ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → День поминовения

 

День поминовения

article135595.jpg

Джессика Чен миновала двух истуканов-спецназовцев и очутилась в правительственном куполе: огромной полусфере из полимерного стекла, напоминающей ограненный бриллиант в ажурной металлической оправе. Женщина уверенно направилась к центру купола, разглядывая собственное отражение в зеркальных дверях аппарата правительства. Отражение не давало оснований для печали – сорокалетняя начальница аналитического отдела выглядела, как всегда, безупречно. Длинные черные волосы скромно, но красиво уложены, косметику разглядит лишь опытный стилист, настолько все естественно. А черный брючный костюм, месяц назад, доставленный с Земли, был по-военному строг и в тоже время изящен. То, что нужно - подчеркнуто, что следует спрятать – надежно скрыто от любопытных взглядов.

За дверями, несмотря на поздний час, еще трудились многочисленные чиновники: кто-то по своей воле, кто-то с нетерпением ожидал ухода Гюнтера Ли, товарища Гюнтера Ли, вождя нации, первого человека МНР (Марсианской Народной Республики). Вождь в текущий момент неторопливо прогуливался в зеленой зоне купола, среди серебристых канадских елей, с наслаждением дыша свежим воздухом. Время от времени товарищ Ли поднимал морщинистый череп к вершине полусферы и с тревогой посматривал в красное марсианское небо.

“Интересно, какое настроение у Великого Кормчего? Вчера он был озабочен, резок, а если называть вещи своими именами – непозволительно груб. Но Кормчего можно понять, на его плечах лежит забота о сохранении нации”.

Джессика остановилась в паре шагов от вождя и доложила о прибытии.

- Садитесь, товарищ Чен, - тот указал на скамейку у крохотного озерца. – Жду от вас реальных предложений. Надеюсь, эти сутки не пропали впустую?

- Мой отдел работал всю ночь, товарищ Ли. Агенты передают, что с похожей ситуацией столкнулись русские несколько лет назад. Небольшая в то время колония со странным названием “Озеленение Луны ЛТД” подверглась нападению чужих, но колонисты успешно решили этот вопрос. Сейчас там тишь, да гладь, да божья благодать, - Джессика взглянула на неподвижную поверхность водоема.

- Население выросло в несколько раз, нет отбоя от желающих вступить в лунное ТСЖ, иными словами: товарищество собственников жилья. Как видите, слово “товарищ” присутствует в лексиконе колонистов. Идеологическая близость обнадеживает, учитель!

Берут они далеко не всех, претенденты проходят жесточайший отбор, живут достаточно обособленно, а поэтому информации о методах ведения боевых действий практически нет. Кстати, колония специализируется на разработке залежей льда, а это именно наш случай.

- Так что вы предлагаете, советник? – прервал ее Гюнтер Ли. – Звать на помощь посторонних? Мы всегда опирались только на собственные силы, это будет предательством национальной идеи. Ни в какие ворота! И это мне советует лучший аналитик Республики! Вы зря потратили сутки!

Джессика молча проглотила обиду и продолжила, скользнув взглядом по канадским елям:

- Товарищ Ли, это единственно-верное решение. До времени “Ч” остается 45 марсианских суток, а над кратером уже замечены тарелки-разведчики. Я взяла на себя смелость и провела предварительные переговоры с руководителем лунной колонии. Человек он надежный, обещает полную конфиденциальность, даже если мы не договоримся. Мне кажется, нужно идти на компромисс: назовем это “перезагрузкой” национальной идеи в новых исторических условиях. Да и нации об этом знать не обязательно.

Кормчий нахмурился и посмотрел на роскошные швейцарские часы. Там на таймере обратного отсчета действительно горели красные цифры 45. Времени катастрофически мало! А то бы…. Его пожелтевшее, усыпанное пигментными пятнами, лицо неожиданно приобрело плаксивое выражение.

“Эти молодые выскочки, выпускники буржуазных университетов, уже принимают решения, не советуясь. Обнаглели! Ничего, чуть позже он всех поставит на место. И место это им совсем не понравится. А пока…. Пусть работают”.

- Хорошо, допустим…. Доложите о вашем плане.

- К старту готов новейший крейсер “Нефритовый посох”. Корабль построен на китайских стапелях, обошелся нам, как говорят русские, в копеечку, но удивительно быстр, обладает потрясающей огневой мощью, и в настоящий момент даже американцы не имеют его на вооружении.

- Почему? – поднял монобровь Гюнтер Ли.

- Неповоротливая капиталистическая система, - капнула бальзама Джессика. – Бюджеты, дебаты, конгрессы, сенаты. Бюрократизм! В Марсианской Республике решения принимаются мудрым руководителем, единолично и безошибочно. Так было, есть и будет!

Кормчий расправил плечи и приосанился:

- Продолжайте, товарищ!

- Через две недели наши новые советники … временные советники ступят на Марс. У них будет время для изучения обстановки на месте, выработке предложений, а у нас еще останется около месяца на подготовку к операции.

- Хорошо, а что они хотят взамен? Мы маленькая бедная страна и много заплатить не сможем, - Ли покосился на платину швейцарского хронометра, намекая, что аудиенция подходит к концу.

- Русские предложили обсудить это после изучения обстановки на месте. А пока они хотят бесплатный проезд в оба конца, трехразовое питание и командировочные расходы. Шутники! – улыбнулась Джессика, вспомнив веселое лицо дяди Леши.

- Клоуны! И с кем приходится работать! – устало сказал вождь нации. – А с другой стороны у них же все получилось. Отдайте приказ на старт, советник.

- Есть, товарищ Ли, - Джессика пыталась скрыть довольную улыбку. Она опять переубедила упрямого и капризного старика.

