ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Детская защита

 

Детская защита


Сижу дома, смотрю в окно, практикую ничего не делание. Возле соседнего подъезда женщина громко ругает каких-то двоих подростков. Они обидели её сына. Подростки оправдываются, говорят, что её сын специально их дразнит, а потом бежит к маме под защиту. Кто из них прав, не знаю. Знаю только, что такая защита существует. Я бы даже дал ей название: «Детская защита». Все дети с момента рождения первым делом овладевают этой защитой. Чуть что, сразу бегут к маме или к папе.
Эта история наводит меня на мысль, что хватит сидеть у окна, пора выдвигаться на улицу. Там интереснее. Выхожу из дома, иду в продовольственный магазин, и здесь природа разыгрывает передо мной ещё более впечатляющий спектакль. Я стал свидетелем конфликта между бабушкой-старушкой и её маленькой собачкой. Собачка убежала вместе с поводком от своей хозяйки старушки и, довольная полученной свободой, весело лает в собственное удовольствие. Хозяйка её зовёт по имени к себе, собачка  не слушается. Как только старушка приближается к собачке, та отбегает метров на десять, останавливается, довольная, лает, к хозяйке идти не хочет. Видно, что она просто дразнит эту старушку. И вдруг откуда-то выскакивает дворовой пёс, с яростным рычанием мчится прямо к этой собачке, собачка убегает от него со всех ног. И куда же она бежит? Конечно, к своей хозяйке. Хозяйка её хватает, любовно прижимает к груди, а дворового пса ругает нехорошими словами. Я прохожу мимо, встречаюсь взглядом с этим дворовым псом, который невозмутимо сидит в сторонке. И такая в этом взгляде мудрость и глубина!
Выплывает из памяти другая, похожая история. Сижу я этим летом на каменистом берегу Днепра, просто смотрю на воду. Я в этих местах вырос и прожил всю свою жизнь, поэтому здесь любое место связано с какими-то воспоминаниями. На этом месте, в частности, мой сын, когда был маленький, поскользнулся, упал в воду, стал тонуть, и мне пришлось его спасать. Сижу на берегу, вспоминаю. И вдруг вижу, прямо на берег у моих ног выскакивает бычок и брыкается наполовину в воде, наполовину на берегу. «Чего это он?» - думаю. И тут вижу, что за ним гонится водяная змея приличных размеров. Змея покрутилась, покрутилась, ко мне близко подплыть не решилась, уплыла восвояси. Бычок увидел, что опасность миновала, и тоже, крутнулся, изловчился и уплыл. Он использовал меня как защиту! А мне ведь в своей жизни тоже приходилось пользоваться этим приёмом защиты. Вспоминаю неохотно эту историю. Это было давно. Пошли мы с моим напарником по работе, Серёгой, по прозвищу «Фантомас» пить пиво в пивной бар после смены. Почему у него было такое прозвище? Все, кто об этом спрашивал, стоило им Серёгу увидеть, тут же соглашались, что это прозвище ему подходит как нельзя. Очень похож на одноимённого героя из знаменитой французской кинокомедии. Только вместо лысины у него были светлые, кучерявые волосы.  Серёга частенько попадал во всякие живописные истории и переделки. И вот , стоим мы за стойкой, пьём пиво, обстановка для того времени типичная. В помещении полно народу, за пивом приличная очередь. Шум, галдёж, разговоры, споры. За разговорами как-то не заметили, что пиво у нас закончилось. Захотелось ещё. Серёга взял деньги и полез за пивом без очереди. При этом сквернословил, оскорблял всех подряд, унижал достойных людей недостойными словами. Всё-таки пива ещё взял. Без очереди. Стоим за стойкой дальше. И вот Серёге захотелось  выйти на улицу покурить. Возвращается довольно быстро, вид перепуганный, говорит: «Ну всё, нам конец, сейчас нас будут больно бить! Там уже бьют какого-то мужика, а тот, которого я недавно оскорблял, кричит, что прекратите его бить, это не он». Выходим с Серёгой на улицу и видим, что у входа в бар полукругом стоят несколько человек и с угрюмым видом смотрят на нас. Серёга неожиданно срывается с места и бросается наутёк. Двое или трое из этой компании бегут за ним. Я останавливаюсь. Возникает, как говорят театралы, немая сцена. И вдруг я чувствую, что на меня находит состояние какой-то отстранённости. Страха нет. Обстановку наблюдаю как будто со стороны. Интуитивно определяю, кто в этой компании главный и, молча, иду к нему. Запускаю руку во внутренний карман своей куртки, вижу, как этот человек напрягается всем телом, готовится к любой неожиданности, а я достаю из кармана все наличные деньги и отдаю ему. А наличных денег у меня, пять рублей с мелочью. Этих денег хватит на несколько бокалов пива. Он молча берёт эти пять рублей, мелочь отдаёт мне обратно и говорит: «Твой товарищ был не прав». Здесь же пострадавший морально говорит, что ко мне он претензий не имеет, а того, кто со мной был нужно найти и как следует проучить. После этих событий тема разговора приобретает такое направление, что где этот мой товарищ живёт, как его найти и тому подобные малоперспективные визуализации. А я как будто уже и не причём. К этому моменту прибегают, запыхавшись, преследователи. Серёгу, видно, не поймали. Настроены агрессивно, бросаются на меня. Но я уже под защитой. Этот авторитетный товарищ жестом их останавливает, мне говорит: «Ты иди домой, мы тут сами разберёмся». Я развернулся и не оглядываясь пошёл домой. И думаю так: Бывает порой нередко мы пользуемся этой детской защитой, натворив дел, а потом убегаем под покровительство кого-то сильного или могущественного, считая, что таким образом мы уйдём от ответственности. Но так ли это?
           
