Дар

21 ноября 2012 - Ирина Каденская

"Я слишком устал от жизни. Устал гоняться за иллюзией. Это мой свободный выбор, и в нём никто не виноват, кроме меня самого, потому что..."


Рука, выводившая эти слова на листке бумаги, замерла.
Слово осталось недописанным. Стефан тяжело вздохнул, поднялся из-за стола и подойдя окну, приоткрыл его.
Глубоко вдохнул прохладный ночной воздух. Внизу, с высоты двадцать второго этажа гостиничного номера сверкал разноцветными огнями огромный мегаполис. Стефан вспомнил, что гостиница называется "Глория" и усмехнулся, потерев рукой пульсирующий левый висок.
"Глория - означает слава", - подумал он, дотронувшись ладонью до холодного стекла.
Совпадение или нет, ведь он не выбирал гостиницу по названию и даже по степени удобств. Всё, что его интересовало - это наличие свободного номера, расположенного как можно выше, начиная с двадцатого этажа.

Её звали похоже - Лори. Он любил произносить это имя, нежное и какое-то острое, задерживая его звуки на губах. Как давно это было...
Как-будто сто веков назад.
Десять лет назад.
И всего лишь месяц назад...
Тогда они виделись последний раз. Это было вынесение приговора и подведение черты. А потом Лори сделала контрольный выстрел...
Он помнил, как стоял тогда в коридоре её квартиры, а она периодически бросала взгляд на маленькие позолоченные часики на руке. Скоро должен был вернуться с работы её муж.
Всё уже было сказано, Стефан понимал это. И сейчас он просто тянул время перед тем, как повернется. Лори закроет за ним дверь и больше он её никогда не увидит.
- Ну что же, Стеф, - нетерпеливо произнесла она. - Мы всё уже выяснили. Думаю, тебе больше не надо приходить сюда. И не звони мне больше.
Так будет лучше для всех.
Лори закончила фразу и посмотрела на него своими большими зелёными глазами.

Взгляд был спокойно-равнодушный со штрихом какой-то обреченности. И Стефан почему-то подумал, что так, наверное, паталогоанатом смотрит на труп.
- Но можно мне хотя бы изредка видеть своего сына? - спросил он.
Красивые темные брови Лори удивленно приподнялись.
- Почему ты решил, что Джерри твой сын?
- Боже, Лори... но это же очевидно. Достаточно посмотреть на него, одно лицо со мной. И то, что твой муж записал его под своей фамилией, ещё ничего не значит.
- Хватит! - в голосе Лори послышались нотки раздражения. - Перестань, Стеф. И уходи.
Она подошла к двери и распахнула её. - Между нами всё уже давно закончено. Десять лет назад ты сделал свой выбор.
Понимаешь ты это или нет?
Перестань мучить себя...
"И меня тоже", - подумала про себя Лори, но вслух этого не сказала.
Стефан молчал, понимая, что Лори права.
Выбор. Да, когда-то он сам отказался от того, ради чего сейчас мог бы отдать все сокровища мира...
и свою жизнь. Но Лори она была не нужна.
И повернувшись, он, не прощаясь вышел из квартиры.
Лори захлопнула тяжелую дверь, и резкий щелчок замка прозвучал, как выстрел.

***

Десять лет назад.

- Стеф, милый...
Симпатичная девушка с вьющимися каштановыми волосами и большими зелеными глазами, приподнялась на локте и смотрела на Стефана. В ее глазах была любовь и нежность, теплая и трогательная.
Стефан открыл глаза и ответил на её поцелуй.
Она обняла его и опять прикоснулась к его губам. Её каштановые волосы, от которых пахло земляникой, защекотали его подбородок. Лори улыбнулась.
Стефан нежно провел рукой по ее лицу, убирая упавшую на глаза девушки каштановую прядку.
- Ты такой милый после сна, - мурлыкнула Лори и потянулась губами к его губам.

... теплое летнее утро выходного дня.
Но у того, что он чувствовал внутри, не было выходных. Оно жило как-будто бы своей жизнью и не спрашивало желаний своего хозяина.
- Подожди, милая, - Стефан отстранился от Лори и сел в постели, - мне надо пройтись.
Он прижал ладони к вискам.
- Что, опять? - с тревогой спросила девушка.
Стефан кивнул и, сев на постели, стал натягивать джинсы и футболку.
- Пойду, проветрю мозги, - слегка улыбнулся он Лори.
Но улыбка вышла холодной и отстраненной. Его мысли были сейчас совсем далеко от этой уютной комнаты и влюбленной в него девушки, сидящей рядом, на краешке кровати.
- Давай я хоть кофе тебе сварю, - проговорила она, встав и накинув на плечи короткий махровый халатик.
- Не стоит, - бросил ей Стефан.
Он поднялся, прошел в ванную, сполоснул лицо, почистил зубы.
- Ну давай хоть кофе! - крикнула из кухни Лори. Но Стефан уже захлопнул дверь и стоя на лестнице, нажимал кнопку лифта.

