ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Дартаньян на сенокосе

Дартаньян на сенокосе

article57154.jpg


   Замуж девушки выходят по-разному... Вот и я вышла...
   Еще чуть меньше года до свадьбы, гадали мы с девчонками на Святки - у кого какая судьба впереди. В полночь жгли старые газеты на сковороде и смотрели на тень, кому - что покажется. И показалось нам всем, что моя тень - это мужик, пашет сохой землю. Девчонки рассудили:
 - Быть тебе в этом году замужем! Мужик - муж, а земля - ты!
Я возмутилась:
 - Не доросла еще! Восемнадцать только исполнилось... Какой там - "замуж"!?
- Ничего не знаем! Сама смотри!  

 

   На носу защита   диплома...  Но, вот и она позади...
Подружки, девчонки из деревень, как смогли, повыскакивали замуж. Искали городских парней, чтобы остаться жить в Кирове. Очень красивый город! А я не искала никого. Домой рвалась, поближе к родителям, в маленький городок на Юге Урала. Даже распределение туда выпросила. Никто и не спорил... Родители переехали в этот городок недавно. Приехала и я. Никого здесь не знаю. Ни подруг, ни друзей... Днем на работе, а вечером - хоть волком вой. Хожу по улицам одна... Претендентов на мою руку и сердце нет. Не пойму, почему? Всегда отбоя  от пацанов не было... Все при мне! Красавица! Комсомолка! Спортсменка! К тому же и умница!
 
   Наконец, познакомилась с экзотическим мальчиком. Зовут - Раджаб. Родители, как увидели меня с ним, такой мне скандал закатили! До слез довели...
 - Ты где такого нашла? - кричали они, - Да к тебе после него ни один хороший парень не подойдет!
   Он и сам называл себя "шалопаем". А, в общем-то, хороший парнишка был. Молодые они все "шалопаи"... А то, что он башкир, меня и вовсе не смущало. Здесь весь народ перемешан - татары, башкиры, украинцы, латыши, русские... Влюбляются, женятся! А какие красивые дети рождаются от смешанных браков!

 

 ...Опять работа - дом, дом - работа... В городе мало-помалу начала осваиваться. Подружку,  Римку, завела. Мне  под стать! Тоже - красавица, комсомолка, не спортсменка, но - умница! Познакомилась сразу с тремя  пацанами . Один в столице республики. Красавчик! Мечта всех девчонок! Брюнет с синими глазами. Письма шлет каждый день... А двое - здесь, в городке. Свидания в разные дни прошу назначать. Хожу по улицам и боюсь столкнуться с кем-нибудь, кто не в графике. Все трое замуж зовут. Всем пообещала - через год. Ну... Не влюбилась я ни в одного! Что поделаешь!

 

    Лето! Жара...  Готовимся с Римкой поступать в институт дальше по профессии. В августе начинаются экзамены. Работаю. Встречаюсь с мальчиками. Иногда езжу в Уфу к третьему...
   И вдруг, в организацию, где мы с Римкой работаем, приходит разнарядка:
 - Молодежь - на сенокос! В деревню!
В нашей химчистке, вся молодежь свободная - я да Римка!
Директор, Кременицкий, (мужик - кремень) орет, по столу стучит кулаком:
 - Вот вы и поедете!
 - Не поедем! У нас экзамены через две недели! - и тоже кулаками по столу!
 - Девочки! Хорошие мои... Выручайте?... Через две недели замену пришлю... - и приказ нам под нос:
 - Расписывайтесь!

 


   Утром собрались на площади... В центре - колонна грузовых машин с тентами. Народу - полно!!!
   Покидали вещи. Сами кое-как залезли. Машин много... Все - кто - куда...  Мы - в  пчело  - совхоз. Четыреста километров от дома! Забрались в горы. Дорога грунтовая, идет прямо по  хребту. Спуски... Подъемы... Дух захватывает! То - скалы, где-то там в облаках, то - пропасти, где-то там внизу, то же в облаках... Прикольно! Уральские горы хоть и считаются невысокими, а все-таки горы. Все здесь есть: и скалы высоченные, и каньоны глубокие, и водопады... Красотища!
 
   Едем уже несколько часов... Мальчишки на гитарах бренчат. Девчонки  хихикают. Глазами друг в друга стреляем, знакомимся. Все с разных предприятий. Интересно!
Нам с Римкой двое внимание уделяют. Самые - что надо! Беленький, с гитарой и Черненький. Похоже - друзья.