 

© Copyright: Валерий Кириченко, 2014

Регистрационный номер №0218455

от 2 июня 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0218455 выдан для произведения:

Сижу дома, смотрю в окно, практикую ничего не делание. Возле соседнего подъезда женщина громко ругает каких-то двоих подростков. Они обидели её сына. Подростки оправдываются, говорят, что её сын специально их дразнит, а потом бежит к маме под защиту. Кто из них прав, не знаю. Знаю только, что такая защита существует. Я бы даже дал ей название: «Детская защита». Все дети с момента рождения первым делом овладевают этой защитой. Чуть что, сразу бегут к маме или к папе.

Эта история наводит меня на мысль, что хватит сидеть у окна, пора выдвигаться на улицу. Там интереснее. Выхожу из дома, иду в продовольственный магазин, и здесь природа разыгрывает передо мной ещё более впечатляющий спектакль. Я стал свидетелем конфликта между бабушкой-старушкой и её маленькой собачкой. Собачка убежала вместе с поводком от своей хозяйки старушки и, довольная полученной свободой, весело лает в собственное удовольствие. Хозяйка её зовёт по имени к себе, собачка  не слушается. Как только старушка приближается к собачке, та отбегает метров на десять, останавливается, довольная, лает, к хозяйке идти не хочет. Видно, что она просто дразнит эту старушку. И вдруг откуда-то выскакивает дворовой пёс, с яростным рычанием мчится прямо к этой собачке, собачка убегает от него со всех ног. И куда же она бежит? Конечно, к своей хозяйке. Хозяйка её хватает, любовно прижимает к груди, а дворового пса ругает нехорошими словами. Я прохожу мимо, встречаюсь взглядом с этим дворовым псом, который невозмутимо сидит в сторонке. И такая в этом взгляде мудрость и глубина!

