Две дуры

article137784.jpg

 Эта реальная история, которая случилась со мной. Все имена главных героев изменены.

                                    ДВЕ    ДУРЫ

Нам с подругой Томой было примерно по 25 лет, когда мы одним прекрасным летним днем пошли в кафе. Был август, стояла солнечная погода,  и солнце было яркое и не злое. Как раз то, что нужно для отличной прогулки и  настроения. 

А пошли мы в кафе с одной единственной целью – для того, чтобы нас закадрили, как и  полагается девушкам такого возраста. 

Мы с Томой были такие разные, и наши внешности так контрастировали друг с другом, что смотреть на нас было комично. Тома – смотрелась взрослой полной тетенькой в очках, на вид ей можно было дать все 37 лет.   Я ее иногда за глаза называла –баба Тома.  А я была худенькой пигалицей с длинным носиком, и я напоминала  какую –то суетливую и немного глупую птицу.

Жизненный опыт у нас с Томой тоже был совершено разный. Она уже побывала около семи лет в очень неудачном браке с алкоголиком и тунеядцем. Тома работала на трех работах, чтобы содержать себя и мужа, и постоянно вытаскивала его пьяного из туалета, свернувшегося калачиком вокруг унитаза.  Как она говорила- за семь лет брака ей ни разу не было подарено ни единой  розочки, ни малюсенького  тюбичка крема. Поэтому она и выглядела старше своих лет. А я была в своем возрасте, наоборот, невероятно инфантильной и наивной  дурочкой, с маленьким жизненным опытом, занимаясь  до этого в основном своей учебой.

И две такие разные барышни пошли искать женское «щастье». 

Итак, в кафе мы уселись мы  за стол, и заказали себе мороженное. И сидим, значит, стреляем глазками вокруг, и ждем, когда нас кто-нибудь заметит. 

А напротив,  за  столиком под номером  13, вальяжно развалившись,  сидят два парня. Они очень быстро  нас «засекли», и один из них нашел повод познакомиться. 

-Девушки, а не подскажете, сколько время? – обратился к нам худощавый блондинчик, с рябым лицом «в дырдочку». 

Тома  тут же посмотрела на парней прожорливым взглядом, в предвкушении знакомства, и быстро ответила:

- Полседьмого. 

Блондинчик  стремительно развернулся к нам  и тут сделал заманчивое для нас предложение, так ждущих, что на них обратит хоть кто-то внимание:

-А пересаживайтесь к нам! И давайте уже знакомиться, а то общаемся через пролет как не знамо кто! Нечего стесняться, девочки, садитесь!   

Тома, с видом охотницы-скромницы, тут же пересела за их стол, да и я не тормозила. Цель была выполнена!  Две птички поймались  в нашу клетку! 

Я начала разглядывать «двух птичек».  Они точно так были контрастны, как и мы с Томой. Блондинчика звали Алексей, он  был носатенький, как я, худенький, и по манерам напоминал Коровьева – Фагота. Его рябая мордашка его ничуть не портила, настолько он был остроумен и обаятелен.  Он мог сказать что-то замудреное,  интеллектуальное – вроде высказываний Ницше и Кафки, от чего закипали мозги, и в тоже время иногда кривлялся как Воландовский придворный шут.  Общаться с ним было легко и  интересно.

А вот второй товарищ меня очень напрягал.  Его звали Юрий.  Он был атлетического склада брюнет, с крупноватыми чертами лица, и с тяжелым  взглядом чекиста.  Он большей частью разговора молчал и сидел в одной позе, как каменная глыба, и изучал нас с Томой взглядом змеи, притаившейся в укрытии.  Иногда я себя чувствовала  под следственной лампочкой в СИЗО.  И если бы не легкость, которую привносил Блондинчик-Фагот,  все бы сидели молча, как будто подавившиеся огурцом.

Но что самое удивительное, что ни смотря на такую разницу во внешности и характерах, эти два товарища оказались друг другу родными братьями! Это было потрясающе.

Негласно, мы определились с симпатиями друг к другу.  Тома с обожанием смотрела на Юрия, глядя на него заискивающим взглядом снизу вверх,  а мы с Алексеем быстро нашли общий язык и стали хохотать на пару.

Забавно, но парни нас называли на «вы», и обольщали нас  светскими и аристократическими манерами, такими, какие показывают в фильмах про господ - интеллигентов, что –то  вроде «Мадемуазель, позвольте мне иметь честь пригласить вас на вальс! Ой, мадемуазель, как вы изумительно поете, можно поцеловать вашу нежную ручку? Сударыня, ваши глаза меня сводят с ума, они мне будут  сниться всю ночь, сжальтесь надо мною!».  Короче, Бивис  анд  Батхетт отдыхали.

В самом разговоре были вполне дежурные и заезженные  темы  – кто, где и как родился, учился, и  кто, кем и чем работает.   Впрочем, ничего интересного, кроме необычных манер этих двух парней.

На протяжении всего вечера  я постоянно замечала, что я Юрию  чем-то приглянулась,  а вот Тома - нет. Он пристально засматривался на меня своим похотливым взглядом с расширенными зрачками, и старался придать ему романтический оттенок, а лицу более мягкое выражение. 
«Не дай Бог!» - подумала я. 

Светская беседа продлилась почти до полуночи, и надо было уже собираться домой.  Перед сборами в дорогу  Юрий записал наши с Томой домашние телефоны и зачем-то продиктовал нам свой номер сотового телефона, сказав «Если что - звоните».  Тома с жадностью акулы, заглатывающей наживку,  записала его номер в свою телефонную книжку ручкой, так как в те времена сотовые могли себе позволить только либо люди крутые, либо люди с должностью. Потом она с явным удовольствием спрятала бумажку к себе в сумочку, держа ее в руках как драгоценность.  

Выходя из кафе, мы разбились на пары –я с Алексеем, а Тома с Юрием.  

 Тома с Юрием, попрощавшись с нами, пошли в  направлении Томиного дома, а Алексей меня довел до моего двора.

Мы с Алексеем присели на лавочку. И между нами как ручеек потекла плавная и занимательная беседа:

-Кариночка, у тебя такая юбка- как звездное небо! Черная, в белый горошек! – говорил  
Алексей высокопарным голосом,  и с возвышенным видом теребил в руках подол моей длинной юбки.

-Да? Она тебе нравится? – я, гордая собой,  уносилась душой к  ясному ночному небу, которое распростерлось над нашими головами.       

-Да, очень!  Вот бы это мгновение длилось бы вечно! Вот так бы вечно сидеть рядом с тобой, под этим звездным небом! – Алексей восторженно говорил, как влюбленный Ромео, и приобнял меня за плечи.

-Да, это правда, здорово! – млея у него под бочком, говорила я. 

-А ты читала Кафку? – решив очередной раз блеснуть познаниями и эрудицией, спросил Алексей, глядя на меня  взглядом, подернутым мечтательной  пеленой.

-Нет, я такие сложные вещи не читаю. У меня на это не хватит ума. Я же девочка! -  в его объятиях я ощущала   его умным и сильным дядей, а себя маленькой и глупой птичкой.

-Выражение Кафки – «Все дело в мгновении, оно определяет жизнь!» - важно сказал Алексей, и  с видом  красноречивого принца стал смотреть куда-то вдаль.

Иногда он дурачился. Например, когда он захотел в туалет, он смело прошел вперед пять метров, и стоя ко мне спиной, расстегнул ширинку и начал изливать содержимое мочевого пузыря, ничуть этого не смущаясь.

-Кариночка, какой у тебя нежный и мелодичный голосок! Мне бы такой! – шутил он, стоя в этой позе, застегивая ширинку. 

-Так у меня в сумочке есть ножницы. Подойди ко мне поближе и я сделаю твой голосок похожим на мой! – так же, немного ерничая,  шутила я, демонстративно роясь в сумочке, и махала ему маленькими ножничками издалека.

Мы с ним заходились хохотом, он садился рядом со мной, и беседа шла дальше в романтическом бреде и интеллектуальном блистании друг перед другом.

Меня не смущали ни его дурачества, ни его Фаготские кривляния. Мне было легко и естественно с этим человеком! 

И так мы пробеседовали почти до четырех утра, не считая часы.

Дома, когда я легла спать, то тут же отрубилась  - настолько надышалась свежего воздуха.

А в 10-00 позвонила баба Тома.

-Каринка, я всю ночь не спала! Всю ночь не спала! Я под таким огромным впечатлением от Юрия! – раздался крякающий голос Томы. От эмоционального перевозбуждения она  тяжело и страстно дышала в трубку. 

-А что такое? – буркнула я сонным голосом, шатаясь как приведение от постельной слабости, стоя  в ночной рубашке около телефонного аппарата.

-Это мужчина моей мечты!  Настоящий мужчина, настоящий полковник! – у Томы от эмоций перехватило дыхание, и голос  стал сдавленный  и противный.

-Он что, тебе так понравился? Этот тяжелый человек  с  взглядом Иосифа Виссарионовича?   - я начала просыпаться от экстазного напора  дивы Томы. 

-Карина, а как он держал меня за ручку, когда переводил через лужу! Так галантно!   Он такой весь культурный, галантный, я давно с такими не общалась!  - захлебываясь от восторга  заливалась Тома, и голос у нее был уже счастливо –рыдающий. 

- Ну рада за тебя! Мне бы было с ним тяжело. Мне легче со вторым, Алешей, -радостно отвечала я.

-Да, вы с ним похожи! У вас и шуточки похожи! Вот бы было классно, если бы мы  вот так иногда встречались парами, и потом дружили семьями, -  мечтательно лопотала Тома, как курица-наседка.

В мечтах Тома уже поженилась с Юрием, уже варила ему суп и наносила семейные визиты друзьям. А ведь они еще ни разу даже не встретились по его приглашению!  Какие мы бабы бываем иногда смешные!

-Я буду ждать его звонка! Не может быть, чтобы он так галантно себя со мной вел, и я ему была безразлична! – с  упоением говорила Тома, пребывая в сладких грезах.

-Ну ладно. Жди. Удачи тебе! – ответила ей я.

На этом мы отключились друг от друга.

Через день мне позвонил Алексей и пригласил меня на свидание. Он опять меня почему-то начал называть на «вы», хотя мы с ним уже переходили на «ты». 

-Кариночка, мы с вами можем увидеться? Вы мне очень и очень понравились! – воодушевленно лепетал Алексей.

-О, да, конечно! Только давайте называть друг друга на «ты»! – с энтузиазмом отозвалась я.

-Хорошо, Кариночка. Тогда когда вам, - то есть тебе, будет удобно? 

-Давай послезавтра в 19-00. Хорошо?

-Да! Да! Я за тобой зайду! 

На этом порешили встретиться. 

Настал день встречи. Я к нему особенно не готовилась, и решила выглядеть так же, как выглядела в день знакомства, решив, что раз я понравилась такая, то такой и пойду. Алексей пришел с опозданием на полчаса. 

Что меня удивило в этот день изначально, это то, что он был подвыпивший. И у него от пьянки было красное как у алкоголика лицо.   А может быть, вовсе «не у как»?  Он был немного смущен, но старался не подавать вида.  Кроме того, с собой у него был огромных размеров грязный  баул, такой, с какими приезжают гастробайтеры  из Узбекистана или Таджикистана.

Первое что он сделал, когда я вышла из дома, он попытался меня угостить половинкой жухлого, незрелого подсолнуха. Я, конечно, девочка была неизбалованная, но такого еще у меня никогда не было. Все мальчики, парни, на первых свидания меня приглашали в кафе или кино, пусть угощали дешево, но все-таки были какие-то более или менее приличные жесты с их стороны в мой адрес. 

А тут такое!  

Пережив первый шок, я дальше  с Алексеем пошла в парк. Я все еще надеялась, что он меня куда –то сводит, и что все это просто фарс и комедия, но этого не произошло.  
Мы присели на плиту памятника.

-Кариночка, ты будешь конфетки? – сказал Алексей и достал из своего грязнючего  баула старую, совдеповскую мыльницу. 

Он демонстративно вытянул  ладонь, положил на нее мыльницу, зачем-то  дунул на нее, и, кривляясь, ее открыл. В ней лежала груда маленьких конфет – таких, которые фасуют по  коробкам и дарят на день рождения, на праздник. По всей видимости, их кто-то купил, но до конца не использовал, а Алексей взял их «с барского стола».  

-Я не буду, - говорила я, хлопая наивными, широко распахнутыми глазами.

-Ну как хочешь, а то я съем! – игриво сказал Алексей.

-Не буду, – упрямо повторила я с видом обиженной маленькой девочки, и сквасила губки.  

Алексей начал театрально брать  конфетки из мыльницы, и, широко открывая рот, отправлять их туда одну за другой. Я, отвесив нижнюю губу,  как завороженная смотрела на эти действия. 

Когда конфетки были съедены, он, широко размахнувшись рукой,   выбросил уже опорожненную мыльницу в кусты.

-Это ж мусор! Ты зачем природу засоряешь? – с детской непосредственностью спросила я.

-Ничего страшного не случится! – сказал Алеша, и ехидно посмотрел на меня. 

А потом завел разговор про работу:

- Слушай, а ты наверно по 15 тысяч получаешь! Да? 

-Да, получаю. Я же работаю в структуре Юкоса! – наивно сказала я, глядя на него честными глазами. И воображала, как же он будет мной восхищаться, а потом гордиться! 

- Везет же тебе! Как барыня прямо живешь! А некоторые живут по-другому. Я знаю парня, который может прожить в месяц на 100 рублей,-  говорил  Алексей с какой-то завистью.

-И как он так может? – воскликнула я, всплеснув обеими руками.

