Бульон

Ирина Сергеевна была сегодня не в духе.
А началось все еще вчера, когда подруга – Алина – стала хвастать новой помадой, привезенной из отпуска в Турции.
Алька говорила много и громко – на показ. Она перечисляла достоинства своего сокровища с таким лицом, словно речь шла о бриллианте из перстня царя Соломона, и это больше всего злило Ирину Сергеевну.
- Вот, умеет же эта дура пыли в глаза напустить!
Хотя, у помады, несомненно, были достоинства. И основное - цвет.
Оттенок был таким… .
Хм… .
Да!
Трудно даже сразу слова подобрать.
Это был цвет такой, какой-то… .
Впрочем, в том-то все и дело, что это был невиданный цвет. И сомнений быть не могло, что такая косметика только для стройной Ирины Сергеевны и создавалась!
Ну, никак ни для Альки! Точно!
Зачем этой толстухе такое чудо?!
Выпросить что-то у подруги, конечно можно. Но унижаться не хотелось, да и в долгу оставаться….
«Черт с ней!» - Внешне смирилась красавица.
Однако после работы отправилась по косметическим салонам городка. Как хороший участковый она посетила каждую подворотню, заглянула во все злачные места от косметики.
Увы – ни намека на искомый цвет!
Неприятный осадок поселился в груди.
Вот и сейчас – как крошки в постели!
« Андрей! – Закричала она мужу из душевой, осматривая придирчиво себя в зеркале, - когда приклеишь крючок для полотенца?! Или оно так и будет вечно на сушилке болтаться?!»
Ирина Сергеевна расправила морщинки у правого глаза пальчиками и всмотрелась в отражение.
«Ох!» - Тяжко вздохнула стареющая женщина, и раздраженно повела носом.
«Андрей!» – Завопила в сердцах она и отправилась искать нерадивого хозяина.

Андрей Валентинович сидел на диване перед выключенным телевизором и счастливо смотрел на утренние лучи, причудливыми линиями разделившие комнату. Его широкое добродушное лицо источало спокойствие и праздный интерес.
Он поднял руку и провел пальцами по струнам лучей. Казалось, их можно трогать, как струйки воды. Блаженная улыбка тронула губы мужчины.
- Андрей! – Вбежала в комнату Ирина Сергеевна.
- Ну, надо же! – Опешила она. – Я кричу, надрываюсь, а он сидит, как ни в чем не бывало! – Возмущение исказило миловидное лицо, превратив его на секунду в злобную гримасу.