Выплывает из памяти другая, похожая история. Сижу я этим летом на каменистом берегу Днепра, просто смотрю на воду. Я в этих местах вырос и прожил всю свою жизнь, поэтому здесь любое место связано с какими-то воспоминаниями. На этом месте, в частности, мой сын, когда был маленький, поскользнулся, упал в воду, стал тонуть, и мне пришлось его спасать. Сижу на берегу, вспоминаю. И вдруг вижу, прямо на берег у моих ног выскакивает бычок и брыкается наполовину в воде, наполовину на берегу. «Чего это он?» - думаю. И тут вижу, что за ним гонится водяная змея приличных размеров. Змея покрутилась, покрутилась, ко мне близко подплыть не решилась, уплыла восвояси. Бычок увидел, что опасность миновала, и тоже, крутнулся, изловчился и уплыл. Он использовал меня как защиту! А мне ведь в своей жизни тоже приходилось пользоваться этим приёмом защиты. Вспоминаю неохотно эту историю. Это было давно. Пошли мы с моим напарником по работе, Серёгой, по прозвищу «Фантомас» пить пиво в пивной бар после смены. Почему у него было такое прозвище? Все, кто об этом спрашивал, стоило им Серёгу увидеть, тут же соглашались, что это прозвище ему подходит как нельзя. Очень похож на одноимённого героя из знаменитой французской кинокомедии. Только вместо лысины у него были светлые, кучерявые волосы.  Серёга частенько попадал во всякие живописные истории и переделки. И вот , стоим мы за стойкой, пьём пиво, обстановка для того времени типичная. В помещении полно народу, за пивом приличная очередь. Шум, галдёж, разговоры, споры. За разговорами как-то не заметили, что пиво у нас закончилось. Захотелось ещё. Серёга взял деньги и полез за пивом без очереди. При этом сквернословил, оскорблял всех подряд, унижал достойных людей недостойными словами. Всё-таки пива ещё взял. Без очереди. Стоим за стойкой дальше. И вот Серёге захотелось  выйти на улицу покурить. Возвращается довольно быстро, вид перепуганный, говорит: «Ну всё, нам конец, сейчас нас будут больно бить! Там уже бьют какого-то мужика, а тот, которого я недавно оскорблял, кричит, что прекратите его бить, это не он». Выходим с Серёгой на улицу и видим, что у входа в бар полукругом стоят несколько человек и с угрюмым видом смотрят на нас. Серёга неожиданно срывается с места и бросается наутёк. Двое или трое из этой компании бегут за ним. Я останавливаюсь. Возникает, как говорят театралы, немая сцена. И вдруг я чувствую, что на меня находит состояние какой-то отстранённости. Страха нет. Обстановку наблюдаю как будто со стороны. Интуитивно определяю, кто в этой компании главный и, молча, иду к нему. Запускаю руку во внутренний карман своей куртки, вижу, как этот человек напрягается всем телом, готовится к любой неожиданности, а я достаю из кармана все наличные деньги и отдаю ему. А наличных денег у меня, пять рублей с мелочью. Этих денег хватит на несколько бокалов пива. Он молча берёт эти пять рублей, мелочь отдаёт мне обратно и говорит: «Твой товарищ был не прав». Здесь же пострадавший морально говорит, что ко мне он претензий не имеет, а того, кто со мной был нужно найти и как следует проучить. После этих событий тема разговора приобретает такое направление, что где этот мой товарищ живёт, как его найти и тому подобные малоперспективные визуализации. А я как будто уже и не причём. К этому моменту прибегают, запыхавшись, преследователи. Серёгу, видно, не поймали. Настроены агрессивно, бросаются на меня. Но я уже под защитой. Этот авторитетный товарищ жестом их останавливает, мне говорит: «Ты иди домой, мы тут сами разберёмся». Я развернулся и не оглядываясь пошёл домой. И думаю так: Бывает порой нередко мы пользуемся этой детской защитой, натворив дел, а потом убегаем под покровительство кого-то сильного или могущественного, считая, что таким образом мы уйдём от ответственности. Но так ли это?

           

 

Рейтинг: +3 201 просмотр
Комментарии (1)
Влад Устимов # 31 мая 2016 в 19:41 +1
Увлекательная тема. Тонкие наблюдения. Глубокий психоанализ. Интересные рассуждения. Мне понравилось.