-А три раза в день ест доширак! – усмехаясь сказал Алексей.

-Ну, а  ты где работаешь? Чем занимаешься? – спросила я, с интересом глядя на Алешу.

-Нигде, – сказал он, улыбаясь нагловатой и глуповатой улыбкой.

-Слушай, а почему ты не ищешь работу?   -меня очень удивило, что 28-летний лоб нигде не работает. В нашей семье лень и бездельность всегда были самыми страшными грехами! 

-Понимаешь, Кариночка, я ищу себя. И найти все никак не могу. А какую приличную работу мне можно для себя найти, если первое образование я еще не закончил, а второе  еще и не начал, – сказал философски Алексей, изображая из себя главного героя драматической повести.

-А какое у тебя образование? – инфантильно спросила я, удивляясь таким субъектом все 
больше и больше.

- Первое  незаконченное –  это философский факультет, с которого меня отчислили с первого курса. А по второму образованию -  я только поступил  на первый курс  филологического факультета.

-А на что же ты живешь? –  спрашивала я,  вылупив глаза и шлепая губами.

-Да так, то в одном месте подработаю, то еще что, -сказал Алексей, заминая надоевший ему разговор.

Он переключился на  свой безразмерный саквояж, и стал в нем что-то искать. И  вытащил –вы не поверите – большой помидор с гнилинкой сбоку! 

Потом он постелил газетку на асфальт, и, наклонившись над ней,  начал прямо  руками делить помидор, разламывая его напополам. Все вокруг стало забрызгано помидорным соком, даже помимо газетки.

-Будешь, Кариночка? –ехидно спросил он.

-Брррр, нет! Я сыта, – говорила я голосом комсомолки, сидя по стойке смирно.

-Ты не будешь? А  вот кто у нас будет! – он наклонился над газеткой, и прочитал над рожицей размещенного там депутата его имя, - Будет  Колымагин Иван Семенович! 
И забрызгивая физиономию депутата  томатным соком, стал смачно и с присвистом есть помидор.

 Я захохотала. Это было и вправду потешно смотреть.

-Слушай, вы с братом такие разные!  Он такой серьезный – прямо баба Юра! А как ладите друг с другом? – с любопытством спросила я.

- Сейчас более или менее нормально. Вот, недавно ездили на дачу, на шашлыки, с Юрой, то есть с бабой Юрой, - сказал Алексей, выразительно зыркнув на меня, и делая ударение  на словах - баба Юра.

И мы с ним захохотали оба.

- А какая у вас с братом фамилия? – продолжала дальше расспрашивать я. У многих девушек есть желание спросить фамилию у человека, с которым они встречаются, вероятно, первый и последний раз  в жизни. Как будто от этого что-то изменится!

-Цукерман! – сказал Алексей, жутко вытаращив на меня глаза.

-Нет, ну правда, какая у вас с братом фамилия? – гундела я как маленький ребенок, и при этом смеялась.

-Правда Цукерман! Знаешь анекдот? Вот он: - Какая у вас фамилия? -Сахаров. - А еще точнее? -Сахаренко. -А ещё точнее? -Сахаридзе! -А еще? -Цукерман! – и растянув рот в комедийной улыбке, специально дураковато посмотрел на меня. 

Я засмеялась еще больше, причем мне стало так смешно, что у меня начались колики, и я  начала держаться за живот.

Мой первый шок уже прошел, и дальше мы начали шутить в таком же ключе, что во время первого дня нашего знакомства. 

Потом мне надоело сидеть на этой лавочке, и я ему предложила пойти в другое место.

-Слушай, а пойдем к моему любимому пеньку? – сказала я, показав пальцем в другую сторону. 
Там на самом деле была моя любимая полянка.

-Это пенечек, куда ты обычно ходишь покакать? – спросил Алексей, кривляясь.

—Почему? Нет, мне там просто место нравится!  - я отвечала тоном прилежной пионерки.

-Ну пошли, - Алексей крутанулся на каблуке и пошел за мной. 

Дойдя до поляны, я с наслаждением присела на пенечек. Птички пели, пахло цветочками.

-Ладно, Кариночка, я пойду, мне приспичило. А ты садись рядом, писий, писий, Кариночка, не стесняйся, -и пошел в кусты. 

- Алеша, я не хочу! – возмущенно сказала я.

-Ой, ну ладно, в который раз удивляюсь женскому организму, - и с наслаждением расстегнул ширинку и начал опорожняться.

Я хохотала его неординарному и остроумному поведению.

Потом он пошел меня провожать домой.

-А где ты живешь? – поинтересовалась я.

-Я живу в маленькой комнате в общаге. Там, правда, водятся клопы, и грязно, но я тебя как-нибудь туда приглашу, - глядя на меня с иронической улыбкой,  говорил Алексей.

-Хорошо, в другой раз как-нибудь я к тебе загляну, -тоже улыбаясь, ответила я.

 Доведя меня до дома, Алексей поцеловал меня в щечку, и на этом мы распрощались. 

Ни смотря на «его поиски себя», безденежное положение, клопы и «дырдочки» на лице, мне было по-прежнему интересно и легко с этим человеком.  Я его нашла оригинальным и необычным.

Но, придя домой, я задумалась. Как же мы будем встречаться, с учетом его нищеты? Куда вместе будем ходить, какие мероприятия организовывать?

На следующий день на работе я все подробно рассказала про свое свидание с Алексеем коллеге по работе- Дениске, с которым мы сидели в одном кабинете. Он был мужем  моей подруги, и был очень умным, хитрым и  юморным, правда, очень циничным. Я часто с ним делилась, зная, что он мог все разложить по полочкам, вправив мне мозги куда нужно, и дать точную оценку любой ситуации  всего в двух словах.

Выслушав меня, он тут же едко сказал:

-Твой Алексей - пассажир. 

-А это как? – у меня округлились глаза.

-А так- хочет ездить  за чужой счет! Альфонс, короче, - сказал Денис   и сделал жест, как будто он чешет рукой свое ухо, показав мою лохушестость.

-А, вот как! – охнула я.

-Да, вот он какой- твой помидорщик. Наверно когда делили помидор – тебе хотел дать половинку с гнилинкой? – ехидно посмотрел на меня Денис и подмигнул.

-Я даже не знаю, я не стала его есть, - смутившись, я опустила голову. 

-Каринка, ты знаешь, я материалист, и на все смотрю практически. И тебе надо быть более практичной. И смотреть, что тебя ждет с человеком в перспективе. Что там еще было – конфетки из мыльницы? Да? Ой, угар, - Денис качал головой  и смеялся.

 Дома я села на свою кровать, уставилась взглядом в одну точку. А как же мы будем с Алексеем жить? И точно так же, как баба Тома, птенчик по имени  Карина представила себе своими цыплячьими мозгами  перспективу семейной жизни с этим Цукерманом- Фаготом. Клетушка в общаге, кишащая клопами, и крошечная до такой степени, что даже клопам там тесно. Стопки  грязной посуды до потолка, конфетки в мыльницах и подгнившие помидорки,  и расплывшаяся красная физиономия Алексея от  заливки за ворот, и он сам, лежащий в ауте на кровати посреди всего этого хлама. Неопрятная и депрессивная я, в роли постоянной кормилицы и поилицы этого товарища. 

От перспективы представленного всего этого мне стало тускло и грустно.

Я бегала по квартире своими тоненькими цыплячьими ножками  и  все пищала  маме:

-Мама, как же мы будем с ним жить, если он абсолютно нищий? 

-Вот-вот, наконец-то ты начала прозревать, Кариночка, а не витать в романтической розовой дури. Я тебе всегда про это говорила, а ты мне все никак не верила, - говорила мама ехидным и добрым голосом.

-Ой, и что же теперь делать? – взвывая спрашивала я,  наматывала круги по всему дому и заламывала руки.

-Ничего. Делать выводы. И думать о поиске другого жениха,  – продолжала иронизировать мама, - А ты прикинь, тебе его еще пришлось бы  6 лет учить,  финансово таща на себе, а у него будет хорошая отмазка – «Я же учусь, поэтому и не работаю». 

На следующий день мне позвонила Тома.

-Ну как, тебе Алексей звонил? – спрашивала она с въедливым любопытством, причина которого мне была понятна. Она мечтала, чтобы у нас с ним что-то склеится, а через меня ее ручонки  «доберутся» и до Юриной шееночки.

-Да, и мы с ним даже встретились, – сказала я, и рассказал все приключения, которые были у меня с ним на свидании. Тома закатывалась от смеха, и говорила:

- Так ты будешь его воспитывать. Гляди, он исправится! Везет тебе, а я буду ждать звонка от Юры, - сказала Тома, тяжело и страстно вздохнув.

- Ну ладно, жди. Может быть это твоя Судьба, - подбадривала  я бабу Тому.

- Твои слова бы Богу в уши! Как бы я этого хотела! -  конвульсивно хватая воздух от эмоций, говорила Тома. 

Наступил вечер. Я сижу, поджав ноги на диване, глодаю губы и все обдумаю. Звонок по телефону.

 Трубку снимает мама, а потом зовет меня:

-Иди к телефону! Звонит твой придурок! 

Я беру трубку. И что я слышу! Мне звонит Юра! У них, как у братьев, были немного похожи голоса и интонации, поэтому мама по телефону приняла Юрия за Алексея! Сказать, что я была не в восторге от Юриного звонка, это мало сказать. Мало того, что он был не в моем вкусе, так еще он нравился моей подруге Томе!

-Алло, здравствуйте, Карина! Я вас не отрываю? – осторожно спросил он, точно так же называя меня на «вы» как и его брат, и с таким же деланным интеллигентным тоном.

-Нет. А что такое? – вежливо отвечала я.

-Вы не могли бы со мной завтра сходить и прогуляться? – спросил Юрий.

И тут мои эмоции не выдержали. Я еще не отошла от шока вызванного его братом, а еще, помня Томины  стоны и вздохи по телефону, готова  была  за нее похлопотать!

-А вы знаете, вы нравитесь моей подруге Томе! Она ждет от вас звонка, а вы звоните мне! – тут выпалила я.

-Ну и что? Что с этого? – сурово спросил Юрий.

-Я не могу так поступить с подругой! Она ждет вас! Ждет вашего звонка! – умоляюще говорила я.

-Хорошо, я проанализирую и перезвоню, - как робот –автомат сказал Юрий, и бросил трубку. 
Дома мама мне начала втирать мозги. 

-Карина - Юрий достойный кандидат в мужья! Серьезный, умеет зарабатывать.  Вот это совсем другое дело, чем тот Алексей!

-Мама, мне он кажется тяжелым человеком. А с тем было легко.

-Ну и что? Зато тяжелые люди более надежные!  Погляди на своего легкого клоуна – и что? Тебе нравятся конфетки из мыльницы и гнилые помидоры? И еще обрати внимание на его рожу- он же скорее всего алкоголик! А это уже не есть хорошо! 

-Да, я согласна. Ладно, я присмотрюсь к  Юрию, что он за человек. И если перезвонит, то пойду с ним на свидание. 

Через два дня, «проанализировав», Юрий перезвонил, и мы договорились встретиться на следующий день. Мы решили сходить в кино, на премьеру одного культового фильма. 
Томе я решила ничего не говорить. Зачем ее было расстраивать?

А через два часа после нашего разговора перезвонил Алексей.

-Кариночка, ты можешь мне уделить немного времени? – тревожно спрашивал он.

-Я не могу. У меня дела! – детским голосом сказала я и бросила трубку. Как будто у ребенка могут быть какие-то серьезные дела!

Через пять минут он опять перезванивает:

-Уфф, тот телефон-автомат проглотил мои деньги, и мне пришлось искать другой.  Карина, если ты не хочешь со мной общаться, то так и скажи! И не буду звонить тебе больше! – на каком-то надрыве говорил Алексей.

-Алеша, ты мне нравишься. Но ты безработный! А женщине надо, чтобы муж носил домой деньги, продукты! – прямо выпалила я.

-И это все? Это вся причина? – почему-то сильно изумился Алексей.

-Да. Это вся причина, - утвердила я.

-Как глупо все получилось. Я знаю, что ты понравилась моему брату. Что ж – желаю вам счастья, - сказал Алексей таким же ироническим тоном, стараясь скрыть волнение, и прибавил, - Только не знаю, сможешь ли ты с ним общаться? 

-Да, мне звонил твой брат. А почему я не смогу с ним общаться? – по наивности и простоте спросила я.  Тогда я была уверена в своем умении вести диалоги с любым человеком! Вот она, неопытность молодости!

-А вот, - загадочно сказал Алексей.

После разговора я начала думать, что надеть на завтрашнюю свиданку с Юрием.  Мы с мамой начали  перерывать весь мой шкаф, и вещи летали по комнате,  каждая из которых проходила жесткую оценку на предмет того, что «понравится или  не понравится» она Юрию.  Женщины почему-то склонны думать, что от их внешнего вида на первом свидании зависит все. Наивное убеждение!  Вскоре часть вещей перекочевала из шкафа на пол, образуя высоченную кучу. Мы с мамой истерически и заполошно перекрикивались в этом  хаосе,  и бегали от шкафа до кучи из вещей и обратно. Потом мы с ней  даже ради этой великой цели сходили и купили мне новые брюки.  

Итак, день свидания наступил. Я была одета в красивую, романтического покроя серую кофточку, отороченную черным искусственным мехом по вороту и рукавам, и в черных, по фигуре брючках. 

По дороге на встречу,  меня охватило нехорошее предчувствие, как будто я валюсь в черную яму, и я даже покачнулась по пути. Но взяла себя в руки, и пошла дальше.

