Блондинка

1 ноября 2013 - Вениамин Ефимов
  Вадим летел на семинар главных врачей в Сочи. Шел май, и в Заполярье весна только робко напоминала о себе. Снег кое - где подтаял, да нахальные бакланы ворошились в ставших доступными мусорках. Зима надоела, и оказаться вот так неожиданно под тёплым солнышком было приятно. Поэтому он с нетерпением дожидался посадки и потом, с удовольствием, смотрел на зелень из окна такси.
  В фойе гостиницы было многолюдно. Вадим взял анкету и примостился на подоконнике, так как места за небольшим столиком были заняты. Через какое-то время он заметил в очереди у стойки администратора эффектную, черноволосую красавицу с великолепными точёными ножками. Она стояла спиной к нему, и лица рассмотреть не удавалось. Вадим заполнял анкету время, от времени поглядывая на женщину. Хотелось, чтобы лицо и грудь соответствовали тому, что было доступно взгляду. Очередь шла медленно. Вадим, закончив писать, встал позади красавицы. Теперь их разделяло только два человека, но она, как назло, опять стояла к нему спиной. Можно было оценить только холёную руку, в которой женщина держала документы, постукивая ими нетерпеливо по стойке. Наконец она повернулась, может быть, почувствовав взгляд, и Вадим обомлел. На него смотрела Наташа Малютина. Несколько лет тому назад они работали вместе цеховыми участковыми в бассейновой поликлинике. Наташа вела атомную группу судов, а Вадим управленцев. Оба были поражены встречей. Дело в том, что уволилась она после грандиозного скандала. Как - то она поехала в отпуск со своим любовником, капитаном атомохода. Они сняли частную квартиру в Хосте и чудесно проводили время. Утром загорали на пляже, потом отправлялись на какую - нибудь прогулку, обедали в хорошем ресторане, потом шли часок - другой поспать. А под вечер направлялись, куда глаза глядят. Бродили по улочкам Хосты или Сочи. А после прогулки с удовольствием ужинали, танцевали, иногда заходили в бар пропустить парочку рюмочек. Время шло беззаботно и стремительно. Им было хорошо вдвоем. Однажды после бара они приехали в Хосту на такси. Капитан слегка перепил и потащил свою подругу купаться ночью. На берегу не было ни души. Любовники совершенно голые долго купались в море, потом, подставив ноги волнам, лежали на берегу, любуясь ночным южным небом. Капитан показывал звезды и созвездия, интересно рассказывал о них. Потом, составив два топчана, улеглись на них и занялись любовью. В самый ответственный момент мужчина вдруг захрипел и всем своим тяжелым телом навалился на Наталью. С трудом, перевернув его, она поняла, что он умер. Сердцебиение и дыхание отсутствовали. Она около часа пыталась вернуть его к жизни. Делала искусственное дыхание и массаж сердца, но все усилия оказались тщетными. Тогда она упала рядом, но даже заплакать сил уже не было. До рассвета она оставалась с покойником, думая , что делать дальше, ведь у неё и у капитана дома были семьи, потом решительно натянула на него плавки, поцеловала в уже посиневшие губы и отправилась домой. Там она первым делом хлопнула пол стакана коньяка, собрала свои вещи и отправилась в аэропорт, откуда с большим трудом через Вологду, добралась до Мурманска. Отпуск закончился через несколько дней. Наталья вышла на работу. Нехорошие предчувствия мучили её по - прежнему, но всё было тихо. Она начала успокаиваться, когда её вызвали к главному врачу. Там в его кабинете она, к своему ужасу, увидела жену капитана. Немолодая уже баба обрушила на неё обвинение в том, что она убила её мужа и, не оказав ему помощи, сбежала.
  -И эта профура ещё врачом работает - орала разъярённая женщина.
  -Думаешь тебе, проститутка, это с рук сойдёт? Шиш тебе под нос.- И она продемонстрировала, вся как - то ехидно вывернувшись , фигу.
  -Я на тебя и в суд подам, если тебя твой мужик рогатый не зашибёт. Я уже у него, бедолаги, была, рассказала, кого он кормит. То - то он обрадовался.
  Слушать всё это дальше у Натальи сил уже не было, и она выбежала из кабинета.
  Но обманутая жена последовала за ней в коридор, продолжая выкрикивать проклятия и ругательства. То, что вокруг было полно народа, только раззадоривало её.. Тогда Вадим, привлеченный шумом скандала, выглянул из кабинета и попытался успокоить женщину, но, по-видимому, это было невозможно. Ему, правда, удалось затащить её в свой кабинет, Наталья воспользовалась этой секундной передышкой и улизнула домой. Но дома было не многим лучше. Там, как тигр в клетке, метался муж. Он накинулся на неё с кулаками и впервые в жизни ударил. Чуть позже, сидя у зеркала, и осматривая свой синяк, Наталья думала.
  -Это хорошо, что ударил, хоть отстал теперь, а то бы неделю ходил, ныл. Ей было слышно, что он заперся на кухне и звенел там бутылками. Через час будет храпеть. Водка действовала на него как снотворное.
  
  Меньше всего Наталье хотелось встретить знакомых по Мурманску, а тут, как на грех, во время регистрации в гостинице, она почувствовала, чей то взгляд и обернулась и увидела Вадима, мурманского своего коллегу. Она слышала, что он стал главным врачом, и даже допускала, что может его встретить, но оказалась совершенно к этому не готова. Они поздоровались, и Наталья сказала
   - Я подожду тебя, хочу парой слов перекинуться.
