ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Фантомы прошлого или Незваные "гости".

 

Фантомы прошлого или Незваные "гости".

article144985.jpg

                             Фантомы прошлого или Незваные «гости».  *
 
Очередная «явка» дымила и гудела, хмельное  застолье  была в самом разгаре. Лёха оглядывался  вокруг и никак не мог определить: чья квартира приняла сегодня их большую компанию. Всюду, куда бы он ни посмотрел, маячили  знакомые и родные с детства рожи.  Друзья, приятели и просто случайные собутыльники, словно специально собрались вместе для того, чтобы отпраздновать какую-то, лишь только им известную, дату. В соседней комнате негромко играла музыка, преимущественно блатного направления. 
 
Давний кореш Санька Беломор щедро набулькал полстакана и, протянув  Лёхе, выдал свой обычный тост:
- Давай, Лёха! За то, чтобы у нас всё было и нам за это ничего не было!
 
Лёха привычно, одним глотком, опрокинул в себя содержимое стакана. Слегка обожгло пищевод, но зато потом по организму разлилось приятное тепло. Чуть позже потеплело и на душе. 
 
- Саня, расскажи про свой рекорд! - возник Вовка Центнер из соседней комнаты.
- Да сколько можно про это  рассказывать? - усмехнулся Беломор. - Вы уже наизусть всё лучше меня знаете!
- Расскажи, вон Лёха не знает! - настаивал Вован. - Он тогда в морях болтался.
- Лёха, ты что, правда, не слышал? -- удивился бывалый кореш. 
 
Лёха, конечно же, отлично знал эту историю. Такой «эксклюзив»  обычно распространялся их районным «телеграфом» со скоростью  «Молнии». Однако видя то, что вся компашка уже приготовилась снова поржать над злоключениями  своего старшего товарища, неопределённо пожал плечами:
- Я не помню, Саня, может  быть,  кто и рассказывал… 
 
… Получив зарплату и щедрые отпускные, Санька загулял. Все, кто знал его, в один голос говорили о том, что, если бы не эта его любовь к спиртному, он давно был бы  уже не Санькой, но Александром Ивановичем и ездил бы не на трамвае, а на собственном навороченном «Мерседесе». Руки у парня были поистине «золотые». Он умел делать абсолютно всё! Но…
Сколько сгинуло на Руси таких – умелых и мастеровитых людей  по причине своей, чрезмерной любви к водке?
 И сколько ещё сгинет… 
 
И случилось Александру Иванычу, в первый же свой отпускной день, загреметь в районный вытрезвитель, любовно называемый активно пьющим населением - «Мойдодыром». 
 
В раннем детстве Беломор получил тяжёлую травму позвоночника, сорвавшись с большой высоты. На память об этой травме у Саньки остался большой горб на спине.  Как и все горбуны, парень  обладал поистине медвежьей силой, поэтому сильно сердить его «на районе» справедливо опасались.
Всей смене «мойдодыра» с огромным трудом и лишь с помощью применённых спецсредств, удалось справиться с разбушевавшимся там Беломором. 
 
Учитывая длительную отсидку в прошлом, всё могло закончиться для Саньки самым плачевным образом - от пятнадцати суток до вполне реального срока - за сопротивление властям. Однако менты в той смене оказались не совсем паскудными  мужиками и давать дальнейший ход делу не стали. Они подошли к решению этого вопроса со своим специфическим и своеобразным юмором…
 
Утром начальник «мойдодыра», лично и при свидетелях, пообещал хмурому и плохо помнящему события предыдущего вечера  Беломору  «весёлый, содержательный и насыщенный отпуск». Ему выдали личную одежду,  состоящую из порванного на лоскуты в неравном бою полушубка (дело было в разгар зимы),  двух отдельных, независимых теперь друг от друга штанин и одного ботинка.  Второй предмет обуви бесследно исчез в тёмных и сумрачных  «мойдодыровских» закоулках.
 
Саня недоуменно оглядел всё это хозяйство. С помощью валявшегося в углу куска проволоки кое-как соорудил себе некое подобие штанов, намотал на босую ногу «портянку», сделанную  из не очень опрятной тряпки, валявшейся там же - в углу и, спустившись на Спортивную Набережную,  рванул бегом по окрепшему льду залива -  прямиком до родимой остановки. 
 
В это раннее время там было полно любителей зимней рыбалки. Санька и сам был заядлым рыбаком, поэтому найти среди сидящих на льду  фанатов  подлёдного лова  знакомых не составило труда. Учитывая рассказанные им обстоятельства проведённого накануне  вечера и его внешний вид, каждый из встреченных им знакомых считал своим долгом облегчить душевные муки «невинно пострадавшего»,  поэтому к родимой сторонке Беломор подходил уже изрядно опохмелённым, обутым в поношенные, но ещё крепкие валенки, находясь  в бодром и весёлом расположении духа. Он давно уже забыл про обещание, данное ему лично «мойдодыровским» начальником. Как показали все последующие события, к подобным обещаниям стоит прислушиваться с особым вниманием… 
 
На твёрдом берегу его поджидал неприятный сюрприз в виде канареечного цвета «воронка».
- Что, родной, опохмелился? - высунулась оттуда большая и жизнерадостная физиономия водилы. - Садись, поехали!
- Куда? -  только успел выдохнуть потрясённый таким коварством Санька Беломор.
- Как куда? Домой, конечно! - под громкое ржание зловредных ментов ответил водила.
Все дверцы «воронка» разом распахнулись, и оттуда вывалилось трое здоровенных патрульных, поигрывающих для наглядности увесистыми резиновыми «демократизаторами».
Санька оглядел стройные и могучие ряды супостатов и понял, что силы в этот раз -  слишком  неравны. Он тихо вздохнул и молча полез в гостеприимно распахнутый «собачник». 
 