- Что? Что случилось? – Обернулся Андрей Валентинович.
- Ничего! – Резко ответила женщина, складывая руки на груди и отворачивая лицо в сторону. - Ничего не случилось! Сиди дальше и наслаждайся покоем!
Она фыркнула, сдувая прядь прекрасных рыжих волос, стекающую по переносице. Локон приподнялся и нежно опустился на место. Ирина Сергеевна фыркнула еще раз и, не добившись своего, убрала непослушные волосы пальчиком.
Андрей Валентинович страдальчески сморщился. Это была хорошо знакомая игра. За пятнадцать лет брака уже можно было научиться говорить прямо. Но супруга продолжала разыгрывать спектакли, не хуже, чем в первый месяц совместной жизни. Попытки избежать дешевой показухи - отвергались с негодованием. Приходилось подыгрывать и разгадывать бесконечные ребусы.
Чем же сегодня наша красавица недовольна?
- Ну что случилось? – Андрей Валентинович поднялся с дивана и попытался ласково приобнять жену.
- Ничего!
- Ну, Ириша. Что?
- Да все хорошо! – Резко дернула плечом Ирина Сергеевна. – Просто я уже три раза говорила, что в ванной нужно приклеить крючок для полотенца. Я его сама купила! Мне, что, еще и клеить его?!
- Ах да! – Хлопнул себя по лбу Андрей Валентинович, - забыл! – Он попытался виновато улыбнуться.
Однако мгновенное прощение не входило в замыслы инквизитора.
- Конечно!
Когда что-то нужно тебе, ты просто идешь и делаешь! А вот когда это нужно мне… тебя не допросишься! – Ирина Сергеевна уже не могла сдерживать скопившееся раздражение, и злость её становилась совсем не театральной.
- Я должна готовить на всю семью, стирать, уборкой заниматься, работать и еще и мужиком стать теперь?!
Андрей Валентинович грустно улыбался. Никто лучше его не знет, что готовит еду чаще он, стирает – машинка автомат, убираются они всей семьей, а уж мужские дела в руках рыжей красавицы, конечно никогда и не бывали.
Однако улыбка его и спокойствие лишь подливали масла в огонь.
Оно начинало резко шипеть, вспыхивая.
- Обленился! Палец о палец не ударишь! Сыном не занимаешься! Чем он у тебя занят сейчас?! Опять свою музыку гоняет в комнате?! Грохот этот уже надоел! А ты, сидишь тут умиротворенно! Бездельник!
- Ира! Ира! Ну что ты? – Попытался урезонить супругу Андрей Валентинович.
- Что ты?! Что ты?! – Кривляясь, передразнила его супруга. - Все люди как люди, а ты?!
Ни дома ничего сделать не можешь, ни денег заработать!
Что ты там в своей школе зарабатываешь – слезы?!
Физрук чертов!
Да любой таксист, в сто раз лучше живет! Без всякого высшего образования!
Слезы брызнули из глаз обличительницы, и больше она говорить не могла – выбежала из комнаты.
Андрей Валентинович присел на диван.
Руки предательски дрожали.
Злобные обвинения остро резанули по больному.
Все было правдой, денег в дом он приносил мало, и многого в этой жизни не умел.
Не умел выгодно пристроиться, не научился воровать и обманывать, не был в свои тридцать пять жгучим красавцем и героем любовником.
- Крючок этот проклятый! – В сердцах стукнул кулаком по коленке Андрей Валентинович.
Руки потянулись к сигаретам.

**************

-Ты живешь в каком-то своем выдуманном мире! – Послышалось за спиной. Женщина вышла на балкон и встала рядом с мужем. Ну что ты за мужик, сидишь со своими книгами, или за компьютером. С тобой и поговорить не о чем, не пошутишь никогда…
Андрей Валентинович разглядывал панораму двора. Обида медленно уходила из сердца.
- Молчишь, молчишь. Никогда не скажешь, о чем думаешь. Я что, чужая тебе? – Женщина попыталась заглянуть в глаза мужу. - А? – Ткнула она локотком его в бок.
- Ира! – Строго глянул на жену Андрей Валентинович.- Чего ты добиваешься?
- Я, - сделала паузу Ирина Сергеевна, - добиваюсь того, чтобы ты со мной говорил. Я не могу понять, о чем ты там всегда думаешь? – Она шутливо постучала по голове мужа кулачком.
- Ты действительно хочешь знать?... Боюсь, тебе будет не интересно…
не все поймешь…
- Вот! – Обиженно дернулась женщина. – Так всегда!
Ни-ко-гда! Ты слышишь, ни-ко-гда не будет у нас нормальной семьи, если ты будешь жить в своем мире! Ты что, не видишь, к чему все идет?! Я так больше не могу! – Слезы вновь показались в краешках больших и красивых глаз.

- Хорошо! Хорошо. Идем, сядем. Я попробую. – Поспешно согласился Андрей Валентинович.
Супруги присели на диван.
- С чего же начать? – Начал Андрей Валентинович немного нервно. – Всегда о разном думается.
Н-да… О разном… – Задумчиво продолжил он.
- Например, в последнее время - жизнь. Что это? Зачем?...
Жена серьезно и внимательно вслушивалась в слова мужа. А он, тем временем, отпустив её руку, устремил взгляд перед собой.