Когда мы с Юрием сидели уже в кино, я так волновалась, что не могла ухватить сюжет фильма. Юрий сидел напряженный, скованный, и от него исходило свинцовое излучение.  Мне было с ним жутко дискомфортно, но я, стиснув зубы, думала, что со времени мы «друг к другу привыкнем». 

Несколько раз в течении фильма  мы по очереди бегали в туалет –похоже,  волновались  с ним оба.

-Я отлучусь ненадолго, - говорил Юрий официальным голосом Левитана,  и отходил. 

После кино мы  пошли в кафе. Уже сидя за столиком,  чтобы развеять напряжение, я начала что-то щебетать, пытаясь как-то пошутить. Но он посмотрел на меня сверлящим взглядом, и отрывистым и приказным тоном сказал: 

-Ешь давай! 

Я, давясь, молча стала есть  свое пирожное, запивая его соком. Поперхнувшись,  начала громко и противно  кашлять. Юрий опять просверлил меня взглядом.   Все оставшееся время трапезы было гробовое молчание. 

«Ничего, привыкнем друг к другу» - на автомате успокаивала себя я. Но что-то уже сомневалась в своих мыслях.   

 Выйдя из кафе, мы пошли к  моему дому. 

Юрий немного отошел от своего сурового состояния, и теперь я  его развлекала юмористическими сценками, которые происходили на моей работе. Из его слов, я поняла, что не зря мы с Томой приняли его за чекиста. Его работа была связана каким-то образом с безопасностью, о чем он обмолвился, сказав, что «участвовал в организации мероприятия «вихрь-антитеррор»». 

Юрий шел походкой Франкенштейна, без единой мимики на лице. Он иногда пытался улыбаться и нормально поддержать разговор, но его улыбка скорее напоминала небольшой волчий оскал.  И тон у него был как у робота- чеканный и монотонный.

-Ты прикинь, наш водитель, оказывается, убил свою тещу! – тренькала я, пытаясь внести в беседу беззаботность. 

-А за что он ее убил и как? – Юрий напрягся, и повернул немного голову в мою сторону. 

-Я не знаю! Мне это рассказала пожилая коллега по работе. Но даже она не знает! 

-Ага, теща приземлилась на его кулак! – плоско пошутил Юрий, говоря роботовским –металлическим голосом. 

Потом мы перевели разговор на его брата.

-Слушай, а у вас есть еще какой-нибудь брат или сестра?

-Нет! Второго нам такого чуда не надо! Нам и этого хватает! –на лице Юрия даже появилось подобие мимики,  а в тоне подобие эмоций – он немного закатил глаза и вздохнул.

-А почему он чудо? – любопытствовала я.

-А балду пинает - ничем не занимается, ведет богемный образ жизни.

- А на что он живет? – наивно расспрашивала я.

-Да ему кроме меня никто и не помогает. По сути, он живет на мои деньги, - Юрий это говорил немного теплым и  отеческим тоном. Но видно было, как его достали причуды брата, судя по его тяжким вздохам.

И так мы дошли до дома. Сели на ту же лавочку, на которой неделю назад сидели с Алексеем. 
Ни смотря на то, что моя мечта о свидании с материальными затратами на  меня состоялась, мне все-таки с Юрием было тяжело. А Алексей мне нравился, и с ним было легко. 

Мы присели. И не успела я прийти в себя, как Юрий меня обнял и начал по - животному целовать взасос, то засовывая глубоко язык, то высовывая его обратно. Мне это стало неприятно, и, отстраняясь от него,  я ему сказала:

-Юрий, не надо.

Юрий сделал небольшую паузу, а потом  еще раз насильно взял меня в объятия, и опять проделал фрикции у меня во рту своим языком. Язык у него был большой и длинный, и он  чуть ли не доставал мне до гланд!  Я чуть не задохнулась от его присутствия в своем рту.

Я  отстранилась уже более активно:

-Ну, Юрий, у нас же первое свидание!  Давай не будем делать это на первом свидании! – говорила я настойчиво, но ласково.

 Юрий все прекратил, и сидел  рядом  с суровым выражением лица.  Молчал. Возникла неудобная пауза. 

 Чтобы разрядить обстановку, я переключила разговор на другие нейтральные темы, рассказав, что к нашей соседке приходят в гости бомжи, и помогают ей по хозяйству.

-Я бы расстрелял всех этих бомжей. Таким людям не надо существовать, - говорил он мрачно  своим категоричным  тоном. 

-Юрий, но они же тоже люди! – пищала я.

-Они негодяи, живущие в грязи и нищете! – в глазах Юрия промелькнуло бешенство.

Так мы посидели еще.

Потом пришло время прощаться. С деланной милой улыбкой Юрий мне сказал:

-Пока, до выхода в эфир!

И пропал в ночной темноте.

Дома я маме рассказала про наше свидание. Все рассказала честно, кроме сцены с языком. 

-О,  хочу такого зятя! –говорила мама, закатывая глаза. - Еще бы если он был рукастый и все бы умел делать по дому – цены бы ему не было! Уверена, что ты ему понравилась, и он тебе обязательно позвонит!

Но Юрий не перезвонил ни в первую неделю после свидания, ни во вторую. Я поняла, что «выхода в эфир» больше не будет. Я была не слишком расстроена исчезновением самого Юрия, сколько озадачена причиной, по которой он исчез. Вопрос не заставил себя  ждать. Через две недели мне позвонил Алеша.

-Привет, Каринка! Ну что – не понравилась ты моего брату?  Вот если бы ты осталась со мной, все было бы в порядке! – говорил он радостным и ехидным тоном.

-А почему я ему не понравилась? – спросила я тоном маленькой девочки.

-Понимаешь, Карин, он любит животный секс, а ты по его «тесту», нет. Он решил, что вы не подойдете с ним в сексе!   -Алеше доставляло удовольствие, что у меня с его братом ничего не получилось. 

-Да, это так, я не люблю животный секс, - честно отвечала я.

-Ты тургеневская барышня. А вот мне ты нравишься вся! Полностью! С головы до пят, - заговорил  восхищенно Алеша.

-Ты мне тоже нравишься, - искренне, с душой сказала я.

-А что тогда случилось? 

-Меня мама уговорила, чтобы я начала встречаться с более обеспеченным мужчиной.

-А, понятно. Не надо слушать никаких мам! Надо было нам остаться вместе, -возмущался Алексей. 

-Да, Алеша.  Это точно, - я вздохнула.

- Ну ладно, Каринка, не кисни, пока! –хохотнул Алексей, попрощавшись. 

Подразнив меня перспективой встречи как морковкой перед осликом, Алексей, попрощавшись, оставил меня с носом. Это была его маленькая мстилка за мое поведение. И я это прекрасно понимала. 

После этого разговора я  почувствовала себя полным унылым чмом.  Облом я получила сразу от двоих! И оба меня нащелкали по носу!  Вот так братцы! 

А тем временем, Тома, дожидаясь звонка Юрия, как жена своего моряка, ушедшего в море на 20 лет,  решила сама проявить инициативу.  Она позвонила Юрию сама и нашла повод для встречи. Так как Тома была приезжая из Казахстана, то ей нужна была временная прописка. Ее прописка заканчивалась, и нужно было открывать новую. Вот с этой якобы проблемой она решила обратиться к Юрию. 

Уже после встречи с ним она пришла ко мне и начала рассказывать, как все было.

-Карина, он приехал на новой машине! Сказал, что машину купил! Такой весь собранный, аккуратный! Стоит, как малыш,  со своим портфельчиком, смущается, -рассказывала Тома с умилением. 

-И что было дальше? – удивлялась я ее милой оценке Юрия. 

-Мы с ним пошли в кафе-пиццу, и он меня там пиццой угостил! Представляешь – угостил пиццей и кофе! Меня давно никто так не угощал, - и Томы на лице потекла сладкая истома. 
Она сложила бровки домиком, и закатила глаза к потолку.  

«Да, - подумала я, - видно  ты не видела ничего слаще морковки, раз на тебя производит впечатление пицца и кофе».

-Ага, и что дальше? Он тебе помог?

-Нет, он не смог ничем помочь. Но проводил меня опять до дома. И опять руку дал, когда переводил через сугроб. Боже мой, какой он галантный! Настоящий мужчина!  - Томино мясистое лицо покраснело, а толстый нос покрылся капельками пота, а очки сползли куда-то вбок. В блаженстве она закрыла глаза, и сидя на моей кровати, откинулась спиной назад, на стенку.  

«Если бы она только знала про чудачества этого Юрия! А может быть, он бы ей понравился именно таким» -подумала я.

-Да, возможно у вас бы получилась с ним хорошая семья. Ты ведь такая хозяйственная, - вместо этого сказала я.

-Я бы ему делала котлетки, варила борщики,  стирала трусики, носки. Да,  я бы заботливая жена была! Только, Карина, почему он мне не звонит? Ну почему? – лицо Томы безобразно расплылось от  плаксивой  гримасы. 

-А-а-а-а-а,  - заплакала Тома. 

-Тома, успокойся ты. А может быть, он все-таки тебя оценит, твое отношение к нему? Может быть, на это уйдет время? – я погладила Тому по плечу, успокаивая ее.

-Знала бы ты, как я этого хочу! Как я этого хочу! – страстно и эмоционально шептала баба Тома.

Тома рыдала, закусив нижнюю губу, ее плечи вздрагивали.

Немного успокоившись и попив у меня чая, она продолжала дальше более решительным тоном:

-А вот что, я позвоню ему еще раз и приглашу в лес! У него машина, он может нас туда увезти. Работает, бедный, наверно, свежим воздухом не дышит. А так я предложу ему полезную для него же самого поездку.

В следующие несколько месяцев от братцев - акробатцев была тишина.  У Томы появились проблемы с поиском квартиры для съема,  конфликты с предыдущей хозяйкой, и она отложила приглашение Юрия на природу до более спокойных времен. Нет, она его не забыла, он по-прежнему занимал ее мысли и входил в ее планы, но она отложила их на более дальнюю полку, занимаясь разрешением более насущных проблем.  

Была уже зима. Мы с Томой отвлеклись от братцев на другие проблемы.  Я стала, было уже, от всего этого эмоционально отходить, как в один декабрьский вечер раздался звонок. 
Звонил Алексей и на мое удивление завел ту же саму шарманку, что и в прошлый наш с ним разговор, осенью:

-Привет, Каринка! Ну что – не понравилась ты моего брату?  Вот если бы ты осталась со мной, все было бы в порядке! – говорил он точно так же радостным и ехидным тоном.

-Ну и что! Мне он тоже не понравился! Если бы не уговоры мамы –вообще бы  с ним не пошла! – петушилась я.

- А вот мне ты нравишься полностью! Вся, и внешне тоже. Ты как девушка из 19 века, такая трогательная, романтичная - говорил  восхищенно Алеша.

И надо сказать, мне, как любой девушке, это очень польстило, и я опять клюнула на ту же удочку. Алеша  прекрасно чувствовал мои слабые струны, и мог манипулировать мной, как хотел. 

-Правда, Алеша! Я на самом деле такая? – обрадованным голосом, млея,  произнесла я.   

-Да. У тебя такой нежный голос. Ты такое неземное создание. Таких как ты сейчас- мало, - Алеша умиленным и сладким голосом описывал мне меня.

-Ой, как интересно! Мне такого еще никто из мужчин не говорил, - я на радости открыла ему все свои карты. Его слова бальзамом ложились на мою наивную душу, и моя гордость за себя была до неба. А поэтому он мог делать со мной что угодно. 

- А может быть –все начнем с начала? – с энтузиазмом в голосе спросил Алексей, как физрук на спортивной площадке.

-Да, давай попытаемся, - с таким же энтузиазмом отвечала я. 

-Я хочу зайти к тебе на работу. Когда и во сколько это можно будет сделать?- говорил мне Алексей упрашивающими интонациями. 

-Давай завтра к 18-00. Начальника в городе нет, он в командировке, и вечером можно легко зайти.

-Хорошо, жди меня, - кокетливо ответил Алексей.

На работе я с нетерпением ждала весь день наступления заветного часа, и вот он наступил. С 18-00 я ерзала на стуле, боясь даже выйти в туалет, чтобы пропустить важный звонок.  Я прождала его до 19-00, потом до 20-00, потом до 21-00, потом до 22-00. В 22-30 я поняла, что ждать уже не стоит, и, опустив нос, побрела домой.

По дороге меня осеняли различные мысли. Как я могла попасться на такой крючок? Ведь он же мне так и не простил  того, что я решила променять его на его брата! А теперь, когда с братом ничего не срослось, решил взять реванш. Какая я дура! И как я сразу не догадалась! Не может быть такого, чтобы человек вот так взял, и простил все. Для этого надо сильно любить человека, а любовь у нас  такая сильная еще не успела возникнуть. 

Удрученная я пришла домой, и сразу легла спать. Вот братцы –акробатцы! Вот что они устроили! Одни переживания от них!

На следующий день на работе я все  рассказала  Дениске. И как всегда, получила от него точный и едкий  комментарий:

 - Знаешь, про этих братцев  можно рассказать анекдот:  Звонит женщина по объявлению –вызывает мужика для секс - услуг.  Пришел  мужик – и как начал говорить,    говорит и говорит, а за дело не берется. Она  ему – Ну мужик, ты когда за дело примешься? Он ей –А тебе что нужен, ебарь террорист что ли?  Она – Да. А ты кто? Он –А я ****обол-задушевник.  Так вот, Каринка, Алексей это – ****обол –задушевник, а Юрий – ебарь – террорист. 

-Денис, очень даже в точку!  Ты молодец! – захохотала я.

