ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Джимилля. Часть 37.

Джимилля. Часть 37.

25 декабря 2012 - Светлана Синева

-Ты, что, с ним по телефону разговаривала?
-Нет, мы договорились, что звонить не будем, я вставила новую симку, номер знают только дети, на крайний случай. Я хотела, чтоб Артем все обдумал, чтоб я все обдумала. Мне казалось, что боль стихнет, если мы не будем друг друга ни видеть, не слышать.
-И что?
-Глухо, как в танке, только обиды вспоминаются, причем узнаешь столько нового.
-Поясни?
-Ну, помнишь, я рассказывала, что Артем сидел с продавщицей в магазине, я выгоняла его еще потом?
-Помню.
-Я тут заходила за хлебом, так с девчонками разговорились.
-И что?
-Мы ходили недавно в театр, я с таким трудом билеты достала. Артем явился пьяный, проспался, и вечером мы поехали на концерт.
-Ну?
-Оказывается, Артем пришел еще раньше, но сидел в магазине, с этой продавщицей пиво пил.
-Да ты что?
-А я же с девчонками не ссорилась, не ругалась. И они мне так, смехом, рассказали, что Артем заходит к ним чуть ли не каждый день. И с такой фразой «ну, давай, я тебя поцелую, и домой пойду».
-Нифига себе?
-Я посмеялась с ними. А потом, помнишь, я уезжала к подруге на день рождения?
-Ну и что?
-Артема звала с собой, он сказал, типа, что я с вами, с одними бабами буду сидеть, иди одна, а я с работы домой поеду.
-А он где был?
-Опять зависал в магазине, пиво пил, рассуждал.
-Да ты что?
-Да, Юлик, сидел, сидел, и высказался. Что типа, бегать от бабы к бабе, он уже понял, что привык к жене, детям, получается, в семье надо жить.
-Офигеть.
-Да, Артем, оказывается, рассуждает, останется ли он в семье. А я, глупая, думала, что это я думаю и решаю, жить мне с ним или нет. А это он мне одолжение делает. И притом, все эти события происходили в рамках двух недель до отъезда. И эта же продавщица мне так с юморком все рассказывала.
-Джемилька, я бы так не смогла, я бы ей такой «макияж» навела, у нее бы вся рожа лопнула.
-Зачем унижать себя еще больше, к тому же в следующий раз я и этого не узнаю.
-Я тоже с Сашкой жить не хочу.
-А вы чего?
-Достал со своей пьянкой. Не знаю, тут выгнала его опять, так он пришел, детьми поклялся, что пить не будет.
-И?
-Пока держится, неделю уже, посмотрим, что дальше будет.
-Все от пьянки, Юлька, вечные ссоры, а всего-то только не пить.
-Слушай, Джемилька, мне уже в садик, за дочкой пора, я пойду, а вечером приду, или ты приходи.
-Созвонимся.
-Ладно.
Соседка ушла, я села на диванчик. Молча смотрела на всполохи пламени. Дрова почти прогорели в камине. В горле стоял ком от невыплаканных слез. А слез больше не было, они высохли. Любовь, ее то же не осталось в сердце. Три года борьбы и ожидания все высушили в душе. Причем, исчезло чувство страха и горечи, если Артем уйдет. Иногда я даже уже хочу, чтоб он ушел. Хочется покоя моей истерзанной душе. Я хочу быть свободной, какой я никогда не была в своей жизни. Хочу жить одна с детьми. Артем так ни в чем и не признался. Я до сих пор не знаю, кто была та разлучница, и где она была. Артемка твердил заученную фразу.
-Никого у меня не было, я никогда тебе не изменял, ты мать моих детей, и люблю я только тебя.
Весь такой белый и пушистый, а я дура и шизофреничка. Сейчас, по крайней мере, ее в раскладах нет. Свечи горят ровно, тихо и сгорают без остатка. Артем при разговоре стал смотреть в глаза, и взгляд чистый, не замутненный. Стал снова спорить и огрызаться, перестал быть зомби. Появился интерес к дому, стройке. Но мне все равно кажется, что Артем к ней иногда ходит. В сердце у меня ничего нет, выжженная пустыня – ни любви, ни ненависти, никаких чувств. Одна зола, как в камине. И мне страшно, скоро они приедут и что? Как мы будем жить дальше? Все как обычно, и наверно, как обычно уже никогда не будет. Птица Феникс так и не возродилась, не расправила свои крылья. Ну, что ж, все, что Бог не делает, все к лучшему.