   Как только Вадим освободился, они поднялись на четвёртый этаж. Номера были рядом, но они зашли в начале к ней. Наталья положила чемодан на кровать, посмотрела на Вадима, потом сказала
  -Тебе годы только на пользу. Хорошо выглядишь. Ну что там в Мурманске? Не забыли меня, всё ещё наверно языки чешут?
   Глаза, при этом, у неё были такими жалкими, что сердце у Вадима сжалось.
  - Ты, Наташка, выглядишь вообще потрясающе. Я тебя не сразу узнал. Смотрю какая - то красавица стоит у стойки. Ещё минуточка и полез бы знакомиться. Ну, расскажи как ты?
  - Дай сигарету - попросила Наталья. Потом, закурив, с горечью проговорила
  - Не родись красивой, родись счастливой - это про меня. Я, после той кошмарной истории, сбежала к родным в Астрахань. Устроилась на работу. Вот теперь главным назначили.
  Живу бобылихой. Никто мне не нужен. Муж первое время каждую неделю приезжал.
  Предлагал начать всё снова. Простить сулился и не напоминать никогда.- Она выпустила струю дыма и разогнала его рукой.- Не понимает, что наше с ним прошлое, как этот дым,
  обратно в сигарету не затолкаешь. Даже вспоминать не хочу ничего. И тебя попросить хотела. Вадим обиделся
  - Да ты меня за кого принимаешь, Наташка?
  - Ну, вот и хорошо, я на тебя надеюсь. Не обижайся, пуганая ворона собственной тени боится. Вместо того, чтобы обрадоваться встрече, почувствовала прямо животный страх.
  У меня ведь, с тех пор, ни с одним мужиком ничего не было, не могу себя пересилить.
  Ну ладно, иди, устраивайся, увидимся ещё. Вадим пошёл обживать свой номер. Он принял душ, развесил одежду в шкафу. Через некоторое время появился его сосед, немолодой, но очень энергичный коллега из Питера. Сразу было видно, что человек он бывалый. Немедленно на столе появилась еда, маленькая, очень удобная, жаровня даже две турки. Не прошло и минуты, как в номере стало уютно и запахло свежесваренным кофе.
  
  На следующий день всех собрали в небольшом зале. Семинар открыл начальник отдела
  Министерства Гусейнов Борис Магометович. Курносый блондин не был похож на азербайджанца. Он был элегантен, прекрасно одет и мог сойти за любого европейца, но восточного в нём не было ничего. После перечисления тем и докладчиков он сообщил
  -Среди вас много новых людей, так что прийдем знакомиться. Ждите в гости
  
  После занятий Гусейнов обошёл все номера, здороваясь, как он говорил, поближе с каждым участником семинара.
  К Вадиму он заглянул уже под вечер. Компанию ему составляла приятная, голубоглазая блондинка лет тридцати. Он представил её, как помощника министра. Олега он знал, судя по всему давно. Они, во всяком случае, расцеловались, как старые знакомые. Гуссейнов, увидев закипающие турки, нагнулся и, втянув кофейный аромат, сказал
  - А мы вот с Инной Владимировной планировали тоже кофейку попить. Олег восторженно замахал руками
  - Сейчас всё организуем - и помчался в ресторан заказывать что - нибудь из закусок.
  - Ну что ж - Гуссейнов с интересом смотрел на Вадима - давайте познакомимся .
  Расскажите о себе. Вадим рассказал свою, в общем - то незатейливую, историю.
  -Был врачом, заведующим отделением, теперь вот назначили главным.
   - Вот, обрати внимание, Инна. Северяне, как их климат, суровы, лаконичны и сдержаны.Ни слова лишнего.
  - Краткость - сестра таланта - откликнулась женщина, оценивающе разглядывая Вадима.
  -Да, конечно, но тёща гонорара. Кстати ваша соседка слева, она ведь тоже когда - то работала в Мурманске? Вы знакомы?
  - Знакомы, в одной конторе работали.
  - Очень интересная женщина.
  -А скажите, Вадим, её удобно пригласить в нашу компанию. А то Инне Владимировне скучно будет с мужиками. Не возьмёте ли на себя эту миссию?
  Вадим с удовольствием отправился выполнять пожелание начальства. Всё же знакомое лицо, общаться будет проще. Он всегда немного терялся в присутствии высоких лиц. Наталья смутилась.
  -А я собиралась выспаться. Были они у меня только что. Гуссейнов этот, видно, отпетый бабник. Видно птицу по полёту. Ну, что скажешь? Может не пойти? Я же тебе говорила, боюсь всего, как пуганая ворона.
  -Да брось ты, Наташка! Переломы срастаются в десять раз быстрее под нагрузкой, чем в покое. А травмы душевные тем более. Клин надо вышибать клином.
  - Ну что ж, возможно ты прав. Иди, я приведу себя в порядок и тоже прийду.
  Из ресторана привезли еду и спиртное. Гуссейнов рассказывал о себе - Отец у меня азербайджанец, а мать русская. Такие браки когда - то были редкостью. И правильно, что их боялись. Почему? Да потому, что ничего хорошего в них нет. Вспомните Ленина. Сколько в нём намешано - и шведы и русские и евреи и чуваши. Дети метисы бывают красивы, но характер не приведи господь. В это время пришла Наташа. Гуссейнов моментально оживился. - Ну, проходите, дорогая гостя. А то у нас явная дискриминация по половому признаку прослеживается. Мы тут беседуем о том, кому на ком жениться не стоит. Мой папаша был партийным деятелем, что уже само по себе исключало наличие предрассудков, но не смог матушке простить того, что я родился блондином. Только по этой причине и разошёлся с нею. Я с ним познакомился в Баку, когда летел в Индию на работу. Представилась возможность несколько минут пообщаться. Так и не добился от него, почему он меня двухлетнего бросил. Только когда прощались , сказал
  - На своих жениться надо. Спрашиваю у него
  -- А кто мне свои? А он
  - Не знаю. Тебе виднее.
