ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Цветочная поляна

 

Цветочная поляна

13 сентября 2014 - Мила Горина
19 век
Её красивая головка лежала на его груди, а тёмные пушистые волосы нежно щекотали ему подбородок и шею.
- Владислав, любимый мой, единственный… - с сильным акцентом повторяла Полин. – Не могу даже представить – через две недели свадьба! Свадьба действительно была назначена, только не у них, а у Владислава с дочерью московской купчихи.
Полин своими тоненькими пальчиками перебирала его волосы. Она уже три года жила в России, приехав из Парижа и став здесь Полиной Петровной, гувернанткой Вари, сестры Владислава. Их вспыхнувшую страсть Полин считала наказанием.
- Любимая! – шептал он. – Ты ведь прекрасно знаешь, что наша усадьба заложена.
- Да, да, я знаю, знаю! – У неё не было сил говорить об этом. Сразу становилось так грустно, что хотелось плакать. Они лежали на поляне, окружённой почти с трёх сторон деревьями. Она сорвала одуванчик и, сильно подув на него, ещё больше погрустнела.
- Что ты задумала? – поинтересовался Владислав, увидев несколько оставшихся пушинок.
- Не скажу! Non! Non!
Полин подскочила и подбежала к дереву, закрыв лицо руками.
- Полин, любимая, скажи, что ты загадала и почему так огорчилась? – настаивал Владислав, пытаясь заглянуть ей в глаза.
- Помнишь, ты говорил, что будешь приезжать один, что не забудешь меня! – проговорила Полин, повернув к нему лицо. Что эта поляна по-прежнему останется нашей… Но этого не случится! На ней станут резвиться твои дети! И ты прогуливаться с женой!
- Но почему ты так уверена? Ты же раньше мне верила?! Глупости! Ты знаешь, как я люблю тебя! Полин промолчала. Владислав пытался её целовать, но она почти не отвечала на его поцелуи.
Вечером, засыпая, она вспомнила о том, что загадала. А загадала она следующее: будут ли они видеться с Владиславом после его женитьбы. Если «дед» - будут, если «баба» - не будут. На одуванчике остались лепестки, стало быть «баба». Разумеется, он не станет приезжать в Грушёвку. Мать с сестрой будут ездить к нему в гости. Потом перед глазами предстал ненавистный одуванчик, и Полин решила, что если лепестки остались, то она просто слабая, чтобы сразу сдуть их все. Успокоив себя немного, Полин заснула.
Наутро она решила покинуть Грушёвку, не дожидаясь свадьбы. Быстро собрав свои нехитрые пожитки и написав Варе письмо, она пешком отправилась в соседний город и только к вечеру, уставшая и голодная подошла к нему. Ей повезло: через день её взяли гувернанткой в семью врача. Девочка и мальчик оказались на редкость способными.

Полин постоянно думала о Владиславе, жалела о их размолвке, думая, когда у него мог уже родиться первый ребёнок, а когда следующие дети. И вообще, как он ладит с женой, как протекает жизнь в Грушёвке, как Варя. И часто ей хотелось хотя бы на день поехать в Грушёвку, оставить там для него письмо, или передать на словах ему что-то с Варей, но глупая гордость мешала ей, и она гнала прочь эту мысль. Потом у неё появилось другое желание – переехать в Москву, надеясь случайно встретить там Владислава.

… Почему-то ей не везло в Москве. Семьи попадались какие-то неприятные, а дети непослушные. После всех мытарств она устроилась в семью, где было двое мальчиков-погодков. Они были точной копией своего отца, Тимофея Фомича, коренастого мужчины с тупым лицом и с румяными щеками.
Мальчики учились плохо, и чувствительная Полина Петровна волновалась, что зря получает деньги.
Тогда она решила поговорить с матерью мальчиков, Ольгой Андреевной.
- Я им не даю никаких знаний! Они меня не понимают! – начала Полина Петровна. – Ей неловко было говорить матери, что её дети тупы, что учёба им не по силам.
- Неожиданно Полина Петровна увидела слёзы в глазах Ольги Андреевны.
- Знаю я, знаю, что мои дети тупые, что пошли в отца! Что я могу поделать?
У меня был другой жених, умный и красивый. Но так судьба распорядилась, что, когда он ехал на свадьбу, погиб. Карета опрокинулась в овраг. А столы уже стояли накрыты. Что оставалось делать? Пошла я за Тимофея Фомича, который прежде ко мне сватался.