Он часто приходил на это место, когда "это" давало о себе знать. Здесь он успокаивался, облокотившись на серые каменные перила и глядя вниз, на темную воду.
Это был огромный каменный мост. Одна из архитектурных достопримечательностей их небольшого городка. Стефан мог стоять так долго, глядя на воду...
И тогда часто в его сознании появлялись отдельные картинки, иногда спаянные в единое целое, как отдельное полотно. А иногда не связанные между собой, как пазлы чего-то одного, какого-то единого образа. И этот образ он и пытался увидеть. Пока - безрезультатно. Но отдельные пазлы приходили и вертелись в голове, блестя и переливаясь... и это "что-то" шептало ему отдельные слова, отдельные строчки, отдельные рифмы. И тогда Стефан, пытаясь избавиться от них, поймать, вытаскивал блокнот и записывал, заносил их на бумагу... и объёмное, живущее в его голове, становилось блёклым и плоским. Он перечитывал записанное один раз, другой... а потом, хмуря брови, вырывал эти листки и бросал вниз, в тёмную воду. И они плыли, как одинокие бумажные кораблики... становясь всё меньше и меньше.

- Да, я бездарность, - думал про себя Стефан. - всё это бред и ерунда. Права Лори, что не надо гоняться за мифическим журавлем, когда в руке есть синица.
Мой удел - быть заурядным брокером, как и мой отец. Наверное надо завязывать со всем этим и успокоиться, потому что...

- Я думаю, Вы не правы.

Чей-то спокойный голос прозвучал совсем рядом, и от неожиданности Стефан вздрогнул. Он обернулся. Рядом с ним, облокотившись на перила, стоял высокий худой человек. Одет он был, прямо сказать, неважно. Какая-то залатанная на локтях курточка, которая к тому же была ему явно маловата в длину. Видавшие виды брюки.
Вокруг шеи, не смотря на теплую летнюю погоду, был обмотан длинный шерстяной шарф, на ногах - коричневые стоптанные ботинки.
"Похож на нищего", - промелькнуло в голове у Стефана и на всякий случай он отодвинулся чуть подальше.
- А вот это, напрасно, - незнакомец улыбнулся ему. Стефан посмотрел ему в лицо и увидел, что глаза у него были странные, красная радужка и небольшой темный зрачок. Белые ресницы. Волосы тоже были белыми, несмотря на то, что человек на вид был молод, не старше тридцати лет.
"Альбинос", - подумал Стефан. Почему-то ему стало тревожно.

- Что Вы хотите? - немного раздраженно спросил Стефан, засунув руки в карманы.
- Я всего лишь сказал Вам, что Вы не правы. Ну, это насчёт журавля и синицы...
Альбинос широко улыбнулся ему, демонстрируя замечательные белые зубы. "Слишком хорошо выглядят для так бедно одетого человека", - подумал Стефан.
И это несоответствие почему-то напугало его. Но ещё больше напугали его слова незнакомца.
- Как... как Вы узнали, о чём я думал? - запинаясь пробормотал Стефан и из всех сил сжал ладонь правой руки в кулак. Ногти с силой впились в ладонь, но боль не пробудила уснувшее, как он надеялся, сознание.
Это был не сон.

- Не волнуйтесь, дорогой Стефан, - опять крайне радушно
улыбнулся ему альбинос, - и я Вам не снюсь. Я столь же реален, как и Вы сами. Как этот, окружающий вас мир.
Он окинул взглядом огромный каменный мост, на котором они стояли.
- Вы не ответили на вопрос, - бросил ему Стефан. - Как Вам удалось влезть в мою голову и прочитать мои мысли? Или вы последователь Вольфа Мессинга?
- Ещё неизвестно, кто чей последователь, - туманно ответил незнакомец. - Но давайте, Стефан, к делу.
Я просто хочу Вам помочь.
Стефан подумал, что не лишним было бы спросить и то, каким образом альбинос узнал его имя. Но подумал, что и здесь ответа наверняка не дождётся.
- Помочь? - ехидно улыбнулся Стефан.
Он положил ладонь на каменные, уже нагревшиеся на солнце, перила моста. - И каким же образом?
- Дорогой Стефан, - голос альбиноса вдруг стал крайне серьёзным, - Ну, во-первых Вы абсолютно не правы, называя себя бездарностью.
- Оп-па, - протянул Стефан. - неужели Вы - редактор какого-нибудь журнала или издательства? Правда, судя по Вашей одежде...
- Да что вы все так цепляетесь к одежде, - досадливо бросил ему альбинос. - Она - лишь один из способов материализации. Не более того.
- Материализации? Ну да, ага.
Стефан вдруг подумал, что говорит с сумасшедшим.
Только имеющим почему-то какие-то странные знания о его персоне.