 

 ...Остановились на привал. После привала - шофер невменяемый! Хлебнул хорошо. А дорога... Горы... Нужно съехать в лощину, которая где-то там внизу, укрытая облаками...
За руль садится Беленький. У всех девчонок поджилки трясутся. В горах прошел дождь. Здесь всегда тучи кружатся, как на поводках у высоких макушек гор. Дорога - каток... и Беленький - не асс. Это сейчас у всех машины. А тогда машину умели водить единицы. Вот и он, где-то, когда-то посидел за рулем.
 Полчаса ужаса и мы сползли с хребта, а тут и рукой подать до совхоза. Беленький в моих глазах набирает баллы!

 

  ...Уже солнце начало клониться к горизонту. Все устали...
    Жить нас определили в клубе. Расстелили по всему полу матрасы и на сцене - то же. А клуб - умора! Плюгавенький домишко. Нас двадцать человек. В аккурат поместились (с одной дорожкой по середине) на полу и лестницей на сцену.

 


   Готовить взялась молодая парочка, решившая пожить вместе (как сейчас говорят - пробный брак). Устроились они в комнатке наверху, на чердаке. В кино-операторной будке. Тоже только два матраса поместились. Открыл дверь и упал спать.

 

   Ну, и наготовили они нам! Плевались - все!  Гадость какая! Мы с Римкой, после недолгого шушуканья, вызвались поработать поварами. А что? Все уезжают, а мы... водички погреем, себя в порядок приведем, глазки подкрасим, кудри навьем, пока все варится... Одно плохо - условий никаких нет. Готовить - на  костре на улице. Вода - в колодце, в тридцати метрах от клуба. За продуктами - каждый день  за несколько   километров  на лошади в другой конец деревни. Сковороды нет. Три котла - для первого, второго и третьего. И мы, две былинки, в один котел вдвоем поместимся! А еще нужно встать в четыре-пять утра. Пока все спят – завтрак приготовить.

 

      Утром в горах холодно… Роса… Даже иней кое-где лежит. Хорошо, что не нужно ехать вместе со всеми косить. Даже можно днем поваляться на  травке в тени, пока все варится. А мальчишки наши, Черненький и Беленький –  что надо! Такими классными оказались! И воды натаскают и дров притащат для костра и огонь разведут. Беленький, похоже, влюбился в меня… С сенокоса мне такие букеты ромашек привозит! А они здесь, в лугах – огромные, как герберы. Девчонки обзавидовались!

 

   В первый день, когда приехали и устроились на ночлег, пошли вчетвером искать, где помыться можно… Кроме старого колодца ничего не нашли. Мылись ледяной водой. Б-р-р-р!
   А на следующий день (еще не работали, осваивались), пошли на речку. Местные рассказали нам , что она где - то  в километрах трех от деревни. Беленький всю дорогу разные истории про себя рассказывал и лапшу мне на уши вешал, что жениться не собирается. Или - не раньше, как на пенсию пойдет.

 

   Дошли до речки… С одного берега на другой перепрыгнуть можно. Воды – по щиколотку. Но мы и этому обрадовались! Вода чистая! Лежишь на дне – лицо на воздухе. Рыбки вокруг тебя мельтешат, а перед глазами – стрекозы глазастые, бабочки порхают. Облака плывут в вышине… Солнышко! Сосны на берегу скрипят…  А воздух – не напиться! Чистейший! Блаженство!

 

   Вечером наша четверка отправилась погулять в соседнюю деревню. В нашей  даже магазина не было. Мальчишки нам конфет купили. Весь ассортимент местных сладостей – ириски и «морские камушки». Ромашек нарвали…
     Когда начало темнеть, организовали толпой (нас двадцать человек было) пионерский костер в лесу. Песни пели под гитару. Романтика…
     Комары там, как слоны здоровенные летают! Не кормленные! А тут мы – молодые да сладкие. Но, в общем – это не важно!