- Вашего жениха случайно не Владиславом звали? Из Грушёвки? – дрогнувшим голосом проговорила Полина Петровна.
- Точно. Всё так. А вы слышали об этой истории?
- Нет. Я так подумала. А в Грушёвке я служила гувернанткой у его сестры Вари.
- Полина Петровна боялась, что хозяйка услышит, как стучит её сердце. Она поинтересовалась, не желает ли Ольга Андреевна поехать с ней в Грушёвку, положить цветы на могилку Владислава.

- Нет! Зачем? – отозвалась та. – Да ещё муж узнает! Нет! Нет! А вы если хотите, поезжайте! Правда, неприятно одной идти на кладбище! Даже днём страшно как-то…
Полина Петровна заговорила, какая там чудесная цветочная поляна, сколько одуванчиков! Ольга Андреевна посмотрела на неё, как на маленькую девочку.
- Глупости всё это! Что я полян не видела?



Нас в детстве каждое лето возили в деревню.
Полина Петровна поспешила в свою комнату и бросилась на диван. Слёзы
сделали мокрой подушку. Их поляна. Цветочная поляна. Где они целовались, где были счастливы. А зачем Владиславу цветы на могилу? Мёртвые всё равно не видят, кто их им принёс, не чувствуют их запаха…
Через неделю Полина Петровна уволилась и вернулась в Париж, где её отец Пьер имел небольшую антикварную лавку и где сёстры и племянники могут согреть её старость…


© Copyright: Мила Горина, 2014

Регистрационный номер №0238759

от 13 сентября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0238759 выдан для произведения:
19 век
Её красивая головка лежала на его груди, а тёмные пушистые волосы нежно щекотали ему подбородок и шею.
- Владислав, любимый мой, единственный… - с сильным акцентом повторяла Полин. – Не могу даже представить – через две недели свадьба! Свадьба действительно была назначена, только не у них, а у Владислава с дочерью московской купчихи.
Полин своими тоненькими пальчиками перебирала его волосы. Она уже три года жила в России, приехав из Парижа и став здесь Полиной Петровной, гувернанткой Вари, сестры Владислава. Их вспыхнувшую страсть Полин считала наказанием.
- Любимая! – шептал он. – Ты ведь прекрасно знаешь, что наша усадьба заложена.
- Да, да, я знаю, знаю! – У неё не было сил говорить об этом. Сразу становилось так грустно, что хотелось плакать. Они лежали на поляне, окружённой почти с трёх сторон деревьями. Она сорвала одуванчик и, сильно подув на него, ещё больше погрустнела.
- Что ты задумала? – поинтересовался Владислав, увидев несколько оставшихся пушинок.
- Не скажу! Non! Non!
Полин подскочила и подбежала к дереву, закрыв лицо руками.
- Полин, любимая, скажи, что ты загадала и почему так огорчилась? – настаивал Владислав, пытаясь заглянуть ей в глаза.
- Помнишь, ты говорил, что будешь приезжать один, что не забудешь меня! – проговорила Полин, повернув к нему лицо. Что эта поляна по-прежнему останется нашей… Но этого не случится! На ней станут резвиться твои дети! И ты прогуливаться с женой!
- Но почему ты так уверена? Ты же раньше мне верила?! Глупости! Ты знаешь, как я люблю тебя! Полин промолчала. Владислав пытался её целовать, но она почти не отвечала на его поцелуи.
Вечером, засыпая, она вспомнила о том, что загадала. А загадала она следующее: будут ли они видеться с Владиславом после его женитьбы. Если «дед» - будут, если «баба» - не будут. На одуванчике остались лепестки, стало быть «баба». Разумеется, он не станет приезжать в Грушёвку. Мать с сестрой будут ездить к нему в гости. Потом перед глазами предстал ненавистный одуванчик, и Полин решила, что если лепестки остались, то она просто слабая, чтобы сразу сдуть их все. Успокоив себя немного, Полин заснула.
Наутро она решила покинуть Грушёвку, не дожидаясь свадьбы. Быстро собрав свои нехитрые пожитки и написав Варе письмо, она пешком отправилась в соседний город и только к вечеру, уставшая и голодная подошла к нему. Ей повезло: через день её взяли гувернанткой в семью врача. Девочка и мальчик оказались на редкость способными.

Полин постоянно думала о Владиславе, жалела о их размолвке, думая, когда у него мог уже родиться первый ребёнок, а когда следующие дети. И вообще, как он ладит с женой, как протекает жизнь в Грушёвке, как Варя. И часто ей хотелось хотя бы на день поехать в Грушёвку, оставить там для него письмо, или передать на словах ему что-то с Варей, но глупая гордость мешала ей, и она гнала прочь эту мысль. Потом у неё появилось другое желание – переехать в Москву, надеясь случайно встретить там Владислава.