С этого самого дня, где бы он ни появился в родном районе, стоило ему хоть совсем чуть-чуть выпить, перед ним волшебным образом возникали представители власти, в виде  участкового либо  патрульных «воронков» и твёрдой, недрогнувшей рукой волокли его  в, ставший совсем родным, районный «мойдодыр».
- О!!! Санёк приехал! - радостно встречал Беломора любой, дежуривший там мент. - Заходи, дорогой, располагайся!
- Лёха, ты не поверишь! - таращил глаза, потревоженный воспоминаниями Беломор. - Двадцать четыре раза за месяц!
- Саня, так тебе надо было заявку в Книгу Рекордов подавать! - усмехнулся Лёха.
Этот «весёлый и содержательный» отпуск настолько врезался ему в память,  что вытрезвители теперь стали мерещиться Саньке везде.
 
Однажды, возвращаясь с работы сильно подшофе, Беломор потерял ключи от квартиры и решил попасть домой  своим старым испытанным способом, спустившись к себе, на балкон пятого этажа,  с крыши. Когда до заветной цели оставалось лишь шагнуть  с перил вниз, Саня внезапно потерял равновесие и полетел вниз, обдирая по пути ветки с растущего на его счастье под балконом дерева. Он смачно врезался в грунт под балконом и затих… 
«Скорая» в тот раз примчалась на удивление быстро и, не мешкая, увезла незадачливого «десантника»  в дежурную городскую больницу. 
 
Вечером на районе была спешно собрана делегация и отправлена в больницу с целью узнать - жив ли он и не пора ли готовиться к самому худшему? 
 
"Травматология" была переполнена. В портовом городе всегда хватало и будет хватать, подобных Саньке,  «артистов оригинального жанра»,  поэтому безлюдье и безработица подобным больничным отделениям  никогда не будет грозить. 
 
- И где его тут искать? -  спросил кто-то из парней, оглядывая ряды стоявших прямо в коридоре топчанов, коек и каталок.
- А вон, гляньте пацаны! - воскликнул глазастый  Лёха, указывая пальцем на стоящую чуть в стороне каталку, где лежало накрытое с головой тело.
Из -под простыни виднелись исколотые татуировками кисти рук.
- Ну всё, кранты Сашке! - вздохнул за спиной Лёхи Боб.
- Да, подожди, пойдём -  посмотрим, - негромко ответил ему Вовка Центнер.
 
Они подошли к каталке и очень осторожно потянули простынь на себя. Под ней лежал их Санька… 
 
Растерянные пацаны  молча стояли вокруг каталки, понимая, что ничем уже не могут помочь своему старшему товарищу.
 
Неожиданно для всех Беломор громко икнул и открыл глаза. Увидев вокруг знакомые рожи, Саня радостно ощерился своей золотозубой улыбкой и, оглянувшись по сторонам, выдал:
- А где это мы, пацаны? «Мойдодыр» что ли?
Про полёт с высоты пятого этажа Беломор  так и не смог потом вспомнить. Через пару дней, сбежав из больницы, Саня уже  гонял мяч с мелкой ребятней  на школьной «коробке».
 
… Вдоволь насмеявшись, стали наливать по второй. Всё шло по давно известному и обкатанному сценарию. 
 
Лёха никак не мог понять: что его так смущает в этой привычной для него обстановке. Ещё раз оглядевшись вокруг, он вдруг вспомнил, что многих парней из этой собравшейся компании уже давно нет в живых. Уже несколько лет, как  не было в живых и его старшего друга - Саньки Беломора, который выбросился с той же самой крыши, но теперь уже сам и насмерть, оставив после себя записку весьма странного содержания. Сейчас же он сидел напротив Лёхи за столом, приветливо улыбался и протягивал ему стакан, наполовину заполненный водкой. Странное дело, но Лёхе не стало страшно от того, что он всё это вспомнил. Напротив, он чувствовал себя  в этой родной компании вполне комфортно и уверено. Он принял протянутый стакан, привычно  «замахнул» одним глотком и опять почувствовал приятное тепло, разлившееся по животу. 
 
- Ты же пить бросил, дебил! -  вкрадчивый и ехидный голос в голове возник как всегда неожиданно. 
 
Лёха резко подскочил, больно треснувшись башкой об  верхнюю  шконку.
Во рту ещё стоял вкус водки, а в голове постепенно затихали голоса его живых и мёртвых береговых друзей.
- Опять во сне бухал? -  спросил лежавший напротив и внимательно смотревший на Лёху, его неизменный  спутник по морским скитаниям - Федька Киргиз.
Ещё не проснувшийся окончательно и не отошедший от увиденного Лёха лишь молча кивнул головой.
- Ты смотри - какая зараза! - искренне посочувствовал ему морской «брат». - Сколько времени уже не пьёшь, а она всё не отпускает! 
 
Наконец, окончательно вернувшись в реальность, Лёха обратил внимание на необычную для промыслового судна тишину. Молчал Главный Двигатель, не   было слышно  и шума от работающего выборочного комплекса.  Траулер явно лежал в дрейфе, несмотря на то, что погода была вполне промысловая.
-Что-то тихо… - заметил он.
-Да, странно! - отозвался Киргиз.
Они одновременно посмотрели на висящие в каюте часы и переглянулись.
- Шесть часов! - констатировал Лёха. -  Один хрен, скоро вставать, пойдём к Петровичу, он всё знает.
- Пойдём - согласился Федул.
Они поднялись со шконарей, наскоро умылись и пошли на камбуз.
 
Кандей  вставал всегда в пять утра, не спеша обходил рабочие места промысловой  смены, интересуясь  ночным уловом и количеством выпущенной  за время его отдыха продукции. Если результаты ночной рыбалки Петровича удовлетворяли, то и он, в свою очередь, старался угостить моряков чем-нибудь вкусненьким на завтрак. Если ночь была «пролётной»,  кандей называл всех «дармоедами» и к приготовлению завтрака относился формально. Таким образом, для того, чтобы узнать о результатах  работы ночной смены, совсем необязательно было
выходить на палубу. Достаточно было заглянуть к Петровичу на камбуз. 
 
- Здоров, Петрович! - приветствовали парни старину- кандея,  заходя в его вотчину.
- Здоровее видали! - хмуро буркнул их бессменный кашевар.
- А почему так тихо, поломались что ли? - спросил Лёха у всезнающего кандея.
- Да какой там! - с досадой ответил Петрович. - К нам опять «друзья» пожаловали  на ужин.
 