                                                        *****

Спустя две недели крейсер “Нефритовый посох” начал торможение вблизи Марса.

- Просыпайся, Дасти, - дядя Леша откинул крышку капсулы. – Через шесть часов будем на Красной планете. Температура на поверхности минут 140 по Цельсию, умеренная песчаная буря.

Дасти Хилл лениво потянулся и опустил босые ноги на пушистый ковер.

- Что-то я проголодался. Надеюсь, нас накормят? А, дядя Леша?

- Ну, если тебя устроит вареный рис, морковь и прочие деликатесы, можешь идти в пищеблок. Я предлагаю позавтракать прямо здесь. Откроем наши “бомж-пакеты”. Доставай-ка, что тебе Лиз приготовила.

Дасти открыл холодильник и вытащил литровую бутыль “огурцовки”, вареную курочку и дюжину яичек.

- То, что надо! – дядя Леша деловито откручивал пробку. – Настоящая еда командированных, все вкусное, домашнее. Помидоры, укроп и петрушка – это с меня.

Дасти Хилл с грустью посмотрел в иллюминатор.

- Что-то я уже соскучился по Луне, а всего-то две недели прошло. Скажи, командир, у Марса есть спутник?

- Темный ты человек, Дасти. Это каждому школьнику известно. Их даже два: Фобос и Деймос (Страх и Ужас). Вечные попутчики бога войны. Вот только они очень маленькие, да и формой напоминают продолговатые картофелины. Кстати, повернуты к Марсу всегда одной стороной. Не красавцы, однозначно! С нашей Луной - ни в какое сравнение.

Дядя Леша опустошил стакан и смачно хрумкнул соленым огурчиком. А потом смахнул невидимую пылинку с фотографии Джона Леннона. Той самой, где Джон у белого рояля. На заднем плане можно было рассмотреть чуть растушеванный силуэт азиатки достаточно спорной внешности.

- Удивляюсь я, командир! – после первой Дасти заметно повеселел. – Страна то бедная, отсталая, все время об этом твердили. А тут супер крейсер! Нашу колонию можно продать с потрохами и все равно такой не купишь.

- Десять!

- Что десять?

- Десять колоний – один крейсер. Математика! – дядя Леша загадочно улыбался. – Есть над чем подумать.

- А вообще, ребята – молодцы. Всей страной, в едином порыве – на новую Родину. Великое переселение – это еще организовать надо. Что касается денег – они удачно продали свою территорию, чтоб вернуться даже и соблазна не было. Вот откуда средства, немалые средства. Не мне тебе говорить, сколько земля сейчас стоит. На Марсе все куда скромнее, но им к спартанским условиям не привыкать.

Ты еще немало интересного увидишь: все передовые технологии у них на вооружении, многое могут себе позволить. Супер энергетика, полная переработка отходов, замкнутые экологические системы и черта в ступе. Нужно только вода, вот почему мы с тобой в командировке.

В дверь вежливо постучали.

- Да, - отозвался дядя Леша, доставая третий стакан.

В отсек вошел капитан крейсера при полном параде. Строгий и чересчур серьезный, старательно делающий вид, что не замечает застолья.

- Мы на подлете, товарищи, пересекаем орбиту Фобоса. Взгляните в иллюминатор, вам будет интересно.

Дасти и дядя Леша приникли к панорамному стеклу. На невидимой с Марса стороне спутника ровными рядами стояли летающие тарелки, числом ни как не менее двух десятков. Картинка производила угнетающее впечатление.

- Хорош гулять! – дядя Леша кивнул заместителю на бутыль “огурцовки”. – Пора за работу.

                                                     *****
 
Через шесть часов среди канадских елей прошел первый раунд переговоров. Двое надвое, в обстановке полной секретности. Правда, декорации немного изменились. На берегу водоема был установлен Т-образный стол, гигантских размеров, на столешнице которого красовались флаг МНР и вымпел ТСЖ. Где только достали?
Во главе восседал товарищ Гюнтер Ли, справа – товарищ Джессика Чен, а напротив – дядя Леше и Дасти Хилл, успевшие побриться и надеть строгие костюмы.

Великий Кормчий открыл совещание, сделав короткий доклад о текущем международном положении, а затем передал слово Джессике.

Главный аналитик начала издалека:

- Коллеги, территориально мы находимся на равнине Элизий, по местным понятиям на высокогорье. Неподалеку – вершина с одноименным названием, потухший вулкан, поднимающийся на 14 километров с кратером примерно такого же диаметра. В хорошую погоду он хорошо виден.

- Вау! – отреагировал Дасти. – Вот это гора, Эверест по сравнение с ней крохотная сопка.

- На Марсе есть вулканы и повыше, - просветила его Джессика Чен. – Абсолютный рекордсмен – гора Олимп, самый крупный вулкан Солнечной системы. 26 километров высотой, как вам это нравится? Но мы немного отвлеклись.

Она заметила недовольную физиономию Кормчего и быстро продолжила:

- Место для колонии было рекомендовано после изысканий, выполненных одним уважаемым агентством. Неподалеку в скальном разломе находится гигантский глетчер и где, как ни здесь следовало начать строительство куполов. Мы приступили к добыче льда, и поначалу все шло хорошо. Проблемы начались через год по земному календарю, или примерно через полгода – по марсианскому. Сначала над глетчером появились блюдца-разведчики, и за ночь дорогостоящее оборудование исчезло в неизвестном направлении. А спустя еще несколько дней марсианское небо скрыли сотни тарелок. Вся эта армада села на ледовом поле и в течение суток любовалась видами Элизия, а потом отбыла восвояси. 