  - А у меня мать - немка - сказал Олег - тоже история не из простых.
  Отец - русак, воевал на фронте, а мать в трудармии срок отбывала. Как выжила не знаю.Она у меня маленькая и худенькая. А там какие работы? Бери больше, кидай дальше..
  - Ну что же, у нас тут интернационал вырисовывается - сказал Гуссейнов.
  - А вы, Наташа, свои корни знаете?
  - Ну, так до бабушек, пожалуй, знаю - все украинцы.
  -Конечно, конечно - подхватил Гуссейнов - чёрные брови, чёрные очи - пропел он - это так восхитительно. От вас так и веет теплыми вечерами Малороссии. Наталья улыбнулась.
  - Не знаю даже как это расценить?
  - Только как комплимент и никак иначе. Мне приходилось бывать в Полтаве.
   Помню эти украинские ночи, с запахом степи, стрёкотом цикад и чуть слышным ржанием лошадей, где-то далеко.
  -Очень поэтично. Я тоже в тех местах бывала - сказала Инна Владимировна.
  - Самогонка у них там хорошая. Никакое виски не сравнится. Они её горелыми сухарями очищают. А водку в деревнях до сих пор называют монополькой. Так вот
  монопольку никто не покупает, пылится в магазинах годами.
  -А что в Индии пьют? - спросил Олег.
  -Там вообще мало пьют. Есть у них самогонка своя - Коконат, вроде Чачи напиток -Гуссейнов поморщился - гадость редкая, ну ещё ром, по качеству напиток ещё хуже.
  Да и традиции такой - употреблять спиртное нет. Всё англичане завезли. Жгут какую-то травку и нюхают. А вообще за семь лет работы, одного пьяного увидел, да и тот нашим оказался. Инна улыбнулась Вадиму.
  -Вот у вас, в Заполярье, уж точно пьют побольше.
  - Не больше, чем в средней полосе. У меня родственники в Ельце живут, так там пьют крепко.
  - Вы, я смотрю, Вадим, что-то филоните - кивнула Инна на его стакан.
  -Он и филонит потому, что ты смотришь - усмехнулся Гуссейнов.
  -Что за ерунда! Начальники и подчинённые бывают только на работе.
  - Ну ко, давайте на брудершафт, скомандовала начальница подчинённому в свободное от работы время -опять прокомментировал Гуссейнов. Все рассмеялись, но Инна придвинулась к Вадиму. После того, как их стаканы опустели, женщина подставила для поцелуя губы. Вадим, едва касаясь, поцеловал её, но она с неожиданной силой привлекла его и впилась в губы, энергично орудуя языком.. - Для первого знакомства не плохо.- усмехнулся Гуссейнов - Ну что тут по сочинскому ящику? Может музыка какая - нибудь есть? Включили телевизор и нашли музыкальную программу.
  - Можно вас пригласить, Наташа?
  - Я даже не знаю, тут мне кажется тесно. Женщина немного была смущена.
  -Давай смелее - подтолкнул её Вадим. Несмотря на тесноту, парочка танцевала очень красиво. Высокий и стройный Гуссейнов двигался просто, с профессиональной уверенностью, обходя все преграды.
   -Ну, Вадим, а что же мы? Давай, вставай, пригласи даму.
  -Тут и без нас ступить негде.
  - Вот и не ступай, стой на одном месте.
  Инна обняла и прижалась всем телом так, что Вадим чувствовал её грудь, живот и ноги.
  -Видишь, как приятно - прошептала ему на ухо женщина.
  - Друзья! - сказал вдруг Гуссейнов - пойдемте, прогуляемся к морю.
  Лифт спустил их на первый этаж и они, не торопясь, направились к пляжу.
  Погода была великолепная. Тепло, но не жарко. С моря дул свежий бриз. Все уселись на топчаны. Волны неутомимо ударяли в прибрежную гальку, потом, с шорохом, убирались назад, чтобы через секунду возвратиться.
  - И вот так тысячи лет - сказала Инна - и после нас будет точно так же. Волнам наплевать есть мы, или нет, стареем или умираем. Гуссейнов продолжил
   -Верно, но меня больше занимает мысль о том, сколько людей вот так же размышляло об этом, стоя на берегу. Вот завтра начнется день, мы займёмся своими делами уверенные, что делаем что-то нужное. А это такая мелочь, такая бессмысленная суета. Впрочем, стенать об этом ещё мелочнее. Погуляли и пора в постельку. Завтра всем предстоит какая - никакая работа, надо выспаться. По дороге обратно в гостиницу, Инна держала Вадима под руку,
  - Ведь ни черта не делала, а устала. А как ты?
  - Отчего тут уставать - ответил Вадим.
  - Вот и замечательно, проводишь меня до номера. У входа в гостиницу Инна придержала спутника.
  - Пусть себе идут, не торопись. Они купили в киоске бутылку апельсинового сока и затем поднялись на второй этаж, где в люксах поселилось начальство. Две комнаты номера были обставлены, конечно, побогаче. Широкая двуспальная кровать выглядела многообещающе. Инна, проследив за его взглядом ,со смехом сообщила
  - И простынки шёлковые. Не соскользнёшь? Ладно, выясним, а пока пойдем, примем водные процедуры. Женщина выглядела замечательно и прекрасно об этом знала и совершенно не стеснялась своей наготы. -Давай я тебя помою. Знаю, дома - то спинку почухать некому . Ты ведь не женат, вернее разведён. Вадиму было не до того, чтобы расспрашивать, откуда у неё такие точные сведения, появилось занятие более срочное и приятное. В два часа ночи он вышел на лоджию. Было прохладно и пахло морем. Безлюдный пляж лежал перед ним, как на ладони. Он не сразу разглядел одинокую фигуру в чёрно-белом платье. Это была Наталья. Она, по - видимому, не ложилась, во всяком случае не переодевалась. Вадим тихонько оделся.