Дальше разъяснять ничего не требовалось. Косатки. Крупный, проворный и чрезвычайно хитрый плотоядный хищник семейства дельфиновых отряда китообразных. О том, киты это или дельфины, спорят много, долго и безуспешно. Судя по данным энциклопедий, этот «зверь» скорее - и то, и другое. Зная тёплое отношение людей к дельфинам, буду называть этих мощных и грациозных существ в дальнейшем именно так.
Бич «ярусников» всего мира.  Когда  стая этих плотоядных дельфинов «садится  на хвост» промысловому судну, занимающемуся ярусным ловом, это означает то, что  экипаж автоматически остаётся без улова и, соответственно, без денег. Можно было круглосуточно мотать километры яруса, но на крючках будут приходить лишь рыбьи губы. Их судно работало сейчас на промысле синекорого  палтуса. Данный вид рыбы и был, как раз,  излюбленным лакомством для незваных гостей…    
 
Безошибочно выбрав удобную для себя глубину, косатка, не утруждая себя таким «не барским» делом, как охота, подныривала  и буквально высасывала уже пойманную рыбу прямо с крючков, издавая при выныривании победные звуки,  отдалённо напоминающие ехидный смешок. 
 
Все устрашающие меры воздействия, применяемые к таким незваным гостям, не приносили ровно никакой пользы! Несколько раз Кэп пытался отогнать многочисленную и прожорливую стаю, разогнавшись до предельно возможной скорости и направив судно прямо на скопление « халявщиков». Косатки, как и остальные виды дельфинов, превосходно ныряли, всплывая на поверхность через несколько сотен метров. Поэтому данная мера устрашения была для них -  как «слону - дробина»!
Однажды боцман, выстроив вдоль борта всё своё палубное «воинство» и вручив каждому из моряков по фальшфейеру, пытался отогнать «банду беспредельщиков» с помощью шумового и светового сигнала. Однако и данное действие не принесло желаемого эффекта. В ответ вся палубная команда услышала всё те же насмешливые звуки. 
- У ночной смены порядок сожрали! – продолжал, тем временем, свой рассказ Петрович. - Сейчас сидят, не знают - что делать! 
 Незваных и прожорливых гостей можно было отвадить лишь одним, известным всем способом, передав их следующему бедолаге. 
 
- Лёха, а ты чего так рано подорвался?- отвлёкся Петрович от своего рассказа. - Опять во сне пьянствовал?
Парень имел неосторожность рассказать ехидному кандею про свои алкогольные сновидения и теперь временами очень сильно об этом жалел.
- Нет, Петрович, просто не спится, – пытался он  отбрехаться  от всезнающего и всевидящего «гуру».
- Ага, конечно… - ехидно протянул Петрович.-  А то смотри, пойдём - по кружечке? У меня стоит. Холодненькая! Эх!
Кандей мечтательно закатил глазки и причмокнул губами в предвкушении приятного процесса дегустации.
- Нет, Петрович, ты же знаешь - я этой «мазью» больше не мажусь!  
- Вот. Сейчас так и будешь, как тот онанист, только во сне и видеть! - Петрович громко рассмеялся. - Федул,  пойдем,  жахнем по кружке! А то я только раздразнился с этим трезвенником!
Повторного приглашения Киргизу не требовалось, и они, не мешкая, стремительно исчезли в недрах артелки. 
 
Лёха, тем временем, поднялся на мостик, где тащил «собачью вахту»* их пожилой и многоопытный старпом.
- Привет, Василич! - поздоровался Лёха с Чифом. - Что, жрут нас?
Старпом протянул ему бинокль и спросил:
- Огни видишь?
- Да, справа - на траверзе.**.
- Это сосед. - пояснил Чиф. - У него тоже «порядок» стоит. Кто первым начнёт выборку, того и сожрут!
- И сколько мы так стоять будем?- удивился Лёха.
- Не знаю. Капитан  приказал ждать. 
 
Соревнование на выдержку продолжалось почти сутки. Сосед тоже не хотел терять улов и деньги. Наконец, ближе к утру следующего дня, резко и пронзительно раздались   два звонка на выборку, а возбуждённый голос Кэпа объявил по связи:
- Парни, очень быстро забираем всё на борт и сваливаем!
Сосед не выдержал томительного соревнования и начал выборку первым. 
Промысловая смена умело и слаженно взялась за дело. Когда оставалось добрать совсем немного, на крючках вновь стали приходить рыбьи губы. Гости, плотно поужинав у соседа, вернулись к ним - за «десертом»… 
 
Когда об этом доложили на мостик, по «связи» раздалось не переводимое ни на один язык мира, смачное и многоэтажное выражение, демонстрирующее всю широту диапазона великого и могучего русского языка.
В выборочном модуле тоже особо не стеснялись в выражениях, хотя произносилось это скорее по привычке, чем по злобе.
- А вот в Америке их расстреливают с вертолётов! - блеснул познаниями один из молодых, вновь прибывших матросов.
- Это как?- поинтересовался Лёха.
-  Как? Появились косатки, сразу вызывают береговую охрану и все дела!
- Всё-таки хорошо, что у нас не Америка! - подумал про себя  Лёха.
Он всегда хорошо относился к животным, а посмотрев однажды фильм «Освободите Вилли!» и вовсе полюбил этих мощных, грациозных, хоть и хитрых чёрно-белых  дельфинов. Представив, как безжалостно расстреливаются эти красивые и умные существа, он мысленно содрогнулся. Деньги деньгами, но так варварски истреблять вполне дружелюбно настроенных  к человеку, хоть и прожорливых  плотоядных, он считал  жлобством. 
 
Их судно полным ходом шло на север, туда, где работала основная часть экспедиции. Стая косаток неотступно следовала за ними на некотором отдалении. Можно было разглядеть в бинокль их красивые,  мощные, переливающиеся под солнечными лучами, многотонные тела, ритмично и слаженно, держа чётко очерченный строй,  двигающиеся вслед за своими «кормильцами». 
 