Джессика покосилась на хмыкнувшего дядю Лешу и продолжила рассказ:

- Мы заказали технику на Земле и возобновили работы. Через 687 дней история повторилась: опять пропало оборудование, и перед отлетом чужие решили продемонстрировать силу. Тарелка опустилась на правительственный купол, да так, что завибрировали металлоконструкции. Что это, как не угроза? И вот прошел еще один марсианский год. Чего ждать через месяц?

- Как говорят на моей бывшей Родине – это второе китайское предупреждение. В третий раз следует ждать серьезных неприятностей, - максимально сгустил краски дядя Леша. – Пригласили вы нас вовремя, я думаю, мы сможем избежать серьезного конфликта. Завтра утром  наша группа приступает к изучению обстановки на месте. И только потом мы сможем окончательно говорить о конечной сумме. Нам потребуется транспорт и проводник.

- Я буду вашим проводником, - сообщила Джессика. – Круг посвященных не может быть увеличен. Это приказ Великого Кормчего.

- Мы не против, - хладнокровно произнес дядя Леша. - Спокойной ночи, товарищи!

Однако, Дасти Хилл уловил радость в голосе командира. К чему такие эмоции? Хотя Джессика очень приятная женщина.
И это наш старый холостяк?
Да ладно?
Вау!

                                                        *****

Утром Джессика Чен ждала экспертов в шлюзе 18-го купола. Даже в скафандре она выглядела весьма привлекательно. Женщина решительно опустилась в водительское кресло, кивком указав мужчинам на места позади себя.

Через пару минут десятиколесная платформа оказалась на поверхности Марса. Красная планета встретила гостей негостеприимно: штормовой ветер поднял тучи песка, на расстоянии десяти метров что-либо разглядеть было абсолютно не возможно. Дорога, как таковая отсутствовала, марсоход плавно преодолевал небольшие песчаные дюны, уверенно держась слева от монорельса. Судя по всему, по этой транспортной ветке и перевозился лед.

- Есть ли какие-нибудь мысли у наших экспертов? - прервала молчание Джессика. – По нашим сведениям вы обладаете большим опытом общения с чужими.

Дядя Леша охотно поддержал беседу:

- Опыт колоссальный, но нужно разобраться, что это за чужие. Гуманоиды или, например, тараканы? Сможем ли мы понять друг друга?
Есть у меня кое-какие соображения, уважаемый советник. Однако их нужно проверить. Думаю, что к вечеру мы сумеем сформулировать наши рекомендации.

Через полтора часа монорельсовая дорога закончилась. Совершенно неожиданно для гостей, посреди песков. Не было ни погрузочных механизмов, ни даже обычной платформы, вообще ничего.

Дядя Леша вопросительно поднял брови.

- Всю технику мы заблаговременно убрали, а песок уже почти целиком занес карьер. Еще пара дней и ничего не будет напоминать о промышленных разработках. Вот такой “жест доброй воли”!

- Единственный жест? Или вы еще что-то приготовили? – дядя Леше с любопытством смотрел на женщину. – Будьте откровенны, это очень важно.

Джессика на минуту задумалась, а потом посмотрела собеседнику в глаза:
 
- Строго конфиденциально, в конце концов, мы союзники. По приказу Кормчего развернуты комплексы земля-воздух, последние российские разработки, способные сопровождать 200 гиперскоростных целей одновременно.

- Я конечно не военный, но, не имея разведданных о вооружении чужих, это самоубийство, - дядя Леша посмотрел на Дасти Хилла. – Что думает рейнджер?

- Самоубийство, лучше и не скажешь. Цивилизация явно постарше нашей, этот этап они давно прошли. Будьте уверены, ваши комплексы уже обнаружены и внесены в их список целей.

Джессика нахмурилась:

- Наших стариков не переубедишь. И если будет приказ…

- Надеюсь, до суицида дело не дойдет, - дядя Леша надел шлем. – Джессика ждите нас здесь, мы с коллегой поднимемся вверх по глетчеру. Будьте на связи!

Красноватая мгла скрыла экспертов, а спустя несколько минут, как испуганные птицы, в небо поднялись две тарелки. Джессика Чен вздрогнула и положила на колени АК-147.

Дядя Леша и Дасти вернулись через шесть часов. Судя по их довольным лицам, экспедиция прошла успешно.

- Хочу вас обрадовать Джессика, наши чужие – гуманоиды. А это уже кое-что.

- Интересно…. Гости никогда не выходят из тарелок, их никто не видел.

- Ну и мы не увидели, зато нашли кое-что поинтересней. Километрах в пяти отсюда находится огромное захоронение: тысячи надгробий, спрятанных в складках разлома. Судя по изваяниям – у них две руки и две ноги.

- Арлингтонское кладбище, да и только, масштабы впечатляют! – вставил Дасти, кивнув дяде Леше.

- С поверхности глетчера их не видно, и если не знаешь, что искать – их никогда не найдешь.

- А вы знали? – удивилась Джессика.

- Предполагали. Собственно вариантов после ночных размышлений было два: первый - чужим тоже нужна вода, и второй – это какой-то ритуал. Ведь тарелки прилетают в одно и тоже время, в одно и тоже место. А теперь можно с уверенностью сказать – через месяц День Поминовения.
Поэтому мы предлагаем демонтировать монорельсовую дорогу, она больше не понадобится. Чужих дразнить не стоит! И я их понимаю, кому понравится, когда “танцуют” на могилах предков. Причина конфликта ясна, а это уже немало.

- Причина ясна, но что делать дальше, - Джессика выглядела разочарованной. – Республике нужна вода, а запасов едва хватит на пару месяцев. На равнине Элизий больше нет ледников, и если вы ничего не предложите, кормчий нажмет большую красную кнопку. Лучшего момента, чем День Поминовения и не придумаешь.