  - Ты куда, милый,- спросила его Инна.
  - Спи, скоро приду - она села на кровати
  -Что случилось?
  -Да Наташка одна на пляже торчит. Не знаю, что там у неё, но явно не морем любуется.
  - Ах ты, черт, может это Гуссейнов, старый кобель её обидел. Подожди я с тобой. Она накинула гостиничный махровый халат.
  
  Наталья сидела на пляжном лежаке, обняв руками коленки. Вадим с Инной подошли и специально, ещё издали, чтобы не напугать, окликнули её. Она обернулась к ним и они увидели, заплаканные глаза, полные отчаяния и тоски. Инна села рядом, обняв её за плечи, и спросила
  - Что случилось?
  - Да вот, хотела топиться, да духа не хватило.
  - С чего это? Что, Гуссейнов нахамил?
  - Да что вы, он сама предупредительность. Сомневаюсь, что он хоть одно грубое слово когда - нибудь произносил. Всё вот тут - и она постучала себя по лбу.
  - Это я ему нахамила, ещё хуже - истерику устроила. Мужик захотел поцеловать женщину, которая ему понравилась. Ну что такого, а меня переклинило. Наговорила ему всякой ерунды, пощёчину влепила. Стыдно и противно теперь.
  - Ну, скажи - обратилась она к Вадиму - я разве раньше такая была? Ведь меня дубиной по башке надо было садануть, чтобы из себя вывести.
  - Так, всё ясно.- Инна подняла её с топчана - сейчас пойдем ко мне, у меня заночуешь, утро вечера мудрее. Ничего особенного не произошло, уж ты поверь мне.
  
  
  Следующий день занятий прошел как обычно. Правда Наталья сидела рядом с Вадимом тихая и сонная. Инна тоже подрёмывала за столом на небольшой сцене. Во время перерыва она подошла и предупредила
  -После занятий не уходите, дождитесь меня.
  - Она хочет в церковь сходить - шепнула Наталья. -Зачем? - так же шёпотом спросил Вадим. - Я ей ночью всё рассказала. Говорит, надо в церковь. После окончания занятий втроём направились в церковь. На улице было душно, словно под стеклянным колпаком. Инна купила свечи и повела Наталью к одной из икон. - Ставь свечку и молись Марии Магдалине. В ней самой семь бесов сидело. Она знает, что это такое, поможет.Молись, как сумеешь, главное - не таи ничего, всё ей расскажи, поможет. Мы тебя оставляем одну, на улице будем ждать. На улице дул сильный ветер. Вадим огляделся и сообщил
  - Похоже будет ливень .
  - Вот и замечательно. Всё замечательно складывается.
  - Что складывается? - Да всё. И то, что она не выспалась, и истерика вчерашняя и ливень.
  - Что - то я тебя не пойму. - Потерпи, милый, сейчас всё увидишь - она положила голову ему на грудь и стояла так, закрыв глаза - какая у нас с тобой ночь была замечательная.
  - Правда - откликнулся Вадим - я тоже с утра об этом думаю.
  - Тебе со мной хорошо было?
  - Очень.
  - Вот мы сейчас покушаем, поспим и повторим всё. И ещё что - нибудь придумаем - промурлыкала она. Прогремел гром.
  - Ну, сейчас ливанёт, а у тебя даже зонтика нет.
  - А я не боюсь. Люблю грозу в начале мая . Смотри, вон и наша подопечная, ну что я тебе говорила. Наталья была бледна, но глаза и вправду были словно просветлённые каким- то внутренним светом. - Спасибо вам, особенно тебе, Инночка. Вы идите, не обижайтесь, мне нужно побыть одной.
  - Да, хорошо, хорошо. Встретимся позже - целуя её, сказала Инна. Дождь в это время разыгрался не на шутку. Пока добрались до гостиницы, одежду надо было уже выжимать. Сидя за столом в ресторане, Вадим, пытливо глядя на Инну, спросил
  -Ты что действительно веришь в Бога и во все эти таинства?
  - Ну, Вадик, ведь ты же врач. Произошло единственное таинство - это сеанс психотерапии. И поскольку врач, нет, два врача, ничего не поняли, можно смело сделать вывод - работа выполнена блестяще. Это же моя тема, я психотерапевт. А ты думал безмозглая блондинка с длинными ногами.
  -Ну, ты даешь! - только и осталось, что восхищенно произнести Вадиму.
  Вечером они любовались, здесь же, в ресторане Гуссейновым и Натальей. Те без устали танцевали. - Какая красивая пара получилась - сказала Инна. Наталья вся сияла.
  Потом, сидя за столиком, она сказала Инне
  -Там, в церкви перед иконою у меня было ощущение огня, словно какая-то оболочка сгорала и разваливалась, а потом ливень с меня смыл весь пепел, который остался. И так легко стало, как когда-то, в детстве и всё теперь просто и легко. Потом, когда она снова танцевала, Инна, глядя на неё, сказала Вадиму. - Надеюсь им не придет фантазия искупаться в море - май как никак. А то Гуссейнов наш только с виду мачо - здоровье слабенькое. И смешливые чертенята так и запрыгали в её умных глазах

© Copyright: Вениамин Ефимов, 2013

Регистрационный номер №0167149

от 1 ноября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0167149 выдан для произведения:
  Вадим летел на семинар главных врачей в Сочи. Шел май, и в Заполярье весна только робко напоминала о себе. Снег кое - где подтаял, да нахальные бакланы ворошились в ставших доступными мусорках. Зима надоела, и оказаться вот так неожиданно под тёплым солнышком было приятно. Поэтому он с нетерпением дожидался посадки и потом, с удовольствием, смотрел на зелень из окна такси.