- Вы не бездарны, Стефан.
Голос незнакомца прозвучал как-то глубоко. - Более того, у Вас Дар, которым обладает не так много людей.
Вы и сами чувствуете его, ведь так?
Он вытащил из кармана мелкую монетку и подбросил её на ладони. Стефан, как завороженнный, смотрел за его движениями, не зная, что сказать.
- Откуда Вы знаете? - наконец спросил он.
- Знаю, дорогой Стефан. - Я знаю, уж поверьте.
Альбинос улыбнулся ему и положил монетку на широкий каменный поребрик.
- Этот Дар... да-да, это именно он заставляет Вас приходить сюда. Это он рождает в Вашей голове те образы, которые Вы потом записываете. А потом уничтожаете их от недостатка уверенности в себе.
Вы ведь чувствуете его в себе,Стефан. Ведь так?
- Да..., - пробормотал Стефан.
Мысли его смешались, в сердце опять проникло тревожное ощущение. Предчувствие чего-то.
- Человек не может сам всё знать о себе, - продолжал альбинос. - И, в общем-то это правильно. От некоторых знаний можно сойти с ума. Или зажиреть, скажем так, духовно, полагая, что всех высот в жизни ты уже добился и теперь можешь восседать на Олимпе, поплёвывая вниз. Человек должен бороться за своё предназначение, иногда должен и выстрадать его, потом и кровью. И живя в сомнениях - кто я? И чего стою в этом мире?
Но для Вас, Стефан, я хочу сделать исключение.
Вы не должны сомневаться. В Вас живет Дар. И очень сильный.
Альбинос положил руку Стефану на плечо и от этого прикосновения его как-будто ударило разрядом электрического тока. В глазах потемнело...
- Но что толку мне от этого Дара? - пробормотал Стефан. - Любимая не верит в меня. Отец добился того, что в итоге я работаю таким же брокером, как и он.
Я не люблю свою работу, но она приносит хоть какой-то доход.
- Понимаю, - альбинос кивнул головой, - люди часто занимаются в жизни не тем, что хотят, тратя драгоценное время впустую. Или совсем не на те занятия, в которых состоит их предназначение.
- Но в чём моё предназначение? - тихо спросил ошеломленный Стефан.
Вместо ответа незнакомец кивнул на плывущие внизу, в темной воде смятые бумажные листки, которые он вырвал из своего блокнота.

- Почему Вы мне всё это рассказали? - спросил Стефан.
- Я же говорил, - альбинос улыбнулся, - я хочу Вам помочь. Не заглушайте в себе Дар. Он может принести Вам, Стефан, великую радость... и ощущение полноты бытия. Но..., - альбинос на мгновение замолчал, поднял монетку и опять подбросил её в воздух. - Но может принести и страшную беду.
- Беду? - Стефан почувствовал внутри какой-то холодок, несмотря на жаркую летнюю погоду. - Но как мне её избежать?
- Готовых рецептов здесь нет. Слушайте своё сердце.
И помните, Стефан, у человека всегда есть выбор.
Делайте верный выбор, и Ваша жизнь будет счастливой.
Он улыбнулся Стефану, и его красные глаза блеснули.
Стефан посмотрел вниз, на тёмную воду. Мысли спутались. Он перевел дыхание, размышляя над только что услышанными словами.
- Но послушайте..., - начал он, обернувшись к своему собеседнику. Но на огромном мосту он стоял совершенно один. Стефан потер лоб рукой. Посмотрел вниз, себе под ноги. Внизу, на поребрике что-то блеснуло. Стефан нагнулся и поднял маленькую серебряную монетку. На ней было написано что-то по французски и стояла дата, выбитая старинными цифрами - 1672.

***

После разговора на мосту жизнь Стефана стала меняться. Его больше не мучили сомнения, теперь он без угрызений совести тратил время на то, что Лори в сердцах называла "бездарной писаниной". Он проводил за этим почти всё своё свободное время и, порой, даже ночи. Он бросил нудную работу брокера и устроился работать в маленький театрик рабочим по установке декораций. Зарплата была маленькой, но теперь было гораздо больше свободного времени. Которого он мог посвящать Дару. Всё закончилось тем, что в один прекрасный день Лори собрала чемодан и ушла от него, громко хлопнув дверью.
- Ты променял меня на свою писанину, - бросила она ему на пороге.
И Стефан не стал её задерживать.
"В конце-концов, я потерял не так уж много", - подумал он. - "А посвящать себя в одинаковой степени Дару и Лори у меня не получится. Не могу же я разорваться на две одинаковые части"

Через месяц Лори неожиданно позвонила. Он снял трубку и нахмурился, услышав её голос. Только что ему пришли в голову мысли, которые он торопился скорее записать. Это было послание от Дара... Он боялся упустить их, забыть. Каждый миг был важен.
- Привет, Стеф, - голос Лори звучал совсем по-другому, тихо. И в нём были, как ему показалось, её прежняя нежность и тепло. - Как ты?
- Я? - переспросил Стефан. - Да я нормально. Знаешь, я тут немного занят и ...
- Послушай, Стеф, - голос Лори зазвучал громче, - Я хочу сказать тебе... у нас будет ребенок.
Она замолчала. Стефан слушал в трубке её дыхание.
Лори ждала его ответ. И в этом молчании ему на миг почудилась надежда. Надежда на счастье.
"Какое может быть счастье?" - мгновенно пронеслась мысль в голове Стефана. - Ребенок. Бессонные ночи, опять однообразная ненавистная работа брокером. Правда, довольно денежная. Но..."
- Лори..., - он произнес её имя и замолчал.
- Что? - встрепенулась девушка. В её голосе он опять уловил надежду.
- Ничего страшного, Лори, сделаешь аборт, - сухо ответил Стефан и положил трубку.