 

     Беленький и Черненький от нас не отходят. Ого! И черненький начал мне больше внимания уделять. Римка язвительная. Всех бы ей на смех поднять.  Съехидничать… Черненькому не нравится…  А  Беленький ревнует… бросил гитару, ушел… Да-а-а… Дела…

 

     На следующий день Черненький попросил меня накрутить ему волосы  на бигуди. Местные девчонки позвали его в кавалеры. Едут в соседнюю деревню на свадьбу, за тридцать километров.  А своих местных парней нет. Вот у него глазки и заголубели… Засобирался!
    Кручу бигуди…  Обхохочешься! Волосы жесткие. Чубчик вверх торчит!  Наверное, в детстве «корова языком лизнула». Ха-ха!
   
   Беленький еще больше психует, глядя на нас… Римка, острячка,  подплевывает!
Черненький уехал… А Беленький, тут же, меня на свидание пригласил за какой-то амбар. Как мы с ним целовались!.. Черненького он больше ко мне не подпустил.

 

    На третий день, вечером, мы с Беленьким ушли далеко от деревни, в луга… Там уже стожки стояли из свежего сена. Воздух – стерильный!  Слышимость - обалденная!  За два километра слышно, о чем наши около клуба разговаривают. Невероятно! Звезды огромные! Близко! Рукой достать можно… Таинственные…
    Мы снова целовались и целовались. Запахи духмяные, медовые моему Беленькому в голову ударили! Он взлетел на стожок и кричал мне с него,  как он меня любит! Стихи читал… И тут же сделал мне предложение, выйти за него замуж. Я дар речи потеряла! Вот это напор! Мы знакомы всего три дня!
 
    Так все начиналось…   Нас тянуло друг к другу с первого мгновения, как столкнулись наши взгляды. Магнетизм какой-то…
    Что такое любовь – я знала… Болезнь… Еще не выздоровела от той первой, своей сумасшедшей любви… Еще плакала в подушку… И сердце колотилось от воспоминаний… Еще шептала во сне и наяву его имя.

 

    Это было что-то другое…  Это была Судьба… Не зря говорят, что браки свершаются на небесах.

 

     Каждое утро мы с Римкой вставали ни свет - ни заря. Беленький вставал вместе с нами. Целовал меня сонную. Таскал воду с колодца. Рубил дрова. Помогал, чем мог.  И уезжал вместе со всеми куда-то далеко косить траву. А возвращался с неизменным букетом ромашек, вперемешку с алым лесным лихнисом.

 

    Клуб стоял на берегу прудика. И готовили еду мы в метрах двадцати от здания, в низинке возле воды на костре.. Все просыпались и кружили возле нас, пока мы не выдыхали :
    - Готово!
Тут же подхватывали котел, вырывали из наших рук поварешки и, пока мы с Римкой поднимались на горку, в нашу импровизированную столовую, успевали все распределить по тарелкам и съесть. А мы с Римкой всегда оставались голодными. Потом мы стали хитрить. По вечерам для нашей бригады привозили флягу молока.. А, так как, вечером все были уже сытые – молоко стояло до утра.  К утру молоко отстаивалось и сверху образовывался толстый слой сливок. Мы аккуратно снимали его. В магазине покупали печенье. Это и была наша пища на весь день. А еще, так как мы работали в пчело–совхозе – в нашем распоряжении была фляга с самым настоящим Башкирским медом. Вкуснятина!

 

    Откинула лапшу в дуршлаг…
 Вдруг, наверху, около клуба, завизжала Римка. Бегу с половником к ней. Под навесом в столовой толпятся коровы… Римка не может их оттуда выпроводить…  Кричит.  Коровы мычат, но не уходят. Вдвоем кое-как справляемся с ними. Обед еще не сварился. На крыльце стоит кастрюля с остывшим киселем. Кружкой зачерпываю кисель, пью. Заедаю печеньем. Из - за спины грустный Римкин голос вещает:
 - Аль…, коза пила…
 - Да, фиг с ней! Я есть хочу!
Римка наливает себе кисель и садится рядом со мной на ступеньку. Опять не завтракали…
С животными у нас вечно возникали какие-то проблемы… Пока мы ели печенье и запивали "козьим киселем", гуси склевали лапшу, которую  я откинула перед тем, как завизжала Римка. А гуси злющие! Так и норовят ущипнуть! И нас совсем не боятся! Хозяева, блин…. Слопали всю лапшу! Пришлось снова варить.

 

   …Вот уже и наши на обед приехали. Опять выдыхаем с Римкой:
 - Готово, - и котел с лапшой уплывает мимо нас в столовую. Хорошо хоть кисель успели попить. Про козу молчим!

