ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Чужая «половинка»

 

Чужая «половинка»

18 октября 2014 - Анатолий Котов
article246442.jpg

 

Я целовал ее взглядом. В уютном ресторанчике царил полумрак. Под живую музыку танцевало несколько пар. А я так желал именно эту женщину – просто до изнеможения, безумно, обреченно. И хотел пригласить на танец. И насладиться близостью.

И все не мог решиться! Ведь Лана была с мужем, и они веселились в шумной компании друзей.

Я вдруг понял – это судьба. Первая любовь никогда не забывается. И неожиданно вернулся в прошлое, когда был по-настоящему счастлив. От ее взгляда. От ее прикосновений. От ее запаха...

И пятнадцать лет разлуки уже ничего не значат! Я медленно пил сухое вино и будто случайно касался Ланы дрожащим взглядом и жадно изучал любимую женщину – такую близкую и такую далекую. Женщину, которая могла стать моей женой, но вышла замуж за другого мужчину.

 

…Тогда, пятнадцать лет назад, я не выдержал испытания бедностью. И отправился на заработки в Москву. Сначала загибался на стройке. А потом устроился в частную контору инженером. Начал неплохо зарабатывать. Купил в Истре дом. Женился. Сын растет. Жизнь пошла своим путем.

А Лана изменилась! Стала еще красивее и увереннее в себе. Наверное, все встречные мужчины сворачивают шеи, оглядываясь на нее.

Вдруг женщина почувствовала мой пульсирующий взгляд. И ответила как-то грустно и трепетно, с виноватой улыбкой. Узнала!

Вот так мы сидели и украдкой целовались взглядами. И были счастливы, как пятнадцать лет назад. Ни музыка, ни шумная компания, ни ее муж, ни мое одиночество – ничто не могло помешать нашему молчаливому страстному разговору.

Все-таки недаром я решил провести отпуск в родном городе. Вот и встретились!

 

Неожиданно Лана поднялась и направилась к выходу, едва заметно кивнув мне. Я поднялся и медленно пошел за женщиной, осторожно обходя танцующие пары. На улице нас обняла спасительная темнота. Женщина повернула на пустынную аллею. Там я и догнал ее.

У меня почему-то задрожали руки, когда, наконец, я обнял любимую женщину. Впервые за столько лет!

Целуя изгиб ее напряженной спины в огромном разрезе темно-синего вечернего платья, я почувствовал, как она дрожит. Застонал от острого удовольствия, еще крепче сжал Лану в своих объятиях.

Я даже забыл об опасности со стороны ревнивого мужа. И жадно целовал женщину, будто в последний раз.

– Неужели это ты? Столько прошло... Жизнь пронеслась... А я так мечтал тебя снова встретить! Единственная моя, любимая, желанная... Кто бы мог подумать – мы снова вместе! Хотя бы на мгновение...

Мы вдруг опьянели – я от ее запаха, а Лана от моего мужского напора. Я не выдержал и прошелся дрожащими пальцами по ее напряженной спине и упругим бедрам.

Звездная летняя ночь, и долгий влажный поцелуй до одури, и тишина, испуганная ресторанным шумом.

– Ты зачем тогда бросил меня? Уехал внезапно и никому ничего не сказал? Почему ты меня оставил на произвол судьбы? – оторвавшись от моих губ, едва не заплакала Лана. – Я так тогда тебя ждала! Если бы ты знал... Именно тогда... А что теперь? Разве мы вернем прошлое? Зачем ты вернулся? Сделать мне больно…

Я не знал, что ей ответить. И потому безумно целовал и ласкал. И понимал, что ничего изменить нельзя.

 

Мы долго – целую вечность! – не обрывали объятий, словно боялись отпустить друг друга. Отпустить навсегда.

– Я не могу бросить мужа! Он не заслужил этой боли... Он не виноват, что мы уже перешли эту границу. Нам уже было больно... – Лана смотрела, как на черном бархате неба мерцают далекие звезды. Ее маленькие ладони уперлись в мою грудь, чтобы оттолкнуть. – Я только что была такой счастливой, как никогда! Ты прости меня… Мы не будем вместе. Я возвращаюсь – в свою жизнь...

И она быстро пошла к ресторану растерянной аллеей.

А я молчал. Потому что терял сейчас целый мир, и не было мне спасения. И тихо плакала звездная ночь…

 

На следующий день я встретился с одной своей знакомой. Она работает психологом или психотерапевтом – не разберешь. Мы сидели в старом кафе над Днепром и пили мартини. Белый вермут раскрашивал мир в яркие краски, но мне от этого было не легче.

– Но почему мы не можем быть счастливы вместе? Ведь мы с Ланой любим друг друга! Мы просто сходим с ума… И годы ничего не изменили! Но она не захотела ничего менять. Она просто привыкла к мужу и, наверное, боится перемен… Но почему так бывает, Таня?

Она улыбнулась – тонко и ласково. И накрыла мою загрубевшую руку своей маленькой ладошкой.

– Счастье нельзя выпросить. Оно приходит, когда захочет, и исчезает так же. И ничего не изменить. Судьба… Но ты сильный и выдержишь этот удар…

Мы выпили. Прохладный днепровский ветер играл каштановыми волосами Тани.

– Твоя Лана вернулась в свой привычный и комфортный мир. Надеюсь, ты не станешь осуждать ее за это. В конце концов, это ее право…

Ну что ж, нельзя дважды войти в одну реку. Кто это сказал? Не помню.

Я улыбнулся Тане и засмотрелся в пронзительно-голубое летнее небо, прекрасное и безразличное к человеческим страданиям...