Дядя Леша задумчивым взглядом окинул собеседницу:

- В мире ничего не меняется, Джессика. Как было тысячи лет назад, так все и осталось. Неужели это в природе человеческой? Так начинаются все войны, причины те же: недра, территории, рынки сбыта.…  Благородная национальная идея и готовность нажать красную кнопку. Ладно, что-нибудь придумаем, еще целый месяц…. А воду мы вам найдем, в конце концов - это моя профессия. Да, и передайте Руководителю: благополучие республики, сохранение нации, великолепные перспективы и мирное сосуществование мы гарантируем в обмен на “Нефритовый посох”. Знаю, что крейсер этого класса у вас не единственный.

Месяц прошел в поисках, но все усилия оказались тщетными. Уважаемое агентство, проводившее изыскания, не ошиблось: других залежей льда на равнине Элизий не было.

- А тебе не кажется дядя Леша, что это командировка в один конец, - сказал разочарованный Дасти за сутки до Дня Поминовения. – Воды нет, и ребята передерутся. Что-то мне подсказывает – шансов у наших союзников маловато, хотя соблазн велик – одним залпом накрыть чужих. Где-нибудь на подлете, чтобы лед не испачкать.

- Согласен, - задумчиво произнес дядя Леша. – Этого нельзя допустить. Чувствую, вода где-то рядом: есть кое-какие косвенные признаки. Под нами вечная мерзлота, а на глубине должен быть лед. Мне бы технику для разведки да еще немного времени.

- А как бы ты себя повел на месте чужих, дядя Леша? - спросил Дасти. – Ведь это их территория.

- Да так же, как в ТСЖ. Принципы те же самые. Соблюдай правила, чти законы, уважай власть, не лезь со своим уставом в чужой монастырь и работай. Мы поможем…. Чем  можем. А не нравится – ищи другое место.

Наступил вечер, солнце почти скрылось за горизонтом. В черно-красном небе появилась точка, спустя пару минут она превратилась в нечто напоминающее пчелиный рой, а потом над куполами прошла армада летающих тарелок курсом на гору Элизий.

- Делай, что хочешь, но не дай нажать на кнопку, - сказал Дасти Хиллу дядя Леша. – Я – к глетчеру, есть у меня кое-какие мысли.

Здесь дядя Леша солгал: свежих мыслей не было, не покидало ощущение тревоги, ощущение профнепригодности, граничащей с тупостью, но и сидеть, сложа руки, он не мог. Возможно, чужие все же удостоят его аудиенции. А дальше опытный переговорщик что-нибудь придумает. Да и русский “авось” еще никто не отменял.

В полной темноте дядя Леша добрался до разлома и посмотрел вниз, расположившись поудобнее на плоском камне.

- О боже!

Сотни тарелок, излучающих зеленоватый свет, ровными рядами стояли на глетчере. Величественное зрелище! Такое же изумрудное зарево повисло и над местом захоронения.

Не прошло и минуты, как разведчик был обнаружен. Над головой послышался свистящий шум, а потом из кромешной тьмы опустился цилиндрический луч света. Дядя Леша встал и развел руки в стороны – я безоружен. Ощущения, что тебя пристально рассматривают - не из приятных. А огонь на поражение, как вариант развития событий, вполне возможен: его сюда никто не приглашал.

Спустя еще минуту световой столб качнулся и прочертил след в сторону колонии. Намек было трудно не понять. Дядя Леша зажег прожектор на шлеме и направился к куполам.

До колонии оставалось примерно с километр, как сильно тряхнуло. Дядя Леша едва удержался на ногах.

- Неужели началось. Эх, Дасти! Не оправдал! – в сердцах бросил председатель ТСЖ.

Дядя Леша прибавил шагу и через десять минут увидел поселение. Все купола были ярко освещены, десятки прожекторов били в гигантскую траншею, внезапно появившуюся в нескольких километрах южнее куполов. Как будто гигантский ковш вскрыл марсианскую поверхность. На дне траншеи что-то блестело, марсианский песок еще не успел занести ледяное зеркало.

Утром летающая армада, сделав круг почета над куполами, растаяла в красном марсианском небе.

                                                    *****

Руководство Марсианской Народной Республики вынуждено было признать успехи космической дипломатии. Конфликт предотвращен, ледяные запасы огромны, правила игры четко прописаны.

Неделя ушла на передачу “Нефритового посоха” представителям лунного ТСЖ. Дасти разобрался с материальной частью, освоил принципы управления крейсером. За день до отлета прошла официальная церемония прощания, на которой присутствовало большое количество пожилых чиновников высокого ранга и товарищ Гюнтер Ли, несколько расстроенный утратой флагмана космофлота. На мероприятии не была замечена лишь Джессика Чен. Великий Кормчий исполнил угрозу: главного аналитика понизили в должности и отправили на трудовое перевоспитание. На новом руднике нужны опытные руководители среднего звена.

После старта Дасти включил автопилот и направился к капитанской каюте. Он уже приготовился по привычке, без церемоний, открыть дверь, как вдруг услышал женский смех.

- Не понял! – удивился пилот, а потом деликатно постучал. Так, на всякий случай.

За дверью на минуту воцарилась тишина, разбавляемая еле слышными шорохами.

- Входи, Дасти, - наконец раздался довольный голос дяди Леши.

Дасти Хилл заглянул в каюту и с удивлением обнаружил Джессику, чересчур скромно сидящую на диване. Некоторый беспорядок в одежде и слегка растрепанные волосы придавали дополнительный шарм восточной красавице.

- Под Леннона косишь, дядя Леша, - шепнул хозяину каюты Дасти Хилл, кивнув на портрет музыканта, висящего в красном углу.

- А то! – прошептал в ответ капитан “Нефритового посоха”.