Кэп принял не совсем джентльменское, но единственно верное в их ситуации решение. Пройдя на минимальном расстоянии от первого, выбирающего свой «порядок»  судна,  он  передал,  как эстафету, стаю  вновь проголодавшихся за время перехода незваных гостей.  Яростный мат, раздавшийся в эфире через некоторое время,  был тому подтверждением. 
 
- Какой урод притащил сюда косаток? - настойчиво, но риторически  вопрошал вахтенный штурман потерпевшего  судна, вставляя между обычными словами образные русские обороты. 
Отработав свою  смену, Лёха с Федулом  помылись, сходили на ужин  и вернулись в свою каюту. Укладываясь в «люлю», Федул, внимательно посмотрев на друга, спросил:
- Лёха, вот если честно. Совсем не хочется вмазать? Не поверю!
Новоявленный трезвенник, немного подумав и усмехнувшись каким-то своим мыслям, отрицательно покачал головой. 
Если быть совсем уж честным, Лёха немного лукавил.  «Зелёный змий» ещё никого не выпускал из своих смертельных объятий так легко и просто. У любого «завязавшего»  бывают такие моменты, когда дико хочется напиться и забыть все текущие проблемы и невзгоды! Однако сейчас есть необходимый запас времени, за который Лёхин мозг успел очиститься от пьяного дурмана и  вновь приобрёл способность думать, сравнивать и рассуждать логично. В подобной «расслабухе»  есть, конечно, какие-то свои небольшие плюсы, только минусов и проблем получается при сравнении на порядок больше!
- Нет, Федул! - твёрдо сказал Лёха. - В это дерьмо я больше не полезу. Мне хватило! 
  
*»Собачья вахта»-  с 04 до 08 утра. Вахта старпома (сленг). **Быть на траверзе - находиться на линии, направленной на этот предмет и составляющей прямой угол с курсом судна (БСЭ).  


© Copyright: Юрий Ишутин ( Нитуши), 2013

Регистрационный номер №0144985

от 1 июля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0144985 выдан для произведения:

                             Фантомы прошлого или Незваные «гости».  *

 

Очередная «явка» дымила и гудела, хмельная  гулянка  была в самом разгаре. Лёха оглядывался  вокруг и никак не мог определить: чья квартира приняла сегодня их развесёлую компанию. Всюду, куда бы он ни посмотрел, маячили  знакомые и родные с детства рожи.  Друзья, приятели и просто случайные собутыльники словно специально собрались вместе для того, чтобы отпраздновать какую- то неведомую, лишь только им известную дату. В соседней комнате негромко играла музыка, преимущественно блатного направления. 

 

Давний кореш Санька Беломор щедро набулькал полстакана и, протянув  Лёхе, выдал свой обычный тост:

- Давай, Лёха! За то, чтобы у нас всё было и нам за это ничего не было!

 

Лёха привычно, одним глотком, опрокинул в себя содержимое стакана. Слегка обожгло пищевод, но зато потом по организму разлилось приятное тепло. Чуть позже потеплело и на душе. 

 

- Санька, расскажи про свой «рекорд»!- возник Вовка Центнер из соседней комнаты.

- Да сколько можно про это  рассказывать?- усмехнулся Беломор.- Вы уже наизусть всё лучше меня знаете!

- Расскажи, вон Лёха не знает!- настаивал Вован.- Он тогда в морях болтался.

- Лёха, ты что, правда -  не слышал?- удивился бывалый кореш. 

 

Лёха, конечно же, отлично знал эту историю. Такой «эксклюзив»  обычно распространялся  по их районному «телеграфу» со скоростью  «Молнии». Однако видя то, что вся компашка уже приготовилась снова поржать над злоключениями  своего старшего товарища, неопределённо пожал плечами:

- Я не помню, Саня, может  быть,  кто и рассказывал… 

 

… Получив зарплату и щедрые отпускные, Санька загулял. Все, кто знал его, в один голос говорили о том, что, если бы не эта его любовь к спиртному, он давно был бы  уже не Санькой, но Александром Ивановичем и ездил бы не на трамвае, а на собственном навороченном «Мерседесе». Руки у парня были поистине «золотые». Он умел делать абсолютно всё! Но…

Сколько сгинуло уже  на Руси таких-   умелых  и мастеровитых людей  из- за чрезмерной любви к водке? И сколько ещё сгинет… 

 

И случилось Александру Иванычу, в первый же свой отпускной день, загреметь в районный вытрезвитель, любовно называемый активно пьющим населением - «Мойдодыром». 

 

В раннем детстве Беломор получил тяжёлую травму позвоночника, сорвавшись с большой высоты. На память об этой травме у Саньки остался большой горб на спине.  Как и все горбуны, парень  обладал поистине медвежьей силой, поэтому сильно сердить его «на районе» справедливо опасались.

Всей смене «мойдодыра» с огромным трудом и лишь с помощью применённых спецсредств, удалось справиться с разбушевавшимся там Беломором. 

 

Учитывая длительную отсидку в прошлом, всё могло закончиться для Саньки самым плачевным образом - от пятнадцати суток до вполне реального срока - за сопротивление властям. Однако менты в той смене оказались не совсем паскудными  мужиками и давать дальнейший ход делу не стали. Они подошли к решению этой  «проблемы» со своим специфическим и своеобразным юмором…

 

Утром начальник «мойдодыра» лично и при свидетелях, пообещал похмельному, хмурому и плохо помнящему события предыдущего вечера  Беломору  «весёлый, содержательный и насыщенный отпуск». Ему выдали личную одежду,  состоящую из порванного на лоскуты в неравном «бою» полушубка ( дело было в разгар зимы) ,  двух отдельных, независимых теперь друг от друга штанин и одного ботинка.  Второй предмет обуви бесследно исчез в тёмных и сумрачных  «мойдодыровских» закоулках.

