Фиалка

20 декабря 2012 - Карина Ри
article103572.jpg


Из-под ног уходила земля,я взяла камень и бросила его как в воду.Она потекла,словно её
продырявили насквозь,превращая себя одновременно в решето ложившейся бумаги около меня ,пытаясь заговорить стекающими словами...

Фиалка,фиалка,-закричало вдруг дребезжащее существо,поднимая себя,чтобы затем упасть на появляющийся пол,на котором уже стояли мои ноги.

-Как хорошо,что я умерла и меня не тяготит ни одна мысль,рождавшая когда-то во мне же-
лания.

-О..о..о-простонала бумага,влюблённо смотря на меня снизу.

Я стала смеятся..-Ну,что ты,братушка?-ласково обращаясь к ней,обнимая глазами.

-Но ведь ты же разлила фиалку,-запречитала она.

-Неосуществившую себя Фиалку? Успокойся,она просто потекла,потому-что я продырявила её
насквозь.

Вода не прекращала шуметь,стекая,но не разливая себя по полу,только немного задевая края прохудившейся совсем от волнения бумаги.
-Но давай,послушаем её,-умоляла она,становившись похожей то на серую ткань,то на тряпку
непонятного цвета,безвольно болтавшуюся,наполняясь слезами от просьб и молений.

Я включила свет и подошла к серванту.

-Он остался с тобой?,-спросила она.

-Кто?-оглянулась я.

-Твой сервант?

-Ну,конечно,конечно,ведь я так любила писать,а там хранились все мои записи.

-Но ведь тебе так и не довелось издаваться,ты же была лишена всего?

-Эх,братушка,всё в прошлом,-в ответ пожав плечами,я добавила,-слишком много желавших было,которые хотели заявить о себе,они лезли по головам,а кто посильнее тот и вылазил.

-Почему так всё на земле,-вздохнула она?

-От недоумия,а от чего ещё,вспоминая жизнь,-огрызнулась я.
Братушка посмотрела на меня,умоляя только не растраиваться,а я продолжала говорить:
-Это одно из разновидностей устойчивой шизофрении-вечной борьбы за право быть первым,
оно как вирус на планете.И люди не понимают,что их жизнь не борьба,не борьба,а счастье.А смерти нет-ведь только начало чего то другого,ты же знаешь..Помнишь,Цветаеву:"Рождение-паденье в дни,рождение-паденье в кровь.."

-Да,она понимала,-поддержала меня братушка,-кто завёл человечество к превилигирирова-
нию извращённого сознания?

-Ты хочешь спросить,кто управлял,да и сейчас это делает, чья энергия сильнее?-никак не могла успокоиться я,-Еврейская,она раскрывала и закрывала всё,что касалось сознания,а человек об этом даже и не подозревал.

-Но ведь она водит поверху в своих учениях,если взглянуть в религии?

-Совершенно верно,я говорю не о глубине сути,а о силе-агрессии,поэтому жизнь и борьба
для всех.

-Да,она хорошо стусовала карты и не подкопаешься.

-А причиной всему деньги,власть их заставляет уродовать человека,ты же знаешь.Они у меня никогда не водились,я была бедной,помнишь,как пророчества:

Хочу пройти для вас я не заметной
И не касаться ваших глаз,
Нет,не богатой быть,а бедной,
Не наяву жить,а в мечтах..
Именно там была моя жизнь,братушка,только там.

-Но ты же была счастлива и не считала ни друзей,ни врагов,обращая глаза только в небо всегда внутри себя.