 

   После обеда все немного отдыхают. Мы с Беленьким сидим под навесом, воркуем. Целуемся.
Айратка, молоденький пацан, вытаскивает стул, садится метрах в десяти от нас, посередине площадки перед клубом. И, то и дело, хлопая себя по коленкам, восторгается:
- Вот это любовь! Вот это кино! Кино бесплатное!
  Мы смеемся. Смеемся над ним...
  С ним тоже все время какие-нибудь истории происходят. Еще какое – «кино бесплатное»! Один раз забрался на стреноженную лошадь. Она щипала травку  около клуба. Лошадь попыталась его сбросить. Айратка, с круглыми от страха глазами - орал, как резанный, пока не слетел в лопухи. А в другой раз хряка довел… Тот мирно лежал себе в грязи. А, Айратке - неймется! Дразнил его до тех пор, пока тот не вылез из грязи и не побежал за ним. Визгу было! И Айраткиного и поросячьего! Хряк загнал его в пруд и не выпускал оттуда несколько часов. Айратка уже плакать начал. В пруду пиявки…  А мы все падали от смеха!.. Потом уже, как только к клубу подходило какое-нибудь животное, все наши начинали дружно блеять, как козы:
 - Айра-а-а-ат.... сестра пришла... - и снова падали от смеха...

 

   После первой недели работы в совхозе, все начали роптать, просить баню. Бани здесь все «по-черному». Таких уже просто в природе нет. Сохранились они только в самой глубинке. Мужчины пошли первыми… Плескались... Парились... Вышли свеженькие и чистые! Истратили всю горячую воду. А нам, девочкам, об этом не сказали.  Перемазались мы там все сажей и вылезли, с намыленными головами, немытые… А пацаны еще и смеялись над нами… Нам и самим смешно было - такие мы были все чумазые!

 

    Так и жили… по вечерам устраивали танцы для местных. Вытаскивали огромные колонки во двор. Включали музыку. И потихоньку исчезали в клуб спать. Двери толстые. Еще и сени есть. В клубе было относительно тихо…

 

   Всем нравилось, как мы с Римкой готовим. Мы договорились с местными женщинами и ходили к ним делать разные подливки и поджарки на электроплите. Еда получалась вкусной! Своих тайн мы не раскрывали.

 

   Прошло уже две недели… Беленький привозил мне каждый день огромные букеты  ромашек… Девчонки завидовали, обзывали его Дартаньяном. А он не обращал на них никакого внимания. Наверное, небеса были за нас. Потому что девчонок, злых на язык, тут же кусали, невесть откуда прилетавшие пчелы.  И они потом ходили с опухшими частями тела. И, в конце концов, перестали болтать за нашими спинами. Поняли, что у нас все серьезно.
    
   Мы с Римкой забыли про институт. Она увлеклась Черненьким. У них тоже наклюнулся роман…
   И вдруг! Как гром среди ясного неба! Мне приехала замена…  Директор выполнил свое обещание… Делать нечего… Пакую свою сумку… Беленький тоже сорвался за мной…
Римка поступала в другой институт и экзамены у нее начинались позднее. Поэтому замена приехала только мне.
 
    В институт я поступила. А через три месяца, после нашего знакомства, вышла замуж за Беленького. Так сбылось гадание...

  Да-а-а... с гаданием не поспоришь...

© Copyright: Валентина Васильковская, 2012

Регистрационный номер №0057154

от 20 июня 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0057154 выдан для произведения:


   Замуж девушки выходят по-разному... Вот и я вышла...
   Еще чуть меньше года до свадьбы, гадали мы с девчонками на Святки - у кого какая судьба впереди. В полночь жгли старые газеты на сковороде и смотрели на тень, кому - что покажется. И показалось нам всем, что моя тень - это мужик, пашет сохой землю. Девчонки рассудили:
 - Быть тебе в этом году замужем! Мужик - муж, а земля - ты!
Я возмутилась:
 - Не доросла еще! Восемнадцать только исполнилось... Какой там - "замуж"!?
- Ничего не знаем! Сама смотри!  