***

Прошло шесть лет. Стефан почти забыл о Лори. Он не мог тратить свое свободное время на такую прихоть, как любовь. Семейной жизни он предпочитал случайные связи, не требующие душевных затрат.
Он начал работать над романом, в который хотел вложить всю свою душу. И верил, что его ведёт Дар.
Через три года роман был готов, и Стефан принес его в издательство.
- Да-да, это то, что нам нужно, - позвонил ему через несколько дней редактор. - Приезжайте завтра, мы оформим договор и подробно обговорим детали публикации.
- И гонорар? - переспросил Стефан.
- Да-да, и его конечно.

***

Пьяный, и как ему казалось, счастливый Стефан сидел в своей квартире и держал в руках довольно объемную новенькую книгу. Это был его роман. А пол-часа назад он вернулся с презентации книги, где была масса народу, а его представили, как "необычайно перспективного молодого писателя". Несколько издательств там же, по окончании презентации, изъявили желание заключить с ним контракты на сотрудничество. Его книга активно раскупалась пришедшими на презентацию читателями.
Всё складывалось, как нельзя лучше.

"Жизнь удалась", - блаженно подумал Стефан, прикрыв глаза. И вдруг сердце почему-то кольнула иголочка боли.
"Надо завязывать с курением", - подумал он, встав с дивана и подходя к аптечке, где был валокордин.
Он налили в чашку немного воды и отсчитал пятнадцать капель, выпил, сел в кресло, откинув назад голову и прикрыв глаза.
И неожиданно вспомнил отца, который два года назад умер от сердечного приступа.
"Надо бы съездить на кладбище", - мелькнула в голове у Стефана мысль. - "Не был там со дня похорон. Но, это потом. А сейчас..."
Он подошёл к столу и взял в руки свою книгу, бережно погладил обложку.

- Полная дрянь, - вдруг услышал он за спиной чей-то знакомый голос и обернулся.
За его спиной, в том самом кресле, где минуту назад сидел он сам, развалился незнакомый человек. Хотя нет... Стефан присмотрелся, и сердце опять кольнула иголочка боли. На этот раз сильнее... Это был альбинос. Тот самый человек, которого уже почти десять лет назад он встретил на каменном мосту. Который рассказал Стефану про его Дар.
- Что дрянь? - запинаясь, пробормотал Стефан.
- Да вот это, - альбинос подошел к Стефану и взял из его рук книгу, открыл, небрежно пролистал и бросил на письменный столик, - почти шестьсот страниц совершенно бездарного бреда.
Стефан почувствовал, как в глазах потемнело. Он опёрся рукой за стену. Эти слова настолько поразили его, что он даже не спросил, каким образом альбинос проник в закрытую квартиру и оказался сидящим в его кресле.
- Как же так, - пробормотал он, совершенно раздавленный, - а как же Дар...
Альбинос сделал рукой выразительный жест, подошёл к Стефану и заглянул ему в глаза.
И сердце Стефана вдруг пронзила какая-то дикая, невыразимая тоска.
И одновременно с этим он почувствовал внутри пустоту, страшную и бездонную. И сейчас он как-будто падал в неё.

- Твой Дар давно умер, - сухо бросил ему альбинос, - Ты льстил себе, думая, что создал что-то гениальное.
Увы...
- Но как же люди, -тихо сказал Стефан. - Ведь им нравится то, что я пишу.
В ответ на это альбинос лишь спокойно улыбнулся и подошёл к столу, на котором лежала книга Стефана.
- Люди сами не знают, чего они хотят. Сегодня они восхищаются этой книгой, но через десять лет, уверяю тебя, о ней никто и не вспомнит. Разве что, для растопки в камине этот роман возьмут в руки.

Альбинос усмехнулся и провел ладонью по красивой глянцевой обложке, на которой было написано слово "Фатум"
- Впрочем, единственное, что мне нравится в твоём романе, Стефан, так это его название.

© Copyright: Ирина Каденская, 2012

Регистрационный номер №0095024

от 21 ноября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0095024 выдан для произведения:

"Я слишком устал от жизни. Устал гоняться за иллюзией. Это мой свободный выбор, и в нём никто не виноват, кроме меня самого, потому что..."