 

Саня недоуменно оглядел всё это «хозяйство», с помощью валявшегося в углу куска проволоки кое- как соорудил себе некое подобие штанов, намотал на босую ногу «портянку», сделанную  из не очень опрятной тряпки, валявшейся там же - в углу и, спустившись на Корабельную  Набережную,  «влупил» бегом по окрепшему льду залива-  прямиком до родимой остановки. 

 

В это раннее время на льду залива было уже полно любителей зимней рыбалки. Санька и сам был заядлым рыбаком, поэтому найти среди сидящих на льду « фанатов»  подлёдного лова  знакомых не составило труда. Учитывая рассказанные им обстоятельства проведённого накануне  вечера и его внешний вид, каждый из встреченных им знакомых считал своим долгом облегчить страдания «невинно пострадавшего»,  поэтому к родимой сторонке Беломор подходил уже изрядно опохмелённым, обутым в поношенные, но ещё крепкие валенки, находясь  в бодром и весёлом расположении духа. Он давно уже забыл про обещание, данное ему лично «мойдодыровским» начальником. Как показали все последующие события, к обещаниям начальников стоит прислушиваться с особым вниманием… 

 

На «твёрдом берегу» его поджидал неприятный сюрприз в виде канареечного цвета «воронка».

- Что, родной, опохмелился?- высунулась оттуда большая и жизнерадостная физиономия водилы.- Садись, поехали!

- Куда?-  только успел выдохнуть потрясённый таким ментовским коварством Санька Беломор.

- Как куда? Домой конечно!- под громкое ржание зловредных ментов ответил водила.

Все дверцы «воронка» разом распахнулись и оттуда вывалилось трое здоровенных патрульных, поигрывающих для наглядности увесистыми резиновыми «демократизаторами».

Санька оглядел стройные и могучие ряды супостатов и понял, что силы в этот раз -  слишком  неравны. Он тихо вздохнул и молча полез в гостеприимно распахнутый «собачник». 

 

С этого самого дня, где бы он ни появился в родном районе, стоило ему хоть совсем чуть- чуть выпить, перед ним волшебным образом возникали представители власти, в виде  участкового либо  патрульных «воронков» и «твёрдой, недрогнувшей рукой» волокли его - родимого  в  ставший совсем родным районный «мойдодыр».

- О!!! Санёк приехал!- радостно встречал Беломора любой, дежуривший там мент.- Заходи, родной, располагайся!

- Лёха, ты не поверишь!- таращил глаза, потревоженный воспоминаниями Беломор.- Двадцать четыре раза за месяц!

- Саня, так тебе надо было заявку в Книгу Рекордов подавать!- усмехнулся Лёха.

Этот «весёлый и содержательный» отпуск настолько врезался ему в память,  что вытрезвители теперь стали мерещиться Саньке везде.

 

Однажды, возвращаясь с работы сильно подшофе, Беломор потерял ключи от квартиры и решил попасть домой  своим старым испытанным способом, спустившись к себе, на балкон пятого этажа,  с крыши. Когда до заветной цели оставалось лишь шагнуть  с перил вниз, Саня внезапно потерял равновесие и полетел вниз, обдирая по пути ветки с растущего на его счастье под балконом дерева. Он грузно врезался в грунт под балконом и затих… 

 

«Скорая» в тот раз примчалась на удивление быстро и, не мешкая, увезла незадачливого «десантника»  в дежурную городскую больницу. 

 

Вечером на районе была спешно собрана делегация и отправлена в больницу с целью узнать - жив ли он и не пора ли готовиться к самому худшему? 

 

Отделение было переполнено. В портовом городе всегда хватало и будет хватать, подобных Саньке,  «артистов оригинального жанра»,  поэтому безлюдье и безработица подобным больничным  отделениям  никогда не будет грозить. 

 

- И где его тут искать?-  спросил кто- то из парней, оглядывая ряды стоявших прямо в коридоре топчанов, коек и каталок.

- А вон, гляньте пацаны!- воскликнул глазастый  Лёха, указывая пальцем на стоящую чуть в стороне каталку, на которой лежало накрытое с головой тело.

Из- под простыни виднелись исколотые татуировками кисти рук.

- Ну, всё, кранты Саньке - вздохнул за спиной Лёхи Боб.

- Да, подожди, пойдём-  посмотрим - негромко ответил ему Вовка Центнер.

 

Они подошли к каталке и очень осторожно потянули простынь на себя. Под ней лежал их Санька… 

 

Растерянные пацаны молча стояли вокруг каталки, понимая, что ничем уже не могут помочь своему старшему товарищу.

 

Неожиданно для всех Беломор громко икнул и открыл глаза. Увидев вокруг знакомые рожи, Саня радостно ощерился своей золотозубой улыбкой и, оглянувшись по сторонам, выдал:

- А где это мы, пацаны? «Мойдодыр» что ли?

Про полёт с высоты пятого этажа Беломор  так и не смог потом вспомнить. Через пару дней, сбежав из больницы, Саня уже  гонял мяч с мелкой пацанвой  на школьной «коробке».

 

Вдоволь насмеявшись, стали наливать по второй. Всё шло по давно известному и обкатанному «сценарию»… 

 

Лёха никак не мог понять: что его так смущает в этой привычной для него обстановке. Ещё раз оглядевшись вокруг, он вдруг вспомнил, что многих парней из этой собравшейся компании уже давно нет в живых. Уже несколько лет, как  не было в живых и его старшего друга- Саньки Беломора, который выбросился с той же самой крыши, но теперь уже сам и насмерть, оставив после себя записку весьма странного содержания. Сейчас же он сидел напротив Лёхи за столом, приветливо улыбался и протягивал ему стакан, наполовину заполненный водкой. Странное дело, но Лёхе не стало страшно от того, что он всё это вспомнил. Напротив, он чувствовал себя  в этой родной компании вполне комфортно и уверено. Он принял протянутый стакан, привычно  «замахнул» одним глотком и опять почувствовал приятное тепло, разлившееся по животу. 

 

- Ты же пить бросил, дебил!-  вкрадчивый и ехидный голос в голове возник как всегда неожиданно. 

 

Лёха резко подскочил, больно ударившись башкой об  верхнюю  шконку.