© Copyright: Владимир Гурьев, 2013

Регистрационный номер №0135595

от 8 мая 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0135595 выдан для произведения:

Джессика Чен миновала двух истуканов-спецназовцев и очутилась в правительственном куполе: огромной полусфере из полимерного стекла, напоминающей ограненный бриллиант в ажурной металлической оправе. Женщина уверенно направилась к центру купола, разглядывая собственное отражение в зеркальных дверях аппарата правительства. Отражение не давало оснований для печали – сорокалетняя начальница аналитического отдела выглядела, как всегда, безупречно. Длинные черные волосы скромно, но красиво уложены, косметику разглядит лишь опытный стилист, настолько все естественно. А черный брючный костюм, месяц назад, доставленный с Земли, был по-военному строг и в тоже время изящен. То, что нужно - подчеркнуто, что следует спрятать – надежно скрыто от любопытных взглядов.

За дверями, несмотря на поздний час, еще трудились многочисленные чиновники: кто-то по своей воле, кто-то с нетерпением ожидал ухода Гюнтера Ли, товарища Гюнтера Ли, вождя нации, первого человека МНР (Марсианской Народной Республики). Вождь в текущий момент неторопливо прогуливался в зеленой зоне купола, среди серебристых канадских елей, с наслаждением дыша свежим воздухом. Время от времени товарищ Ли поднимал морщинистый череп к вершине полусферы и с тревогой посматривал в красное марсианское небо.

“Интересно, какое настроение у Великого Кормчего? Вчера он был озабочен, резок, а если называть вещи своими именами – непозволительно груб. Но Кормчего можно понять, на его плечах лежит забота о сохранении нации”.

Джессика остановилась в паре шагов от вождя и доложила о прибытии.

- Садитесь, товарищ Чен, - тот указал на скамейку у крохотного озерца. – Жду от вас реальных предложений. Надеюсь, эти сутки не пропали впустую?

- Мой отдел работал всю ночь, товарищ Ли. Агенты передают, что с похожей ситуацией столкнулись русские несколько лет назад. Небольшая в то время колония со странным названием “Озеленение Луны ЛТД” подверглась нападению чужих, но колонисты успешно решили этот вопрос. Сейчас там тишь, да гладь, да божья благодать, - Джессика взглянула на неподвижную поверхность водоема.

- Население выросло в несколько раз, нет отбоя от желающих вступить в лунное ТСЖ, иными словами: товарищество собственников жилья. Как видите, слово “товарищ” присутствует в лексиконе колонистов. Идеологическая близость обнадеживает, учитель!

Берут они далеко не всех, претенденты проходят жесточайший отбор, живут достаточно обособленно, а поэтому информации о методах ведения боевых действий практически нет. Кстати, колония специализируется на разработке залежей льда, а это именно наш случай.

- Так что вы предлагаете, советник? – прервал ее Гюнтер Ли. – Звать на помощь посторонних? Мы всегда опирались только на собственные силы, это будет предательством национальной идеи. Ни в какие ворота! И это мне советует лучший аналитик Республики! Вы зря потратили сутки!

Джессика молча проглотила обиду и продолжила, скользнув взглядом по канадским елям:

- Товарищ Ли, это единственно-верное решение. До времени “Ч” остается 45 марсианских суток, а над кратером уже замечены тарелки-разведчики. Я взяла на себя смелость и провела предварительные переговоры с руководителем лунной колонии. Человек он надежный, обещает полную конфиденциальность, даже если мы не договоримся. Мне кажется, нужно идти на компромисс: назовем это “перезагрузкой” национальной идеи в новых исторических условиях. Да и нации об этом знать не обязательно.

Кормчий нахмурился и посмотрел на роскошные швейцарские часы. Там на таймере обратного отсчета действительно горели красные цифры 45. Времени катастрофически мало! А то бы…. Его пожелтевшее, усыпанное пигментными пятнами, лицо неожиданно приобрело плаксивое выражение.

“Эти молодые выскочки, выпускники буржуазных университетов, уже принимают решения, не советуясь. Обнаглели! Ничего, чуть позже он всех поставит на место. И место это им совсем не понравится. А пока…. Пусть работают”.

- Хорошо, допустим…. Доложите о вашем плане.

- К старту готов новейший крейсер “Нефритовый посох”. Корабль построен на китайских стапелях, обошелся нам, как говорят русские, в копеечку, но удивительно быстр, обладает потрясающей огневой мощью, и в настоящий момент даже американцы не имеют его на вооружении.

- Почему? – поднял монобровь Гюнтер Ли.

- Неповоротливая капиталистическая система, - капнула бальзама Джессика. – Бюджеты, дебаты, конгрессы, сенаты. Бюрократизм! В Марсианской Республике решения принимаются мудрым руководителем, единолично и безошибочно. Так было, есть и будет!

Кормчий расправил плечи и приосанился:

- Продолжайте, товарищ!

- Через две недели наши новые советники … временные советники ступят на Марс. У них будет время для изучения обстановки на месте, выработке предложений, а у нас еще останется около месяца на подготовку к операции.

- Хорошо, а что они хотят взамен? Мы маленькая бедная страна и много заплатить не сможем, - Ли покосился на платину швейцарского хронометра, намекая, что аудиенция подходит к концу.

- Русские предложили обсудить это после изучения обстановки на месте. А пока они хотят бесплатный проезд в оба конца, трехразовое питание и командировочные расходы. Шутники! – улыбнулась Джессика, вспомнив веселое лицо дяди Леши.

- Клоуны! И с кем приходится работать! – устало сказал вождь нации. – А с другой стороны у них же все получилось. Отдайте приказ на старт, советник.

- Есть, товарищ Ли, - Джессика пыталась скрыть довольную улыбку. Она опять переубедила упрямого и капризного старика.