- … Жизнь представляется мне неким кипящим бульоном, на поверхности которого то и дело возникают пузырьки. Они появляются, растут, достигают самого большого размера, лопаются и исчезают. На их месте тут же возникают другие, и процесс этот длится ровно до тех пор, пока бульон кипит.

Сам по себе пузырь – ничто. Он - горячий воздух в тонкой оболочке. Лопнул, и ушел воздух, а оболочка вернулась в бульон, чтобы дать жизнь новому пузырьку. – Понимаешь, бросил неуверенный взгляд на жену рассказчик.
Женщина серьезно кивнула.
- Так и жизнь на Земле.
Все живое – не более чем пузырьки. – Вновь углубился в рассуждения Андрей Валентинович. - И, согласись, довольно смешно выглядят потуги одного из них просуществовать чуть дольше других, используя лекарства, примочки или магию по отношению к своему эфемерному тельцу.
А борьба пузырьков за жизненное пространство?
А объединение их в большие группы, чтобы отстаивать «интересы»? Как вам?
Такова жизнь на этой планете.
Например, лопнул пузырек Иван Иваныч и то, из чего он состоял, уходит обратно в кастрюльку, и тотчас там вырастают несколько десятков тысяч новых и самых разных. Пузырьки – травинки, дерева, пузырьки жуки и так до бесконечности. – Андрей Валентинович увлекся, голос его окреп, и в глазах появились яркие солнечные зайчики.
- В чем же смысл этих эволюций? – Он встал и прошел по комнате. Остановился посреди и энергично взмахнул рукой. - Боже мой! Да не смешите, какой здесь может быть смысл? Его нет!

Хотя…
Ирина Сергеевна потянула мужа за руку и вновь усадила рядом. Она не перебивала.
- Вода может кипеть просто потому, что попала на горячее. Как в гейзерах. Это случайность. – Андрей Валентинович заглянул в глаза жены.

- Но вода может быть поставлена кем-то на печку и с определенной целью.

А цели могут быть разными. Некий Некто, возможно, просто желает прокипятить её, чтобы сделать чище.

Но кастрюлька может кипятиться и с другой задачей – что-то сварить! Вот в таком только случае процесс кипения имеет смысл!

Но вопросов меньше не становится. Они множатся!
Что сварить? И, кто воспользуется тем, что будет сварено?...

В любом случае, какими будут пузырьки на воде – воспитанными или не очень, добрыми или злыми, значения не имеет… - Взгляд Андрея Валентиновича на секунду угас, он остановил рассказ и притих. Ирина Сергеевна с любопытством разглядывала мужа. Он поразил и заинтересовал её.
- Ну? – Подтолкнула она рассказчика.
- Да, если речь идет о пузырьках – жуках и деревьях. – Очнулся Андрей Валентинович. - Но что если появились такие, которые не просто появляются и исчезают, а при этом стараются изменить структуру бульона и сами становятся все более упорядоченными и качественными. Они работают на то, чтобы это нечто сварилось быстрее и лучше. Некоторые, правда, уклоняются … .
Мужчина почувствовал вопрос во взгляде супруги, но отвечать не спешил. Напротив, он взял её за руки и впился взглядом в бездонные глаза.

- А что если они действуют наоборот - на замедление и разрушение того, что варится? Тогда, верно, придется вмешаться тому, кто эту кашу заварил. Иначе он без обеда останется?….

- Ма! Па! Я на улицу! – Прокричал из прихожей сын и громко хлопнул дверью. Так, что в серванте задребезжали бокалы. Ирина Сергеевна болезненно сморщилась и отняла руки. Ей показалось, что на этом разговор должен закончиться. Но Андрей Валентинович откинулся на спинку дивана и заговорил дальше.