Домой я пришла воодушевленная, с уверенностью, что если мне позвонит Алексей и начнет опять говорить свои предложения о встрече – а это будет «развод» - то я найду, что ему ответить.  Уж я-то теперь вооружена, и братцы - акробатцы не будут надо мной смеяться! 

Мама  тоже отметила, что со стороны было заметно, как он меня разводит как наивную дурочку, крутя-вертя мной как хочет.  Она сказала, что даже хотела вмешаться в разговор  и воспрепятствовать этому, но решила, что пусть дочь получает свои шишки и учится на своих собственных граблях.

Я про проделки Алексея рассказала Томе, и мы с ней похохотали над его плутовством и моем простодушием. После осени я стала относиться к этому с большим чувством юмора.

-Ну шутник! Ой-ой-ой! Так некрасиво поступать! А вот Юрию я  решилась позвонить. Наберусь храбрости, и приглашу его в эти выходные на природу! – говорила Тома, и, тем не менее, ее голос  и руки дрожали как осиновый лист.  А храбилась она только снаружи. Тома уже более или менее решила свои проблемы, и «прорабатывала»  дальше свои действия относительно Юрия.

Дела у нее пошли не веселее, чем  у меня. Когда она ко мне пришла в следующий раз, чтобы отчитаться  о результатах проделанной «работы», хвалиться ей было нечем.

Она все-таки  позвонила Юрию, и между ними произошел такой диалог:

-Юрий привет! Слушай, у меня к тебе есть одно предложение.

-Привет, Тамара! А какое?

-Давай съездим на природу?

-Зачем??? – в голосе Юрия прозвучал панический страх.

- Подышать свежим воздухом,  погулять в лесу. Можем пожарить шашлыки, - блаженно лепетала Тома.

-Не знаю, посмотрим. В эти выходные я занят, - сухо отвечал Юрий.

-А в следующие выходные ты тоже занят?

-Да! Да! Да! – лихорадочно подтвердил Юрий. 

-Ну тогда ладно, если сможешь – то позвони мне. Прогуляемся, - говорила Тома настойчивым тоном.

-Посмотрим, пока, - сворачивая разговор, сказал Юрий, и быстро отключил телефон. 
Тома была расстроена, но не сильно уже подавлена. Она начала входить в эту игру по завоеванию крепости штурмом, и надеялась одержать в ней победу, думая, что битва только начинается.  Как же она ошибалась!  Но учимся мы только на своих ошибках. 

Через несколько месяцев  месяц март пришел к нам с запахами весны. Небо стало более прозрачное, и настроение у народа повеселело. 8 марта в квартире опять раздался звонок. 
Звонил Алексей, чтобы поздравить меня с международным женским днем: 

-Привет, Карина! Поздравляю тебя с женским праздником! Желаю тебе счастья в самом главном – в любви!

-А, товарищ Цукерман! Привет! Ну спасибо, спасибо! – подыграла я ему в тон. Но относилась я к нему уже с недоверием,  хотя он и продолжал вызывать у меня симпатию. 

-Тебя, наверно, кроме меня, и поздравить-то некому! Я, наверно, единственный, кто тебя поздравил, – ехидно сказал Алексей, и попал в точку. Он прекрасно меня чувствовал, и как всегда, поддел мои слабые места. 

-Да, ты прав. А тебе-то с этого что?! – все как на духу, наивно и честно сказала я. 

-Вот, ты не понравилась моему брату!  Вот если бы ты осталась со мной, все было бы вы порядке! – запел Алексей ту же, прошлую, песню.

Прошло полгода с того события, и он никак не мог успокоиться. Как же его зацепила эта ситуация! 

 - Ты- ****обол –задушевник! Вот ты кто! –вспомнив анекдот, рассказанный Дениской, бойко и с юмором ответила я.

-Что?? В смысле? – Алексей рассмеялся, немного оторопев от неожиданности.

-А твой брат  - чекист –ебарь –террорист! – в таком же тоне сказала я. А потом рассказала этот анекдот, объяснив, что я имею ввиду.

Алексей захохотал еще больше.

-Да, мой брат такой! Ой, и не говори- вот он мне родной брат, но он такой тяжелый человек, что и даже мне с ним рядом страшно иногда становится. Что тогда говорить о других?   - запричитал театрально Алексей.

-Вы –семейка братцев –акробатцев извращенцев! – все бойко говорила я, юморя без злости.
Алексей заливался от смеха. Видя отсутствие его негативной реакции, я сменила тон, и решилась его кое о чем расспросить. 

-А можно еще спросить у тебя? Томе нравится Юрий. Как ты думаешь, у них есть шансы? - я решила замолвить слово за подругу.

-Нет, баба Тома ему абсолютно не нравится. 

-А, поняла почему, -рассмеялась я, -А кто ему тогда нравится?

-Он с таким характером не сможет ни с кем жить. Вот и сейчас –повел на праздник гулять очередную девушку, - ядовито сказал Алексей, думая, что меня это хоть как-то заденет. 

Но он ошибался, поэтому я довольно энергично и радостно сказала:

-Слушай, какой же он все-таки тяжелый человек!  Как вообще с ним можно жить?  

-Поэтому никто и не живет. Вы, девочки, даже не надейтесь, он ни с кем жить не будет. Он один жить будет. Юрий пожил с одной полгода, родился сын, а потом он от нее ушел. А ты сама-то замуж вышла? -все  продолжал ехидничать Алексей. 

-Нет. Не вышла, - говорила сокрушенно я, краснея от стыда. Плечи у меня были напряжены, и я себя чувствовала дискомфортно. Благо, Алексей этого всего не видел.

Но тут –то  я ошибалась! Алексей был первоклассным психологом. Он полностью прочитал мое состояние даже на таком  расстоянии, что и озвучил:

-Ты расслабься! И плечи опусти! Опустила? Вот и хорошо. Ну как же так? Такая хорошая девочка, и не замужем, мне прямо жаль тебя, - ласково - укоряюще говорил Алексей.

У меня возникло ощущение, что он подсматривает за мной через какую-то дырочку. У меня появилось желание повертеть головой по сторонам и поискать  –где же она спрятана?  

-  Ну так возьми и женись на мне, что подкалывать? – осмелев сказала я.

-Я сейчас этого сделать не могу. А вот кандидатуру подыскать тебе смогу. Кого хочешь – профессора, электрика, сантехника – любого найду. Ай-ай-ай – такой человек пропадает! – ерничал Алексей.

- А почему ты не сможешь? – попыталась ехидно говорить я.

- А потому что  у меня мало финансов. Тебе же это надо? 

-Да, если бы ты устроился хоть на какую работу, хоть за 100 рублей, и то уважение у меня было бы к тебе намного больше! – зычно, голосом пионерки, сказала я.  

-А я уже нашел работу! – гордо сказал Алексей, - я устроился за 4000 рублей наклейщиком этикеток на бутылки пива! 

-Молодец! Ты начал с малого. Ну ничего, продолжишь дальше! Теперь я тебя уважаю! – говорила я искренне и доброжелательно.   

-Ладно, давай вот что. Давай строить нашу судьбу. И сходим - ка на каток. Погода хорошая, поэтому я тебя приглашаю, -   Алексей сменил тон разговора на более теплый.

- Ах ты негодяй, обещал прийти в прошлый раз, и не пришел! А я ждала как дура 4 часа! 4 часа прождала! – тут же, как петух, накинулась на него я,  честно открывая все, что у меня на душе.

- Ну, мне было неудобно приходить, потому что я тогда был неработающий человек. Как я могу, неработающий,   прийти к работающему?    - в голосе Алексея была затаена хитрость, которую я сразу и не раскусила.

-А предупредить нельзя было?  Я потратила на ожидание весь вечер! – кипятилась я.

-А у меня нет телефона, и позвонить было не откуда, - так же хитренько говорил Алексей.

-Не правда! Мог бы позвонить с автомата!  - все напирала я.

-Не все так просто, Кариночка, - ехидно ответил Алексей.

-Ага, ты меня опять обманешь! Как в прошлый раз! – наивно воскликнула я. 

-Нет, Кариночка, ты мне очень нравишься, вот прямо нравишься! Так мне давно никто не нравился! А то, что не пришел в прошлый раз – так это от неудобства из-за безработицы. Но в этот раз будет все иначе, - сладко щебетал Алексей.

-Ну хорошо. Тогда жду тебя в четверг. Только смотри,  не подведи меня! –я четко показала Алексею,  как мне важна эта встреча. 

-Ладно, Кариночка. Я обязательно приду. Пока, Кариночка, целую тебя, -убедительным тоном сказал Алексей.

Не знаю почему, но я опять согласилась. Алексей мне нравился, и он мог подцепить меня за такие струны души, что я становилась рядом с ним слабой и влюбленной дурочкой. Я даже не оскорбилась на его замечания, о том, что «пропадаю без замужа», и что «меня надо пристраивать».  В общем-то, с учетом того, что он был классным психологом и мог отлично мной манипулировать, он опять меня поймал как глупую рыбешку на удочку.

 В четверг, бросив недоделанную работу, я пришла с работы пораньше, и опять стала его ждать, как на стреме. Но в этот раз я не исключала того момента, что он не объявится. 
И вот, наша дура опять ждала с 18-00 до 22-00. Ни ответа, ни привета. То, что я третий раз оказалась в дураках, меня  уже не расстроило, а позабавило. В первый раз это было грустно, второй раз это вызвало  бешенство. Но в третий раз я могла только рассмеяться  над собственной глупостью.  При свой наивности, я одновременно была подозрительным человеком, совмещая как-то странно в себе эти два качества. Меня еще ни разу так никто не дурачил! А тут аж три раза попалась на один и тот же крючок! Ай да Алешка, ну молодец!   

И, тем не менее, он у меня по-прежнему вызывал симпатию. Таких веселых, находчивых и оптимистичных остряков еще поискать нужно! Вот уж кто не пропадет по жизни и у кого можно было поучиться! Конечно, если использовать это качество в хороших целях. 

Я сидела и  хохотала над ситуацией, и над собой.  Вот братцы-акробатцы извращенцы! Вот так веселая история! Будет что вспомнить на пенсии!

У Томы тоже было поражение на любовном фронте. Юрий вообще перестал брать свой сотовый на ее звонки. Тома не  рвала и не метала, она поняла, что была не во вкусе Юрия.  Она была расстроена, но не сломлена.  Иногда она уносилась в воспоминания, мечтательно вздыхала и говорила «Ах какой был мужчина! Настоящий полковник!

К счастью, Тома так и не узнала про мое «приключение» с  Юрием.

Через полгода, уже в следующее лето,  я переехала жить отдельно от матери, и начала самостоятельную жизнь. У меня начались новые  знакомства и новые проблемы. Надо было вызывать сантехников, плотников, электриков и т.д.

Алексей мне позвонил, когда я уже жила в другой квартире. Мама его прекрасно узнала, хотя он представился совершенно другим именем. Она работала музыкантом, и у нее было отличное распознавание чужих голосов. Разговор был примерно таким:

-Алло, здравствуйте! А Карину можно позвать к телефону?

-А кто ее спрашивает? – спросила мама.

-Это Гарри ее спрашивает, - сказал вежливый и хитрый голос.

-А она съехала с этой квартиры и больше здесь не живет, - по - деловому  оповестила его мама.

-Как?! – в голосе послышался шок, - А давно она съехала?

-Да два месяца назад.

-Ой, простите, - в трубке кто-то как будто испуганно, по- крысиному, юркнул в норку, а потом на том конце отключились.

Больше он так ни разу не позвонил.

 А Юрия я встретила в тот же год, когда уже переехала – осенью. Мы с ним столкнулись на остановке нос к носу. Он шел в черном длинном плаще, и нес в руках важный дипломат. Прямо супер - герой!  Увидев меня, он принял надменный и самодовольный вид, и надулся от собственного величия. 

-Здравствуй, Карина! – задрав носик, поздоровался он.

-Ну привет, чекист,  ебарь- террорист! – сказала немного развязано я.

У Юрия от удивления вытянулось лицо, и  губы сложились буковкой «о»:

-Ой, что это за слово такое нехорошее? 

-Нормальное! – так же немного развязано ответила я, и нагло промаршировала мимо.

Садясь в маршрутку,  я увидела его фигуру с опущенной головой. Ему было от чего-то неудобно, и дипломат он держал впереди себя, взяв его ручку обеими руками.   
Я  смотрела ему вслед из окна маршрутки, и настроение у меня было задорное. 
                                                                       
                                             ЭПИЛОГ

Я больше никогда не видела и не слышала Алексея. Через знакомых я знаю, что он закончил ВУЗ, и работает. 

Тома вскоре после этих событий нашла 60-летнего пенсионера, у которого был автомобильный бизнес, и который возил ее на свою дачу. Там он угощал ее копченой курицей и красным вином, и  называл ее умной женщиной.   Она была невероятно счастлива!

А с чекистом я сталкивалась одно время регулярно. Как назло нам обоим! Из этой истории это был последний человек, которого я мечтала увидеть, впрочем, как и он меня. Наши работы находились тогда  рядом, и в обед мы толкались на том же пятачке.  Каждый раз, видя меня, он смотрел на меня тяжелым и недобрым взглядом, с мрачным выражением лица. А я на него, в свою очередь,  смотрела ехидным взглядом. 

И уже пройдя мимо,  улыбалась, вспоминала всю эту историю, которая стала в моем окружении самым настоящим анекдотом.   

Жалко, что у Юрия чувства юмора для этого не хватало! 

Нет, друзья, надо побольше чувства юмора!    

© Copyright: Карина Неожиданная, 2013

Регистрационный номер №0137784

от 22 мая 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0137784 выдан для произведения:

 Эта реальная история, которая случилась со мной. Все имена главных героев изменены.