-Совершенно верно,разве это было кому-то интересно?Они так не жили.
Я влюблённо посмотрела на братушку и мне захотелось поцеловать её голос и то,что
когда-то на земле тайно делало её моим другом,душу.Мы уселись на диван и я
прижала её к себе,обняв покрепче.Вода перестала бежать.Услышался знакомый голос,это был
мой голос,он стал рассказывать,раскрываясь:
-Она ходила с ней в сердце около года,неужели никто так и не узнает об этой истории,-
начинал он.Но не бралась ручка,не шла как говорится,бумага..Склонённое небо не шептало ей,бросая светом звёзд в её комнату,что именно сегодня,сейчас это случится и она напишет
"Фиалку".
-Я не понимаю чего они хотят?-спрашивала она подойдя к окну,обращаясь к ним,заглядывая
в объявшую их темноту.-Как всегда смотрят и молчат,льют свет и молчат,отчего?
Не дождавшись ответа,она почувствовала как ей неожиданно вдруг захотелось создать что-нибудь для себя,например из одежды,подбирая ансамбль,создать образ.. Это поднимет мне настроение отвлечёт,-подумала она.
На пол дороги..её остановил ворвавшийся неожиданно в комнату ветер.Окутывая воздушным
шарфом,он стал приговаривать:"Я,я создам для тебя в новый образ,какой ты захочешь:одену
ну шляпку,росклешу юбку,создам перчатки твоим рукам,ты пиши,опиши историю,рождение кото-
рой даст тебе то,чего ты не знаешь."И она вдруг почувствовала себя на самом деле одетой,
желание наряжаться совсем пропало,достав клочёк бумаги,она развернула его,отвела взгляд
в сторону и стала вспоминать.
Это был август,передосенний,уже срывавший пожелтевшие листья с деревьев и я шла на заре
дорогой на Майнаки.А он мёл улицу по которой я шла,одну из тех улиц на которой он работал
Что-то заставвило меня остановится,вглядываясь в его движения.Увлечённая ими,неслыша себя,я спросила:"Вы художник?"

Он рсмеялся:"Только я не пишу."

-И не писали?

Он поднял на меня глаза и помахал головой.Так завязался наш разговор,он расказал как
однажды ему совершенно перехотелось рисовать,потому что он заглянул за тленность нашей
жизни и осознал,что все картины которые там живут,они дышут на нас оттуда и создают нас
здесь,подпитывая,где мы итак неразрывно связаны с ними навсегда.

-Но вы же не оставляете о себе памяти,не придав ни одного образа из них на холсте,-
несоглашалась я с ним.

-Т...с...с-шептал он,прикладывая палец к губам.-Посмотрите на асфальт.Пока мы с вами
разговаривали,я мёл метлой,создавая линию за линией под сметавшими листьями,рождая образ
незаметной картины,на которой мужчина повёрнут в сторону женщины,одевающей перчатку.Она
словно играет ею,а он заворожённо стоит и не может отвести взгляда от чего-то неосознан-
ного им,непонятого,что соединяет их быть уже вместе навсегда в этом моменте.Тысячи людей
будут ходить,не зная о них и их ноги станут легки,а головы просветлённы.Они будут играть
с лучами солнца,купаться в лимане,ничего не подозревая,что их питают те двое,утопая в
венчании своей игры,смотря на них из серых линий пыльного асфальта в голубые небеса,как
в символ вечных их там.

-Да это важнее несомненно памяти.В моих глаззах блеснула тогда слеза,не сказав больше
ни слова,я собралась уходить.Окликнув меня,он протянул мне свой адрес,а я ответно написа-
ла и дала ему свой.
Наверно так рассуждают и живут только гениальные люди,-думалось мне,идя по дороге.
Больше я его не встречала,через два дня я уехала.
А через два года от него пришло письмо,в котором он написал,что выслал мне картину,на-
звав её "Фиалка" и я сама решу,что мне с ней делать.Более дорого подарка я не получала за
всю жизнь,радость была огромна.И вот сейчас она висит у меня над столиком в багетной рам-
ке-вырастающая фиалка,к которой желает прикоснуться женская рука в перчатке,так и не ка-
саясь её.Около года я пыталась описать нашу историю,но ничего не получалось и вот только
сегодня что-то толкнуло меня написать одно слово на клочке бумаги,так навсегда расстав-
шись с иллюзией создать рассказ.Я смяла его нежно в кулаке и бросила в сорный ящик.

-И ты не написала её.

-Нет,братушка,что-то остановило меня,наверное,что нерождение её на земле,было рождени-
ем её здесь,для нас.И я ведь тогда не знала,что вспоминать это тоже своего рода писать,
только для вечности.

-А теперь садись и пиши,-ложась передо мной,улыбнулась братушка.

-Но ты же дырявая?

-Но зато живая.

-Ах,ты плутовка,это только потому,что я писательница,-мы стали смеяться. 