- С другой стороны, возможно именно человечность и доброта и есть то самое, что хотят сварить! Тогда все наши усилия смысла не лишены…

Женщина смотрела в зеркальную полку серванта, где стройными рядами маршировали хрустальные бокалы и рюмки вокруг огромного пузатого графина. По выражению лица трудно было понять, какие чувства вызвали у нее слова мужа. Иногда, во время рассказа, казалось, что она пытается осмыслить, вникнуть – так забавно морщился её лоб. Потом, вдруг, глаза начинали лучиться , словно ей стало понятно что-то неведомое. Теперь вот - смотрит так, словно ищет нечто за этими кусочками хрусталя - в зазеркалье.
Андрей Валентинович залюбовался .
«Она все понимает!» - Кричал кто-то в его душе. Ликованье наполнило грудь. Он продолжил.

- Знаешь, а что если пузырьки - не от кипения? Скажем – они продукт брожения. И никто этот процесс не запускал специально. Он начался сам!
И пузырьки наши – лишь способ удаления отхожих газов. Они не имеют смысла - лишь кратковременное явление. Представляешь как это печально для нас?! – Он грустно улыбнулся.
- Но, возможно, что Некто все же дал начало этому процессу. И интересует его именно образование, существование и исчезновение пузырьков. И он, возможно, периодически вмешивается. И, допустим, Ему хочется большего их количества и нужны только счастливые и здоровые. Они знаменуют правильность проходящих процессов…

Но, надежда на это так слаба!
Андрей Валентинович внимательно посмотрел на супругу.
Ирина Сергеевна улыбалась.
Она медленно поднялась с дивана, и в глазах её блеснул лед.
- И вот этой ахинеей ты забиваешь себе мозги! – Женщина театрально схватила себя за голову, - идиот!
Она обреченно направилась к выходу из комнаты.
Страшная боль родилась в душе Андрея Валентиновича, он с тоской перевел взгляд за окно. Небо за окном пятиэтажного панельного дома теперь не казалось таким светлым.

 

© Copyright: Александр Александров, 2014

Регистрационный номер №0196219

от 28 февраля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0196219 выдан для произведения:

Ирина Сергеевна была сегодня не в духе.
А началось все еще вчера, когда подруга – Алина – стала хвастать новой помадой, привезенной из отпуска в Турции.
Алька говорила много и громко – на показ. Она перечисляла достоинства своего сокровища с таким лицом, словно речь шла о бриллианте из перстня царя Соломона, и это больше всего злило Ирину Сергеевну.
- Вот, умеет же эта дура пыли в глаза напустить!
Хотя, у помады, несомненно, были достоинства. И основное - цвет.
Оттенок был таким… .
Хм… .
Да!
Трудно даже сразу слова подобрать.
Это был цвет такой, какой-то… .
Впрочем, в том-то все и дело, что это был невиданный цвет. И сомнений быть не могло, что такая косметика только для стройной Ирины Сергеевны и создавалась!
Ну, никак ни для Альки! Точно!
Зачем этой толстухе такое чудо?!
Выпросить что-то у подруги, конечно можно. Но унижаться не хотелось, да и в долгу оставаться….
«Черт с ней!» - Внешне смирилась красавица.
Однако после работы отправилась по косметическим салонам городка. Как хороший участковый она посетила каждую подворотню, заглянула во все злачные места от косметики.
Увы – ни намека на искомый цвет!
Неприятный осадок поселился в груди.
Вот и сейчас – как крошки в постели!
« Андрей! – Закричала она мужу из душевой, осматривая придирчиво себя в зеркале, - когда приклеишь крючок для полотенца?! Или оно так и будет вечно на сушилке болтаться?!»
Ирина Сергеевна расправила морщинки у правого глаза пальчиками и всмотрелась в отражение.
«Ох!» - Тяжко вздохнула стареющая женщина, и раздраженно повела носом.
«Андрей!» – Завопила в сердцах она и отправилась искать нерадивого хозяина.

Андрей Валентинович сидел на диване перед выключенным телевизором и счастливо смотрел на утренние лучи, причудливыми линиями разделившие комнату. Его широкое добродушное лицо источало спокойствие и праздный интерес.
Он поднял руку и провел пальцами по струнам лучей. Казалось, их можно трогать, как струйки воды. Блаженная улыбка тронула губы мужчины.
- Андрей! – Вбежала в комнату Ирина Сергеевна.
- Ну, надо же! – Опешила она. – Я кричу, надрываюсь, а он сидит, как ни в чем не бывало! – Возмущение исказило миловидное лицо, превратив его на секунду в злобную гримасу.

