала к остановке автобуса, а за ней, чтобы удержать, её мать. Я то, Катю успел схватить…

- Он мне красивое платьице порвал, - перебила его девочка. Она внимательно посмотрела на капитана, продолжила, - А у моего папы тоже столько звёздочек на погонах, четыре! Я умею считать! Папа мне новое платье купит, ещё красивее!

Девочка глубоко вздохнула:

- А маму скоро выпишут из больницы?

 

Сержант достал из кармана сложенный вчетверо листок бумаги. Крыков развернул, вслух прочитал:

- Справка, дата сержанту Печёных в том, что он находился в отделе милиции с 21 часа 18 июля, до 6 часов 19 июля в связи с тем, что являлся свидетелем по делу о причинении тяжких телесных повреждений еле Николаевне Матюшиной.

 

Утром следующего дня, Крыков, держа у одной руке чемодан со своими вещами, в другой маленькую руку Кати, подходил к поезду номер 54 «Владивосток-Харьков».

 

Поздним вечером 19 июля, он созвонился с капитаном Матюшиным из поселка Бира, где стоял батальон и тот попросил его привезти дочь к нему. Всё равно Валера будет ехать мимо, через их станцию, там он их встретит, заберёт дочь, а Валера поедет дальше, к матери на Байкал.

 

Билетов в купированный вагон не было, пришлось взять плацкарт.

В вагоне было очень душно, народу полно. С ночи, на столах в купе, остались початые бутылки водки и пива.

 

В начале девяностых, много народу ехало с одной стороны нашей необъятной родины, на другую. Кто искал работу, кто возвращался к родным истокам, на «Ридну Украину».

Вот только прежнего порядка в этом поезде, уже не было. Если раньше, в СССР, проводники следили за чистотой в вагонах, то теперь. То ли раньше боялись милицию, или было стыдно за плохую оценку  пассажирами их работы.

 

На вопрос Валеры:

- Почему у вас так грязно?

Дородная проводница, нечёсаная и заспанная, твёрдо ответила:

- Украина свободное государство, ты нам не указывай! Не нравиться, поезжай на Российских поездах!

 

Валера прошёл к своему месту. На его полке, сидело трое. По виду бывшие военнослужащие. Напротив, сидело ещё четверо, заросшие и давно не бритые.

- Дядя Валера, - спросила Катя, - а ты дашь им наряд вне очереди?

 

Мужики рассмеялись, один из них, достав из целлофанового пакета комплект застиранного, серого, немного влажного белья простынь, застелил на второй полке, тоже серый, от многолетней грязи, матрас, поднял  туда Катю. Та немного поворочалась и быстро уснула.

 

Разговорились. В поезде быстро знакомятся.

 

Неожиданно для себя, Валера поделился, что едет в отпуск на Байкал, к матери. Вот только завезет сослуживцу его дочь.

 

Ему налили полный стакан за отпуск, потом за здоровье матери девочки, потом за Байкал, потом за армейскую дружбу.

 

Когда Валера пришел в себя, Катя сидела рядом с ним, на первой полке и рассказывала пассажирам, что её маму сбили мотоциклом плохие дяди, а она едут к папе, дядя Валера, он командир и знает её папу и скоро она будет дома.

 

Валера, выпив три стакана крепкого чая, хоть заварка у соседей нашлась, это кроме спиртного, посмотрел в окно.

Он увидел, что проехали город Биробиджан, и подумал, что если вот так с этими попутчиками и водкой, которая никак не кончится, будет проводить ещё трое суток, а его попутчики ехали на Украину, то может проспать и свою станцию, и вообще…

 

Он потихоньку, на ухо, попросил Катю собираться. Девочка, молча поднялась, уложила в сумочку свою куколку и стала смотреть на Крыкова.

- Дядя Валера, а тебя дома не будут ругать за это? – Она пальчиком показала на столик, уставленный гранёными стаканами с остатками водки.

- Что, ты маленькая! Это я просто устал, сейчас тебе выходить.

- Ой, как папа мой обрадуется! – воскликнула маленькая хозяюшка.

 

Она собрала со стола немудрёную закуску, кусок курицы и огурцы с помидорами, которыми Валера угощал попутчиков, и всё аккуратно сложила Валере в чемодан.

 

В купе никого не было, когда поезд стал приближаться к станции Бира, соседи пошли покурить в нерабочем тамбуре вагона.

 

Поезд стал замедлять ход.

 

Крыков заметил, по перрону, следом за их вагоном, бежит высокий, подтянутый капитан внутренних войск.

 

Держа девочку на руках, Валера спустился по вагонной лестнице на перрон.

- Спасибо большое, капитан, выручил, я твой должник! – услышал он обращение отца Кати. – На обратном пути заезжай!