Во рту ещё стоял вкус водки, а в голове потихоньку затихали голоса его живых и мёртвых береговых друзей.

- Опять во сне бухал? -  спросил лежащий напротив  и внимательно смотревший на Лёху,  его неизменный  спутник по морским скитаниям  -  Федька Киргиз.

Ещё не проснувшийся окончательно и не отошедший от увиденного Лёха лишь молча кивнул головой.

- Ты смотри - какая зараза!- искренне посочувствовал ему морской «брат»- Сколько времени уже не пьёшь, а она всё не отпускает! 

 

Наконец, окончательно вернувшись в реальность, Лёха обратил внимание на необычную для промыслового судна тишину. Молчал Главный Двигатель, не   было слышно  и шума от работающего выборочного комплекса.  Траулер явно лежал в дрейфе, несмотря на то, что погода была вполне промысловая.

-Что-то тихо - заметил он.

-Да, странно - отозвался Киргиз.

Они одновременно посмотрели на висящие в каюте часы и переглянулись.

- Шесть часов - констатировал Лёха.- Всё равно скоро вставать, пойдём к Петровичу, он всё знает.

- Пойдём - согласился Федул.

Они поднялись со «шконарей», наскоро умылись и пошли на камбуз.

 

Кандей**  вставал всегда в пять утра, не спеша обходил рабочие места промысловой  смены, интересуясь  ночным уловом и количеством выпущенной  за время его отдыха продукции. Если результаты ночной «рыбалки» Петровича удовлетворяли, то и он, в свою очередь, старался угостить моряков чем- нибудь вкусненьким на завтрак. Если ночь была «пролётной»,  кандей называл всех «дармоедами» и к приготовлению завтрака относился чисто формально. Таким образом, для того, чтобы узнать о результатах  работы ночной смены, совсем необязательно было выходить на палубу. Достаточно было заглянуть к Петровичу на камбуз. 

 

- Здоров, Петрович!- приветствовали парни старину - кандея,  заходя в его вотчину.

- Здоровее видали - хмуро буркнул Петрович.

- А почему так тихо, поломались что ли?- спросил Лёха у всезнающего кандея.

- Да какой там- с досадой ответил Петрович.- К нам опять «друзья» пожаловали  «на ужин».

 

Дальше разъяснять ничего не требовалось. Косатки. Крупный, проворный и чрезвычайно хитрый плотоядный хищник семейства дельфиновых   отряда китообразных. О том, киты это или дельфины спорят много, долго и безуспешно. Судя по данным энциклопедий, этот «зверь» скорее - и то, и другое. Зная тёплое отношение людей к дельфинам, буду называть этих мощных и грациозных существ в дальнейшем именно так.

Бич «ярусников»*** всего мира.  Когда  стая этих плотоядных дельфинов «садится  на хвост» промысловому судну, занимающемуся ярусным ловом, это означает то, что  экипаж автоматически остаётся без улова и, соответственно, без денег. Можно было круглосуточно мотать километры яруса, но на крючках будут приходить лишь рыбьи губы. Их судно работало сейчас на промысле синекорого  палтуса. Данный вид палтуса и был, как раз,  излюбленным лакомством для незваных «гостей»…    

 

Безошибочно выбрав удобную для себя глубину, косатка, не утруждая себя таким «не барским» делом, как охота, подныривала  и буквально высасывала уже пойманную рыбу прямо с крючков, издавая при выныривании победные звуки,  отдалённо напоминающие ехидный смешок. 

 

Все устрашающие меры воздействия, применяемые к таким незваным «гостям» не приносили ровно никакой пользы! Несколько раз Кэп пытался отогнать многочисленную и прожорливую стаю, разогнавшись до предельно возможной скорости и направив судно прямо на скопление « халявщиков». Косатки, как и остальные виды дельфинов, превосходно ныряли, всплывая на поверхность через несколько сотен метров. Поэтому данная мера устрашения была для них -  как «слону- дробина»!

Однажды боцман, выстроив вдоль борта всё своё палубное «воинство» и вручив каждому из моряков по фальшфейеру, пытался отогнать «банду беспредельщиков» с помощью шумового и светового сигнала. Однако и данное действие не принесло желаемого эффекта. В ответ вся палубная команда услышала всё те же насмешливые звуки. 

 

- У «ночников» порядок**** сожрали - продолжал тем временем свой рассказ Петрович.- Сейчас сидят, «репу чешут», не знают - что делать! 

 

Незваных и прожорливых «гостей» можно было отвадить лишь одним, известным всем способом, передав их «по наследству» следующему бедолаге. 

 

- Лёха, а ты чего так рано подорвался?- отвлёкся кандей от рассказа.- Опять во сне пьянствовал?

Парень имел неосторожность рассказать ехидному кандею про свои алкогольные сновидения и теперь временами очень сильно об этом жалел.

- Нет, Петрович, просто не спится – пытался он  отбрехаться  от всезнающего и всевидящего «гуру».

- Ага, конечно - ехидно протянул Петрович.-  А то смотри, пойдём - по кружечке? У меня стоит. Холодненькая! Эх!

Кандей мечтательно закатил глазки и причмокнул губами в предвкушении приятного процесса дегустации.

- Нет, Петрович, ты же знаешь - я этой «мазью» больше не мажусь!  

- Вот. Сейчас так и будешь, как тот онанист, только во сне и видеть!- Петрович громко рассмеялся.- Федул,  пошли жахнем по кружке! А то я только раздразнился с этим «трезвенником»!

Повторного приглашения Киргизу не требовалось, и они, не мешкая, стремительно исчезли в недрах «артелки». 

 

Лёха тем временем поднялся на «мостик», где тащил «собачью вахту»***** их пожилой и многоопытный старпом.

- Привет, Василич!- поздоровался Лёха с Чифом******.- Что, «жрут» нас?

Старпом протянул ему бинокль и спросил:

- Огни видишь?

- Да, справа - на траверзе*******.

- Это сосед - пояснил Чиф.- У него тоже «порядок» стоит. Кто первым начнёт выборку, того и «сожрут»!