                                                        *****

Спустя две недели крейсер “Нефритовый посох” начал торможение вблизи Марса.

- Просыпайся, Дасти, - дядя Леша откинул крышку капсулы. – Через шесть часов будем на Красной планете. Температура на поверхности минут 140 по Цельсию, умеренная песчаная буря.

Дасти Хилл лениво потянулся и опустил босые ноги на пушистый ковер.

- Что-то я проголодался. Надеюсь, нас накормят? А, дядя Леша?

- Ну, если тебя устроит вареный рис, морковь и прочие деликатесы, можешь идти в пищеблок. Я предлагаю позавтракать прямо здесь. Откроем наши “бомж-пакеты”. Доставай-ка, что тебе Лиз приготовила.

Дасти открыл холодильник и вытащил литровую бутыль “огурцовки”, вареную курочку и дюжину яичек.

- То, что надо! – дядя Леша деловито откручивал пробку. – Настоящая еда командированных, все вкусное, домашнее. Помидоры, укроп и петрушка – это с меня.

Дасти Хилл с грустью посмотрел в иллюминатор.

- Что-то я уже соскучился по Луне, а всего-то две недели прошло. Скажи, командир, у Марса есть спутник?

- Темный ты человек, Дасти. Это каждому школьнику известно. Их даже два: Фобос и Деймос (Страх и Ужас). Вечные попутчики бога войны. Вот только они очень маленькие, да и формой напоминают продолговатые картофелины. Кстати, повернуты к Марсу всегда одной стороной. Не красавцы, однозначно! С нашей Луной - ни в какое сравнение.

Дядя Леша опустошил стакан и смачно хрумкнул соленым огурчиком. А потом смахнул невидимую пылинку с фотографии Джона Леннона. Той самой, где Джон у белого рояля. На заднем плане можно было рассмотреть чуть растушеванный силуэт азиатки достаточно спорной внешности.

- Удивляюсь я, командир! – после первой Дасти заметно повеселел. – Страна то бедная, отсталая, все время об этом твердили. А тут супер крейсер! Нашу колонию можно продать с потрохами и все равно такой не купишь.

- Десять!

- Что десять?

- Десять колоний – один крейсер. Математика! – дядя Леша загадочно улыбался. – Есть над чем подумать.

- А вообще, ребята – молодцы. Всей страной, в едином порыве – на новую Родину. Великое переселение – это еще организовать надо. Что касается денег – они удачно продали свою территорию, чтоб вернуться даже и соблазна не было. Вот откуда средства, немалые средства. Не мне тебе говорить, сколько земля сейчас стоит. На Марсе все куда скромнее, но им к спартанским условиям не привыкать.

Ты еще немало интересного увидишь: все передовые технологии у них на вооружении, многое могут себе позволить. Супер энергетика, полная переработка отходов, замкнутые экологические системы и черта в ступе. Нужно только вода, вот почему мы с тобой в командировке.

В дверь вежливо постучали.

- Да, - отозвался дядя Леша, доставая третий стакан.

В отсек вошел капитан крейсера при полном параде. Строгий и чересчур серьезный, старательно делающий вид, что не замечает застолья.

- Мы на подлете, товарищи, пересекаем орбиту Фобоса. Взгляните в иллюминатор, вам будет интересно.

Дасти и дядя Леша приникли к панорамному стеклу. На невидимой с Марса стороне спутника ровными рядами стояли летающие тарелки, числом ни как не менее двух десятков. Картинка производила угнетающее впечатление.

- Хорош гулять! – дядя Леша кивнул заместителю на бутыль “огурцовки”. – Пора за работу.

                                                     *****
 
Через шесть часов среди канадских елей прошел первый раунд переговоров. Двое надвое, в обстановке полной секретности. Правда, декорации немного изменились. На берегу водоема был установлен Т-образный стол, гигантских размеров, на столешнице которого красовались флаг МНР и вымпел ТСЖ. Где только достали?
Во главе восседал товарищ Гюнтер Ли, справа – товарищ Джессика Чен, а напротив – дядя Леше и Дасти Хилл, успевшие побриться и надеть строгие костюмы.

Великий Кормчий открыл совещание, сделав короткий доклад о текущем международном положении, а затем передал слово Джессике.

Главный аналитик начала издалека:

- Коллеги, территориально мы находимся на равнине Элизий, по местным понятиям на высокогорье. Неподалеку – вершина с одноименным названием, потухший вулкан, поднимающийся на 14 километров с кратером примерно такого же диаметра. В хорошую погоду он хорошо виден.

- Вау! – отреагировал Дасти. – Вот это гора, Эверест по сравнение с ней крохотная сопка.

- На Марсе есть вулканы и повыше, - просветила его Джессика Чен. – Абсолютный рекордсмен – гора Олимп, самый крупный вулкан Солнечной системы. 26 километров высотой, как вам это нравится? Но мы немного отвлеклись.

Она заметила недовольную физиономию Кормчего и быстро продолжила:

- Место для колонии было рекомендовано после изысканий, выполненных одним уважаемым агентством. Неподалеку в скальном разломе находится гигантский глетчер и где, как ни здесь следовало начать строительство куполов. Мы приступили к добыче льда, и поначалу все шло хорошо. Проблемы начались через год по земному календарю, или примерно через полгода – по марсианскому. Сначала над глетчером появились блюдца-разведчики, и за ночь дорогостоящее оборудование исчезло в неизвестном направлении. А спустя еще несколько дней марсианское небо скрыли сотни тарелок. Вся эта армада села на ледовом поле и в течение суток любовалась видами Элизия, а потом отбыла восвояси. 

