ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Честь и достоинство.

 

Честь и достоинство.

                                                       
- Кормилица ты моя! Как же нам жить теперь? Чем же мне кормить ребятишек? - Галина, гладила лежащую на боку корову и горько плакала.
Ее муж, Григорий, никак не мог успокоить жену, которая прижалась своей головой к раздувшемуся брюху коровы.
- Отравили мою кормилицу, - причитала Галя, - завистники проклятые! И кто мог на тебя навести порчу?
Слезы у Гали капали на холодеющее брюхо коровы, стекали по ее шкуре и капали на чисто выметенный деревянный пол большого сарая, где кроме коровы, содержалось телка, три свиньи и тридцать две курицы, во главе с огромным, важным петухом.
 
Новый, 1997 год, для семьи Васиных, начался так хорошо. Только корова раздоилась, стала давать пятнадцать литров молока. Хватало и на троих детей и самим. Готовили творог, сбивали масло. Да еще продавали по три литра, как раз на хлеб, да соль наличных денег хватало. Заработков то в селе никаких! А тут такое горе!
 
Причитания Галины, услышала случайно проходившая мимо двора, Бридова Тамара, она подошла к забору из строганного штакетника, и затараторила:
- Разговор я слышала, что у соседей то наших, Помак, отрава есть, небось они то и потравили. Говорят, что сам то Виктор, мазал отравой бревна. Все строит и строит, все строит и строит, сначала большую баню, сейчас сарай начал. И откуда только деньги у людей?
Ты бы написала в газету, пусть пришлют корреспондента, да разберутся с Помаками, а то они все строит и строит, то видишь, баню, а то сарай, одной коровы им мало! Я тебе пришлю Любку Раздобрееву, у нее на днях коза отравилась, так вдвоем и напишите.
 
Через час, с другой стороны села, прибежала Люба и рассказала:
- В мае 1996 года, отравилась моя коза, которая паслась как раз около усадьбы Помак. Осенью 1996 года я видела, как Помак Виктор, мазал бревна для пристройки к сараю какой-то жидкостью для того, чтобы дерево не гнило, но об этом никому не рассказывала.
Тома Бридова, советует написать в газету «Биробиджанская звезда» письмо, что, напишем?
 
Федеральный судья Виноградов, читал материалы гражданского дела по иску Помак Виктора Петровича, Помак Надежды Константиновны к Васину Григорию Александровичу, Васиной Галине Федоровне и Раздобреевой Любови Павловне.
 
Супруги Помак обратились в суд с иском о защите чести и достоинства, и взыскании компенсации морального вреда в сумме 2 миллиона рублей, мотивируя свое требование тем, что в июне 1997 года, ответчики обвинили их в том, что они отравили принадлежащих им животных.
Васин Г.А., Васина Г.Ф. и Раздобреева, написали в газету "Биробиджанская звезда" письмо, в котором указали, что виновниками гибели коров в поселке являются Помак. Под письмом Васин Г.А. собрал подписи жителей села. Для проверки фактов, изложенных в письме, к истцам приезжал корреспондент газеты.
      В результате пережитого стресса Помак Н.К. заболела и находилась на лечении. Истцам пришлось объяснять соседям и знакомым, что они ни в чем не виноваты. В связи с распространенными порочащими истцов сведениями, им причинен моральный вред, который они оценивают в 2 миллиона рублей и просят суд взыскать его с ответчиков.
                                                                                                                                  В судебном заседании Помак В.П., долго не мог справиться с волнением, вытирал платком свое потное лицо и не знал с чего начать. Потом, он посмотрел, на Васиных, Раздобрееву, глубоко вздохнул и начал:
- Я первый раз в суде. Мне трудно говорить, а тут еще судится с соседями, но выхода у меня нет! Мне было так обидно! Я всю жизнь отработал на Севере, живем мы в селе только второй год. Дом, что купили, старый и маленький, вот я и перестраиваю его. А сарая, совсем не было, разобрали на дрова, сожгли. В доме жил племянник Бридовой, да умер, отравился по пьянке. Тома продала домик нам.
В начале июня 1997 года, меня пригласила глава администрации поселка и сообщила, что жители поселка пишут на меня заявление, что я травлю скот. 
Через некоторое время ко мне домой приехала корреспондент газеты Волохова, которая просила показать, где я храню бочки с ядом. Я ответил, что никакого яда у нас нет. Корреспондент объяснила, что в редакцию пришло коллективное письмо от жителей села по поводу гибели скота. Она осмотрела территорию усадьбы, потом уехала, ничего не сказала мне.
Вечером я рассказал о приезде корреспондента и о письме жителей села своей супруге, которая была этим очень расстроена. У нее поднялось давление и пришлось обращаться к врачам.
26.06.1997 года, в газете "Биробиджанская звезда" была опубликована статья "Корова раздора", где приводились выдержки из письма, в котором нас с женой представили убийцами животных.
Как стало впоследствии известно, письмо писали Васины и Раздобреева. Потом Васин Г.А. прошел по поселку и собрал подписи односельчан.     
                                                                                                                                            