 

   На носу защита   диплома...  Но, вот и она позади...
Подружки, девчонки из деревень, как смогли, повыскакивали замуж. Искали городских парней, чтобы остаться жить в Кирове. Очень красивый город! А я не искала никого. Домой рвалась, поближе к родителям, в маленький городок на Юге Урала. Даже распределение туда выпросила. Никто и не спорил... Родители переехали в этот городок недавно. Приехала и я. Никого здесь не знаю. Ни подруг, ни друзей... Днем на работе, а вечером - хоть волком вой. Хожу по улицам одна... Претендентов на мою руку и сердце нет. Не пойму, почему? Всегда отбоя  от пацанов не было... Все при мне! Красавица! Комсомолка! Спортсменка! К тому же и умница!
 
   Наконец, познакомилась с экзотическим мальчиком. Зовут - Раджаб. Родители, как увидели меня с ним, такой мне скандал закатили! До слез довели...
 - Ты где такого нашла? - кричали они, - Да к тебе после него ни один хороший парень не подойдет!
   Он и сам называл себя "шалопаем". А, в общем-то, хороший парнишка был. Молодые они все "шалопаи"... А то, что он башкир, меня и вовсе не смущало. Здесь весь народ перемешан - татары, башкиры, украинцы, латыши, русские... Влюбляются, женятся! А какие красивые дети рождаются от смешанных браков!

 

 ...Опять работа - дом, дом - работа... В городе мало-помалу начала осваиваться. Подружку,  Римку, завела. Мне  под стать! Тоже - красавица, комсомолка, не спортсменка, но - умница! Познакомилась сразу с тремя  пацанами . Один в столице республики. Красавчик! Мечта всех девчонок! Брюнет с синими глазами. Письма шлет каждый день... А двое - здесь, в городке. Свидания в разные дни прошу назначать. Хожу по улицам и боюсь столкнуться с кем-нибудь, кто не в графике. Все трое замуж зовут. Всем пообещала - через год. Ну... Не влюбилась я ни в одного! Что поделаешь!

 

    Лето! Жара...  Готовимся с Римкой поступать в институт дальше по профессии. В августе начинаются экзамены. Работаю. Встречаюсь с мальчиками. Иногда езжу в Уфу к третьему...
   И вдруг, в организацию, где мы с Римкой работаем, приходит разнарядка:
 - Молодежь - на сенокос! В деревню!
В нашей химчистке, вся молодежь свободная - я да Римка!
Директор, Кременицкий, (мужик - кремень) орет, по столу стучит кулаком:
 - Вот вы и поедете!
 - Не поедем! У нас экзамены через две недели! - и тоже кулаками по столу!
 - Девочки! Хорошие мои... Выручайте?... Через две недели замену пришлю... - и приказ нам под нос:
 - Расписывайтесь!

 


   Утром собрались на площади... В центре - колонна грузовых машин с тентами. Народу - полно!!!
   Покидали вещи. Сами кое-как залезли. Машин много... Все - кто - куда...  Мы - в  пчело  - совхоз. Четыреста километров от дома! Забрались в горы. Дорога грунтовая, идет прямо по  хребту. Спуски... Подъемы... Дух захватывает! То - скалы, где-то там в облаках, то - пропасти, где-то там внизу, то же в облаках... Прикольно! Уральские горы хоть и считаются невысокими, а все-таки горы. Все здесь есть: и скалы высоченные, и каньоны глубокие, и водопады... Красотища!
 
   Едем уже несколько часов... Мальчишки на гитарах бренчат. Девчонки  хихикают. Глазами друг в друга стреляем, знакомимся. Все с разных предприятий. Интересно!
Нам с Римкой двое внимание уделяют. Самые - что надо! Беленький, с гитарой и Черненький. Похоже - друзья.

 

 ...Остановились на привал. После привала - шофер невменяемый! Хлебнул хорошо. А дорога... Горы... Нужно съехать в лощину, которая где-то там внизу, укрытая облаками...
За руль садится Беленький. У всех девчонок поджилки трясутся. В горах прошел дождь. Здесь всегда тучи кружатся, как на поводках у высоких макушек гор. Дорога - каток... и Беленький - не асс. Это сейчас у всех машины. А тогда машину умели водить единицы. Вот и он, где-то, когда-то посидел за рулем.
 Полчаса ужаса и мы сползли с хребта, а тут и рукой подать до совхоза. Беленький в моих глазах набирает баллы!