Джессика покосилась на хмыкнувшего дядю Лешу и продолжила рассказ:

- Мы заказали технику на Земле и возобновили работы. Через 687 дней история повторилась: опять пропало оборудование, и перед отлетом чужие решили продемонстрировать силу. Тарелка опустилась на правительственный купол, да так, что завибрировали металлоконструкции. Что это, как не угроза? И вот прошел еще один марсианский год. Чего ждать через месяц?

- Как говорят на моей бывшей Родине – это второе китайское предупреждение. В третий раз следует ждать серьезных неприятностей, - максимально сгустил краски дядя Леша. – Пригласили вы нас вовремя, я думаю, мы сможем избежать серьезного конфликта. Завтра утром  наша группа приступает к изучению обстановки на месте. И только потом мы сможем окончательно говорить о конечной сумме. Нам потребуется транспорт и проводник.

- Я буду вашим проводником, - сообщила Джессика. – Круг посвященных не может быть увеличен. Это приказ Великого Кормчего.

- Мы не против, - хладнокровно произнес дядя Леша. - Спокойной ночи, товарищи!

Однако, Дасти Хилл уловил радость в голосе командира. К чему такие эмоции? Хотя Джессика очень приятная женщина.
И это наш старый холостяк?
Да ладно?
Вау!

                                                        *****

Утром Джессика Чен ждала экспертов в шлюзе 18-го купола. Даже в скафандре она выглядела весьма привлекательно. Женщина решительно опустилась в водительское кресло, кивком указав мужчинам на места позади себя.

Через пару минут десятиколесная платформа оказалась на поверхности Марса. Красная планета встретила гостей негостеприимно: штормовой ветер поднял тучи песка, на расстоянии десяти метров что-либо разглядеть было абсолютно не возможно. Дорога, как таковая отсутствовала, марсоход плавно преодолевал небольшие песчаные дюны, уверенно держась слева от монорельса. Судя по всему, по этой транспортной ветке и перевозился лед.

- Есть ли какие-нибудь мысли у наших экспертов? - прервала молчание Джессика. – По нашим сведениям вы обладаете большим опытом общения с чужими.

Дядя Леша охотно поддержал беседу:

- Опыт колоссальный, но нужно разобраться, что это за чужие. Гуманоиды или, например, тараканы? Сможем ли мы понять друг друга?
Есть у меня кое-какие соображения, уважаемый советник. Однако их нужно проверить. Думаю, что к вечеру мы сумеем сформулировать наши рекомендации.

Через полтора часа монорельсовая дорога закончилась. Совершенно неожиданно для гостей, посреди песков. Не было ни погрузочных механизмов, ни даже обычной платформы, вообще ничего.

Дядя Леша вопросительно поднял брови.

- Всю технику мы заблаговременно убрали, а песок уже почти целиком занес карьер. Еще пара дней и ничего не будет напоминать о промышленных разработках. Вот такой “жест доброй воли”!

- Единственный жест? Или вы еще что-то приготовили? – дядя Леше с любопытством смотрел на женщину. – Будьте откровенны, это очень важно.

Джессика на минуту задумалась, а потом посмотрела собеседнику в глаза:
 
- Строго конфиденциально, в конце концов, мы союзники. По приказу Кормчего развернуты комплексы земля-воздух, последние российские разработки, способные сопровождать 200 гиперскоростных целей одновременно.

- Я конечно не военный, но, не имея разведданных о вооружении чужих, это самоубийство, - дядя Леша посмотрел на Дасти Хилла. – Что думает рейнджер?

- Самоубийство, лучше и не скажешь. Цивилизация явно постарше нашей, этот этап они давно прошли. Будьте уверены, ваши комплексы уже обнаружены и внесены в их список целей.

Джессика нахмурилась:

- Наших стариков не переубедишь. И если будет приказ…

- Надеюсь, до суицида дело не дойдет, - дядя Леша надел шлем. – Джессика ждите нас здесь, мы с коллегой поднимемся вверх по глетчеру. Будьте на связи!

Красноватая мгла скрыла экспертов, а спустя несколько минут, как испуганные птицы, в небо поднялись две тарелки. Джессика Чен вздрогнула и положила на колени АК-147.

Дядя Леша и Дасти вернулись через шесть часов. Судя по их довольным лицам, экспедиция прошла успешно.

- Хочу вас обрадовать Джессика, наши чужие – гуманоиды. А это уже кое-что.

- Интересно…. Гости никогда не выходят из тарелок, их никто не видел.

- Ну и мы не увидели, зато нашли кое-что поинтересней. Километрах в пяти отсюда находится огромное захоронение: тысячи надгробий, спрятанных в складках разлома. Судя по изваяниям – у них две руки и две ноги.

- Арлингтонское кладбище, да и только, масштабы впечатляют! – вставил Дасти, кивнув дяде Леше.

- С поверхности глетчера их не видно, и если не знаешь, что искать – их никогда не найдешь.

- А вы знали? – удивилась Джессика.

- Предполагали. Собственно вариантов после ночных размышлений было два: первый - чужим тоже нужна вода, и второй – это какой-то ритуал. Ведь тарелки прилетают в одно и тоже время, в одно и тоже место. А теперь можно с уверенностью сказать – через месяц День Поминовения.
Поэтому мы предлагаем демонтировать монорельсовую дорогу, она больше не понадобится. Чужих дразнить не стоит! И я их понимаю, кому понравится, когда “танцуют” на могилах предков. Причина конфликта ясна, а это уже немало.

- Причина ясна, но что делать дальше, - Джессика выглядела разочарованной. – Республике нужна вода, а запасов едва хватит на пару месяцев. На равнине Элизий больше нет ледников, и если вы ничего не предложите, кормчий нажмет большую красную кнопку. Лучшего момента, чем День Поминовения и не придумаешь.