                                    ДВЕ    ДУРЫ

Нам с подругой Томой было примерно по 25 лет, когда мы одним прекрасным летним днем пошли в кафе. Был август, стояла солнечная погода,  и солнце было яркое и не злое. Как раз то, что нужно для отличной прогулки и  настроения. 

А пошли мы в кафе с одной единственной целью – для того, чтобы нас закадрили, как и  полагается девушкам такого возраста. 

Мы с Томой были такие разные, и наши внешности так контрастировали друг с другом, что смотреть на нас было комично. Тома – смотрелась взрослой полной тетенькой в очках, на вид ей можно было дать все 37 лет.   Я ее иногда за глаза называла –баба Тома.  А я была худенькой пигалицей с длинным носиком, и я напоминала  какую –то суетливую и немного глупую птицу.

Жизненный опыт у нас с Томой тоже был совершено разный. Она уже побывала около семи лет в очень неудачном браке с алкоголиком и тунеядцем. Тома работала на трех работах, чтобы содержать себя и мужа, и постоянно вытаскивала его пьяного из туалета, свернувшегося калачиком вокруг унитаза.  Как она говорила- за семь лет брака ей ни разу не было подарено ни единой  розочки, ни малюсенького  тюбичка крема. Поэтому она и выглядела старше своих лет. А я была в своем возрасте, наоборот, невероятно инфантильной и наивной  дурочкой, с маленьким жизненным опытом, занимаясь  до этого в основном своей учебой.

И две такие разные барышни пошли искать женское «щастье». 

Итак, в кафе мы уселись мы  за стол, и заказали себе мороженное. И сидим, значит, стреляем глазками вокруг, и ждем, когда нас кто-нибудь заметит. 

А напротив,  за  столиком под номером  13, вальяжно развалившись,  сидят два парня. Они очень быстро  нас «засекли», и один из них нашел повод познакомиться. 

-Девушки, а не подскажете, сколько время? – обратился к нам худощавый блондинчик, с рябым лицом «в дырдочку». 

Тома  тут же посмотрела на парней прожорливым взглядом, в предвкушении знакомства, и быстро ответила:

- Полседьмого. 

Блондинчик  стремительно развернулся к нам  и тут сделал заманчивое для нас предложение, так ждущих, что на них обратит хоть кто-то внимание:

-А пересаживайтесь к нам! И давайте уже знакомиться, а то общаемся через пролет как не знамо кто! Нечего стесняться, девочки, садитесь!   

Тома, с видом охотницы-скромницы, тут же пересела за их стол, да и я не тормозила. Цель была выполнена!  Две птички поймались  в нашу клетку! 

Я начала разглядывать «двух птичек».  Они точно так были контрастны, как и мы с Томой. Блондинчика звали Алексей, он  был носатенький, как я, худенький, и по манерам напоминал Коровьева – Фагота. Его рябая мордашка его ничуть не портила, настолько он был остроумен и обаятелен.  Он мог сказать что-то замудреное,  интеллектуальное – вроде высказываний Ницше и Кафки, от чего закипали мозги, и в тоже время иногда кривлялся как Воландовский придворный шут.  Общаться с ним было легко и  интересно.

А вот второй товарищ меня очень напрягал.  Его звали Юрий.  Он был атлетического склада брюнет, с крупноватыми чертами лица, и с тяжелым  взглядом чекиста.  Он большей частью разговора молчал и сидел в одной позе, как каменная глыба, и изучал нас с Томой взглядом змеи, притаившейся в укрытии.  Иногда я себя чувствовала  под следственной лампочкой в СИЗО.  И если бы не легкость, которую привносил Блондинчик-Фагот,  все бы сидели молча, как будто подавившиеся огурцом.

Но что самое удивительное, что ни смотря на такую разницу во внешности и характерах, эти два товарища оказались друг другу родными братьями! Это было потрясающе.

Негласно, мы определились с симпатиями друг к другу.  Тома с обожанием смотрела на Юрия, глядя на него заискивающим взглядом снизу вверх,  а мы с Алексеем быстро нашли общий язык и стали хохотать на пару.

Забавно, но парни нас называли на «вы», и обольщали нас  светскими и аристократическими манерами, такими, какие показывают в фильмах про господ - интеллигентов, что –то  вроде «Мадемуазель, позвольте мне иметь честь пригласить вас на вальс! Ой, мадемуазель, как вы изумительно поете, можно поцеловать вашу нежную ручку? Сударыня, ваши глаза меня сводят с ума, они мне будут  сниться всю ночь, сжальтесь надо мною!».  Короче, Бивис  анд  Батхетт отдыхали.

В самом разговоре были вполне дежурные и заезженные  темы  – кто, где и как родился, учился, и  кто, кем и чем работает.   Впрочем, ничего интересного, кроме необычных манер этих двух парней.

На протяжении всего вечера  я постоянно замечала, что я Юрию  чем-то приглянулась,  а вот Тома - нет. Он пристально засматривался на меня своим похотливым взглядом с расширенными зрачками, и старался придать ему романтический оттенок, а лицу более мягкое выражение. 
«Не дай Бог!» - подумала я. 

Светская беседа продлилась почти до полуночи, и надо было уже собираться домой.  Перед сборами в дорогу  Юрий записал наши с Томой домашние телефоны и зачем-то продиктовал нам свой номер сотового телефона, сказав «Если что - звоните».  Тома с жадностью акулы, заглатывающей наживку,  записала его номер в свою телефонную книжку ручкой, так как в те времена сотовые могли себе позволить только либо люди крутые, либо люди с должностью. Потом она с явным удовольствием спрятала бумажку к себе в сумочку, держа ее в руках как драгоценность.  

Выходя из кафе, мы разбились на пары –я с Алексеем, а Тома с Юрием.  

 Тома с Юрием, попрощавшись с нами, пошли в  направлении Томиного дома, а Алексей меня довел до моего двора.

Мы с Алексеем присели на лавочку. И между нами как ручеек потекла плавная и занимательная беседа:

-Кариночка, у тебя такая юбка- как звездное небо! Черная, в белый горошек! – говорил  
Алексей высокопарным голосом,  и с возвышенным видом теребил в руках подол моей длинной юбки.

-Да? Она тебе нравится? – я, гордая собой,  уносилась душой к  ясному ночному небу, которое распростерлось над нашими головами.       

-Да, очень!  Вот бы это мгновение длилось бы вечно! Вот так бы вечно сидеть рядом с тобой, под этим звездным небом! – Алексей восторженно говорил, как влюбленный Ромео, и приобнял меня за плечи.

-Да, это правда, здорово! – млея у него под бочком, говорила я. 

-А ты читала Кафку? – решив очередной раз блеснуть познаниями и эрудицией, спросил Алексей, глядя на меня  взглядом, подернутым мечтательной  пеленой.

-Нет, я такие сложные вещи не читаю. У меня на это не хватит ума. Я же девочка! -  в его объятиях я ощущала   его умным и сильным дядей, а себя маленькой и глупой птичкой.

-Выражение Кафки – «Все дело в мгновении, оно определяет жизнь!» - важно сказал Алексей, и  с видом  красноречивого принца стал смотреть куда-то вдаль.

Иногда он дурачился. Например, когда он захотел в туалет, он смело прошел вперед пять метров, и стоя ко мне спиной, расстегнул ширинку и начал изливать содержимое мочевого пузыря, ничуть этого не смущаясь.

-Кариночка, какой у тебя нежный и мелодичный голосок! Мне бы такой! – шутил он, стоя в этой позе, застегивая ширинку. 

-Так у меня в сумочке есть ножницы. Подойди ко мне поближе и я сделаю твой голосок похожим на мой! – так же, немного ерничая,  шутила я, демонстративно роясь в сумочке, и махала ему маленькими ножничками издалека.

Мы с ним заходились хохотом, он садился рядом со мной, и беседа шла дальше в романтическом бреде и интеллектуальном блистании друг перед другом.

Меня не смущали ни его дурачества, ни его Фаготские кривляния. Мне было легко и естественно с этим человеком! 

И так мы пробеседовали почти до четырех утра, не считая часы.

Дома, когда я легла спать, то тут же отрубилась  - настолько надышалась свежего воздуха.

А в 10-00 позвонила баба Тома.

-Каринка, я всю ночь не спала! Всю ночь не спала! Я под таким огромным впечатлением от Юрия! – раздался крякающий голос Томы. От эмоционального перевозбуждения она  тяжело и страстно дышала в трубку. 

-А что такое? – буркнула я сонным голосом, шатаясь как приведение от постельной слабости, стоя  в ночной рубашке около телефонного аппарата.

-Это мужчина моей мечты!  Настоящий мужчина, настоящий полковник! – у Томы от эмоций перехватило дыхание, и голос  стал сдавленный  и противный.

-Он что, тебе так понравился? Этот тяжелый человек  с  взглядом Иосифа Виссарионовича?   - я начала просыпаться от экстазного напора  дивы Томы. 

-Карина, а как он держал меня за ручку, когда переводил через лужу! Так галантно!   Он такой весь культурный, галантный, я давно с такими не общалась!  - захлебываясь от восторга  заливалась Тома, и голос у нее был уже счастливо –рыдающий. 

- Ну рада за тебя! Мне бы было с ним тяжело. Мне легче со вторым, Алешей, -радостно отвечала я.

-Да, вы с ним похожи! У вас и шуточки похожи! Вот бы было классно, если бы мы  вот так иногда встречались парами, и потом дружили семьями, -  мечтательно лопотала Тома, как курица-наседка.

В мечтах Тома уже поженилась с Юрием, уже варила ему суп и наносила семейные визиты друзьям. А ведь они еще ни разу даже не встретились по его приглашению!  Какие мы бабы бываем иногда смешные!

-Я буду ждать его звонка! Не может быть, чтобы он так галантно себя со мной вел, и я ему была безразлична! – с  упоением говорила Тома, пребывая в сладких грезах.

-Ну ладно. Жди. Удачи тебе! – ответила ей я.

На этом мы отключились друг от друга.

Через день мне позвонил Алексей и пригласил меня на свидание. Он опять меня почему-то начал называть на «вы», хотя мы с ним уже переходили на «ты». 

-Кариночка, мы с вами можем увидеться? Вы мне очень и очень понравились! – воодушевленно лепетал Алексей.

-О, да, конечно! Только давайте называть друг друга на «ты»! – с энтузиазмом отозвалась я.

-Хорошо, Кариночка. Тогда когда вам, - то есть тебе, будет удобно? 

-Давай послезавтра в 19-00. Хорошо?

-Да! Да! Я за тобой зайду! 

На этом порешили встретиться. 

Настал день встречи. Я к нему особенно не готовилась, и решила выглядеть так же, как выглядела в день знакомства, решив, что раз я понравилась такая, то такой и пойду. Алексей пришел с опозданием на полчаса. 

Что меня удивило в этот день изначально, это то, что он был подвыпивший. И у него от пьянки было красное как у алкоголика лицо.   А может быть, вовсе «не у как»?  Он был немного смущен, но старался не подавать вида.  Кроме того, с собой у него был огромных размеров грязный  баул, такой, с какими приезжают гастробайтеры  из Узбекистана или Таджикистана.

Первое что он сделал, когда я вышла из дома, он попытался меня угостить половинкой жухлого, незрелого подсолнуха. Я, конечно, девочка была неизбалованная, но такого еще у меня никогда не было. Все мальчики, парни, на первых свидания меня приглашали в кафе или кино, пусть угощали дешево, но все-таки были какие-то более или менее приличные жесты с их стороны в мой адрес. 

А тут такое!  

Пережив первый шок, я дальше  с Алексеем пошла в парк. Я все еще надеялась, что он меня куда –то сводит, и что все это просто фарс и комедия, но этого не произошло.  
Мы присели на плиту памятника.

-Кариночка, ты будешь конфетки? – сказал Алексей и достал из своего грязнючего  баула старую, совдеповскую мыльницу. 

Он демонстративно вытянул  ладонь, положил на нее мыльницу, зачем-то  дунул на нее, и, кривляясь, ее открыл. В ней лежала груда маленьких конфет – таких, которые фасуют по  коробкам и дарят на день рождения, на праздник. По всей видимости, их кто-то купил, но до конца не использовал, а Алексей взял их «с барского стола».  

-Я не буду, - говорила я, хлопая наивными, широко распахнутыми глазами.

-Ну как хочешь, а то я съем! – игриво сказал Алексей.

-Не буду, – упрямо повторила я с видом обиженной маленькой девочки, и сквасила губки.  

Алексей начал театрально брать  конфетки из мыльницы, и, широко открывая рот, отправлять их туда одну за другой. Я, отвесив нижнюю губу,  как завороженная смотрела на эти действия. 

Когда конфетки были съедены, он, широко размахнувшись рукой,   выбросил уже опорожненную мыльницу в кусты.

-Это ж мусор! Ты зачем природу засоряешь? – с детской непосредственностью спросила я.

-Ничего страшного не случится! – сказал Алеша, и ехидно посмотрел на меня. 

А потом завел разговор про работу:

- Слушай, а ты наверно по 15 тысяч получаешь! Да? 

-Да, получаю. Я же работаю в структуре Юкоса! – наивно сказала я, глядя на него честными глазами. И воображала, как же он будет мной восхищаться, а потом гордиться! 

- Везет же тебе! Как барыня прямо живешь! А некоторые живут по-другому. Я знаю парня, который может прожить в месяц на 100 рублей,-  говорил  Алексей с какой-то завистью.

-И как он так может? – воскликнула я, всплеснув обеими руками.

-А три раза в день ест доширак! – усмехаясь сказал Алексей.