© Copyright: Светлана Синева, 2012

Регистрационный номер №0104905

от 25 декабря 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0104905 выдан для произведения:

-Ты, что, с ним по телефону разговаривала?
-Нет, мы договорились, что звонить не будем, я вставила новую симку, номер знают только дети, на крайний случай. Я хотела, чтоб Артем все обдумал, чтоб я все обдумала. Мне казалось, что боль стихнет, если мы не будем друг друга ни видеть, не слышать.
-И что?
-Глухо, как в танке, только обиды вспоминаются, причем узнаешь столько нового.
-Поясни?
-Ну, помнишь, я рассказывала, что Артем сидел с продавщицей в магазине, я выгоняла его еще потом?
-Помню.
-Я тут заходила за хлебом, так с девчонками разговорились.
-И что?
-Мы ходили недавно в театр, я с таким трудом билеты достала. Артем явился пьяный, проспался, и вечером мы поехали на концерт.
-Ну?
-Оказывается, Артем пришел еще раньше, но сидел в магазине, с этой продавщицей пиво пил.
-Да ты что?
-А я же с девчонками не ссорилась, не ругалась. И они мне так, смехом, рассказали, что Артем заходит к ним чуть ли не каждый день. И с такой фразой «ну, давай, я тебя поцелую, и домой пойду».
-Нифига себе?
-Я посмеялась с ними. А потом, помнишь, я уезжала к подруге на день рождения?
-Ну и что?
-Артема звала с собой, он сказал, типа, что я с вами, с одними бабами буду сидеть, иди одна, а я с работы домой поеду.
-А он где был?
-Опять зависал в магазине, пиво пил, рассуждал.
-Да ты что?
-Да, Юлик, сидел, сидел, и высказался. Что типа, бегать от бабы к бабе, он уже понял, что привык к жене, детям, получается, в семье надо жить.
-Офигеть.
-Да, Артем, оказывается, рассуждает, останется ли он в семье. А я, глупая, думала, что это я думаю и решаю, жить мне с ним или нет. А это он мне одолжение делает. И притом, все эти события происходили в рамках двух недель до отъезда. И эта же продавщица мне так с юморком все рассказывала.
-Джемилька, я бы так не смогла, я бы ей такой «макияж» навела, у нее бы вся рожа лопнула.
-Зачем унижать себя еще больше, к тому же в следующий раз я и этого не узнаю.
-Я тоже с Сашкой жить не хочу.
-А вы чего?
-Достал со своей пьянкой. Не знаю, тут выгнала его опять, так он пришел, детьми поклялся, что пить не будет.
-И?
-Пока держится, неделю уже, посмотрим, что дальше будет.
-Все от пьянки, Юлька, вечные ссоры, а всего-то только не пить.
-Слушай, Джемилька, мне уже в садик, за дочкой пора, я пойду, а вечером приду, или ты приходи.
-Созвонимся.
-Ладно.
Соседка ушла, я села на диванчик. Молча смотрела на всполохи пламени. Дрова почти прогорели в камине. В горле стоял ком от невыплаканных слез. А слез больше не было, они высохли. Любовь, ее то же не осталось в сердце. Три года борьбы и ожидания все высушили в душе. Причем, исчезло чувство страха и горечи, если Артем уйдет. Иногда я даже уже хочу, чтоб он ушел. Хочется покоя моей истерзанной душе. Я хочу быть свободной, какой я никогда не была в своей жизни. Хочу жить одна с детьми. Артем так ни в чем и не признался. Я до сих пор не знаю, кто была та разлучница, и где она была. Артемка твердил заученную фразу.
-Никого у меня не было, я никогда тебе не изменял, ты мать моих детей, и люблю я только тебя.
Весь такой белый и пушистый, а я дура и шизофреничка. Сейчас, по крайней мере, ее в раскладах нет. Свечи горят ровно, тихо и сгорают без остатка. Артем при разговоре стал смотреть в глаза, и взгляд чистый, не замутненный. Стал снова спорить и огрызаться, перестал быть зомби. Появился интерес к дому, стройке. Но мне все равно кажется, что Артем к ней иногда ходит. В сердце у меня ничего нет, выжженная пустыня – ни любви, ни ненависти, никаких чувств. Одна зола, как в камине. И мне страшно, скоро они приедут и что? Как мы будем жить дальше? Все как обычно, и наверно, как обычно уже никогда не будет. Птица Феникс так и не возродилась, не расправила свои крылья. Ну, что ж, все, что Бог не делает, все к лучшему.

Рейтинг: +1 219 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 

Популярная проза за месяц
174
Осенний поцелуй... 30 сентября 2017 (Анна Гирик)
140
138
127
118
117
Кто она, Осень? 28 сентября 2017 (Тая Кузмина)
112
​ТАЙНА ОСЕНИ 29 сентября 2017 (Эльвира Ищенко)
105
101
101
98
97
95
94
93
93
90
89
89
85
84
84
83
81
78
77
75
61
52
50