 

  ...Уже солнце начало клониться к горизонту. Все устали...
    Жить нас определили в клубе. Расстелили по всему полу матрасы и на сцене - то же. А клуб - умора! Плюгавенький домишко. Нас двадцать человек. В аккурат поместились (с одной дорожкой по середине) на полу и лестницей на сцену.

 


   Готовить взялась молодая парочка, решившая пожить вместе (как сейчас говорят - пробный брак). Устроились они в комнатке наверху, на чердаке. В кино-операторной будке. Тоже только два матраса поместились. Открыл дверь и упал спать.

 

   Ну, и наготовили они нам! Плевались - все!  Гадость какая! Мы с Римкой, после недолгого шушуканья, вызвались поработать поварами. А что? Все уезжают, а мы... водички погреем, себя в порядок приведем, глазки подкрасим, кудри навьем, пока все варится... Одно плохо - условий никаких нет. Готовить - на  костре на улице. Вода - в колодце, в тридцати метрах от клуба. За продуктами - каждый день  за несколько   километров  на лошади в другой конец деревни. Сковороды нет. Три котла - для первого, второго и третьего. И мы, две былинки, в один котел вдвоем поместимся! А еще нужно встать в четыре-пять утра. Пока все спят – завтрак приготовить.

 

      Утром в горах холодно… Роса… Даже иней кое-где лежит. Хорошо, что не нужно ехать вместе со всеми косить. Даже можно днем поваляться на  травке в тени, пока все варится. А мальчишки наши, Черненький и Беленький –  что надо! Такими классными оказались! И воды натаскают и дров притащат для костра и огонь разведут. Беленький, похоже, влюбился в меня… С сенокоса мне такие букеты ромашек привозит! А они здесь, в лугах – огромные, как герберы. Девчонки обзавидовались!

 

   В первый день, когда приехали и устроились на ночлег, пошли вчетвером искать, где помыться можно… Кроме старого колодца ничего не нашли. Мылись ледяной водой. Б-р-р-р!
   А на следующий день (еще не работали, осваивались), пошли на речку. Местные рассказали нам , что она где - то  в километрах трех от деревни. Беленький всю дорогу разные истории про себя рассказывал и лапшу мне на уши вешал, что жениться не собирается. Или - не раньше, как на пенсию пойдет.

 

   Дошли до речки… С одного берега на другой перепрыгнуть можно. Воды – по щиколотку. Но мы и этому обрадовались! Вода чистая! Лежишь на дне – лицо на воздухе. Рыбки вокруг тебя мельтешат, а перед глазами – стрекозы глазастые, бабочки порхают. Облака плывут в вышине… Солнышко! Сосны на берегу скрипят…  А воздух – не напиться! Чистейший! Блаженство!

 

   Вечером наша четверка отправилась погулять в соседнюю деревню. В нашей  даже магазина не было. Мальчишки нам конфет купили. Весь ассортимент местных сладостей – ириски и «морские камушки». Ромашек нарвали…
     Когда начало темнеть, организовали толпой (нас двадцать человек было) пионерский костер в лесу. Песни пели под гитару. Романтика…
     Комары там, как слоны здоровенные летают! Не кормленные! А тут мы – молодые да сладкие. Но, в общем – это не важно!

 

     Беленький и Черненький от нас не отходят. Ого! И черненький начал мне больше внимания уделять. Римка язвительная. Всех бы ей на смех поднять.  Съехидничать… Черненькому не нравится…  А  Беленький ревнует… бросил гитару, ушел… Да-а-а… Дела…

 

     На следующий день Черненький попросил меня накрутить ему волосы  на бигуди. Местные девчонки позвали его в кавалеры. Едут в соседнюю деревню на свадьбу, за тридцать километров.  А своих местных парней нет. Вот у него глазки и заголубели… Засобирался!
    Кручу бигуди…  Обхохочешься! Волосы жесткие. Чубчик вверх торчит!  Наверное, в детстве «корова языком лизнула». Ха-ха!
   
   Беленький еще больше психует, глядя на нас… Римка, острячка,  подплевывает!
Черненький уехал… А Беленький, тут же, меня на свидание пригласил за какой-то амбар. Как мы с ним целовались!.. Черненького он больше ко мне не подпустил.