-Ну, а  ты где работаешь? Чем занимаешься? – спросила я, с интересом глядя на Алешу.

-Нигде, – сказал он, улыбаясь нагловатой и глуповатой улыбкой.

-Слушай, а почему ты не ищешь работу?   -меня очень удивило, что 28-летний лоб нигде не работает. В нашей семье лень и бездельность всегда были самыми страшными грехами! 

-Понимаешь, Кариночка, я ищу себя. И найти все никак не могу. А какую приличную работу мне можно для себя найти, если первое образование я еще не закончил, а второе  еще и не начал, – сказал философски Алексей, изображая из себя главного героя драматической повести.

-А какое у тебя образование? – инфантильно спросила я, удивляясь таким субъектом все 
больше и больше.

- Первое  незаконченное –  это философский факультет, с которого меня отчислили с первого курса. А по второму образованию -  я только поступил  на первый курс  филологического факультета.

-А на что же ты живешь? –  спрашивала я,  вылупив глаза и шлепая губами.

-Да так, то в одном месте подработаю, то еще что, -сказал Алексей, заминая надоевший ему разговор.

Он переключился на  свой безразмерный саквояж, и стал в нем что-то искать. И  вытащил –вы не поверите – большой помидор с гнилинкой сбоку! 

Потом он постелил газетку на асфальт, и, наклонившись над ней,  начал прямо  руками делить помидор, разламывая его напополам. Все вокруг стало забрызгано помидорным соком, даже помимо газетки.

-Будешь, Кариночка? –ехидно спросил он.

-Брррр, нет! Я сыта, – говорила я голосом комсомолки, сидя по стойке смирно.

-Ты не будешь? А  вот кто у нас будет! – он наклонился над газеткой, и прочитал над рожицей размещенного там депутата его имя, - Будет  Колымагин Иван Семенович! 
И забрызгивая физиономию депутата  томатным соком, стал смачно и с присвистом есть помидор.

 Я захохотала. Это было и вправду потешно смотреть.

-Слушай, вы с братом такие разные!  Он такой серьезный – прямо баба Юра! А как ладите друг с другом? – с любопытством спросила я.

- Сейчас более или менее нормально. Вот, недавно ездили на дачу, на шашлыки, с Юрой, то есть с бабой Юрой, - сказал Алексей, выразительно зыркнув на меня, и делая ударение  на словах - баба Юра.

И мы с ним захохотали оба.

- А какая у вас с братом фамилия? – продолжала дальше расспрашивать я. У многих девушек есть желание спросить фамилию у человека, с которым они встречаются, вероятно, первый и последний раз  в жизни. Как будто от этого что-то изменится!

-Цукерман! – сказал Алексей, жутко вытаращив на меня глаза.

-Нет, ну правда, какая у вас с братом фамилия? – гундела я как маленький ребенок, и при этом смеялась.

-Правда Цукерман! Знаешь анекдот? Вот он: - Какая у вас фамилия? -Сахаров. - А еще точнее? -Сахаренко. -А ещё точнее? -Сахаридзе! -А еще? -Цукерман! – и растянув рот в комедийной улыбке, специально дураковато посмотрел на меня. 

Я засмеялась еще больше, причем мне стало так смешно, что у меня начались колики, и я  начала держаться за живот.

Мой первый шок уже прошел, и дальше мы начали шутить в таком же ключе, что во время первого дня нашего знакомства. 

Потом мне надоело сидеть на этой лавочке, и я ему предложила пойти в другое место.

-Слушай, а пойдем к моему любимому пеньку? – сказала я, показав пальцем в другую сторону. 
Там на самом деле была моя любимая полянка.

-Это пенечек, куда ты обычно ходишь покакать? – спросил Алексей, кривляясь.

—Почему? Нет, мне там просто место нравится!  - я отвечала тоном прилежной пионерки.

-Ну пошли, - Алексей крутанулся на каблуке и пошел за мной. 

Дойдя до поляны, я с наслаждением присела на пенечек. Птички пели, пахло цветочками.

-Ладно, Кариночка, я пойду, мне приспичило. А ты садись рядом, писий, писий, Кариночка, не стесняйся, -и пошел в кусты. 

- Алеша, я не хочу! – возмущенно сказала я.

-Ой, ну ладно, в который раз удивляюсь женскому организму, - и с наслаждением расстегнул ширинку и начал опорожняться.

Я хохотала его неординарному и остроумному поведению.

Потом он пошел меня провожать домой.

-А где ты живешь? – поинтересовалась я.

-Я живу в маленькой комнате в общаге. Там, правда, водятся клопы, и грязно, но я тебя как-нибудь туда приглашу, - глядя на меня с иронической улыбкой,  говорил Алексей.

-Хорошо, в другой раз как-нибудь я к тебе загляну, -тоже улыбаясь, ответила я.

 Доведя меня до дома, Алексей поцеловал меня в щечку, и на этом мы распрощались. 

Ни смотря на «его поиски себя», безденежное положение, клопы и «дырдочки» на лице, мне было по-прежнему интересно и легко с этим человеком.  Я его нашла оригинальным и необычным.

Но, придя домой, я задумалась. Как же мы будем встречаться, с учетом его нищеты? Куда вместе будем ходить, какие мероприятия организовывать?

На следующий день на работе я все подробно рассказала про свое свидание с Алексеем коллеге по работе- Дениске, с которым мы сидели в одном кабинете. Он был мужем  моей подруги, и был очень умным, хитрым и  юморным, правда, очень циничным. Я часто с ним делилась, зная, что он мог все разложить по полочкам, вправив мне мозги куда нужно, и дать точную оценку любой ситуации  всего в двух словах.

Выслушав меня, он тут же едко сказал:

-Твой Алексей - пассажир. 

-А это как? – у меня округлились глаза.

-А так- хочет ездить  за чужой счет! Альфонс, короче, - сказал Денис   и сделал жест, как будто он чешет рукой свое ухо, показав мою лохушестость.

-А, вот как! – охнула я.

-Да, вот он какой- твой помидорщик. Наверно когда делили помидор – тебе хотел дать половинку с гнилинкой? – ехидно посмотрел на меня Денис и подмигнул.

-Я даже не знаю, я не стала его есть, - смутившись, я опустила голову. 

-Каринка, ты знаешь, я материалист, и на все смотрю практически. И тебе надо быть более практичной. И смотреть, что тебя ждет с человеком в перспективе. Что там еще было – конфетки из мыльницы? Да? Ой, угар, - Денис качал головой  и смеялся.

 Дома я села на свою кровать, уставилась взглядом в одну точку. А как же мы будем с Алексеем жить? И точно так же, как баба Тома, птенчик по имени  Карина представила себе своими цыплячьими мозгами  перспективу семейной жизни с этим Цукерманом- Фаготом. Клетушка в общаге, кишащая клопами, и крошечная до такой степени, что даже клопам там тесно. Стопки  грязной посуды до потолка, конфетки в мыльницах и подгнившие помидорки,  и расплывшаяся красная физиономия Алексея от  заливки за ворот, и он сам, лежащий в ауте на кровати посреди всего этого хлама. Неопрятная и депрессивная я, в роли постоянной кормилицы и поилицы этого товарища. 

От перспективы представленного всего этого мне стало тускло и грустно.

Я бегала по квартире своими тоненькими цыплячьими ножками  и  все пищала  маме:

-Мама, как же мы будем с ним жить, если он абсолютно нищий? 

-Вот-вот, наконец-то ты начала прозревать, Кариночка, а не витать в романтической розовой дури. Я тебе всегда про это говорила, а ты мне все никак не верила, - говорила мама ехидным и добрым голосом.

-Ой, и что же теперь делать? – взвывая спрашивала я,  наматывала круги по всему дому и заламывала руки.

-Ничего. Делать выводы. И думать о поиске другого жениха,  – продолжала иронизировать мама, - А ты прикинь, тебе его еще пришлось бы  6 лет учить,  финансово таща на себе, а у него будет хорошая отмазка – «Я же учусь, поэтому и не работаю». 

На следующий день мне позвонила Тома.

-Ну как, тебе Алексей звонил? – спрашивала она с въедливым любопытством, причина которого мне была понятна. Она мечтала, чтобы у нас с ним что-то склеится, а через меня ее ручонки  «доберутся» и до Юриной шееночки.

-Да, и мы с ним даже встретились, – сказала я, и рассказал все приключения, которые были у меня с ним на свидании. Тома закатывалась от смеха, и говорила:

- Так ты будешь его воспитывать. Гляди, он исправится! Везет тебе, а я буду ждать звонка от Юры, - сказала Тома, тяжело и страстно вздохнув.

- Ну ладно, жди. Может быть это твоя Судьба, - подбадривала  я бабу Тому.

- Твои слова бы Богу в уши! Как бы я этого хотела! -  конвульсивно хватая воздух от эмоций, говорила Тома. 

Наступил вечер. Я сижу, поджав ноги на диване, глодаю губы и все обдумаю. Звонок по телефону.

 Трубку снимает мама, а потом зовет меня:

-Иди к телефону! Звонит твой придурок! 

Я беру трубку. И что я слышу! Мне звонит Юра! У них, как у братьев, были немного похожи голоса и интонации, поэтому мама по телефону приняла Юрия за Алексея! Сказать, что я была не в восторге от Юриного звонка, это мало сказать. Мало того, что он был не в моем вкусе, так еще он нравился моей подруге Томе!

-Алло, здравствуйте, Карина! Я вас не отрываю? – осторожно спросил он, точно так же называя меня на «вы» как и его брат, и с таким же деланным интеллигентным тоном.

-Нет. А что такое? – вежливо отвечала я.

-Вы не могли бы со мной завтра сходить и прогуляться? – спросил Юрий.

И тут мои эмоции не выдержали. Я еще не отошла от шока вызванного его братом, а еще, помня Томины  стоны и вздохи по телефону, готова  была  за нее похлопотать!

-А вы знаете, вы нравитесь моей подруге Томе! Она ждет от вас звонка, а вы звоните мне! – тут выпалила я.

-Ну и что? Что с этого? – сурово спросил Юрий.

-Я не могу так поступить с подругой! Она ждет вас! Ждет вашего звонка! – умоляюще говорила я.

-Хорошо, я проанализирую и перезвоню, - как робот –автомат сказал Юрий, и бросил трубку. 
Дома мама мне начала втирать мозги. 

-Карина - Юрий достойный кандидат в мужья! Серьезный, умеет зарабатывать.  Вот это совсем другое дело, чем тот Алексей!

-Мама, мне он кажется тяжелым человеком. А с тем было легко.

-Ну и что? Зато тяжелые люди более надежные!  Погляди на своего легкого клоуна – и что? Тебе нравятся конфетки из мыльницы и гнилые помидоры? И еще обрати внимание на его рожу- он же скорее всего алкоголик! А это уже не есть хорошо! 

-Да, я согласна. Ладно, я присмотрюсь к  Юрию, что он за человек. И если перезвонит, то пойду с ним на свидание. 

Через два дня, «проанализировав», Юрий перезвонил, и мы договорились встретиться на следующий день. Мы решили сходить в кино, на премьеру одного культового фильма. 
Томе я решила ничего не говорить. Зачем ее было расстраивать?

А через два часа после нашего разговора перезвонил Алексей.

-Кариночка, ты можешь мне уделить немного времени? – тревожно спрашивал он.

-Я не могу. У меня дела! – детским голосом сказала я и бросила трубку. Как будто у ребенка могут быть какие-то серьезные дела!

Через пять минут он опять перезванивает:

-Уфф, тот телефон-автомат проглотил мои деньги, и мне пришлось искать другой.  Карина, если ты не хочешь со мной общаться, то так и скажи! И не буду звонить тебе больше! – на каком-то надрыве говорил Алексей.

-Алеша, ты мне нравишься. Но ты безработный! А женщине надо, чтобы муж носил домой деньги, продукты! – прямо выпалила я.

-И это все? Это вся причина? – почему-то сильно изумился Алексей.

-Да. Это вся причина, - утвердила я.

-Как глупо все получилось. Я знаю, что ты понравилась моему брату. Что ж – желаю вам счастья, - сказал Алексей таким же ироническим тоном, стараясь скрыть волнение, и прибавил, - Только не знаю, сможешь ли ты с ним общаться? 

-Да, мне звонил твой брат. А почему я не смогу с ним общаться? – по наивности и простоте спросила я.  Тогда я была уверена в своем умении вести диалоги с любым человеком! Вот она, неопытность молодости!

-А вот, - загадочно сказал Алексей.

После разговора я начала думать, что надеть на завтрашнюю свиданку с Юрием.  Мы с мамой начали  перерывать весь мой шкаф, и вещи летали по комнате,  каждая из которых проходила жесткую оценку на предмет того, что «понравится или  не понравится» она Юрию.  Женщины почему-то склонны думать, что от их внешнего вида на первом свидании зависит все. Наивное убеждение!  Вскоре часть вещей перекочевала из шкафа на пол, образуя высоченную кучу. Мы с мамой истерически и заполошно перекрикивались в этом  хаосе,  и бегали от шкафа до кучи из вещей и обратно. Потом мы с ней  даже ради этой великой цели сходили и купили мне новые брюки.  

Итак, день свидания наступил. Я была одета в красивую, романтического покроя серую кофточку, отороченную черным искусственным мехом по вороту и рукавам, и в черных, по фигуре брючках. 

По дороге на встречу,  меня охватило нехорошее предчувствие, как будто я валюсь в черную яму, и я даже покачнулась по пути. Но взяла себя в руки, и пошла дальше.