  В фойе гостиницы было многолюдно. Вадим взял анкету и примостился на подоконнике, так как места за небольшим столиком были заняты. Через какое-то время он заметил в очереди у стойки администратора эффектную, черноволосую красавицу с великолепными точёными ножками. Она стояла спиной к нему, и лица рассмотреть не удавалось. Вадим заполнял анкету время, от времени поглядывая на женщину. Хотелось, чтобы лицо и грудь соответствовали тому, что было доступно взгляду. Очередь шла медленно. Вадим, закончив писать, встал позади красавицы. Теперь их разделяло только два человека, но она, как назло, опять стояла к нему спиной. Можно было оценить только холёную руку, в которой женщина держала документы, постукивая ими нетерпеливо по стойке. Наконец она повернулась, может быть, почувствовав взгляд, и Вадим обомлел. На него смотрела Наташа Малютина. Несколько лет тому назад они работали вместе цеховыми участковыми в бассейновой поликлинике. Наташа вела атомную группу судов, а Вадим управленцев. Оба были поражены встречей. Дело в том, что уволилась она после грандиозного скандала. Как - то она поехала в отпуск со своим любовником, капитаном атомохода. Они сняли частную квартиру в Хосте и чудесно проводили время. Утром загорали на пляже, потом отправлялись на какую - нибудь прогулку, обедали в хорошем ресторане, потом шли часок - другой поспать. А под вечер направлялись, куда глаза глядят. Бродили по улочкам Хосты или Сочи. А после прогулки с удовольствием ужинали, танцевали, иногда заходили в бар пропустить парочку рюмочек. Время шло беззаботно и стремительно. Им было хорошо вдвоем. Однажды после бара они приехали в Хосту на такси. Капитан слегка перепил и потащил свою подругу купаться ночью. На берегу не было ни души. Любовники совершенно голые долго купались в море, потом, подставив ноги волнам, лежали на берегу, любуясь ночным южным небом. Капитан показывал звезды и созвездия, интересно рассказывал о них. Потом, составив два топчана, улеглись на них и занялись любовью. В самый ответственный момент мужчина вдруг захрипел и всем своим тяжелым телом навалился на Наталью. С трудом, перевернув его, она поняла, что он умер. Сердцебиение и дыхание отсутствовали. Она около часа пыталась вернуть его к жизни. Делала искусственное дыхание и массаж сердца, но все усилия оказались тщетными. Тогда она упала рядом, но даже заплакать сил уже не было. До рассвета она оставалась с покойником, думая , что делать дальше, ведь у неё и у капитана дома были семьи, потом решительно натянула на него плавки, поцеловала в уже посиневшие губы и отправилась домой. Там она первым делом хлопнула пол стакана коньяка, собрала свои вещи и отправилась в аэропорт, откуда с большим трудом через Вологду, добралась до Мурманска. Отпуск закончился через несколько дней. Наталья вышла на работу. Нехорошие предчувствия мучили её по - прежнему, но всё было тихо. Она начала успокаиваться, когда её вызвали к главному врачу. Там в его кабинете она, к своему ужасу, увидела жену капитана. Немолодая уже баба обрушила на неё обвинение в том, что она убила её мужа и, не оказав ему помощи, сбежала.
  -И эта профура ещё врачом работает - орала разъярённая женщина.
  -Думаешь тебе, проститутка, это с рук сойдёт? Шиш тебе под нос.- И она продемонстрировала, вся как - то ехидно вывернувшись , фигу.
  -Я на тебя и в суд подам, если тебя твой мужик рогатый не зашибёт. Я уже у него, бедолаги, была, рассказала, кого он кормит. То - то он обрадовался.
  Слушать всё это дальше у Натальи сил уже не было, и она выбежала из кабинета.
  Но обманутая жена последовала за ней в коридор, продолжая выкрикивать проклятия и ругательства. То, что вокруг было полно народа, только раззадоривало её.. Тогда Вадим, привлеченный шумом скандала, выглянул из кабинета и попытался успокоить женщину, но, по-видимому, это было невозможно. Ему, правда, удалось затащить её в свой кабинет, Наталья воспользовалась этой секундной передышкой и улизнула домой. Но дома было не многим лучше. Там, как тигр в клетке, метался муж. Он накинулся на неё с кулаками и впервые в жизни ударил. Чуть позже, сидя у зеркала, и осматривая свой синяк, Наталья думала.
  -Это хорошо, что ударил, хоть отстал теперь, а то бы неделю ходил, ныл. Ей было слышно, что он заперся на кухне и звенел там бутылками. Через час будет храпеть. Водка действовала на него как снотворное.
  
  Меньше всего Наталье хотелось встретить знакомых по Мурманску, а тут, как на грех, во время регистрации в гостинице, она почувствовала, чей то взгляд и обернулась и увидела Вадима, мурманского своего коллегу. Она слышала, что он стал главным врачом, и даже допускала, что может его встретить, но оказалась совершенно к этому не готова. Они поздоровались, и Наталья сказала
   - Я подожду тебя, хочу парой слов перекинуться.