В судебном заседании, Надя Помак, когда ей судья представил слово, попыталась подняться с кресла, но не смогла. Ее шатало, давление поднялось. Но она просила не откладывать суд.
Судья разрешил ей давать показания сидя, Помак, не глядя в сторону ответчиков, тихо, словно боясь, что опять заболит сердце, медленно, но четко пояснила:
- В один из дней конца июня 1997 года, я пришла домой и узнала от мужа, что к нам приезжал корреспондент газеты и разбирался по поводу письма.
После того, как я узнала об этом, от переживаний заболела и 25.06.1997 года обратилась в больницу, где мне был выдан больничный лист.
Через некоторое время в газете "Биробиджанская звезда" вышла заметка "Корова раздора". В поселке пошли разговоры о том, что они с мужем - отравители. - Надя, словно поперхнулась, достала из сумочки таблетки, валидола, одну положила под язык, глубоко вздохнула, продолжила:
- Это мы то, Помаки отравители, нам по шестьдесят лет, мы сами скотину держим, а нас так…- Надежда помолчала, потом немного громче, глядя прямо на судью, словно недоумевая, закончила:
- И кто их надоумил? Все это было крайне неприятно и обидно, потому что ни я, ни мой муж не причастны к гибели животных.
Письмо было написано Васиным со слов Бридовой, которая, будто бы видела, как мы с мужем выливали отраву на улице.
 
Ответчик Васин Г.А., подошел к трибуне с видом обличителя людских пороков, он заявил:
- Иск Помак не признаю! 23.05.1997 года, отравилась наша корова, а перед этим коза Раздобреевой Л.П. Через некоторое время Бридова сказала мне, что Помак мазал какой-то смесью бревна для бани. Я заподозрил, что корова могла отравиться от этой смеси, но к Помак для выяснения не пошел, а через неделю, по совету Бридовой, написал письмо в редакцию газеты "Биробиджанская звезда", в котором, просил оказать воздействие на администрацию поселка и провести обследование причин гибели животных. Это письмо, по моей просьбе, подписали некоторые жители села.
                                                                                                                                             
          Ответчица Васина Г.Ф., поминутно оглядываясь на мужа, громко, со всхлипыванием начала:
- Кормилица то моя, мучалась долго! Мне Бридова это… Ну, в мае 1997 года, я видела, как   Помак Виктор отгонял коров от своей усадьбы, затем наша корова чем-то отравилась и погибла. До этого, отравилась соседская коза и ее хозяйка - Раздобреева Л.П. сказала, что Помак мазал бревна какой-то жидкостью и возможно, ей отравились животные. В поселке было еще несколько случаев отравления животных. Мой муж написал письмо, в котором была упомянута фамилия Помак и послал в редакцию газеты.
            Иск я не признаю, поскольку считаю, что я никого ни в чем не оговаривала.   
 
          Ответчица Раздобреева Л.П. иск не признала и пояснила, что в мае 1997 года отравилась моя коза, которая паслась около усадьбы Помак. 
Через несколько дней, зашла Бридова и попросила меня подписать письмо, где было указано, что у Помак есть отрава. Я подписала письмо. Осенью 1996 года, я видела, как Помак Виктор мазал бревна для бани какой-то жидкостью для того, чтобы дерево не гнило, но об этом никому не рассказывала.                                                          
После перерыва в судебном заседании, была допрошена свидетель Самойленко И.З., которая пояснила:
- Я работаю корреспондентом газеты "Биробиджанская звезда". Мой авторский псевдоним Волохова. Я занималась проверкой по письму жителей поселка, по поводу отравления животных, письмо поступило в редакцию в июне 1997 года. Я лично беседовала с людьми, подписавшими письмо.
Из них только двое - Васина и Раздобреева, говорили о том, что к гибели животных причастен Помак, остальные этого не утверждали и не делали таких предположений.
Никаких доказательств того, что Помак отравил животных, мне не представили. Были одни разговоры. Я считаю, что Помак безосновательно оговорили, о чем и написала в своей статье.
 