Рука, выводившая эти слова на листке бумаги, замерла.
Слово осталось недописанным. Стефан тяжело вздохнул, поднялся из-за стола и подойдя окну, приоткрыл его.
Глубоко вдохнул прохладный ночной воздух. Внизу, с высоты двадцать второго этажа гостиничного номера сверкал разноцветными огнями огромный мегаполис. Стефан вспомнил, что гостиница называется "Глория" и усмехнулся, потерев рукой пульсирующий левый висок.
"Глория - означает слава", - подумал он, дотронувшись ладонью до холодного стекла.
Совпадение или нет, ведь он не выбирал гостиницу по названию и даже по степени удобств. Всё, что его интересовало - это наличие свободного номера, расположенного как можно выше, начиная с двадцатого этажа.

Её звали похоже - Лори. Он любил произносить это имя, нежное и какое-то острое, задерживая его звуки на губах. Как давно это было...
Как-будто сто веков назад.
Десять лет назад.
И всего лишь месяц назад...
Тогда они виделись последний раз. Это было вынесение приговора и подведение черты. А потом Лори сделала контрольный выстрел...
Он помнил, как стоял тогда в коридоре её квартиры, а она периодически бросала взгляд на маленькие позолоченные часики на руке. Скоро должен был вернуться с работы её муж.
Всё уже было сказано, Стефан понимал это. И сейчас он просто тянул время перед тем, как повернется. Лори закроет за ним дверь и больше он её никогда не увидит.
- Ну что же, Стеф, - нетерпеливо произнесла она. - Мы всё уже выяснили. Думаю, тебе больше не надо приходить сюда. И не звони мне больше.
Так будет лучше для всех.
Лори закончила фразу и посмотрела на него своими большими зелёными глазами.

Взгляд был спокойно-равнодушный со штрихом какой-то обреченности. И Стефан почему-то подумал, что так, наверное, паталогоанатом смотрит на труп.
- Но можно мне хотя бы изредка видеть своего сына? - спросил он.
Красивые темные брови Лори удивленно приподнялись.
- Почему ты решил, что Джерри твой сын?
- Боже, Лори... но это же очевидно. Достаточно посмотреть на него, одно лицо со мной. И то, что твой муж записал его под своей фамилией, ещё ничего не значит.
- Хватит! - в голосе Лори послышались нотки раздражения. - Перестань, Стеф. И уходи.
Она подошла к двери и распахнула её. - Между нами всё уже давно закончено. Десять лет назад ты сделал свой выбор.
Понимаешь ты это или нет?
Перестань мучить себя...
"И меня тоже", - подумала про себя Лори, но вслух этого не сказала.
Стефан молчал, понимая, что Лори права.
Выбор. Да, когда-то он сам отказался от того, ради чего сейчас мог бы отдать все сокровища мира...
и свою жизнь. Но Лори она была не нужна.
И повернувшись, он, не прощаясь вышел из квартиры.
Лори захлопнула тяжелую дверь, и резкий щелчок замка прозвучал, как выстрел.

***

Десять лет назад.

- Стеф, милый...
Симпатичная девушка с вьющимися каштановыми волосами и большими зелеными глазами, приподнялась на локте и смотрела на Стефана. В ее глазах была любовь и нежность, теплая и трогательная.
Стефан открыл глаза и ответил на её поцелуй.
Она обняла его и опять прикоснулась к его губам. Её каштановые волосы, от которых пахло земляникой, защекотали его подбородок. Лори улыбнулась.
Стефан нежно провел рукой по ее лицу, убирая упавшую на глаза девушки каштановую прядку.
- Ты такой милый после сна, - мурлыкнула Лори и потянулась губами к его губам.

... теплое летнее утро выходного дня.
Но у того, что он чувствовал внутри, не было выходных. Оно жило как-будто бы своей жизнью и не спрашивало желаний своего хозяина.
- Подожди, милая, - Стефан отстранился от Лори и сел в постели, - мне надо пройтись.
Он прижал ладони к вискам.
- Что, опять? - с тревогой спросила девушка.
Стефан кивнул и, сев на постели, стал натягивать джинсы и футболку.
- Пойду, проветрю мозги, - слегка улыбнулся он Лори.
Но улыбка вышла холодной и отстраненной. Его мысли были сейчас совсем далеко от этой уютной комнаты и влюбленной в него девушки, сидящей рядом, на краешке кровати.
- Давай я хоть кофе тебе сварю, - проговорила она, встав и накинув на плечи короткий махровый халатик.
- Не стоит, - бросил ей Стефан.
Он поднялся, прошел в ванную, сполоснул лицо, почистил зубы.
- Ну давай хоть кофе! - крикнула из кухни Лори. Но Стефан уже захлопнул дверь и стоя на лестнице, нажимал кнопку лифта.