Дядя Леша задумчивым взглядом окинул собеседницу:

- В мире ничего не меняется, Джессика. Как было тысячи лет назад, так все и осталось. Неужели это в природе человеческой? Так начинаются все войны, причины те же: недра, территории, рынки сбыта.…  Благородная национальная идея и готовность нажать красную кнопку. Ладно, что-нибудь придумаем, еще целый месяц…. А воду мы вам найдем, в конце концов - это моя профессия. Да, и передайте Руководителю: благополучие республики, сохранение нации, великолепные перспективы и мирное сосуществование мы гарантируем в обмен на “Нефритовый посох”. Знаю, что крейсер этого класса у вас не единственный.

Месяц прошел в поисках, но все усилия оказались тщетными. Уважаемое агентство, проводившее изыскания, не ошиблось: других залежей льда на равнине Элизий не было.

- А тебе не кажется дядя Леша, что это командировка в один конец, - сказал разочарованный Дасти за сутки до Дня Поминовения. – Воды нет, и ребята передерутся. Что-то мне подсказывает – шансов у наших союзников маловато, хотя соблазн велик – одним залпом накрыть чужих. Где-нибудь на подлете, чтобы лед не испачкать.

- Согласен, - задумчиво произнес дядя Леша. – Этого нельзя допустить. Чувствую, вода где-то рядом: есть кое-какие косвенные признаки. Под нами вечная мерзлота, а на глубине должен быть лед. Мне бы технику для разведки да еще немного времени.

- А как бы ты себя повел на месте чужих, дядя Леша? - спросил Дасти. – Ведь это их территория.

- Да так же, как в ТСЖ. Принципы те же самые. Соблюдай правила, чти законы, уважай власть, не лезь со своим уставом в чужой монастырь и работай. Мы поможем…. Чем  можем. А не нравится – ищи другое место.

Наступил вечер, солнце почти скрылось за горизонтом. В черно-красном небе появилась точка, спустя пару минут она превратилась в нечто напоминающее пчелиный рой, а потом над куполами прошла армада летающих тарелок курсом на гору Элизий.

- Делай, что хочешь, но не дай нажать на кнопку, - сказал Дасти Хиллу дядя Леша. – Я – к глетчеру, есть у меня кое-какие мысли.

Здесь дядя Леша солгал: свежих мыслей не было, не покидало ощущение тревоги, ощущение профнепригодности, граничащей с тупостью, но и сидеть, сложа руки, он не мог. Возможно, чужие все же удостоят его аудиенции. А дальше опытный переговорщик что-нибудь придумает. Да и русский “авось” еще никто не отменял.

В полной темноте дядя Леша добрался до разлома и посмотрел вниз, расположившись поудобнее на плоском камне.

- О боже!

Сотни тарелок, излучающих зеленоватый свет, ровными рядами стояли на глетчере. Величественное зрелище! Такое же изумрудное зарево повисло и над местом захоронения.

Не прошло и минуты, как разведчик был обнаружен. Над головой послышался свистящий шум, а потом из кромешной тьмы опустился цилиндрический луч света. Дядя Леша встал и развел руки в стороны – я безоружен. Ощущения, что тебя пристально рассматривают - не из приятных. А огонь на поражение, как вариант развития событий, вполне возможен: его сюда никто не приглашал.

Спустя еще минуту световой столб качнулся и прочертил след в сторону колонии. Намек было трудно не понять. Дядя Леша зажег прожектор на шлеме и направился к куполам.

До колонии оставалось примерно с километр, как сильно тряхнуло. Дядя Леша едва удержался на ногах.

- Неужели началось. Эх, Дасти! Не оправдал! – в сердцах бросил председатель ТСЖ.

Дядя Леша прибавил шагу и через десять минут увидел поселение. Все купола были ярко освещены, десятки прожекторов били в гигантскую траншею, внезапно появившуюся в нескольких километрах южнее куполов. Как будто гигантский ковш вскрыл марсианскую поверхность. На дне траншеи что-то блестело, марсианский песок еще не успел занести ледяное зеркало.

Утром летающая армада, сделав круг почета над куполами, растаяла в красном марсианском небе.

                                                    *****

Руководство Марсианской Народной Республики вынуждено было признать успехи космической дипломатии. Конфликт предотвращен, ледяные запасы огромны, правила игры четко прописаны.

Неделя ушла на передачу “Нефритового посоха” представителям лунного ТСЖ. Дасти разобрался с материальной частью, освоил принципы управления крейсером. За день до отлета прошла официальная церемония прощания, на которой присутствовало большое количество пожилых чиновников высокого ранга и товарищ Гюнтер Ли, несколько расстроенный утратой флагмана космофлота. На мероприятии не была замечена лишь Джессика Чен. Великий Кормчий исполнил угрозу: главного аналитика понизили в должности и отправили на трудовое перевоспитание. На новом руднике нужны опытные руководители среднего звена.

После старта Дасти включил автопилот и направился к капитанской каюте. Он уже приготовился по привычке, без церемоний, открыть дверь, как вдруг услышал женский смех.

- Не понял! – удивился пилот, а потом деликатно постучал. Так, на всякий случай.

За дверью на минуту воцарилась тишина, разбавляемая еле слышными шорохами.

- Входи, Дасти, - наконец раздался довольный голос дяди Леши.

Дасти Хилл заглянул в каюту и с удивлением обнаружил Джессику, чересчур скромно сидящую на диване. Некоторый беспорядок в одежде и слегка растрепанные волосы придавали дополнительный шарм восточной красавице.

- Под Леннона косишь, дядя Леша, - шепнул хозяину каюты Дасти Хилл, кивнув на портрет музыканта, висящего в красном углу.

- А то! – прошептал в ответ капитан “Нефритового посоха”.

Рейтинг: 0 251 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!