Когда мы с Юрием сидели уже в кино, я так волновалась, что не могла ухватить сюжет фильма. Юрий сидел напряженный, скованный, и от него исходило свинцовое излучение.  Мне было с ним жутко дискомфортно, но я, стиснув зубы, думала, что со времени мы «друг к другу привыкнем». 

Несколько раз в течении фильма  мы по очереди бегали в туалет –похоже,  волновались  с ним оба.

-Я отлучусь ненадолго, - говорил Юрий официальным голосом Левитана,  и отходил. 

После кино мы  пошли в кафе. Уже сидя за столиком,  чтобы развеять напряжение, я начала что-то щебетать, пытаясь как-то пошутить. Но он посмотрел на меня сверлящим взглядом, и отрывистым и приказным тоном сказал: 

-Ешь давай! 

Я, давясь, молча стала есть  свое пирожное, запивая его соком. Поперхнувшись,  начала громко и противно  кашлять. Юрий опять просверлил меня взглядом.   Все оставшееся время трапезы было гробовое молчание. 

«Ничего, привыкнем друг к другу» - на автомате успокаивала себя я. Но что-то уже сомневалась в своих мыслях.   

 Выйдя из кафе, мы пошли к  моему дому. 

Юрий немного отошел от своего сурового состояния, и теперь я  его развлекала юмористическими сценками, которые происходили на моей работе. Из его слов, я поняла, что не зря мы с Томой приняли его за чекиста. Его работа была связана каким-то образом с безопасностью, о чем он обмолвился, сказав, что «участвовал в организации мероприятия «вихрь-антитеррор»». 

Юрий шел походкой Франкенштейна, без единой мимики на лице. Он иногда пытался улыбаться и нормально поддержать разговор, но его улыбка скорее напоминала небольшой волчий оскал.  И тон у него был как у робота- чеканный и монотонный.

-Ты прикинь, наш водитель, оказывается, убил свою тещу! – тренькала я, пытаясь внести в беседу беззаботность. 

-А за что он ее убил и как? – Юрий напрягся, и повернул немного голову в мою сторону. 

-Я не знаю! Мне это рассказала пожилая коллега по работе. Но даже она не знает! 

-Ага, теща приземлилась на его кулак! – плоско пошутил Юрий, говоря роботовским –металлическим голосом. 

Потом мы перевели разговор на его брата.

-Слушай, а у вас есть еще какой-нибудь брат или сестра?

-Нет! Второго нам такого чуда не надо! Нам и этого хватает! –на лице Юрия даже появилось подобие мимики,  а в тоне подобие эмоций – он немного закатил глаза и вздохнул.

-А почему он чудо? – любопытствовала я.

-А балду пинает - ничем не занимается, ведет богемный образ жизни.

- А на что он живет? – наивно расспрашивала я.

-Да ему кроме меня никто и не помогает. По сути, он живет на мои деньги, - Юрий это говорил немного теплым и  отеческим тоном. Но видно было, как его достали причуды брата, судя по его тяжким вздохам.

И так мы дошли до дома. Сели на ту же лавочку, на которой неделю назад сидели с Алексеем. 
Ни смотря на то, что моя мечта о свидании с материальными затратами на  меня состоялась, мне все-таки с Юрием было тяжело. А Алексей мне нравился, и с ним было легко. 

Мы присели. И не успела я прийти в себя, как Юрий меня обнял и начал по - животному целовать взасос, то засовывая глубоко язык, то высовывая его обратно. Мне это стало неприятно, и, отстраняясь от него,  я ему сказала:

-Юрий, не надо.

Юрий сделал небольшую паузу, а потом  еще раз насильно взял меня в объятия, и опять проделал фрикции у меня во рту своим языком. Язык у него был большой и длинный, и он  чуть ли не доставал мне до гланд!  Я чуть не задохнулась от его присутствия в своем рту.

Я  отстранилась уже более активно:

-Ну, Юрий, у нас же первое свидание!  Давай не будем делать это на первом свидании! – говорила я настойчиво, но ласково.

 Юрий все прекратил, и сидел  рядом  с суровым выражением лица.  Молчал. Возникла неудобная пауза. 

 Чтобы разрядить обстановку, я переключила разговор на другие нейтральные темы, рассказав, что к нашей соседке приходят в гости бомжи, и помогают ей по хозяйству.

-Я бы расстрелял всех этих бомжей. Таким людям не надо существовать, - говорил он мрачно  своим категоричным  тоном. 

-Юрий, но они же тоже люди! – пищала я.

-Они негодяи, живущие в грязи и нищете! – в глазах Юрия промелькнуло бешенство.

Так мы посидели еще.

Потом пришло время прощаться. С деланной милой улыбкой Юрий мне сказал:

-Пока, до выхода в эфир!

И пропал в ночной темноте.

Дома я маме рассказала про наше свидание. Все рассказала честно, кроме сцены с языком. 

-О,  хочу такого зятя! –говорила мама, закатывая глаза. - Еще бы если он был рукастый и все бы умел делать по дому – цены бы ему не было! Уверена, что ты ему понравилась, и он тебе обязательно позвонит!

Но Юрий не перезвонил ни в первую неделю после свидания, ни во вторую. Я поняла, что «выхода в эфир» больше не будет. Я была не слишком расстроена исчезновением самого Юрия, сколько озадачена причиной, по которой он исчез. Вопрос не заставил себя  ждать. Через две недели мне позвонил Алеша.

-Привет, Каринка! Ну что – не понравилась ты моего брату?  Вот если бы ты осталась со мной, все было бы в порядке! – говорил он радостным и ехидным тоном.

-А почему я ему не понравилась? – спросила я тоном маленькой девочки.

-Понимаешь, Карин, он любит животный секс, а ты по его «тесту», нет. Он решил, что вы не подойдете с ним в сексе!   -Алеше доставляло удовольствие, что у меня с его братом ничего не получилось. 

-Да, это так, я не люблю животный секс, - честно отвечала я.

-Ты тургеневская барышня. А вот мне ты нравишься вся! Полностью! С головы до пят, - заговорил  восхищенно Алеша.

-Ты мне тоже нравишься, - искренне, с душой сказала я.

-А что тогда случилось? 

-Меня мама уговорила, чтобы я начала встречаться с более обеспеченным мужчиной.

-А, понятно. Не надо слушать никаких мам! Надо было нам остаться вместе, -возмущался Алексей. 

-Да, Алеша.  Это точно, - я вздохнула.

- Ну ладно, Каринка, не кисни, пока! –хохотнул Алексей, попрощавшись. 

Подразнив меня перспективой встречи как морковкой перед осликом, Алексей, попрощавшись, оставил меня с носом. Это была его маленькая мстилка за мое поведение. И я это прекрасно понимала. 

После этого разговора я  почувствовала себя полным унылым чмом.  Облом я получила сразу от двоих! И оба меня нащелкали по носу!  Вот так братцы! 

А тем временем, Тома, дожидаясь звонка Юрия, как жена своего моряка, ушедшего в море на 20 лет,  решила сама проявить инициативу.  Она позвонила Юрию сама и нашла повод для встречи. Так как Тома была приезжая из Казахстана, то ей нужна была временная прописка. Ее прописка заканчивалась, и нужно было открывать новую. Вот с этой якобы проблемой она решила обратиться к Юрию. 

Уже после встречи с ним она пришла ко мне и начала рассказывать, как все было.

-Карина, он приехал на новой машине! Сказал, что машину купил! Такой весь собранный, аккуратный! Стоит, как малыш,  со своим портфельчиком, смущается, -рассказывала Тома с умилением. 

-И что было дальше? – удивлялась я ее милой оценке Юрия. 

-Мы с ним пошли в кафе-пиццу, и он меня там пиццой угостил! Представляешь – угостил пиццей и кофе! Меня давно никто так не угощал, - и Томы на лице потекла сладкая истома. 
Она сложила бровки домиком, и закатила глаза к потолку.  

«Да, - подумала я, - видно  ты не видела ничего слаще морковки, раз на тебя производит впечатление пицца и кофе».

-Ага, и что дальше? Он тебе помог?

-Нет, он не смог ничем помочь. Но проводил меня опять до дома. И опять руку дал, когда переводил через сугроб. Боже мой, какой он галантный! Настоящий мужчина!  - Томино мясистое лицо покраснело, а толстый нос покрылся капельками пота, а очки сползли куда-то вбок. В блаженстве она закрыла глаза, и сидя на моей кровати, откинулась спиной назад, на стенку.  

«Если бы она только знала про чудачества этого Юрия! А может быть, он бы ей понравился именно таким» -подумала я.

-Да, возможно у вас бы получилась с ним хорошая семья. Ты ведь такая хозяйственная, - вместо этого сказала я.

-Я бы ему делала котлетки, варила борщики,  стирала трусики, носки. Да,  я бы заботливая жена была! Только, Карина, почему он мне не звонит? Ну почему? – лицо Томы безобразно расплылось от  плаксивой  гримасы. 

-А-а-а-а-а,  - заплакала Тома. 

-Тома, успокойся ты. А может быть, он все-таки тебя оценит, твое отношение к нему? Может быть, на это уйдет время? – я погладила Тому по плечу, успокаивая ее.

-Знала бы ты, как я этого хочу! Как я этого хочу! – страстно и эмоционально шептала баба Тома.

Тома рыдала, закусив нижнюю губу, ее плечи вздрагивали.

Немного успокоившись и попив у меня чая, она продолжала дальше более решительным тоном:

-А вот что, я позвоню ему еще раз и приглашу в лес! У него машина, он может нас туда увезти. Работает, бедный, наверно, свежим воздухом не дышит. А так я предложу ему полезную для него же самого поездку.

В следующие несколько месяцев от братцев - акробатцев была тишина.  У Томы появились проблемы с поиском квартиры для съема,  конфликты с предыдущей хозяйкой, и она отложила приглашение Юрия на природу до более спокойных времен. Нет, она его не забыла, он по-прежнему занимал ее мысли и входил в ее планы, но она отложила их на более дальнюю полку, занимаясь разрешением более насущных проблем.  

Была уже зима. Мы с Томой отвлеклись от братцев на другие проблемы.  Я стала, было уже, от всего этого эмоционально отходить, как в один декабрьский вечер раздался звонок. 
Звонил Алексей и на мое удивление завел ту же саму шарманку, что и в прошлый наш с ним разговор, осенью:

-Привет, Каринка! Ну что – не понравилась ты моего брату?  Вот если бы ты осталась со мной, все было бы в порядке! – говорил он точно так же радостным и ехидным тоном.

-Ну и что! Мне он тоже не понравился! Если бы не уговоры мамы –вообще бы  с ним не пошла! – петушилась я.

- А вот мне ты нравишься полностью! Вся, и внешне тоже. Ты как девушка из 19 века, такая трогательная, романтичная - говорил  восхищенно Алеша.

И надо сказать, мне, как любой девушке, это очень польстило, и я опять клюнула на ту же удочку. Алеша  прекрасно чувствовал мои слабые струны, и мог манипулировать мной, как хотел. 

-Правда, Алеша! Я на самом деле такая? – обрадованным голосом, млея,  произнесла я.   

-Да. У тебя такой нежный голос. Ты такое неземное создание. Таких как ты сейчас- мало, - Алеша умиленным и сладким голосом описывал мне меня.

-Ой, как интересно! Мне такого еще никто из мужчин не говорил, - я на радости открыла ему все свои карты. Его слова бальзамом ложились на мою наивную душу, и моя гордость за себя была до неба. А поэтому он мог делать со мной что угодно. 

- А может быть –все начнем с начала? – с энтузиазмом в голосе спросил Алексей, как физрук на спортивной площадке.

-Да, давай попытаемся, - с таким же энтузиазмом отвечала я. 

-Я хочу зайти к тебе на работу. Когда и во сколько это можно будет сделать?- говорил мне Алексей упрашивающими интонациями. 

-Давай завтра к 18-00. Начальника в городе нет, он в командировке, и вечером можно легко зайти.

-Хорошо, жди меня, - кокетливо ответил Алексей.

На работе я с нетерпением ждала весь день наступления заветного часа, и вот он наступил. С 18-00 я ерзала на стуле, боясь даже выйти в туалет, чтобы пропустить важный звонок.  Я прождала его до 19-00, потом до 20-00, потом до 21-00, потом до 22-00. В 22-30 я поняла, что ждать уже не стоит, и, опустив нос, побрела домой.

По дороге меня осеняли различные мысли. Как я могла попасться на такой крючок? Ведь он же мне так и не простил  того, что я решила променять его на его брата! А теперь, когда с братом ничего не срослось, решил взять реванш. Какая я дура! И как я сразу не догадалась! Не может быть такого, чтобы человек вот так взял, и простил все. Для этого надо сильно любить человека, а любовь у нас  такая сильная еще не успела возникнуть. 

Удрученная я пришла домой, и сразу легла спать. Вот братцы –акробатцы! Вот что они устроили! Одни переживания от них!

На следующий день на работе я все  рассказала  Дениске. И как всегда, получила от него точный и едкий  комментарий:

 - Знаешь, про этих братцев  можно рассказать анекдот:  Звонит женщина по объявлению –вызывает мужика для секс - услуг.  Пришел  мужик – и как начал говорить,    говорит и говорит, а за дело не берется. Она  ему – Ну мужик, ты когда за дело примешься? Он ей –А тебе что нужен, ебарь террорист что ли?  Она – Да. А ты кто? Он –А я ****обол-задушевник.  Так вот, Каринка, Алексей это – ****обол –задушевник, а Юрий – ебарь – террорист. 

-Денис, очень даже в точку!  Ты молодец! – захохотала я.

Домой я пришла воодушевленная, с уверенностью, что если мне позвонит Алексей и начнет опять говорить свои предложения о встрече – а это будет «развод» - то я найду, что ему ответить.  Уж я-то теперь вооружена, и братцы - акробатцы не будут надо мной смеяться! 