Он часто приходил на это место, когда "это" давало о себе знать. Здесь он успокаивался, облокотившись на серые каменные перила и глядя вниз, на темную воду.
Это был огромный каменный мост. Одна из архитектурных достопримечательностей их небольшого городка. Стефан мог стоять так долго, глядя на воду...
И тогда часто в его сознании появлялись отдельные картинки, иногда спаянные в единое целое, как отдельное полотно. А иногда не связанные между собой, как пазлы чего-то одного, какого-то единого образа. И этот образ он и пытался увидеть. Пока - безрезультатно. Но отдельные пазлы приходили и вертелись в голове, блестя и переливаясь... и это "что-то" шептало ему отдельные слова, отдельные строчки, отдельные рифмы. И тогда Стефан, пытаясь избавиться от них, поймать, вытаскивал блокнот и записывал, заносил их на бумагу... и объёмное, живущее в его голове, становилось блёклым и плоским. Он перечитывал записанное один раз, другой... а потом, хмуря брови, вырывал эти листки и бросал вниз, в тёмную воду. И они плыли, как одинокие бумажные кораблики... становясь всё меньше и меньше.

- Да, я бездарность, - думал про себя Стефан. - всё это бред и ерунда. Права Лори, что не надо гоняться за мифическим журавлем, когда в руке есть синица.
Мой удел - быть заурядным брокером, как и мой отец. Наверное надо завязывать со всем этим и успокоиться, потому что...

- Я думаю, Вы не правы.

Чей-то спокойный голос прозвучал совсем рядом, и от неожиданности Стефан вздрогнул. Он обернулся. Рядом с ним, облокотившись на перила, стоял высокий худой человек. Одет он был, прямо сказать, неважно. Какая-то залатанная на локтях курточка, которая к тому же была ему явно маловата в длину. Видавшие виды брюки.
Вокруг шеи, не смотря на теплую летнюю погоду, был обмотан длинный шерстяной шарф, на ногах - коричневые стоптанные ботинки.
"Похож на нищего", - промелькнуло в голове у Стефана и на всякий случай он отодвинулся чуть подальше.
- А вот это, напрасно, - незнакомец улыбнулся ему. Стефан посмотрел ему в лицо и увидел, что глаза у него были странные, красная радужка и небольшой темный зрачок. Белые ресницы. Волосы тоже были белыми, несмотря на то, что человек на вид был молод, не старше тридцати лет.
"Альбинос", - подумал Стефан. Почему-то ему стало тревожно.

- Что Вы хотите? - немного раздраженно спросил Стефан, засунув руки в карманы.
- Я всего лишь сказал Вам, что Вы не правы. Ну, это насчёт журавля и синицы...
Альбинос широко улыбнулся ему, демонстрируя замечательные белые зубы. "Слишком хорошо выглядят для так бедно одетого человека", - подумал Стефан.
И это несоответствие почему-то напугало его. Но ещё больше напугали его слова незнакомца.
- Как... как Вы узнали, о чём я думал? - запинаясь пробормотал Стефан и из всех сил сжал ладонь правой руки в кулак. Ногти с силой впились в ладонь, но боль не пробудила уснувшее, как он надеялся, сознание.
Это был не сон.

- Не волнуйтесь, дорогой Стефан, - опять крайне радушно
улыбнулся ему альбинос, - и я Вам не снюсь. Я столь же реален, как и Вы сами. Как этот, окружающий вас мир.
Он окинул взглядом огромный каменный мост, на котором они стояли.
- Вы не ответили на вопрос, - бросил ему Стефан. - Как Вам удалось влезть в мою голову и прочитать мои мысли? Или вы последователь Вольфа Мессинга?
- Ещё неизвестно, кто чей последователь, - туманно ответил незнакомец. - Но давайте, Стефан, к делу.
Я просто хочу Вам помочь.
Стефан подумал, что не лишним было бы спросить и то, каким образом альбинос узнал его имя. Но подумал, что и здесь ответа наверняка не дождётся.
- Помочь? - ехидно улыбнулся Стефан.
Он положил ладонь на каменные, уже нагревшиеся на солнце, перила моста. - И каким же образом?
- Дорогой Стефан, - голос альбиноса вдруг стал крайне серьёзным, - Ну, во-первых Вы абсолютно не правы, называя себя бездарностью.
- Оп-па, - протянул Стефан. - неужели Вы - редактор какого-нибудь журнала или издательства? Правда, судя по Вашей одежде...
- Да что вы все так цепляетесь к одежде, - досадливо бросил ему альбинос. - Она - лишь один из способов материализации. Не более того.
- Материализации? Ну да, ага.
Стефан вдруг подумал, что говорит с сумасшедшим.
Только имеющим почему-то какие-то странные знания о его персоне.