© Copyright: Анатолий Котов, 2014

Регистрационный номер №0246442

от 18 октября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0246442 выдан для произведения:

 

Я целовал ее взглядом. В уютном ресторанчике царил полумрак. Под живую музыку танцевало несколько пар. А я так желал именно эту женщину – просто до изнеможения, безумно, обреченно. И хотел пригласить на танец. И насладиться близостью.

И все не мог решиться! Ведь Лана была с мужем, и они веселились в шумной компании друзей.

Я вдруг понял – это судьба. Первая любовь никогда не забывается. И неожиданно вернулся в прошлое, когда был по-настоящему счастлив. От ее взгляда. От ее прикосновений. От ее запаха...

И пятнадцать лет разлуки уже ничего не значат! Я медленно пил сухое вино и будто случайно касался Ланы дрожащим взглядом и жадно изучал любимую женщину – такую близкую и такую далекую. Женщину, которая могла стать моей женой, но вышла замуж за другого мужчину.

 

…Тогда, пятнадцать лет назад, я не выдержал испытания бедностью. И отправился на заработки в Москву. Сначала загибался на стройке. А потом устроился в частную контору инженером. Начал неплохо зарабатывать. Купил в Истре дом. Женился. Сын растет. Жизнь пошла своим путем.

А Лана изменилась! Стала еще красивее и увереннее в себе. Наверное, все встречные мужчины сворачивают шеи, оглядываясь на нее.

Вдруг женщина почувствовала мой пульсирующий взгляд. И ответила как-то грустно и трепетно, с виноватой улыбкой. Узнала!

Вот так мы сидели и украдкой целовались взглядами. И были счастливы, как пятнадцать лет назад. Ни музыка, ни шумная компания, ни ее муж, ни мое одиночество – ничто не могло помешать нашему молчаливому страстному разговору.

Все-таки недаром я решил провести отпуск в родном городе. Вот и встретились!

 

Неожиданно Лана поднялась и направилась к выходу, едва заметно кивнув мне. Я поднялся и медленно пошел за женщиной, осторожно обходя танцующие пары. На улице нас обняла спасительная темнота. Женщина повернула на пустынную аллею. Там я и догнал ее.

У меня почему-то задрожали руки, когда, наконец, я обнял любимую женщину. Впервые за столько лет!

Целуя изгиб ее напряженной спины в огромном разрезе темно-синего вечернего платья, я почувствовал, как она дрожит. Застонал от острого удовольствия, еще крепче сжал Лану в своих объятиях.

Я даже забыл об опасности со стороны ревнивого мужа. И жадно целовал женщину, будто в последний раз.

– Неужели это ты? Столько прошло... Жизнь пронеслась... А я так мечтал тебя снова встретить! Единственная моя, любимая, желанная... Кто бы мог подумать – мы снова вместе! Хотя бы на мгновение...

Мы вдруг опьянели – я от ее запаха, а Лана от моего мужского напора. Я не выдержал и прошелся дрожащими пальцами по ее напряженной спине и упругим бедрам.

Звездная летняя ночь, и долгий влажный поцелуй до одури, и тишина, испуганная ресторанным шумом.

– Ты зачем тогда бросил меня? Уехал внезапно и никому ничего не сказал? Почему ты меня оставил на произвол судьбы? – оторвавшись от моих губ, едва не заплакала Лана. – Я так тогда тебя ждала! Если бы ты знал... Именно тогда... А что теперь? Разве мы вернем прошлое? Зачем ты вернулся? Сделать мне больно…

Я не знал, что ей ответить. И потому безумно целовал и ласкал. И понимал, что ничего изменить нельзя.

 

Мы долго – целую вечность! – не обрывали объятий, словно боялись отпустить друг друга. Отпустить навсегда.

– Я не могу бросить мужа! Он не заслужил этой боли... Он не виноват, что мы уже перешли эту границу. Нам уже было больно... – Лана смотрела, как на черном бархате неба мерцают далекие звезды. Ее маленькие ладони уперлись в мою грудь, чтобы оттолкнуть. – Я только что была такой счастливой, как никогда! Ты прости меня… Мы не будем вместе. Я возвращаюсь – в свою жизнь...

И она быстро пошла к ресторану растерянной аллеей.

А я молчал. Потому что терял сейчас целый мир, и не было мне спасения. И тихо плакала звездная ночь…

 

На следующий день я встретился с одной своей знакомой. Она работает психологом или психотерапевтом – не разберешь. Мы сидели в старом кафе над Днепром и пили мартини. Белый вермут раскрашивал мир в яркие краски, но мне от этого было не легче.

– Но почему мы не можем быть счастливы вместе? Ведь мы с Ланой любим друг друга! Мы просто сходим с ума… И годы ничего не изменили! Но она не захотела ничего менять. Она просто привыкла к мужу и, наверное, боится перемен… Но почему так бывает, Таня?

Она улыбнулась – тонко и ласково. И накрыла мою загрубевшую руку своей маленькой ладошкой.

– Счастье нельзя выпросить. Оно приходит, когда захочет, и исчезает так же. И ничего не изменить. Судьба… Но ты сильный и выдержишь этот удар…

Мы выпили. Прохладный днепровский ветер играл каштановыми волосами Тани.

– Твоя Лана вернулась в свой привычный и комфортный мир. Надеюсь, ты не станешь осуждать ее за это. В конце концов, это ее право…

Ну что ж, нельзя дважды войти в одну реку. Кто это сказал? Не помню.

Я улыбнулся Тане и засмотрелся в пронзительно-голубое летнее небо, прекрасное и безразличное к человеческим страданиям...

Рейтинг: +1 159 просмотров
Комментарии (2)
Наталия Шаркова # 18 октября 2014 в 18:34 0
Чувственно, хорошо написано!
040a6efb898eeececd6a4cf582d6dca6
Анатолий Котов # 18 октября 2014 в 18:40 0
Очень рад, что Вам понравилось.