© Copyright: Карина Ри, 2012

Регистрационный номер №0103572

от 20 декабря 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0103572 выдан для произведения:


Из-под ног уходила земля,я взяла камень и бросила его как в воду.Она потекла,словно её
продырявили насквозь,превращая себя одновременно в решето ложившейся бумаги около меня ,пытаясь заговорить стекающими словами...

Фиалка,фиалка,-закричало вдруг дребезжащее существо,поднимая себя,чтобы затем упасть на появляющийся пол,на котором уже стояли мои ноги.

-Как хорошо,что я умерла и меня не тяготит ни одна мысль,рождавшая когда-то во мне же-
лания.

-О..о..о-простонала бумага,влюблённо смотря на меня снизу.

Я стала смеятся..-Ну,что ты,братушка?-ласково обращаясь к ней,обнимая глазами.

-Но ведь ты же разлила фиалку,-запречитала она.

-Неосуществившую себя Фиалку? Успокойся,она просто потекла,потому-что я продырявила её
насквозь.

Вода не прекращала шуметь,стекая,но не разливая себя по полу,только немного задевая края прохудившейся совсем от волнения бумаги.
-Но давай,послушаем её,-умоляла она,становившись похожей то на серую ткань,то на тряпку
непонятного цвета,безвольно болтавшуюся,наполняясь слезами от просьб и молений.

Я включила свет и подошла к серванту.

-Он остался с тобой?,-спросила она.

-Кто?-оглянулась я.

-Твой сервант?

-Ну,конечно,конечно,ведь я так любила писать,а там хранились все мои записи.

-Но ведь тебе так и не довелось издаваться,ты же была лишена всего?

-Эх,братушка,всё в прошлом,-в ответ пожав плечами,я добавила,-слишком много желавших было,которые хотели заявить о себе,они лезли по головам,а кто посильнее тот и вылазил.

-Почему так всё на земле,-вздохнула она?

-От недоумия,а от чего ещё,вспоминая жизнь,-огрызнулась я.
Братушка посмотрела на меня,умоляя только не растраиваться,а я продолжала говорить:
-Это одно из разновидностей устойчивой шизофрении-вечной борьбы за право быть первым,
оно как вирус на планете.И люди не понимают,что их жизнь не борьба,не борьба,а счастье.А смерти нет-ведь только начало чего то другого,ты же знаешь..Помнишь,Цветаеву:"Рождение-паденье в дни,рождение-паденье в кровь.."

-Да,она понимала,-поддержала меня братушка,-кто завёл человечество к превилигирирова-
нию извращённого сознания?

-Ты хочешь спросить,кто управлял,да и сейчас это делает, чья энергия сильнее?-никак не могла успокоиться я,-Еврейская,она раскрывала и закрывала всё,что касалось сознания,а человек об этом даже и не подозревал.

-Но ведь она водит поверху в своих учениях,если взглянуть в религии?

-Совершенно верно,я говорю не о глубине сути,а о силе-агрессии,поэтому жизнь и борьба
для всех.

-Да,она хорошо стусовала карты и не подкопаешься.

-А причиной всему деньги,власть их заставляет уродовать человека,ты же знаешь.Они у меня никогда не водились,я была бедной,помнишь,как пророчества:

Хочу пройти для вас я не заметной
И не касаться ваших глаз,
Нет,не богатой быть,а бедной,
Не наяву жить,а в мечтах..
Именно там была моя жизнь,братушка,только там.

-Но ты же была счастлива и не считала ни друзей,ни врагов,обращая глаза только в небо всегда внутри себя.