   Как только Вадим освободился, они поднялись на четвёртый этаж. Номера были рядом, но они зашли в начале к ней. Наталья положила чемодан на кровать, посмотрела на Вадима, потом сказала
  -Тебе годы только на пользу. Хорошо выглядишь. Ну что там в Мурманске? Не забыли меня, всё ещё наверно языки чешут?
   Глаза, при этом, у неё были такими жалкими, что сердце у Вадима сжалось.
  - Ты, Наташка, выглядишь вообще потрясающе. Я тебя не сразу узнал. Смотрю какая - то красавица стоит у стойки. Ещё минуточка и полез бы знакомиться. Ну, расскажи как ты?
  - Дай сигарету - попросила Наталья. Потом, закурив, с горечью проговорила
  - Не родись красивой, родись счастливой - это про меня. Я, после той кошмарной истории, сбежала к родным в Астрахань. Устроилась на работу. Вот теперь главным назначили.
  Живу бобылихой. Никто мне не нужен. Муж первое время каждую неделю приезжал.
  Предлагал начать всё снова. Простить сулился и не напоминать никогда.- Она выпустила струю дыма и разогнала его рукой.- Не понимает, что наше с ним прошлое, как этот дым,
  обратно в сигарету не затолкаешь. Даже вспоминать не хочу ничего. И тебя попросить хотела. Вадим обиделся
  - Да ты меня за кого принимаешь, Наташка?
  - Ну, вот и хорошо, я на тебя надеюсь. Не обижайся, пуганая ворона собственной тени боится. Вместо того, чтобы обрадоваться встрече, почувствовала прямо животный страх.
  У меня ведь, с тех пор, ни с одним мужиком ничего не было, не могу себя пересилить.
  Ну ладно, иди, устраивайся, увидимся ещё. Вадим пошёл обживать свой номер. Он принял душ, развесил одежду в шкафу. Через некоторое время появился его сосед, немолодой, но очень энергичный коллега из Питера. Сразу было видно, что человек он бывалый. Немедленно на столе появилась еда, маленькая, очень удобная, жаровня даже две турки. Не прошло и минуты, как в номере стало уютно и запахло свежесваренным кофе.
  
  На следующий день всех собрали в небольшом зале. Семинар открыл начальник отдела
  Министерства Гусейнов Борис Магометович. Курносый блондин не был похож на азербайджанца. Он был элегантен, прекрасно одет и мог сойти за любого европейца, но восточного в нём не было ничего. После перечисления тем и докладчиков он сообщил
  -Среди вас много новых людей, так что прийдем знакомиться. Ждите в гости
  
  После занятий Гусейнов обошёл все номера, здороваясь, как он говорил, поближе с каждым участником семинара.
  К Вадиму он заглянул уже под вечер. Компанию ему составляла приятная, голубоглазая блондинка лет тридцати. Он представил её, как помощника министра. Олега он знал, судя по всему давно. Они, во всяком случае, расцеловались, как старые знакомые. Гуссейнов, увидев закипающие турки, нагнулся и, втянув кофейный аромат, сказал
  - А мы вот с Инной Владимировной планировали тоже кофейку попить. Олег восторженно замахал руками
  - Сейчас всё организуем - и помчался в ресторан заказывать что - нибудь из закусок.
  - Ну что ж - Гуссейнов с интересом смотрел на Вадима - давайте познакомимся .
  Расскажите о себе. Вадим рассказал свою, в общем - то незатейливую, историю.
  -Был врачом, заведующим отделением, теперь вот назначили главным.
   - Вот, обрати внимание, Инна. Северяне, как их климат, суровы, лаконичны и сдержаны.Ни слова лишнего.
  - Краткость - сестра таланта - откликнулась женщина, оценивающе разглядывая Вадима.
  -Да, конечно, но тёща гонорара. Кстати ваша соседка слева, она ведь тоже когда - то работала в Мурманске? Вы знакомы?
  - Знакомы, в одной конторе работали.
  - Очень интересная женщина.
  -А скажите, Вадим, её удобно пригласить в нашу компанию. А то Инне Владимировне скучно будет с мужиками. Не возьмёте ли на себя эту миссию?
  Вадим с удовольствием отправился выполнять пожелание начальства. Всё же знакомое лицо, общаться будет проще. Он всегда немного терялся в присутствии высоких лиц. Наталья смутилась.
  -А я собиралась выспаться. Были они у меня только что. Гуссейнов этот, видно, отпетый бабник. Видно птицу по полёту. Ну, что скажешь? Может не пойти? Я же тебе говорила, боюсь всего, как пуганая ворона.
  -Да брось ты, Наташка! Переломы срастаются в десять раз быстрее под нагрузкой, чем в покое. А травмы душевные тем более. Клин надо вышибать клином.
  - Ну что ж, возможно ты прав. Иди, я приведу себя в порядок и тоже прийду.
  Из ресторана привезли еду и спиртное. Гуссейнов рассказывал о себе - Отец у меня азербайджанец, а мать русская. Такие браки когда - то были редкостью. И правильно, что их боялись. Почему? Да потому, что ничего хорошего в них нет. Вспомните Ленина. Сколько в нём намешано - и шведы и русские и евреи и чуваши. Дети метисы бывают красивы, но характер не приведи господь. В это время пришла Наташа. Гуссейнов моментально оживился. - Ну, проходите, дорогая гостя. А то у нас явная дискриминация по половому признаку прослеживается. Мы тут беседуем о том, кому на ком жениться не стоит. Мой папаша был партийным деятелем, что уже само по себе исключало наличие предрассудков, но не смог матушке простить того, что я родился блондином. Только по этой причине и разошёлся с нею. Я с ним познакомился в Баку, когда летел в Индию на работу. Представилась возможность несколько минут пообщаться. Так и не добился от него, почему он меня двухлетнего бросил. Только когда прощались , сказал
  - На своих жениться надо. Спрашиваю у него
  -- А кто мне свои? А он
  - Не знаю. Тебе виднее.
