Чеснок

6 марта 2012 - Ольга Шлыкова

 

  Мой новый приятель решил пустить мне пыль в глаза, что деньги для него не проблема, и пригласил меня в ресторан. Дело оставалось за малым - уговорить маму отпустить меня в питейное заведение. Конечно, я уже год как была совершеннолетняя, но мама есть мама, лучше иметь её разрешение, чем потом выслушивать нотации. На удивление, мать не возражала. Но, при одном условии - я и Юрик, так звали моего приятеля, должны были с утра съездить с ней в огород, помочь окучить картошку.
  
  Когда с картошкой было покончено, мама нашла для нас ещё несколько заданий: полить огурцы, проредить морковь, собрать крыжовник. Мы честно работали и, выполнив все материнские указания, собрались уезжать. И какая нелёгкая дёрнула меня спросить: "Мам, мы всё сделали, больше ничего не надо?" Мать немного подумала и как бы сомневаясь, проговорила: "Ну, разве что... Чеснок в "дудку" пошёл, оборвите и можете ехать".
   Чесночная грядка была небольшая и через двадцать минут мы уже ехали в автобусе, предвкушая, как повеселимся в ресторане. К нам подошла кондуктор, и недовольно сморщила нос, пока мы рассчитывались. Пассажиров набралось человек двадцать. Но почему-то на сидения перед нами и за нами никто не садился. А если и садился, то быстро пересаживался. Мы весело болтали и не обращали внимания на окружающих.
  Дома я пошла в ванную и отмокала там в своё удовольствие целый час. Когда я, наконец, вышла, телефон разрывался. Звонил Юрик. Заунывным голосом он сообщил, что мы в ресторан не идём и что нам вообще сегодня лучше никуда не ходить, а завтра видно будет. На моё: "А что случилось?", он коротко выдохнул: "А ты понюхай свои руки!", и бросил трубку.
  Мать приехала уже затемно. Она долго стучала, потому, что я слушала музыку на всю громкость радиолы.
  - А почему ты не в ресторане? - спокойно спросила она.
  Я хлопнула дверью своей комнаты и заперлась.
  Дня три Юрик не звонил. Потом мы пару раз встретились, но отношения не заладились.
  Прошло больше двадцати лет, когда на каком-то торжестве, ко мне подошёл респектабельный седой мужчина. Представившись Юрием Павловичем, пригласил потанцевать.
  - Вы знаете, я вспомнил одну историю про чеснок, хотите послушать?
  Удивлённо на него уставившись, чуть не выпалила - "Валяйте!" И тут только признала в нём Юрика, приятеля беззаботной юности, с которым мы так и не сходили в ресторан.
  Весь вечер мы общались только друг с другом. А потом нашли на столе фаршированные чесноком помидоры, наелись их и ушли на улицу целоваться.
  Через две недели Юра встречал меня с огромным букетом моих любимых тюльпанов. Мы чудно посидели в уютном ресторанчике. Все блюда, которые мы заказывали, были с чесноком.

 

© Copyright: Ольга Шлыкова, 2012

Регистрационный номер №0032894

от 6 марта 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0032894 выдан для произведения:

  Мой новый приятель решил пустить мне пыль в глаза, что деньги для него не проблема, и пригласил меня в ресторан. Дело оставалось за малым - уговорить маму отпустить меня в питейное заведение. Конечно, я уже год как была совершеннолетняя, но мама есть мама, лучше иметь её разрешение, чем потом выслушивать нотации. На удивление, мать не возражала. Но, при одном условии - я и Юрик, так звали моего приятеля, должны были с утра съездить с ней в огород, помочь окучить картошку.
  
  Когда с картошкой было покончено, мама нашла для нас ещё несколько заданий: полить огурцы, проредить морковь, собрать крыжовник. Мы честно работали и, выполнив все материнские указания, собрались уезжать. И какая нелёгкая дёрнула меня спросить: "Мам, мы всё сделали, больше ничего не надо?" Мать немного подумала и как бы сомневаясь, проговорила: "Ну, разве что... Чеснок в "дудку" пошёл, оборвите и можете ехать".
   Чесночная грядка была небольшая и через двадцать минут мы уже ехали в автобусе, предвкушая, как повеселимся в ресторане. К нам подошла кондуктор, и недовольно сморщила нос, пока мы рассчитывались. Пассажиров набралось человек двадцать. Но почему-то на сидения перед нами и за нами никто не садился. А если и садился, то быстро пересаживался. Мы весело болтали и не обращали внимания на окружающих.
  Дома я пошла в ванную и отмокала там в своё удовольствие целый час. Когда я, наконец, вышла, телефон разрывался. Звонил Юрик. Заунывным голосом он сообщил, что мы в ресторан не идём и что нам вообще сегодня лучше никуда не ходить, а завтра видно будет. На моё: "А что случилось?", он коротко выдохнул: "А ты понюхай свои руки!", и бросил трубку.
  Мать приехала уже затемно. Она долго стучала, потому, что я слушала музыку на всю громкость радиолы.
  - А почему ты не в ресторане? - спокойно спросила она.
  Я хлопнула дверью своей комнаты и заперлась.
  Дня три Юрик не звонил. Потом мы пару раз встретились, но отношения не заладились.
  Прошло больше двадцати лет, когда на каком-то торжестве, ко мне подошёл респектабельный седой мужчина. Представившись Юрием Павловичем, пригласил потанцевать.
  - Вы знаете, я вспомнил одну историю про чеснок, хотите послушать?
  Удивлённо на него уставившись, чуть не выпалила - "Валяйте!" И тут только признала в нём Юрика, приятеля беззаботной юности, с которым мы так и не сходили в ресторан.
  Весь вечер мы общались только друг с другом. А потом нашли на столе фаршированные чесноком помидоры, наелись их и ушли на улицу целоваться.
  Через две недели Юра встречал меня с огромным букетом моих любимых тюльпанов. Мы чудно посидели в уютном ресторанчике. Все блюда, которые мы заказывали, были с чесноком.

Рейтинг: +1 325 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!