Судья, оглашая судебное решение, отметил, что в судебном заседании нашел подтверждение тот факт, что Васин Г.А., Васина Г.Ф., Раздобреева Л.П., необоснованно обвинили семью Помак в причастности к гибели животных, принадлежащих ответчикам, и распространили данные сведения среди жителей села.
Кроме того, утверждение о виновности Помак В.П. в отравлении животных, содержится в заявление, написанном Васиным Г.А. и направленном в редакцию газеты "Биробиджанская звезда".
 
         Суд считает, что сведения, распространенные ответчиками, порочат честь и достоинство семьи Помак, поскольку содержат утверждение о совершении истцами нечестного поступка и их неправильного поведения в быту.                               
         Судом установлено, что в результате распространения сведений, порочащих честь и достоинство истцов, последним причинен моральный вред, в виде нравственных страданий, а также физических страданий Помак Н.К., которая в результате пережитого стресса, вынуждена была обратиться за медицинской помощью, проходила курс лечения.
         Иск Помак Виктора Петровича, Помак Надежды Константиновны к Васину Григорию Александровичу, Васиной Галине Федоровне и Раздобреевой Любови Павловне - удовлетворить.
 
         Когда Галя Васина вышла из зала судебного заседания, она громко, чтобы слышали все люди, находящиеся в фойе суда, обратилась к Тамаре Бридовой:
- Ты так поступила потому, что мы постоянно работаем, а вы с мужем все пропиваете. Это как же надо так ненавидеть, чтобы стравить, как собак, всех соседей! Да ты этим сама сделала страшнее того, в чем нас с Гришей и Любой, обвинял Виктор! - Галина вдруг замолчала, словно она поняла что-то важное, только сейчас:
- А может быть это ты сама… - Тут Надя остановилась и заглянула в глаза Тамаре: - Да, это же…
 

© Copyright: Владимир Винников, 2012

Регистрационный номер №0053586

от 6 июня 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0053586 выдан для произведения:
                                                       
- Кормилица ты моя! Как же нам жить теперь? Чем же мне кормить ребятишек? - Галина, гладила лежащую на боку корову и горько плакала.
Ее муж, Григорий, никак не мог успокоить жену, которая прижалась своей головой к раздувшемуся брюху коровы.
- Отравили мою кормилицу, - причитала Галя, - завистники проклятые! И кто мог на тебя навести порчу?
Слезы у Гали капали на холодеющее брюхо коровы, стекали по ее шкуре и капали на чисто выметенный деревянный пол большого сарая, где кроме коровы, содержалось телка, три свиньи и тридцать две курицы, во главе с огромным, важным петухом.
 
Новый, 1997 год, для семьи Васиных, начался так хорошо. Только корова раздоилась, стала давать пятнадцать литров молока. Хватало и на троих детей и самим. Готовили творог, сбивали масло. Да еще продавали по три литра, как раз на хлеб, да соль наличных денег хватало. Заработков то в селе никаких! А тут такое горе!
 
Причитания Галины, услышала случайно проходившая мимо двора, Бридова Тамара, она подошла к забору из строганного штакетника, и затараторила:
- Разговор я слышала, что у соседей то наших, Помак, отрава есть, небось они то и потравили. Говорят, что сам то Виктор, мазал отравой бревна. Все строит и строит, все строит и строит, сначала большую баню, сейчас сарай начал. И откуда только деньги у людей?
Ты бы написала в газету, пусть пришлют корреспондента, да разберутся с Помаками, а то они все строит и строит, то видишь, баню, а то сарай, одной коровы им мало! Я тебе пришлю Любку Раздобрееву, у нее на днях коза отравилась, так вдвоем и напишите.
 
Через час, с другой стороны села, прибежала Люба и рассказала:
- В мае 1996 года, отравилась моя коза, которая паслась как раз около усадьбы Помак. Осенью 1996 года я видела, как Помак Виктор, мазал бревна для пристройки к сараю какой-то жидкостью для того, чтобы дерево не гнило, но об этом никому не рассказывала.
Тома Бридова, советует написать в газету «Биробиджанская звезда» письмо, что, напишем?
 