- И сколько мы так стоять будем?- удивился Лёха.

- Не знаю. Кэп сказал ждать. 

 

Соревнование на выдержку продолжалось почти сутки. Сосед тоже не хотел терять улов и деньги. Наконец, ближе к утру следующего дня, резко и пронзительно прозвучали   два звонка на выборку, а возбуждённый голос Кэпа объявил по связи:

- Парни, очень быстро забираем всё на борт и сваливаем!

Сосед не выдержал томительного соревнования и начал выборку первым. 

 

Промысловая смена быстро и слаженно взялась за дело. Когда оставалось добрать совсем немного, на крючках вновь стали приходить рыбьи губы. «Гости», плотно поужинав у соседа, вернулись к ним - за «десертом»… 

 

Когда об этом доложили на «мостик», по «связи» раздалось не переводимое ни на один язык мира, смачное и многоэтажное выражение, демонстрирующее всю широту диапазона «великого и могучего» русского языка.

В выборочном модуле тоже особо не стеснялись в выражениях, хотя произносилось это скорее по привычке, чем по злобе.

- А вот в Америке их расстреливают с вертолётов - блеснул познаниями один из молодых, вновь прибывших матросов.

- Это как?- поинтересовался Лёха.

- Да как…  Появились косатки, сразу вызывают береговую охрану и все дела!

- Всё- таки хорошо, что у нас не Америка - подумал про себя  Лёха.

Он всегда хорошо относился к животным, а посмотрев однажды фильм «Освободите Вилли!» и вовсе полюбил этих мощных, грациозных, хоть и хитрых чёрно- белых  дельфинов. Представив, как безжалостно расстреливаются эти красивые и умные существа, он мысленно содрогнулся. Деньги деньгами, но так варварски истреблять вполне дружелюбно настроенных  к человеку, хоть и прожорливых  плотоядных он считал неправильным. 

 

Их судно полным ходом шло на север, туда, где работала основная часть их экспедиции. Стая косаток неотступно следовала за ними на некотором отдалении. Можно было разглядеть в бинокль их красивые,  мощные, переливающиеся под солнечными лучами, многотонные тела, ритмично и слаженно двигающиеся вслед за своими «кормильцами». 

 

Кэп принял не совсем джентльменское, но единственно верное в их ситуации решение. Пройдя на минимальном расстоянии от первого, выбирающего свой «порядок»  судна,  он «передал»,  как эстафету, стаю проголодавшихся за время перехода незваных «гостей».  Яростный мат, раздавшийся в эфире через некоторое время,  был тому подтверждением. 

 

- Какой урод притащил сюда косаток?- настойчиво, но риторически  вопрошал вахтенный штурман «потерпевшего» судна, вставляя между обычными словами образные русские обороты. 

 

Отработав свою  смену,  Лёха с Федулом  помылись, сходили на ужин  и вернулись в свою каюту. Укладываясь в «люлю», Федул, внимательно посмотрев на друга, спросил:

- Лёха, вот если честно. Совсем не хочется вмазать? Не поверю!

Новоявленный «трезвенник», немного подумав и усмехнувшись каким- то своим мыслям, отрицательно покачал головой. Если быть совсем уж честным, Лёха немного лукавил.  «Зелёный змий» ещё никого не выпускал из своих смертельных объятий так легко и просто. У любого «завязавшего»  бывают такие моменты, когда дико хочется напиться и забыть все текущие проблемы и невзгоды! Однако у  Лёхи сейчас уже есть необходимый запас времени, за который его мозг успел очиститься от пьяного дурмана и  вновь приобрёл способность думать, сравнивать и рассуждать логично. В подобной «расслабухе»  есть конечно какие-то свои небольшие плюсы, только минусов и проблем получается при сравнении на порядок больше!

- Нет, Федул!- твёрдо сказал Лёха.- В это дерьмо я больше не полезу. Мне хватило!  

 

 *Более подробно о приключениях моряка-  раздолбая Лёхи и его друзей можно прочитать в моей первой книге «Пьяный офсайд». (Примечание автора).

**Кандей-  судовой повар. (сленг).

*** Ярусный лов - один из видов промышленного рыболовства.

****Порядок - в общем- то неправильное название яруса, применяемое по аналогии с крабовым промыслом. На Лёхином  судне употреблялось  по привычке. (Примечание автора).

*****»Собачья вахта»-  с 04 до 08 утра. Вахта старпома (сленг).

****** Старпом, Чиф- старший помощник капитана (сленг).

****** *Быть на траверзе - находиться на линии, направленной на этот предмет и составляющей прямой угол с курсом судна (БСЭ).

-

Рейтинг: +15 409 просмотров
Комментарии (22)
чудо Света # 1 июля 2013 в 21:34 +4
ЗАМЕЧАТЕЛЬНО! АККУРАТ К ПРАЗДНИКУ!!!
ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛОСЬ!
Истории из жизни всегда чувствуются читателем!!!
И посмеялась в самом начале, потом, конечно, просто читала с интересом и вниманием!
Молодец! С душой и своеобразным юмором о работе, о людях и окружающей действительности!
super
Юрий Ишутин ( Нитуши) # 2 июля 2013 в 01:29 +4
Спасибо,Светик!Приятно, что не забываешь!)
Тая Кузмина # 2 июля 2013 в 08:54 +4
Юра, интересный рассказ. Читала с удовольствием!! Спасибо!


Юрий Ишутин ( Нитуши) # 2 июля 2013 в 15:32 +4
Большое спасибо,Тая!Очень приятно!)
Анна Шухарева # 2 июля 2013 в 22:49 +5
Очередная история о Лёхе. Классно!