-Совершенно верно,разве это было кому-то интересно?Они так не жили.
Я влюблённо посмотрела на братушку и мне захотелось поцеловать её голос и то,что
когда-то на земле тайно делало её моим другом,душу.Мы уселись на диван и я
прижала её к себе,обняв покрепче.Вода перестала бежать.Услышался знакомый голос,это был
мой голос,он стал рассказывать,раскрываясь:
-Она ходила с ней в сердце около года,неужели никто так и не узнает об этой истории,-
начинал он.Но не бралась ручка,не шла как говорится,бумага..Склонённое небо не шептало ей,бросая светом звёзд в её комнату,что именно сегодня,сейчас это случится и она напишет
"Фиалку".
-Я не понимаю чего они хотят?-спрашивала она подойдя к окну,обращаясь к ним,заглядывая
в объявшую их темноту.-Как всегда смотрят и молчат,льют свет и молчат,отчего?
Не дождавшись ответа,она почувствовала как ей неожиданно вдруг захотелось создать что-нибудь для себя,например из одежды,подбирая ансамбль,создать образ.. Это поднимет мне настроение отвлечёт,-подумала она.
На пол дороги..её остановил ворвавшийся неожиданно в комнату ветер.Окутывая воздушным
шарфом,он стал приговаривать:"Я,я создам для тебя в новый образ,какой ты захочешь:одену
ну шляпку,росклешу юбку,создам перчатки твоим рукам,ты пиши,опиши историю,рождение кото-
рой даст тебе то,чего ты не знаешь."И она вдруг почувствовала себя на самом деле одетой,
желание наряжаться совсем пропало,достав клочёк бумаги,она развернула его,отвела взгляд
в сторону и стала вспоминать.
Это был август,передосенний,уже срывавший пожелтевшие листья с деревьев и я шла на заре
дорогой на Майнаки.А он мёл улицу по которой я шла,одну из тех улиц на которой он работал
Что-то заставвило меня остановится,вглядываясь в его движения.Увлечённая ими,неслыша себя,я спросила:"Вы художник?"

Он рсмеялся:"Только я не пишу."

-И не писали?

Он поднял на меня глаза и помахал головой.Так завязался наш разговор,он расказал как
однажды ему совершенно перехотелось рисовать,потому что он заглянул за тленность нашей
жизни и осознал,что все картины которые там живут,они дышут на нас оттуда и создают нас
здесь,подпитывая,где мы итак неразрывно связаны с ними навсегда.

-Но вы же не оставляете о себе памяти,не придав ни одного образа из них на холсте,-
несоглашалась я с ним.

-Т...с...с-шептал он,прикладывая палец к губам.-Посмотрите на асфальт.Пока мы с вами
разговаривали,я мёл метлой,создавая линию за линией под сметавшими листьями,рождая образ
незаметной картины,на которой мужчина повёрнут в сторону женщины,одевающей перчатку.Она
словно играет ею,а он заворожённо стоит и не может отвести взгляда от чего-то неосознан-
ного им,непонятого,что соединяет их быть уже вместе навсегда в этом моменте.Тысячи людей
будут ходить,не зная о них и их ноги станут легки,а головы просветлённы.Они будут играть
с лучами солнца,купаться в лимане,ничего не подозревая,что их питают те двое,утопая в
венчании своей игры,смотря на них из серых линий пыльного асфальта в голубые небеса,как
в символ вечных их там.

-Да это важнее несомненно памяти.В моих глаззах блеснула тогда слеза,не сказав больше
ни слова,я собралась уходить.Окликнув меня,он протянул мне свой адрес,а я ответно написа-
ла и дала ему свой.
Наверно так рассуждают и живут только гениальные люди,-думалось мне,идя по дороге.
Больше я его не встречала,через два дня я уехала.
А через два года от него пришло письмо,в котором он написал,что выслал мне картину,на-
звав её "Фиалка" и я сама решу,что мне с ней делать.Более дорого подарка я не получала за
всю жизнь,радость была огромна.И вот сейчас она висит у меня над столиком в багетной рам-
ке-вырастающая фиалка,к которой желает прикоснуться женская рука в перчатке,так и не ка-
саясь её.Около года я пыталась описать нашу историю,но ничего не получалось и вот только
сегодня что-то толкнуло меня написать одно слово на клочке бумаги,так навсегда расстав-
шись с иллюзией создать рассказ.Я смяла его нежно в кулаке и бросила в сорный ящик.

-И ты не написала её.

-Нет,братушка,что-то остановило меня,наверное,что нерождение её на земле,было рождени-
ем её здесь,для нас.И я ведь тогда не знала,что вспоминать это тоже своего рода писать,
только для вечности.

-А теперь садись и пиши,-ложась передо мной,улыбнулась братушка.

-Но ты же дырявая?

-Но зато живая.

-Ах,ты плутовка,это только потому,что я писательница,-мы стали смеяться. 

Рейтинг: +1 220 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!