Мама  тоже отметила, что со стороны было заметно, как он меня разводит как наивную дурочку, крутя-вертя мной как хочет.  Она сказала, что даже хотела вмешаться в разговор  и воспрепятствовать этому, но решила, что пусть дочь получает свои шишки и учится на своих собственных граблях.

Я про проделки Алексея рассказала Томе, и мы с ней похохотали над его плутовством и моем простодушием. После осени я стала относиться к этому с большим чувством юмора.

-Ну шутник! Ой-ой-ой! Так некрасиво поступать! А вот Юрию я  решилась позвонить. Наберусь храбрости, и приглашу его в эти выходные на природу! – говорила Тома, и, тем не менее, ее голос  и руки дрожали как осиновый лист.  А храбилась она только снаружи. Тома уже более или менее решила свои проблемы, и «прорабатывала»  дальше свои действия относительно Юрия.

Дела у нее пошли не веселее, чем  у меня. Когда она ко мне пришла в следующий раз, чтобы отчитаться  о результатах проделанной «работы», хвалиться ей было нечем.

Она все-таки  позвонила Юрию, и между ними произошел такой диалог:

-Юрий привет! Слушай, у меня к тебе есть одно предложение.

-Привет, Тамара! А какое?

-Давай съездим на природу?

-Зачем??? – в голосе Юрия прозвучал панический страх.

- Подышать свежим воздухом,  погулять в лесу. Можем пожарить шашлыки, - блаженно лепетала Тома.

-Не знаю, посмотрим. В эти выходные я занят, - сухо отвечал Юрий.

-А в следующие выходные ты тоже занят?

-Да! Да! Да! – лихорадочно подтвердил Юрий. 

-Ну тогда ладно, если сможешь – то позвони мне. Прогуляемся, - говорила Тома настойчивым тоном.

-Посмотрим, пока, - сворачивая разговор, сказал Юрий, и быстро отключил телефон. 
Тома была расстроена, но не сильно уже подавлена. Она начала входить в эту игру по завоеванию крепости штурмом, и надеялась одержать в ней победу, думая, что битва только начинается.  Как же она ошибалась!  Но учимся мы только на своих ошибках. 

Через несколько месяцев  месяц март пришел к нам с запахами весны. Небо стало более прозрачное, и настроение у народа повеселело. 8 марта в квартире опять раздался звонок. 
Звонил Алексей, чтобы поздравить меня с международным женским днем: 

-Привет, Карина! Поздравляю тебя с женским праздником! Желаю тебе счастья в самом главном – в любви!

-А, товарищ Цукерман! Привет! Ну спасибо, спасибо! – подыграла я ему в тон. Но относилась я к нему уже с недоверием,  хотя он и продолжал вызывать у меня симпатию. 

-Тебя, наверно, кроме меня, и поздравить-то некому! Я, наверно, единственный, кто тебя поздравил, – ехидно сказал Алексей, и попал в точку. Он прекрасно меня чувствовал, и как всегда, поддел мои слабые места. 

-Да, ты прав. А тебе-то с этого что?! – все как на духу, наивно и честно сказала я. 

-Вот, ты не понравилась моему брату!  Вот если бы ты осталась со мной, все было бы вы порядке! – запел Алексей ту же, прошлую, песню.

Прошло полгода с того события, и он никак не мог успокоиться. Как же его зацепила эта ситуация! 

 - Ты- ****обол –задушевник! Вот ты кто! –вспомнив анекдот, рассказанный Дениской, бойко и с юмором ответила я.

-Что?? В смысле? – Алексей рассмеялся, немного оторопев от неожиданности.

-А твой брат  - чекист –ебарь –террорист! – в таком же тоне сказала я. А потом рассказала этот анекдот, объяснив, что я имею ввиду.

Алексей захохотал еще больше.

-Да, мой брат такой! Ой, и не говори- вот он мне родной брат, но он такой тяжелый человек, что и даже мне с ним рядом страшно иногда становится. Что тогда говорить о других?   - запричитал театрально Алексей.

-Вы –семейка братцев –акробатцев извращенцев! – все бойко говорила я, юморя без злости.
Алексей заливался от смеха. Видя отсутствие его негативной реакции, я сменила тон, и решилась его кое о чем расспросить. 

-А можно еще спросить у тебя? Томе нравится Юрий. Как ты думаешь, у них есть шансы? - я решила замолвить слово за подругу.

-Нет, баба Тома ему абсолютно не нравится. 

-А, поняла почему, -рассмеялась я, -А кто ему тогда нравится?

-Он с таким характером не сможет ни с кем жить. Вот и сейчас –повел на праздник гулять очередную девушку, - ядовито сказал Алексей, думая, что меня это хоть как-то заденет. 

Но он ошибался, поэтому я довольно энергично и радостно сказала:

-Слушай, какой же он все-таки тяжелый человек!  Как вообще с ним можно жить?  

-Поэтому никто и не живет. Вы, девочки, даже не надейтесь, он ни с кем жить не будет. Он один жить будет. Юрий пожил с одной полгода, родился сын, а потом он от нее ушел. А ты сама-то замуж вышла? -все  продолжал ехидничать Алексей. 

-Нет. Не вышла, - говорила сокрушенно я, краснея от стыда. Плечи у меня были напряжены, и я себя чувствовала дискомфортно. Благо, Алексей этого всего не видел.

Но тут –то  я ошибалась! Алексей был первоклассным психологом. Он полностью прочитал мое состояние даже на таком  расстоянии, что и озвучил:

-Ты расслабься! И плечи опусти! Опустила? Вот и хорошо. Ну как же так? Такая хорошая девочка, и не замужем, мне прямо жаль тебя, - ласково - укоряюще говорил Алексей.

У меня возникло ощущение, что он подсматривает за мной через какую-то дырочку. У меня появилось желание повертеть головой по сторонам и поискать  –где же она спрятана?  

-  Ну так возьми и женись на мне, что подкалывать? – осмелев сказала я.

-Я сейчас этого сделать не могу. А вот кандидатуру подыскать тебе смогу. Кого хочешь – профессора, электрика, сантехника – любого найду. Ай-ай-ай – такой человек пропадает! – ерничал Алексей.

- А почему ты не сможешь? – попыталась ехидно говорить я.

- А потому что  у меня мало финансов. Тебе же это надо? 

-Да, если бы ты устроился хоть на какую работу, хоть за 100 рублей, и то уважение у меня было бы к тебе намного больше! – зычно, голосом пионерки, сказала я.  

-А я уже нашел работу! – гордо сказал Алексей, - я устроился за 4000 рублей наклейщиком этикеток на бутылки пива! 

-Молодец! Ты начал с малого. Ну ничего, продолжишь дальше! Теперь я тебя уважаю! – говорила я искренне и доброжелательно.   

-Ладно, давай вот что. Давай строить нашу судьбу. И сходим - ка на каток. Погода хорошая, поэтому я тебя приглашаю, -   Алексей сменил тон разговора на более теплый.

- Ах ты негодяй, обещал прийти в прошлый раз, и не пришел! А я ждала как дура 4 часа! 4 часа прождала! – тут же, как петух, накинулась на него я,  честно открывая все, что у меня на душе.

- Ну, мне было неудобно приходить, потому что я тогда был неработающий человек. Как я могу, неработающий,   прийти к работающему?    - в голосе Алексея была затаена хитрость, которую я сразу и не раскусила.

-А предупредить нельзя было?  Я потратила на ожидание весь вечер! – кипятилась я.

-А у меня нет телефона, и позвонить было не откуда, - так же хитренько говорил Алексей.

-Не правда! Мог бы позвонить с автомата!  - все напирала я.

-Не все так просто, Кариночка, - ехидно ответил Алексей.

-Ага, ты меня опять обманешь! Как в прошлый раз! – наивно воскликнула я. 

-Нет, Кариночка, ты мне очень нравишься, вот прямо нравишься! Так мне давно никто не нравился! А то, что не пришел в прошлый раз – так это от неудобства из-за безработицы. Но в этот раз будет все иначе, - сладко щебетал Алексей.

-Ну хорошо. Тогда жду тебя в четверг. Только смотри,  не подведи меня! –я четко показала Сергею,  как мне важна эта встреча. 

-Ладно, Кариночка. Я обязательно приду. Пока, Кариночка, целую тебя, -убедительным тоном сказал Алексей.

Не знаю почему, но я опять согласилась. Алексей мне нравился, и он мог подцепить меня за такие струны души, что я становилась рядом с ним слабой и влюбленной дурочкой. Я даже не оскорбилась на его замечания, о том, что «пропадаю без замужа», и что «меня надо пристраивать».  В общем-то, с учетом того, что он был классным психологом и мог отлично мной манипулировать, он опять меня поймал как глупую рыбешку на удочку.

 В четверг, бросив недоделанную работу, я пришла с работы пораньше, и опять стала его ждать, как на стреме. Но в этот раз я не исключала того момента, что он не объявится. 
И вот, наша дура опять ждала с 18-00 до 22-00. Ни ответа, ни привета. То, что я третий раз оказалась в дураках, меня  уже не расстроило, а позабавило. В первый раз это было грустно, второй раз это вызвало  бешенство. Но в третий раз я могла только рассмеяться  над собственной глупостью.  При свой наивности, я одновременно была подозрительным человеком, совмещая как-то странно в себе эти два качества. Меня еще ни разу так никто не дурачил! А тут аж три раза попалась на один и тот же крючок! Ай да Алешка, ну молодец!   

И, тем не менее, он у меня по-прежнему вызывал симпатию. Таких веселых, находчивых и оптимистичных остряков еще поискать нужно! Вот уж кто не пропадет по жизни и у кого можно было поучиться! Конечно, если использовать это качество в хороших целях. 

Я сидела и  хохотала над ситуацией, и над собой.  Вот братцы-акробатцы извращенцы! Вот так веселая история! Будет что вспомнить на пенсии!

У Томы тоже было поражение на любовном фронте. Юрий вообще перестал брать свой сотовый на ее звонки. Тома не  рвала и не метала, она поняла, что была не во вкусе Юрия.  Она была расстроена, но не сломлена.  Иногда она уносилась в воспоминания, мечтательно вздыхала и говорила «Ах какой был мужчина! Настоящий полковник!

К счастью, Тома так и не узнала про мое «приключение» с  Юрием.

Через полгода, уже в следующее лето,  я переехала жить отдельно от матери, и начала самостоятельную жизнь. У меня начались новые  знакомства и новые проблемы. Надо было вызывать сантехников, плотников, электриков и т.д.

Алексей мне позвонил, когда я уже жила в другой квартире. Мама его прекрасно узнала, хотя он представился совершенно другим именем. Она работала музыкантом, и у нее было отличное распознавание чужих голосов. Разговор был примерно таким:

-Алло, здравствуйте! А Карину можно позвать к телефону?

-А кто ее спрашивает? – спросила мама.

-Это Гарри ее спрашивает, - сказал вежливый и хитрый голос.

-А она съехала с этой квартиры и больше здесь не живет, - по - деловому  оповестила его мама.

-Как?! – в голосе послышался шок, - А давно она съехала?

-Да два месяца назад.

-Ой, простите, - в трубке кто-то как будто испуганно, по- крысиному, юркнул в норку, а потом на том конце отключились.

Больше он так ни разу не позвонил.

 А Юрия я встретила в тот же год, когда уже переехала – осенью. Мы с ним столкнулись на остановке нос к носу. Он шел в черном длинном плаще, и нес в руках важный дипломат. Прямо супер - герой!  Увидев меня, он принял надменный и самодовольный вид, и надулся от собственного величия. 

-Здравствуй, Карина! – задрав носик, поздоровался он.

-Ну привет, чекист,  ебарь- террорист! – сказала немного развязано я.

У Юрия от удивления вытянулось лицо, и  губы сложились буковкой «о»:

-Ой, что это за слово такое нехорошее? 

-Нормальное! – так же немного развязано ответила я, и нагло промаршировала мимо.

Садясь в маршрутку,  я увидела его фигуру с опущенной головой. Ему было от чего-то неудобно, и дипломат он держал впереди себя, взяв его ручку обеими руками.   
Я  смотрела ему вслед из окна маршрутки, и настроение у меня было задорное. 
                                                                       
                                             ЭПИЛОГ

Я больше никогда не видела и не слышала Алексея. Через знакомых я знаю, что он закончил ВУЗ, и работает. 

Тома вскоре после этих событий нашла 60-летнего пенсионера, у которого был автомобильный бизнес, и который возил ее на свою дачу. Там он угощал ее копченой курицей и красным вином, и  называл ее умной женщиной.   Она была невероятно счастлива!

А с чекистом я сталкивалась одно время регулярно. Как назло нам обоим! Из этой истории это был последний человек, которого я мечтала увидеть, впрочем, как и он меня. Наши работы находились тогда  рядом, и в обед мы толкались на том же пятачке.  Каждый раз, видя меня, он смотрел на меня тяжелым и недобрым взглядом, с мрачным выражением лица. А я на него, в свою очередь,  смотрела ехидным взглядом. 

И уже пройдя мимо,  улыбалась, вспоминала всю эту историю, которая стала в моем окружении самым настоящим анекдотом.   

Жалко, что у Юрия чувства юмора для этого не хватало! 

Нет, друзья, надо побольше чувства юмора!    

Рейтинг: +2 177 просмотров
Комментарии (2)
Ольга Баранова # 23 мая 2013 в 02:07 0
Аргументы неоспоримые )))
Карина Неожиданная # 23 мая 2013 в 09:33 0
Все познается на своем опыте.