- Вы не бездарны, Стефан.
Голос незнакомца прозвучал как-то глубоко. - Более того, у Вас Дар, которым обладает не так много людей.
Вы и сами чувствуете его, ведь так?
Он вытащил из кармана мелкую монетку и подбросил её на ладони. Стефан, как завороженнный, смотрел за его движениями, не зная, что сказать.
- Откуда Вы знаете? - наконец спросил он.
- Знаю, дорогой Стефан. - Я знаю, уж поверьте.
Альбинос улыбнулся ему и положил монетку на широкий каменный поребрик.
- Этот Дар... да-да, это именно он заставляет Вас приходить сюда. Это он рождает в Вашей голове те образы, которые Вы потом записываете. А потом уничтожаете их от недостатка уверенности в себе.
Вы ведь чувствуете его в себе,Стефан. Ведь так?
- Да..., - пробормотал Стефан.
Мысли его смешались, в сердце опять проникло тревожное ощущение. Предчувствие чего-то.
- Человек не может сам всё знать о себе, - продолжал альбинос. - И, в общем-то это правильно. От некоторых знаний можно сойти с ума. Или зажиреть, скажем так, духовно, полагая, что всех высот в жизни ты уже добился и теперь можешь восседать на Олимпе, поплёвывая вниз. Человек должен бороться за своё предназначение, иногда должен и выстрадать его, потом и кровью. И живя в сомнениях - кто я? И чего стою в этом мире?
Но для Вас, Стефан, я хочу сделать исключение.
Вы не должны сомневаться. В Вас живет Дар. И очень сильный.
Альбинос положил руку Стефану на плечо и от этого прикосновения его как-будто ударило разрядом электрического тока. В глазах потемнело...
- Но что толку мне от этого Дара? - пробормотал Стефан. - Любимая не верит в меня. Отец добился того, что в итоге я работаю таким же брокером, как и он.
Я не люблю свою работу, но она приносит хоть какой-то доход.
- Понимаю, - альбинос кивнул головой, - люди часто занимаются в жизни не тем, что хотят, тратя драгоценное время впустую. Или совсем не на те занятия, в которых состоит их предназначение.
- Но в чём моё предназначение? - тихо спросил ошеломленный Стефан.
Вместо ответа незнакомец кивнул на плывущие внизу, в темной воде смятые бумажные листки, которые он вырвал из своего блокнота.

- Почему Вы мне всё это рассказали? - спросил Стефан.
- Я же говорил, - альбинос улыбнулся, - я хочу Вам помочь. Не заглушайте в себе Дар. Он может принести Вам, Стефан, великую радость... и ощущение полноты бытия. Но..., - альбинос на мгновение замолчал, поднял монетку и опять подбросил её в воздух. - Но может принести и страшную беду.
- Беду? - Стефан почувствовал внутри какой-то холодок, несмотря на жаркую летнюю погоду. - Но как мне её избежать?
- Готовых рецептов здесь нет. Слушайте своё сердце.
И помните, Стефан, у человека всегда есть выбор.
Делайте верный выбор, и Ваша жизнь будет счастливой.
Он улыбнулся Стефану, и его красные глаза блеснули.
Стефан посмотрел вниз, на тёмную воду. Мысли спутались. Он перевел дыхание, размышляя над только что услышанными словами.
- Но послушайте..., - начал он, обернувшись к своему собеседнику. Но на огромном мосту он стоял совершенно один. Стефан потер лоб рукой. Посмотрел вниз, себе под ноги. Внизу, на поребрике что-то блеснуло. Стефан нагнулся и поднял маленькую серебряную монетку. На ней было написано что-то по французски и стояла дата, выбитая старинными цифрами - 1672.

***

После разговора на мосту жизнь Стефана стала меняться. Его больше не мучили сомнения, теперь он без угрызений совести тратил время на то, что Лори в сердцах называла "бездарной писаниной". Он проводил за этим почти всё своё свободное время и, порой, даже ночи. Он бросил нудную работу брокера и устроился работать в маленький театрик рабочим по установке декораций. Зарплата была маленькой, но теперь было гораздо больше свободного времени. Которого он мог посвящать Дару. Всё закончилось тем, что в один прекрасный день Лори собрала чемодан и ушла от него, громко хлопнув дверью.
- Ты променял меня на свою писанину, - бросила она ему на пороге.
И Стефан не стал её задерживать.
"В конце-концов, я потерял не так уж много", - подумал он. - "А посвящать себя в одинаковой степени Дару и Лори у меня не получится. Не могу же я разорваться на две одинаковые части"

Через месяц Лори неожиданно позвонила. Он снял трубку и нахмурился, услышав её голос. Только что ему пришли в голову мысли, которые он торопился скорее записать. Это было послание от Дара... Он боялся упустить их, забыть. Каждый миг был важен.
- Привет, Стеф, - голос Лори звучал совсем по-другому, тихо. И в нём были, как ему показалось, её прежняя нежность и тепло. - Как ты?
- Я? - переспросил Стефан. - Да я нормально. Знаешь, я тут немного занят и ...
- Послушай, Стеф, - голос Лори зазвучал громче, - Я хочу сказать тебе... у нас будет ребенок.
Она замолчала. Стефан слушал в трубке её дыхание.
Лори ждала его ответ. И в этом молчании ему на миг почудилась надежда. Надежда на счастье.
"Какое может быть счастье?" - мгновенно пронеслась мысль в голове Стефана. - Ребенок. Бессонные ночи, опять однообразная ненавистная работа брокером. Правда, довольно денежная. Но..."
- Лори..., - он произнес её имя и замолчал.
- Что? - встрепенулась девушка. В её голосе он опять уловил надежду.
- Ничего страшного, Лори, сделаешь аборт, - сухо ответил Стефан и положил трубку.