- Что? Что случилось? – Обернулся Андрей Валентинович.
- Ничего! – Резко ответила женщина, складывая руки на груди и отворачивая лицо в сторону. - Ничего не случилось! Сиди дальше и наслаждайся покоем!
Она фыркнула, сдувая прядь прекрасных рыжих волос, стекающую по переносице. Локон приподнялся и нежно опустился на место. Ирина Сергеевна фыркнула еще раз и, не добившись своего, убрала непослушные волосы пальчиком.
Андрей Валентинович страдальчески сморщился. Это была хорошо знакомая игра. За пятнадцать лет брака уже можно было научиться говорить прямо. Но супруга продолжала разыгрывать спектакли, не хуже, чем в первый месяц совместной жизни. Попытки избежать дешевой показухи - отвергались с негодованием. Приходилось подыгрывать и разгадывать бесконечные ребусы.
Чем же сегодня наша красавица недовольна?
- Ну что случилось? – Андрей Валентинович поднялся с дивана и попытался ласково приобнять жену.
- Ничего!
- Ну, Ириша. Что?
- Да все хорошо! – Резко дернула плечом Ирина Сергеевна. – Просто я уже три раза говорила, что в ванной нужно приклеить крючок для полотенца. Я его сама купила! Мне, что, еще и клеить его?!
- Ах да! – Хлопнул себя по лбу Андрей Валентинович, - забыл! – Он попытался виновато улыбнуться.
Однако мгновенное прощение не входило в замыслы инквизитора.
- Конечно!
Когда что-то нужно тебе, ты просто идешь и делаешь! А вот когда это нужно мне… тебя не допросишься! – Ирина Сергеевна уже не могла сдерживать скопившееся раздражение, и злость её становилась совсем не театральной.
- Я должна готовить на всю семью, стирать, уборкой заниматься, работать и еще и мужиком стать теперь?!
Андрей Валентинович грустно улыбался. Никто лучше его не знет, что готовит еду чаще он, стирает – машинка автомат, убираются они всей семьей, а уж мужские дела в руках рыжей красавицы, конечно никогда и не бывали.
Однако улыбка его и спокойствие лишь подливали масла в огонь.
Оно начинало резко шипеть, вспыхивая.
- Обленился! Палец о палец не ударишь! Сыном не занимаешься! Чем он у тебя занят сейчас?! Опять свою музыку гоняет в комнате?! Грохот этот уже надоел! А ты, сидишь тут умиротворенно! Бездельник!
- Ира! Ира! Ну что ты? – Попытался урезонить супругу Андрей Валентинович.
- Что ты?! Что ты?! – Кривляясь, передразнила его супруга. - Все люди как люди, а ты?!
Ни дома ничего сделать не можешь, ни денег заработать!
Что ты там в своей школе зарабатываешь – слезы?!
Физрук чертов!
Да любой таксист, в сто раз лучше живет! Без всякого высшего образования!
Слезы брызнули из глаз обличительницы, и больше она говорить не могла – выбежала из комнаты.
Андрей Валентинович присел на диван.
Руки предательски дрожали.
Злобные обвинения остро резанули по больному.
Все было правдой, денег в дом он приносил мало, и многого в этой жизни не умел.
Не умел выгодно пристроиться, не научился воровать и обманывать, не был в свои тридцать пять жгучим красавцем и героем любовником.
- Крючок этот проклятый! – В сердцах стукнул кулаком по коленке Андрей Валентинович.
Руки потянулись к сигаретам.