 

    На третий день, вечером, мы с Беленьким ушли далеко от деревни, в луга… Там уже стожки стояли из свежего сена. Воздух – стерильный!  Слышимость - обалденная!  За два километра слышно, о чем наши около клуба разговаривают. Невероятно! Звезды огромные! Близко! Рукой достать можно… Таинственные…
    Мы снова целовались и целовались. Запахи духмяные, медовые моему Беленькому в голову ударили! Он взлетел на стожок и кричал мне с него,  как он меня любит! Стихи читал… И тут же сделал мне предложение, выйти за него замуж. Я дар речи потеряла! Вот это напор! Мы знакомы всего три дня!
 
    Так все начиналось…   Нас тянуло друг к другу с первого мгновения, как столкнулись наши взгляды. Магнетизм какой-то…
    Что такое любовь – я знала… Болезнь… Еще не выздоровела от той первой, своей сумасшедшей любви… Еще плакала в подушку… И сердце колотилось от воспоминаний… Еще шептала во сне и наяву его имя.

 

    Это было что-то другое…  Это была Судьба… Не зря говорят, что браки свершаются на небесах.

 

     Каждое утро мы с Римкой вставали ни свет - ни заря. Беленький вставал вместе с нами. Целовал меня сонную. Таскал воду с колодца. Рубил дрова. Помогал, чем мог.  И уезжал вместе со всеми куда-то далеко косить траву. А возвращался с неизменным букетом ромашек, вперемешку с алым лесным лихнисом.

 

    Клуб стоял на берегу прудика. И готовили еду мы в метрах двадцати от здания, в низинке возле воды на костре.. Все просыпались и кружили возле нас, пока мы не выдыхали :
    - Готово!
Тут же подхватывали котел, вырывали из наших рук поварешки и, пока мы с Римкой поднимались на горку, в нашу импровизированную столовую, успевали все распределить по тарелкам и съесть. А мы с Римкой всегда оставались голодными. Потом мы стали хитрить. По вечерам для нашей бригады привозили флягу молока.. А, так как, вечером все были уже сытые – молоко стояло до утра.  К утру молоко отстаивалось и сверху образовывался толстый слой сливок. Мы аккуратно снимали его. В магазине покупали печенье. Это и была наша пища на весь день. А еще, так как мы работали в пчело–совхозе – в нашем распоряжении была фляга с самым настоящим Башкирским медом. Вкуснятина!

 

    Откинула лапшу в дуршлаг…
 Вдруг, наверху, около клуба, завизжала Римка. Бегу с половником к ней. Под навесом в столовой толпятся коровы… Римка не может их оттуда выпроводить…  Кричит.  Коровы мычат, но не уходят. Вдвоем кое-как справляемся с ними. Обед еще не сварился. На крыльце стоит кастрюля с остывшим киселем. Кружкой зачерпываю кисель, пью. Заедаю печеньем. Из - за спины грустный Римкин голос вещает:
 - Аль…, коза пила…
 - Да, фиг с ней! Я есть хочу!
Римка наливает себе кисель и садится рядом со мной на ступеньку. Опять не завтракали…
С животными у нас вечно возникали какие-то проблемы… Пока мы ели печенье и запивали "козьим киселем", гуси склевали лапшу, которую  я откинула перед тем, как завизжала Римка. А гуси злющие! Так и норовят ущипнуть! И нас совсем не боятся! Хозяева, блин…. Слопали всю лапшу! Пришлось снова варить.

 

   …Вот уже и наши на обед приехали. Опять выдыхаем с Римкой:
 - Готово, - и котел с лапшой уплывает мимо нас в столовую. Хорошо хоть кисель успели попить. Про козу молчим!

 

   После обеда все немного отдыхают. Мы с Беленьким сидим под навесом, воркуем. Целуемся.
Айратка, молоденький пацан, вытаскивает стул, садится метрах в десяти от нас, посередине площадки перед клубом. И, то и дело, хлопая себя по коленкам, восторгается:
- Вот это любовь! Вот это кино! Кино бесплатное!
  Мы смеемся. Смеемся над ним...
  С ним тоже все время какие-нибудь истории происходят. Еще какое – «кино бесплатное»! Один раз забрался на стреноженную лошадь. Она щипала травку  около клуба. Лошадь попыталась его сбросить. Айратка, с круглыми от страха глазами - орал, как резанный, пока не слетел в лопухи. А в другой раз хряка довел… Тот мирно лежал себе в грязи. А, Айратке - неймется! Дразнил его до тех пор, пока тот не вылез из грязи и не побежал за ним. Визгу было! И Айраткиного и поросячьего! Хряк загнал его в пруд и не выпускал оттуда несколько часов. Айратка уже плакать начал. В пруду пиявки…  А мы все падали от смеха!.. Потом уже, как только к клубу подходило какое-нибудь животное, все наши начинали дружно блеять, как козы:
 - Айра-а-а-ат.... сестра пришла... - и снова падали от смеха...