  - А у меня мать - немка - сказал Олег - тоже история не из простых.
  Отец - русак, воевал на фронте, а мать в трудармии срок отбывала. Как выжила не знаю.Она у меня маленькая и худенькая. А там какие работы? Бери больше, кидай дальше..
  - Ну что же, у нас тут интернационал вырисовывается - сказал Гуссейнов.
  - А вы, Наташа, свои корни знаете?
  - Ну, так до бабушек, пожалуй, знаю - все украинцы.
  -Конечно, конечно - подхватил Гуссейнов - чёрные брови, чёрные очи - пропел он - это так восхитительно. От вас так и веет теплыми вечерами Малороссии. Наталья улыбнулась.
  - Не знаю даже как это расценить?
  - Только как комплимент и никак иначе. Мне приходилось бывать в Полтаве.
   Помню эти украинские ночи, с запахом степи, стрёкотом цикад и чуть слышным ржанием лошадей, где-то далеко.
  -Очень поэтично. Я тоже в тех местах бывала - сказала Инна Владимировна.
  - Самогонка у них там хорошая. Никакое виски не сравнится. Они её горелыми сухарями очищают. А водку в деревнях до сих пор называют монополькой. Так вот
  монопольку никто не покупает, пылится в магазинах годами.
  -А что в Индии пьют? - спросил Олег.
  -Там вообще мало пьют. Есть у них самогонка своя - Коконат, вроде Чачи напиток -Гуссейнов поморщился - гадость редкая, ну ещё ром, по качеству напиток ещё хуже.
  Да и традиции такой - употреблять спиртное нет. Всё англичане завезли. Жгут какую-то травку и нюхают. А вообще за семь лет работы, одного пьяного увидел, да и тот нашим оказался. Инна улыбнулась Вадиму.
  -Вот у вас, в Заполярье, уж точно пьют побольше.
  - Не больше, чем в средней полосе. У меня родственники в Ельце живут, так там пьют крепко.
  - Вы, я смотрю, Вадим, что-то филоните - кивнула Инна на его стакан.
  -Он и филонит потому, что ты смотришь - усмехнулся Гуссейнов.
  -Что за ерунда! Начальники и подчинённые бывают только на работе.
  - Ну ко, давайте на брудершафт, скомандовала начальница подчинённому в свободное от работы время -опять прокомментировал Гуссейнов. Все рассмеялись, но Инна придвинулась к Вадиму. После того, как их стаканы опустели, женщина подставила для поцелуя губы. Вадим, едва касаясь, поцеловал её, но она с неожиданной силой привлекла его и впилась в губы, энергично орудуя языком.. - Для первого знакомства не плохо.- усмехнулся Гуссейнов - Ну что тут по сочинскому ящику? Может музыка какая - нибудь есть? Включили телевизор и нашли музыкальную программу.
  - Можно вас пригласить, Наташа?
  - Я даже не знаю, тут мне кажется тесно. Женщина немного была смущена.
  -Давай смелее - подтолкнул её Вадим. Несмотря на тесноту, парочка танцевала очень красиво. Высокий и стройный Гуссейнов двигался просто, с профессиональной уверенностью, обходя все преграды.
   -Ну, Вадим, а что же мы? Давай, вставай, пригласи даму.
  -Тут и без нас ступить негде.
  - Вот и не ступай, стой на одном месте.
  Инна обняла и прижалась всем телом так, что Вадим чувствовал её грудь, живот и ноги.
  -Видишь, как приятно - прошептала ему на ухо женщина.
  - Друзья! - сказал вдруг Гуссейнов - пойдемте, прогуляемся к морю.
  Лифт спустил их на первый этаж и они, не торопясь, направились к пляжу.
  Погода была великолепная. Тепло, но не жарко. С моря дул свежий бриз. Все уселись на топчаны. Волны неутомимо ударяли в прибрежную гальку, потом, с шорохом, убирались назад, чтобы через секунду возвратиться.
  - И вот так тысячи лет - сказала Инна - и после нас будет точно так же. Волнам наплевать есть мы, или нет, стареем или умираем. Гуссейнов продолжил
   -Верно, но меня больше занимает мысль о том, сколько людей вот так же размышляло об этом, стоя на берегу. Вот завтра начнется день, мы займёмся своими делами уверенные, что делаем что-то нужное. А это такая мелочь, такая бессмысленная суета. Впрочем, стенать об этом ещё мелочнее. Погуляли и пора в постельку. Завтра всем предстоит какая - никакая работа, надо выспаться. По дороге обратно в гостиницу, Инна держала Вадима под руку,
  - Ведь ни черта не делала, а устала. А как ты?
  - Отчего тут уставать - ответил Вадим.
  - Вот и замечательно, проводишь меня до номера. У входа в гостиницу Инна придержала спутника.
  - Пусть себе идут, не торопись. Они купили в киоске бутылку апельсинового сока и затем поднялись на второй этаж, где в люксах поселилось начальство. Две комнаты номера были обставлены, конечно, побогаче. Широкая двуспальная кровать выглядела многообещающе. Инна, проследив за его взглядом ,со смехом сообщила
  - И простынки шёлковые. Не соскользнёшь? Ладно, выясним, а пока пойдем, примем водные процедуры. Женщина выглядела замечательно и прекрасно об этом знала и совершенно не стеснялась своей наготы. -Давай я тебя помою. Знаю, дома - то спинку почухать некому . Ты ведь не женат, вернее разведён. Вадиму было не до того, чтобы расспрашивать, откуда у неё такие точные сведения, появилось занятие более срочное и приятное. В два часа ночи он вышел на лоджию. Было прохладно и пахло морем. Безлюдный пляж лежал перед ним, как на ладони. Он не сразу разглядел одинокую фигуру в чёрно-белом платье. Это была Наталья. Она, по - видимому, не ложилась, во всяком случае не переодевалась. Вадим тихонько оделся.