Федеральный судья Виноградов, читал материалы гражданского дела по иску Помак Виктора Петровича, Помак Надежды Константиновны к Васину Григорию Александровичу, Васиной Галине Федоровне и Раздобреевой Любови Павловне.
 
Супруги Помак обратились в суд с иском о защите чести и достоинства, и взыскании компенсации морального вреда в сумме 2 миллиона рублей, мотивируя свое требование тем, что в июне 1997 года, ответчики обвинили их в том, что они отравили принадлежащих им животных.
Васин Г.А., Васина Г.Ф. и Раздобреева, написали в газету "Биробиджанская звезда" письмо, в котором указали, что виновниками гибели коров в поселке являются Помак. Под письмом Васин Г.А. собрал подписи жителей села. Для проверки фактов, изложенных в письме, к истцам приезжал корреспондент газеты.
      В результате пережитого стресса Помак Н.К. заболела и находилась на лечении. Истцам пришлось объяснять соседям и знакомым, что они ни в чем не виноваты. В связи с распространенными порочащими истцов сведениями, им причинен моральный вред, который они оценивают в 2 миллиона рублей и просят суд взыскать его с ответчиков.
                                                                                                                                  В судебном заседании Помак В.П., долго не мог справиться с волнением, вытирал платком свое потное лицо и не знал с чего начать. Потом, он посмотрел, на Васиных, Раздобрееву, глубоко вздохнул и начал:
- Я первый раз в суде. Мне трудно говорить, а тут еще судится с соседями, но выхода у меня нет! Мне было так обидно! Я всю жизнь отработал на Севере, живем мы в селе только второй год. Дом, что купили, старый и маленький, вот я и перестраиваю его. А сарая, совсем не было, разобрали на дрова, сожгли. В доме жил племянник Бридовой, да умер, отравился по пьянке. Тома продала домик нам.
В начале июня 1997 года, меня пригласила глава администрации поселка и сообщила, что жители поселка пишут на меня заявление, что я травлю скот. 
Через некоторое время ко мне домой приехала корреспондент газеты Волохова, которая просила показать, где я храню бочки с ядом. Я ответил, что никакого яда у нас нет. Корреспондент объяснила, что в редакцию пришло коллективное письмо от жителей села по поводу гибели скота. Она осмотрела территорию усадьбы, потом уехала, ничего не сказала мне.
Вечером я рассказал о приезде корреспондента и о письме жителей села своей супруге, которая была этим очень расстроена. У нее поднялось давление и пришлось обращаться к врачам.
26.06.1997 года, в газете "Биробиджанская звезда" была опубликована статья "Корова раздора", где приводились выдержки из письма, в котором нас с женой представили убийцами животных.
Как стало впоследствии известно, письмо писали Васины и Раздобреева. Потом Васин Г.А. прошел по поселку и собрал подписи односельчан.     
                                                                                                                                            
В судебном заседании, Надя Помак, когда ей судья представил слово, попыталась подняться с кресла, но не смогла. Ее шатало, давление поднялось. Но она просила не откладывать суд.
Судья разрешил ей давать показания сидя, Помак, не глядя в сторону ответчиков, тихо, словно боясь, что опять заболит сердце, медленно, но четко пояснила:
- В один из дней конца июня 1997 года, я пришла домой и узнала от мужа, что к нам приезжал корреспондент газеты и разбирался по поводу письма.
После того, как я узнала об этом, от переживаний заболела и 25.06.1997 года обратилась в больницу, где мне был выдан больничный лист.
Через некоторое время в газете "Биробиджанская звезда" вышла заметка "Корова раздора". В поселке пошли разговоры о том, что они с мужем - отравители. - Надя, словно поперхнулась, достала из сумочки таблетки, валидола, одну положила под язык, глубоко вздохнула, продолжила:
- Это мы то, Помаки отравители, нам по шестьдесят лет, мы сами скотину держим, а нас так…- Надежда помолчала, потом немного громче, глядя прямо на судью, словно недоумевая, закончила:
- И кто их надоумил? Все это было крайне неприятно и обидно, потому что ни я, ни мой муж не причастны к гибели животных.
Письмо было написано Васиным со слов Бридовой, которая, будто бы видела, как мы с мужем выливали отраву на улице.
 