 

 А девочка, вдруг расплакалась и стала рассказывать отцу, что мама осталась в Уссурийске в больнице, она не поехала с ней, а когда приедет, не сказала.

Отец, гладил её по головке, успокаивая и нашептывая в ухо ласковые слова.

 

Валера, посмотрел на них. 

И так ему стало стыдно, что он сутки пил с незнакомыми людьми водку, а впереди еще трое суток пути, что он небритый, стоял перед этим капитаном с его дочерью, что он будто забыл, что едет к матери и братьям, у которых не был три года. Если он приедет на Байкал, к своей матери в таком виде, как сейчас, его больной матери станет плохо.

 

Валера резко повернулся и поднялся в вагон.

Недалеко от посёлка Бира, в селе Будукан, жила его тёща. Заедет к ней, приведёт себя в порядок, и тогда поедет.

Схватив свой чемодан, Крыков пошёл на выход.

 

- Уже приехал? – услышал он за своей спиной.

 

- Да, приехал, - с вздохом облегчения, ответил Валера.

 

Из вагона, следом за Валерой вывалила толпа мужиков, Они то помнили, что Валера ехал к Байкалу.

 

Мужчины удивлённо посмотрели по сторонам и громко, с обидой закричали ему в след:

- А где Байкал?

© Copyright: Владимир Винников, 2012

Регистрационный номер №0077045

от 16 сентября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0077045 выдан для произведения:

                                     

 

Отпуск начинался с понедельника, а в субботу, его был дежурным по роте. И всё бы ничего, да только не вернулся из увольнения сержант Печёных. За два года службы, к нему не было ни одного замечания, сам дисциплинированный и его отделение, лучшее в роте.

 

Капитан  Крыков, поговорил с его друзьями, уточнил адреса, где мог задержаться сержант. Валера чувствовал, что с сержантом что-то случилось. Не хотелось думать о плохом, но…

При иных обстоятельствах, Печёных обязательно дал бы о себе знать.

 

Сдав дежурство своему заместителю, Крыков вышел за ворота части,  постоял несколько минут.

 

Июль. На тополе уже пожелтели листья и стали падать на раскалённый асфальт.

В Уссурийске этим летним днём, было очень душно. Мошка лезла в глаза, одна, самая наглая, залезла в ухо. Валера хлопнул себя по уху, звон в голове.

Достав пальцем оглушённую, но ещё живую маленькую мучительницу, Валера насколько секунд рассматривал её, потом, с какой то злостью, растер пальцами.

Куда поехать, где искать? – Думал Валера, - Что могло случиться с сержантом?

 

- Товарищ капитан! – услышал Крыков голос сержанта. – Извините, но вот…

 

Валера увидел сержанта, который приближался к воротам части, держа за руку девочку лет пяти. Форма у сержанта, была порвана и грязная.

Капитан стоял и с удивлением смотрел на чистюлю сержанта, ожидая объяснения.

- Вчера вечером я провожал на железнодорожном вокзале земляков во Владивосток. – Сержант помолчал, поморщился, - Их уже уволили в запас, а вот меня…

Ну, вот, вышел с вокзала, а там какие-то ухари, на привокзальной площади на мотоциклах гоняют. А эта красавица…

 

- Катя меня зовут, - перебила его девочка.

 

- Конечно Катя, - повторил Печёных, - побежала к остановке автобуса, а за ней, чтобы удержать, её мать. Я то, Катю успел схватить…

- Он мне красивое платьице порвал, - перебила его девочка. Она внимательно посмотрела на капитана, продолжила, - А у моего папы тоже столько звёздочек на погонах, четыре! Я умею считать! Папа мне новое платье купит, ещё красивее!

Девочка глубоко вздохнула:

- А маму скоро выпишут из больницы?

 

Сержант достал из кармана сложенный вчетверо листок бумаги. Крыков развернул, вслух прочитал:

- Справка, дата сержанту Печёных в том, что он находился в отделе милиции с 21 часа 18 июля, до 6 часов 19 июля в связи с тем, что являлся свидетелем по делу о причинении тяжких телесных повреждений еле Николаевне Матюшиной.

 

Утром следующего дня, Крыков, держа у одной руке чемодан со своими вещами, в другой маленькую руку Кати, подходил к поезду номер 54 «Владивосток-Харьков».

 

Поздним вечером 19 июля, он созвонился с капитаном Матюшиным из поселка Бира, где стоял батальон и тот попросил его привезти дочь к нему. Всё равно Валера будет ехать мимо, через их станцию, там он их встретит, заберёт дочь, а Валера поедет дальше, к матери на Байкал.

 

Билетов в купированный вагон не было, пришлось взять плацкарт.