**************

-Ты живешь в каком-то своем выдуманном мире! – Послышалось за спиной. Женщина вышла на балкон и встала рядом с мужем. Ну что ты за мужик, сидишь со своими книгами, или за компьютером. С тобой и поговорить не о чем, не пошутишь никогда…
Андрей Валентинович разглядывал панораму двора. Обида медленно уходила из сердца.
- Молчишь, молчишь. Никогда не скажешь, о чем думаешь. Я что, чужая тебе? – Женщина попыталась заглянуть в глаза мужу. - А? – Ткнула она локотком его в бок.
- Ира! – Строго глянул на жену Андрей Валентинович.- Чего ты добиваешься?
- Я, - сделала паузу Ирина Сергеевна, - добиваюсь того, чтобы ты со мной говорил. Я не могу понять, о чем ты там всегда думаешь? – Она шутливо постучала по голове мужа кулачком.
- Ты действительно хочешь знать?... Боюсь, тебе будет не интересно…
не все поймешь…
- Вот! – Обиженно дернулась женщина. – Так всегда!
Ни-ко-гда! Ты слышишь, ни-ко-гда не будет у нас нормальной семьи, если ты будешь жить в своем мире! Ты что, не видишь, к чему все идет?! Я так больше не могу! – Слезы вновь показались в краешках больших и красивых глаз.

- Хорошо! Хорошо. Идем, сядем. Я попробую. – Поспешно согласился Андрей Валентинович.
Супруги присели на диван.
- С чего же начать? – Начал Андрей Валентинович немного нервно. – Всегда о разном думается.
Н-да… О разном… – Задумчиво продолжил он.
- Например, в последнее время - жизнь. Что это? Зачем?...
Жена серьезно и внимательно вслушивалась в слова мужа. А он, тем временем, отпустив её руку, устремил взгляд перед собой.

- … Жизнь представляется мне неким кипящим бульоном, на поверхности которого то и дело возникают пузырьки. Они появляются, растут, достигают самого большого размера, лопаются и исчезают. На их месте тут же возникают другие, и процесс этот длится ровно до тех пор, пока бульон кипит.

Сам по себе пузырь – ничто. Он - горячий воздух в тонкой оболочке. Лопнул, и ушел воздух, а оболочка вернулась в бульон, чтобы дать жизнь новому пузырьку. – Понимаешь, бросил неуверенный взгляд на жену рассказчик.
Женщина серьезно кивнула.
- Так и жизнь на Земле.
Все живое – не более чем пузырьки. – Вновь углубился в рассуждения Андрей Валентинович. - И, согласись, довольно смешно выглядят потуги одного из них просуществовать чуть дольше других, используя лекарства, примочки или магию по отношению к своему эфемерному тельцу.
А борьба пузырьков за жизненное пространство?
А объединение их в большие группы, чтобы отстаивать «интересы»? Как вам?
Такова жизнь на этой планете.
Например, лопнул пузырек Иван Иваныч и то, из чего он состоял, уходит обратно в кастрюльку, и тотчас там вырастают несколько десятков тысяч новых и самых разных. Пузырьки – травинки, дерева, пузырьки жуки и так до бесконечности. – Андрей Валентинович увлекся, голос его окреп, и в глазах появились яркие солнечные зайчики.
- В чем же смысл этих эволюций? – Он встал и прошел по комнате. Остановился посреди и энергично взмахнул рукой. - Боже мой! Да не смешите, какой здесь может быть смысл? Его нет!

Хотя…
Ирина Сергеевна потянула мужа за руку и вновь усадила рядом. Она не перебивала.
- Вода может кипеть просто потому, что попала на горячее. Как в гейзерах. Это случайность. – Андрей Валентинович заглянул в глаза жены.

- Но вода может быть поставлена кем-то на печку и с определенной целью.

А цели могут быть разными. Некий Некто, возможно, просто желает прокипятить её, чтобы сделать чище.

Но кастрюлька может кипятиться и с другой задачей – что-то сварить! Вот в таком только случае процесс кипения имеет смысл!

Но вопросов меньше не становится. Они множатся!
Что сварить? И, кто воспользуется тем, что будет сварено?...