Ответчик Васин Г.А., подошел к трибуне с видом обличителя людских пороков, он заявил:
- Иск Помак не признаю! 23.05.1997 года, отравилась наша корова, а перед этим коза Раздобреевой Л.П. Через некоторое время Бридова сказала мне, что Помак мазал какой-то смесью бревна для бани. Я заподозрил, что корова могла отравиться от этой смеси, но к Помак для выяснения не пошел, а через неделю, по совету Бридовой, написал письмо в редакцию газеты "Биробиджанская звезда", в котором, просил оказать воздействие на администрацию поселка и провести обследование причин гибели животных. Это письмо, по моей просьбе, подписали некоторые жители села.
                                                                                                                                             
          Ответчица Васина Г.Ф., поминутно оглядываясь на мужа, громко, со всхлипыванием начала:
- Кормилица то моя, мучалась долго! Мне Бридова это… Ну, в мае 1997 года, я видела, как   Помак Виктор отгонял коров от своей усадьбы, затем наша корова чем-то отравилась и погибла. До этого, отравилась соседская коза и ее хозяйка - Раздобреева Л.П. сказала, что Помак мазал бревна какой-то жидкостью и возможно, ей отравились животные. В поселке было еще несколько случаев отравления животных. Мой муж написал письмо, в котором была упомянута фамилия Помак и послал в редакцию газеты.
            Иск я не признаю, поскольку считаю, что я никого ни в чем не оговаривала.   
 
          Ответчица Раздобреева Л.П. иск не признала и пояснила, что в мае 1997 года отравилась моя коза, которая паслась около усадьбы Помак. 
Через несколько дней, зашла Бридова и попросила меня подписать письмо, где было указано, что у Помак есть отрава. Я подписала письмо. Осенью 1996 года, я видела, как Помак Виктор мазал бревна для бани какой-то жидкостью для того, чтобы дерево не гнило, но об этом никому не рассказывала.                                                          
После перерыва в судебном заседании, была допрошена свидетель Самойленко И.З., которая пояснила:
- Я работаю корреспондентом газеты "Биробиджанская звезда". Мой авторский псевдоним Волохова. Я занималась проверкой по письму жителей поселка, по поводу отравления животных, письмо поступило в редакцию в июне 1997 года. Я лично беседовала с людьми, подписавшими письмо.
Из них только двое - Васина и Раздобреева, говорили о том, что к гибели животных причастен Помак, остальные этого не утверждали и не делали таких предположений.
Никаких доказательств того, что Помак отравил животных, мне не представили. Были одни разговоры. Я считаю, что Помак безосновательно оговорили, о чем и написала в своей статье.
 
Судья, оглашая судебное решение, отметил, что в судебном заседании нашел подтверждение тот факт, что Васин Г.А., Васина Г.Ф., Раздобреева Л.П., необоснованно обвинили семью Помак в причастности к гибели животных, принадлежащих ответчикам, и распространили данные сведения среди жителей села.
Кроме того, утверждение о виновности Помак В.П. в отравлении животных, содержится в заявление, написанном Васиным Г.А. и направленном в редакцию газеты "Биробиджанская звезда".
 
         Суд считает, что сведения, распространенные ответчиками, порочат честь и достоинство семьи Помак, поскольку содержат утверждение о совершении истцами нечестного поступка и их неправильного поведения в быту.                               
         Судом установлено, что в результате распространения сведений, порочащих честь и достоинство истцов, последним причинен моральный вред, в виде нравственных страданий, а также физических страданий Помак Н.К., которая в результате пережитого стресса, вынуждена была обратиться за медицинской помощью, проходила курс лечения.
         Иск Помак Виктора Петровича, Помак Надежды Константиновны к Васину Григорию Александровичу, Васиной Галине Федоровне и Раздобреевой Любови Павловне - удовлетворить.
 
         Когда Галя Васина вышла из зала судебного заседания, она громко, чтобы слышали все люди, находящиеся в фойе суда, обратилась к Тамаре Бридовой:
- Ты так поступила потому, что мы постоянно работаем, а вы с мужем все пропиваете. Это как же надо так ненавидеть, чтобы стравить, как собак, всех соседей! Да ты этим сама сделала страшнее того, в чем нас с Гришей и Любой, обвинял Виктор! - Галина вдруг замолчала, словно она поняла что-то важное, только сейчас:
- А может быть это ты сама… - Тут Надя остановилась и заглянула в глаза Тамаре: - Да, это же…
 
Рейтинг: 0 460 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!