В вагоне было очень душно, народу полно. С ночи, на столах в купе, остались початые бутылки водки и пива.

 

В начале девяностых, много народу ехало с одной стороны нашей необъятной родины, на другую. Кто искал работу, кто возвращался к родным истокам, на «Ридну Украину».

Вот только прежнего порядка в этом поезде, уже не было. Если раньше, в СССР, проводники следили за чистотой в вагонах, то теперь. То ли раньше боялись милицию, или было стыдно за плохую оценку  пассажирами их работы.

 

На вопрос Валеры:

- Почему у вас так грязно?

Дородная проводница, нечёсаная и заспанная, твёрдо ответила:

- Украина свободное государство, ты нам не указывай! Не нравиться, поезжай на Российских поездах!

 

Валера прошёл к своему месту. На его полке, сидело трое. По виду бывшие военнослужащие. Напротив, сидело ещё четверо, заросшие и давно не бритые.

- Дядя Валера, - спросила Катя, - а ты дашь им наряд вне очереди?

 

Мужики рассмеялись, один из них, достав из целлофанового пакета комплект застиранного, серого, немного влажного белья простынь, застелил на второй полке, тоже серый, от многолетней грязи, матрас, поднял  туда Катю. Та немного поворочалась и быстро уснула.

 

Разговорились. В поезде быстро знакомятся.

 

Неожиданно для себя, Валера поделился, что едет в отпуск на Байкал, к матери. Вот только завезет сослуживцу его дочь.

 

Ему налили полный стакан за отпуск, потом за здоровье матери девочки, потом за Байкал, потом за армейскую дружбу.

 

Когда Валера пришел в себя, Катя сидела рядом с ним, на первой полке и рассказывала пассажирам, что её маму сбили мотоциклом плохие дяди, а она едут к папе, дядя Валера, он командир и знает её папу и скоро она будет дома.

 

Валера, выпив три стакана крепкого чая, хоть заварка у соседей нашлась, это кроме спиртного, посмотрел в окно.

Он увидел, что проехали город Биробиджан, и подумал, что если вот так с этими попутчиками и водкой, которая никак не кончится, будет проводить ещё трое суток, а его попутчики ехали на Украину, то может проспать и свою станцию, и вообще…

 

Он потихоньку, на ухо, попросил Катю собираться. Девочка, молча поднялась, уложила в сумочку свою куколку и стала смотреть на Крыкова.

- Дядя Валера, а тебя дома не будут ругать за это? – Она пальчиком показала на столик, уставленный гранёными стаканами с остатками водки.

- Что, ты маленькая! Это я просто устал, сейчас тебе выходить.

- Ой, как папа мой обрадуется! – воскликнула маленькая хозяюшка.

 

Она собрала со стола немудрёную закуску, кусок курицы и огурцы с помидорами, которыми Валера угощал попутчиков, и всё аккуратно сложила Валере в чемодан.

 

В купе никого не было, когда поезд стал приближаться к станции Бира, соседи пошли покурить в нерабочем тамбуре вагона.

 

Поезд стал замедлять ход.

 

Крыков заметил, по перрону, следом за их вагоном, бежит высокий, подтянутый капитан внутренних войск.

 

Держа девочку на руках, Валера спустился по вагонной лестнице на перрон.

- Спасибо большое, капитан, выручил, я твой должник! – услышал он обращение отца Кати. – На обратном пути заезжай!

 

 А девочка, вдруг расплакалась и стала рассказывать отцу, что мама осталась в Уссурийске в больнице, она не поехала с ней, а когда приедет, не сказала.

Отец, гладил её по головке, успокаивая и нашептывая в ухо ласковые слова.

 

Валера, посмотрел на них. 

И так ему стало стыдно, что он сутки пил с незнакомыми людьми водку, а впереди еще трое суток пути, что он небритый, стоял перед этим капитаном с его дочерью, что он будто забыл, что едет к матери и братьям, у которых не был три года. Если он приедет на Байкал, к своей матери в таком виде, как сейчас, его больной матери станет плохо.

 

Валера резко повернулся и поднялся в вагон.

Недалеко от посёлка Бира, в селе Будукан, жила его тёща. Заедет к ней, приведёт себя в порядок, и тогда поедет.

Схватив свой чемодан, Крыков пошёл на выход.

 

- Уже приехал? – услышал он за своей спиной.

 

- Да, приехал, - с вздохом облегчения, ответил Валера.

 

Из вагона, следом за Валерой вывалила толпа мужиков, Они то помнили, что Валера ехал к Байкалу.

 

Мужчины удивлённо посмотрели по сторонам и громко, с обидой закричали ему в след:

- А где Байкал?

Рейтинг: 0 212 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!