В любом случае, какими будут пузырьки на воде – воспитанными или не очень, добрыми или злыми, значения не имеет… - Взгляд Андрея Валентиновича на секунду угас, он остановил рассказ и притих. Ирина Сергеевна с любопытством разглядывала мужа. Он поразил и заинтересовал её.
- Ну? – Подтолкнула она рассказчика.
- Да, если речь идет о пузырьках – жуках и деревьях. – Очнулся Андрей Валентинович. - Но что если появились такие, которые не просто появляются и исчезают, а при этом стараются изменить структуру бульона и сами становятся все более упорядоченными и качественными. Они работают на то, чтобы это нечто сварилось быстрее и лучше. Некоторые, правда, уклоняются … .
Мужчина почувствовал вопрос во взгляде супруги, но отвечать не спешил. Напротив, он взял её за руки и впился взглядом в бездонные глаза.

- А что если они действуют наоборот - на замедление и разрушение того, что варится? Тогда, верно, придется вмешаться тому, кто эту кашу заварил. Иначе он без обеда останется?….

- Ма! Па! Я на улицу! – Прокричал из прихожей сын и громко хлопнул дверью. Так, что в серванте задребезжали бокалы. Ирина Сергеевна болезненно сморщилась и отняла руки. Ей показалось, что на этом разговор должен закончиться. Но Андрей Валентинович откинулся на спинку дивана и заговорил дальше.

- С другой стороны, возможно именно человечность и доброта и есть то самое, что хотят сварить! Тогда все наши усилия смысла не лишены…

Женщина смотрела в зеркальную полку серванта, где стройными рядами маршировали хрустальные бокалы и рюмки вокруг огромного пузатого графина. По выражению лица трудно было понять, какие чувства вызвали у нее слова мужа. Иногда, во время рассказа, казалось, что она пытается осмыслить, вникнуть – так забавно морщился её лоб. Потом, вдруг, глаза начинали лучиться , словно ей стало понятно что-то неведомое. Теперь вот - смотрит так, словно ищет нечто за этими кусочками хрусталя - в зазеркалье.
Андрей Валентинович залюбовался .
«Она все понимает!» - Кричал кто-то в его душе. Ликованье наполнило грудь. Он продолжил.

- Знаешь, а что если пузырьки - не от кипения? Скажем – они продукт брожения. И никто этот процесс не запускал специально. Он начался сам!
И пузырьки наши – лишь способ удаления отхожих газов. Они не имеют смысла - лишь кратковременное явление. Представляешь как это печально для нас?! – Он грустно улыбнулся.
- Но, возможно, что Некто все же дал начало этому процессу. И интересует его именно образование, существование и исчезновение пузырьков. И он, возможно, периодически вмешивается. И, допустим, Ему хочется большего их количества и нужны только счастливые и здоровые. Они знаменуют правильность проходящих процессов…

Но, надежда на это так слаба!
Андрей Валентинович внимательно посмотрел на супругу.
Ирина Сергеевна улыбалась.
Она медленно поднялась с дивана, и в глазах её блеснул лед.
- И вот этой ахинеей ты забиваешь себе мозги! – Женщина театрально схватила себя за голову, - идиот!
Она обреченно направилась к выходу из комнаты.
Страшная боль родилась в душе Андрея Валентиновича, он с тоской перевел взгляд за окно. Небо за окном пятиэтажного панельного дома теперь не казалось таким светлым.

 

Рейтинг: +1 120 просмотров
Комментарии (4)
Герман Бор # 28 февраля 2014 в 19:38 0
Да уж... многое знакомо...) интересный рассказ... c0411
Серов Владимир # 28 февраля 2014 в 22:54 0
Реально - идиот! Нет, чтобы в Турцию за помадой сгонять, сидит - думает, блин, о пузырьках каких-то! Спиноза хренов!))))))
Прекрасный рассказ! super
Александр Александров # 1 марта 2014 в 18:46 0
39
Александр Александров # 1 марта 2014 в 18:45 0
Благодарю за отзыв!