***

Прошло шесть лет. Стефан почти забыл о Лори. Он не мог тратить свое свободное время на такую прихоть, как любовь. Семейной жизни он предпочитал случайные связи, не требующие душевных затрат.
Он начал работать над романом, в который хотел вложить всю свою душу. И верил, что его ведёт Дар.
Через три года роман был готов, и Стефан принес его в издательство.
- Да-да, это то, что нам нужно, - позвонил ему через несколько дней редактор. - Приезжайте завтра, мы оформим договор и подробно обговорим детали публикации.
- И гонорар? - переспросил Стефан.
- Да-да, и его конечно.

***

Пьяный, и как ему казалось, счастливый Стефан сидел в своей квартире и держал в руках довольно объемную новенькую книгу. Это был его роман. А пол-часа назад он вернулся с презентации книги, где была масса народу, а его представили, как "необычайно перспективного молодого писателя". Несколько издательств там же, по окончании презентации, изъявили желание заключить с ним контракты на сотрудничество. Его книга активно раскупалась пришедшими на презентацию читателями.
Всё складывалось, как нельзя лучше.

"Жизнь удалась", - блаженно подумал Стефан, прикрыв глаза. И вдруг сердце почему-то кольнула иголочка боли.
"Надо завязывать с курением", - подумал он, встав с дивана и подходя к аптечке, где был валокордин.
Он налили в чашку немного воды и отсчитал пятнадцать капель, выпил, сел в кресло, откинув назад голову и прикрыв глаза.
И неожиданно вспомнил отца, который два года назад умер от сердечного приступа.
"Надо бы съездить на кладбище", - мелькнула в голове у Стефана мысль. - "Не был там со дня похорон. Но, это потом. А сейчас..."
Он подошёл к столу и взял в руки свою книгу, бережно погладил обложку.

- Полная дрянь, - вдруг услышал он за спиной чей-то знакомый голос и обернулся.
За его спиной, в том самом кресле, где минуту назад сидел он сам, развалился незнакомый человек. Хотя нет... Стефан присмотрелся, и сердце опять кольнула иголочка боли. На этот раз сильнее... Это был альбинос. Тот самый человек, которого уже почти десять лет назад он встретил на каменном мосту. Который рассказал Стефану про его Дар.
- Что дрянь? - запинаясь, пробормотал Стефан.
- Да вот это, - альбинос подошел к Стефану и взял из его рук книгу, открыл, небрежно пролистал и бросил на письменный столик, - почти шестьсот страниц совершенно бездарного бреда.
Стефан почувствовал, как в глазах потемнело. Он опёрся рукой за стену. Эти слова настолько поразили его, что он даже не спросил, каким образом альбинос проник в закрытую квартиру и оказался сидящим в его кресле.
- Как же так, - пробормотал он, совершенно раздавленный, - а как же Дар...
Альбинос сделал рукой выразительный жест, подошёл к Стефану и заглянул ему в глаза.
И сердце Стефана вдруг пронзила какая-то дикая, невыразимая тоска.
И одновременно с этим он почувствовал внутри пустоту, страшную и бездонную. И сейчас он как-будто падал в неё.

- Твой Дар давно умер, - сухо бросил ему альбинос, - Ты льстил себе, думая, что создал что-то гениальное.
Увы...
- Но как же люди, -тихо сказал Стефан. - Ведь им нравится то, что я пишу.
В ответ на это альбинос лишь спокойно улыбнулся и подошёл к столу, на котором лежала книга Стефана.
- Люди сами не знают, чего они хотят. Сегодня они восхищаются этой книгой, но через десять лет, уверяю тебя, о ней никто и не вспомнит. Разве что, для растопки в камине этот роман возьмут в руки.

Альбинос усмехнулся и провел ладонью по красивой глянцевой обложке, на которой было написано слово "Фатум"
- Впрочем, единственное, что мне нравится в твоём романе, Стефан, так это его название.

Рейтинг: +1 196 просмотров
Комментарии (3)
0 # 21 ноября 2012 в 13:50 0
Ира, прими мое восхищение. Эта работа должна быть на главной!В рубрике "на бис". Потрясла до глубины души. Спасибо, родная, за твой ДАР!
Ирина Каденская # 21 ноября 2012 в 19:18 +1
Танюша, спасибо огромное! buket4
Мне так дорог твой отклик! Он даёт силы что-то делать и дальше в этом направлении.
0 # 21 ноября 2012 в 19:19 0
Увижу тебя на др. сайте Здесь я не живу.