… Почему-то ей не везло в Москве. Семьи попадались какие-то неприятные, а дети непослушные. После всех мытарств она устроилась в семью, где было двое мальчиков-погодков. Они были точной копией своего отца, Тимофея Фомича, коренастого мужчины с тупым лицом и с румяными щеками.
Мальчики учились плохо, и чувствительная Полина Петровна волновалась, что зря получает деньги.
Тогда она решила поговорить с матерью мальчиков, Ольгой Андреевной.
- Я им не даю никаких знаний! Они меня не понимают! – начала Полина Петровна. – Ей неловко было говорить матери, что её дети тупы, что учёба им не по силам.
- Неожиданно Полина Петровна увидела слёзы в глазах Ольги Андреевны.
- Знаю я, знаю, что мои дети тупые, что пошли в отца! Что я могу поделать?
У меня был другой жених, умный и красивый. Но так судьба распорядилась, что, когда он ехал на свадьбу, погиб. Карета опрокинулась в овраг. А столы уже стояли накрыты. Что оставалось делать? Пошла я за Тимофея Фомича, который прежде ко мне сватался.

- Вашего жениха случайно не Владиславом звали? Из Грушёвки? – дрогнувшим голосом проговорила Полина Петровна.
- Точно. Всё так. А вы слышали об этой истории?
- Нет. Я так подумала. А в Грушёвке я служила гувернанткой у его сестры Вари.
- Полина Петровна боялась, что хозяйка услышит, как стучит её сердце. Она поинтересовалась, не желает ли Ольга Андреевна поехать с ней в Грушёвку, положить цветы на могилку Владислава.

- Нет! Зачем? – отозвалась та. – Да ещё муж узнает! Нет! Нет! А вы если хотите, поезжайте! Правда, неприятно одной идти на кладбище! Даже днём страшно как-то…
Полина Петровна заговорила, какая там чудесная цветочная поляна, сколько одуванчиков! Ольга Андреевна посмотрела на неё, как на маленькую девочку.
- Глупости всё это! Что я полян не видела?



Нас в детстве каждое лето возили в деревню.
Полина Петровна поспешила в свою комнату и бросилась на диван. Слёзы
сделали мокрой подушку. Их поляна. Цветочная поляна. Где они целовались, где были счастливы. А зачем Владиславу цветы на могилу? Мёртвые всё равно не видят, кто их им принёс, не чувствуют их запаха…
Через неделю Полина Петровна уволилась и вернулась в Париж, где её отец Пьер имел небольшую антикварную лавку и где сёстры и племянники могут согреть её старость…


Рейтинг: +8 298 просмотров
Комментарии (12)
Анна Магасумова # 13 сентября 2014 в 19:30 +1
Да, жизнь непредсказуемая штука...
Мила Горина # 13 сентября 2014 в 20:02 +2
Ув.Анна! Спасибо за комментарий! С теплом, Мила
Денис Маркелов # 14 сентября 2014 в 11:08 +2
Прекрасный тёплый рассказ
Мила Горина # 14 сентября 2014 в 15:37 +1
Денис! Спасибо большое за такие слова! У вас тонкая душа! Кажется, мы в Избранных друг у друга на Прозе. Успехов вам
в творчестве и счастья в жизни! С теплом и симпатией, Мила
Алена Викторова # 16 сентября 2014 в 15:53 +1
так непринуждённо - легко читается,
как всегда - хорошо написано, Мила...
Жаль, как коротка наша жизнь!
- её можно уместить в один рассказ.
~с теплом к Вам buket1
Мила Горина # 18 сентября 2014 в 23:23 +1
Алёна! Какие верные слова... С любовью, Мила c0414
НИКОЛАЙ ГОЛЬБРАЙХ # 22 сентября 2014 в 19:42 0
ЗАМЕЧАТЕЛЬНАЯ РАБОТА!!!
Надежда Ш. # 6 октября 2014 в 16:34 0
Мне понравился рассказ!Легко читается,интересный сюжет!Спасибо! 040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Мила Горина # 6 октября 2014 в 21:56 +1
big44 Ув.Надежда! Спасибо за комментарий! Успехов! С теплом, Мила
Татьяна Лаптева # 8 ноября 2014 в 09:21 0
Маша, как интересно - здорово написано!
Сюжет очень понравился, читала, не моргая. Класс рассказ!
big_smiles_138
Мила Горина # 9 ноября 2014 в 20:10 +1
elka Ув.Татьяна! Спасибо за комментарий! Только я не Маша, а Мила. Но это не страшно - пока читаешь рассказ, забываешь, как зовут автора.
Влад Устимов # 16 июля 2016 в 21:05 0
Интересное повествование, чудесный слог.
Очень понравилось! Спасибо, Мила!