 

   После первой недели работы в совхозе, все начали роптать, просить баню. Бани здесь все «по-черному». Таких уже просто в природе нет. Сохранились они только в самой глубинке. Мужчины пошли первыми… Плескались... Парились... Вышли свеженькие и чистые! Истратили всю горячую воду. А нам, девочкам, об этом не сказали.  Перемазались мы там все сажей и вылезли, с намыленными головами, немытые… А пацаны еще и смеялись над нами… Нам и самим смешно было - такие мы были все чумазые!

 

    Так и жили… по вечерам устраивали танцы для местных. Вытаскивали огромные колонки во двор. Включали музыку. И потихоньку исчезали в клуб спать. Двери толстые. Еще и сени есть. В клубе было относительно тихо…

 

   Всем нравилось, как мы с Римкой готовим. Мы договорились с местными женщинами и ходили к ним делать разные подливки и поджарки на электроплите. Еда получалась вкусной! Своих тайн мы не раскрывали.

 

   Прошло уже две недели… Беленький привозил мне каждый день огромные букеты  ромашек… Девчонки завидовали, обзывали его Дартаньяном. А он не обращал на них никакого внимания. Наверное, небеса были за нас. Потому что девчонок, злых на язык, тут же кусали, невесть откуда прилетавшие пчелы.  И они потом ходили с опухшими частями тела. И, в конце концов, перестали болтать за нашими спинами. Поняли, что у нас все серьезно.
    
   Мы с Римкой забыли про институт. Она увлеклась Черненьким. У них тоже наклюнулся роман…
   И вдруг! Как гром среди ясного неба! Мне приехала замена…  Директор выполнил свое обещание… Делать нечего… Пакую свою сумку… Беленький тоже сорвался за мной…
Римка поступала в другой институт и экзамены у нее начинались позднее. Поэтому замена приехала только мне.
 
    В институт я поступила. А через три месяца, после нашего знакомства, вышла замуж за Беленького. Так сбылось гадание...

  Да-а-а... с гаданием не поспоришь...

Рейтинг: +2 793 просмотра
Комментарии (4)
Елена Бородина # 15 августа 2012 в 16:37 +1
Валь, зачиталась прямо...)
Неужели, все так и было?! И звезды, и Дартаньян, и баня "по черному", и коза с киселем?!))
Как же ты пишешь, Валь! live1
Кстати, в институт-то не литературный ли поступила?!
Валентина Васильковская # 15 августа 2012 в 20:36 +2
ИМЕННО ТАК И БЫЛО! ВСЕ ДВЕ НЕДЕЛИ - КАЖДЫЙ ЧАС ПОМНЮ! ВСЕ ИСТОРИИ ЕЩЕ И НЕ УМЕСТИЛИСЬ В ЭТОТ РАССКАЗ... ИНАЧЕ БЫЛА БЫ УЖЕ ПОВЕСТЬ... а ИНСТИТУТ - МОСКОВСКИЙ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ, СОЧИНЕНИЕ НА 5 НАПИСАЛА, ХИМИК ДО МОЗГА КОСТЕЙ... ХОТЯ ВСЮ СОЗНАТЕЛЬНУЮ ЖИЗНЬ РАБОТАЛА ХУДОЖНИКОМ... ВОТ ТАКАЯ АДСКАЯ СМЕСЬ! elka4
Алёна Семёнова # 20 ноября 2012 в 20:53 +1
Ой, Валь, столько всего вспомнилось под твой рассказ.
С гаданием не поспоришь, а дни практики на всю жизнь
в памяти остаются. Хорошо написала, и главное -
финал настоящий, счастливый. lubov5
Валентина Васильковская # 21 ноября 2012 в 19:54 +1
Спасибо, Алена! До сих пор обожаю моего Дартаньянчика!
Популярная проза за месяц
117
116
113
107
102
98
96
95
91
90
88
86
82
80
79
73
72
71
69
68
66
66
66
64
63
62
61
58
58
54