  - Ты куда, милый,- спросила его Инна.
  - Спи, скоро приду - она села на кровати
  -Что случилось?
  -Да Наташка одна на пляже торчит. Не знаю, что там у неё, но явно не морем любуется.
  - Ах ты, черт, может это Гуссейнов, старый кобель её обидел. Подожди я с тобой. Она накинула гостиничный махровый халат.
  
  Наталья сидела на пляжном лежаке, обняв руками коленки. Вадим с Инной подошли и специально, ещё издали, чтобы не напугать, окликнули её. Она обернулась к ним и они увидели, заплаканные глаза, полные отчаяния и тоски. Инна села рядом, обняв её за плечи, и спросила
  - Что случилось?
  - Да вот, хотела топиться, да духа не хватило.
  - С чего это? Что, Гуссейнов нахамил?
  - Да что вы, он сама предупредительность. Сомневаюсь, что он хоть одно грубое слово когда - нибудь произносил. Всё вот тут - и она постучала себя по лбу.
  - Это я ему нахамила, ещё хуже - истерику устроила. Мужик захотел поцеловать женщину, которая ему понравилась. Ну что такого, а меня переклинило. Наговорила ему всякой ерунды, пощёчину влепила. Стыдно и противно теперь.
  - Ну, скажи - обратилась она к Вадиму - я разве раньше такая была? Ведь меня дубиной по башке надо было садануть, чтобы из себя вывести.
  - Так, всё ясно.- Инна подняла её с топчана - сейчас пойдем ко мне, у меня заночуешь, утро вечера мудрее. Ничего особенного не произошло, уж ты поверь мне.
  
  
  Следующий день занятий прошел как обычно. Правда Наталья сидела рядом с Вадимом тихая и сонная. Инна тоже подрёмывала за столом на небольшой сцене. Во время перерыва она подошла и предупредила
  -После занятий не уходите, дождитесь меня.
  - Она хочет в церковь сходить - шепнула Наталья. -Зачем? - так же шёпотом спросил Вадим. - Я ей ночью всё рассказала. Говорит, надо в церковь. После окончания занятий втроём направились в церковь. На улице было душно, словно под стеклянным колпаком. Инна купила свечи и повела Наталью к одной из икон. - Ставь свечку и молись Марии Магдалине. В ней самой семь бесов сидело. Она знает, что это такое, поможет.Молись, как сумеешь, главное - не таи ничего, всё ей расскажи, поможет. Мы тебя оставляем одну, на улице будем ждать. На улице дул сильный ветер. Вадим огляделся и сообщил
  - Похоже будет ливень .
  - Вот и замечательно. Всё замечательно складывается.
  - Что складывается? - Да всё. И то, что она не выспалась, и истерика вчерашняя и ливень.
  - Что - то я тебя не пойму. - Потерпи, милый, сейчас всё увидишь - она положила голову ему на грудь и стояла так, закрыв глаза - какая у нас с тобой ночь была замечательная.
  - Правда - откликнулся Вадим - я тоже с утра об этом думаю.
  - Тебе со мной хорошо было?
  - Очень.
  - Вот мы сейчас покушаем, поспим и повторим всё. И ещё что - нибудь придумаем - промурлыкала она. Прогремел гром.
  - Ну, сейчас ливанёт, а у тебя даже зонтика нет.
  - А я не боюсь. Люблю грозу в начале мая . Смотри, вон и наша подопечная, ну что я тебе говорила. Наталья была бледна, но глаза и вправду были словно просветлённые каким- то внутренним светом. - Спасибо вам, особенно тебе, Инночка. Вы идите, не обижайтесь, мне нужно побыть одной.
  - Да, хорошо, хорошо. Встретимся позже - целуя её, сказала Инна. Дождь в это время разыгрался не на шутку. Пока добрались до гостиницы, одежду надо было уже выжимать. Сидя за столом в ресторане, Вадим, пытливо глядя на Инну, спросил
  -Ты что действительно веришь в Бога и во все эти таинства?
  - Ну, Вадик, ведь ты же врач. Произошло единственное таинство - это сеанс психотерапии. И поскольку врач, нет, два врача, ничего не поняли, можно смело сделать вывод - работа выполнена блестяще. Это же моя тема, я психотерапевт. А ты думал безмозглая блондинка с длинными ногами.
  -Ну, ты даешь! - только и осталось, что восхищенно произнести Вадиму.
  Вечером они любовались, здесь же, в ресторане Гуссейновым и Натальей. Те без устали танцевали. - Какая красивая пара получилась - сказала Инна. Наталья вся сияла.
  Потом, сидя за столиком, она сказала Инне
  -Там, в церкви перед иконою у меня было ощущение огня, словно какая-то оболочка сгорала и разваливалась, а потом ливень с меня смыл весь пепел, который остался. И так легко стало, как когда-то, в детстве и всё теперь просто и легко. Потом, когда она снова танцевала, Инна, глядя на неё, сказала Вадиму. - Надеюсь им не придет фантазия искупаться в море - май как никак. А то Гуссейнов наш только с виду мачо - здоровье слабенькое. И смешливые чертенята так и запрыгали в её умных глазах
Рейтинг: 0 145 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!