Юрий Ишутин ( Нитуши) # 3 июля 2013 в 01:58 +5
Спасибо,Аня!)Рад,что не забываете!)
alexandr # 4 июля 2013 в 16:20 +4
big_smiles_138
Юрий Ишутин ( Нитуши) # 4 июля 2013 в 16:34 +4
39 c0137
Валентина Попова # 5 июля 2013 в 11:13 +4
Как хорошо пишешь о своих морских приключениях и о моряках. Даже длинные рассказы читаются легко и с интересом. О морской работе и дружбе я до этого почти нигде и ничего не читала, поэтому для меня это особенно интересно. У моей знакомой девушки, парень учиться в мореходке во Владивостоке и очень скуп на описание своей жизни. И что для меня явилось откровением, это то, что он променял любовь и семью с этой моей знакомой на море и учёбу. В чём же секрет такого морского приворота?
Юрий Ишутин ( Нитуши) # 5 июля 2013 в 14:34 +4
Спасибо,Валентина!...А почему Вы думаете,что это он променял?Может быть это девушка не захотела делить с ним все тяготы и неудобства такой жизни?Это ведь далеко не каждой девушке под силу-быть вроде бы и замужем,но полжизни мужа не видеть...Не скажу,что я-великий романтик.Более того,когда там работаешь часто мелькают мысли:"А не пошло бы это всё куда-нибудь подальше?"Однако проходит время и тебя снова туда тянет.Я уже восемь лет не был на судне.А снится иногда до сих пор.Почему-не знаю...Время вымывает весь негатив,который там был (а его там было немало,поверьте) и оставляет в памяти только хорошее и доброе.Прежде всего-людей,с кем там довелось пересечься.Вот...Как-то так...)Я ответил на Ваш вопрос,Валентина?)
Валентина Попова # 6 июля 2013 в 08:16 +4
Нет, Юрий она мечтала жить рядом с ним и написала, что готова приехать к нему во Владивосток. А он испугался, что надо думать где её разместить, где найти жильё и на какие средства,как обеспечить и т.п. Она готова была по приезде сразу же найти работу и не быть для него обузой, но он запретил выезжать к нему, а затем и совсем прекратил переписку. Она родила ребенка от какого-то встречного парня и вновь пыталась выйти на связь со своим любимым, но он грубит и не может простить измены и рождения ребенка от другого. А ей ведь 26 лет и очень хочется ребеночка и семьи.
Юрий Ишутин ( Нитуши) # 6 июля 2013 в 10:16 +4
Ну...Я не знаю тогда,что сказать...Это если по-честному.Я сам был курсантом мореходки во Владивостоке (правда недолго и местным-это намного проще...)У меня были там иногородние друзья,которые так же жили в общаге,сходились с девчонками-такими же студентками.Все перечисленные Вами моменты,конечно,сложны и труднорешаемы для молодого парня в чужом городе,но при большом желании...Мне трудно что-либо определённое сказать про данную ситуацию.Думаю,что море и романтика именно здесь совершенно не при чём.Здесь чисто человеческие отношения...
Нина Лащ # 9 июля 2013 в 22:58 +3
Информативный и интересный рассказ. Чувство юмора отличное! Спасибо, Юрий!
Юрий Ишутин ( Нитуши) # 10 июля 2013 в 02:59 +2
Большое спасибо,Нина!Рад,что Вам понравилось.)
Наталья Бугаре # 9 июля 2013 в 23:55 +2
Юрий, впервые у Вас и очень сожалею, что впервые. Замечательный, вкусный и добрый рассказ. Получила немыслимое удовольствие от прочтения. super
Юрий Ишутин ( Нитуши) # 10 июля 2013 в 02:59 +1
Большое спасибо,Наталья!Всегда буду рад Вас увидеть!)...Впервые слышу слово "вкусный" в данном смысле.Прикольно! super
Ольга Баранова # 24 ноября 2013 в 19:58 +2
Юра, этот Ваш рассказ оказался не только интересным и увлекательным, как и всеостальные, но и познавательным для меня: как человек, не очень близкий к морю, узнала много о поведении косаток. Оказывается, не так-то и легко выдержать битву с этими умными морскими животными за улов, нужна смекалка и недюжинный навык )).
А вот представила Сашку, летящего с 5-го этажа и поёжилась...правда, однажды мне пришлось перелезать через перила с соседнего балкона на свой...это 17-й этаж. И представить трудно, что могло бы остаться в случае....ой, жуть!
Спасибо!
Юрий Ишутин ( Нитуши) # 25 ноября 2013 в 00:31 +2
Спасибо,Оля!)...Косатки-это да...Бороться с ними бесполезно.Америкосы их тупо расстреливают с вертолётов.Рассказывали такое.Но что с них возьмёшь.Это америкосы...За бабло они не только косаток расстреляют... Санька-это мой друг.Окружающие считали его алкашом и уголовной мордой,а я решил показать его хотя бы посмертно немного с другой стороны.На деле это был весёлый и классный мужик,во многом несчастный,но не теряющий чувства юмора никогда!Что с ним произошло в последние минуты его жизни-никто из нас так и не понял.Была очень странная посмертная записка...Ладно,не будем больше о грустном...Спасибо вам,Оля за визит и комментарий.всегда рад вас видеть! 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Алена Викторова # 22 июня 2014 в 17:19 +1
Благодарю за рассказ, Юрий.
ох..этот змий зеленый
у животных - своя стихия)
t7304
Юрий Ишутин ( Нитуши) # 23 июня 2014 в 02:32 +1
Спасибо,Алёна!Очень рад Вас видеть! 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Ирина Перепелица # 30 ноября 2014 в 16:24 +1
А почему нет текста этой странной предсмертной записки, о которой упоминается и в рассказе, и в коментах?
Я тоже считаю, что плохих людей нет, мы все 50 на 50, только иногда стараемся казаться немного лучше, чем есть на самом деле.
А другие не стараются...
Когда я бросила курить по одному простому методу, мне иногда снилось, что курю...
Хотя желания наяву не возникало никогда, но дома курить не разрешаю.
Юрий Ишутин ( Нитуши) # 30 ноября 2014 в 16:35 +1
Я не помню дословно тот текст...Он был примерно о том,что человек давно собирался это сделать-без указания причин...А вот насчёт "курить"-это больная тема.Я уже 15 лет не могу расстаться с этой привычкой окончательно!Бывало,что и полгода не курил,но ,всё равно,срывался...Скоро опять буду пробовать...Спасибо за визит,Ирина!Очень приятно! 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6