ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → Бесплодная смоковница

 

Бесплодная смоковница

7 апреля 2014 - Полина Ганжина
 Зима пришла в этом году по расписанию, проявив невиданную щедрость. Снег, столь редкий в этих краях, удивил живущих. Жемчужные хлопья внесли сумятицу в размеренный уклад жизни маленького городка.  Снег шёл,  не переставая, почти  сутки, засыпая всё несравненной белизной. Снежинки  выбелили  чёрную наготу земли, кутая теплом и даруя несравненную защиту.

        Пушистые хлопья, обгоняя друг друга, стремились занять своё место на убогом одеянии старика, стараясь игрой разбавить минор в его душе. Сутулясь, старик сидел на низеньком бордюре тротуара, запрокинув голову и закрыв глаза. Он сидел, не замечая снежной кутерьмы. Небеса, кружа искристые снежинки, лишь для него играли сегодня мелодию. Шёпот снежинок столь похожий на песнь небес нежно ласкал слух, даруя неподдельную искренность, без которой жизнь не имела бы смысла. Может, мелодия небес была нужна кому-то ещё, но суматошный мир был глух ко всему, что требовало  участия. Сонмище мужчин и женщин, случайно сталкиваясь друг с другом, спешно бежали вослед несбыточным желаньям и мечтам, старательно не обращая внимания на несущественные мелочи.

         Сегодня ничем не отличается от вчера, а  это хороший повод для праздника. Нет смысла ждать благодеяний или чудес. До праздника далеко, но можно его придумать. Надо выдумать праздник, чтобы душа улыбнулась. Улыбнувшись в душе, можно поверить в реальность абсурда. Люди говорят ложь чаще, чем правду, а небеса поют, не умея обманывать. Мелодия небес, которую подхватили снежинки, была тиха, но столь прекрасна, что старик всё сидел и сидел, наслаждаясь благостью бытия. 
 
      На небе появились первые любопытные звёзды, и старик вдруг очнулся. Он неуклюже поднялся с бордюра, поднял пустую шапку для подаяния. Кому нужна душа в заплатах?! Каждый думает о себе, но сегодня всё равно будет праздник. Ради первого снега, ради того, что жив. Иметь достоинство жить может позволить не каждый. Умереть успею, а сегодня жить надобно. По-другому не могу, да и не хочется. 

      Старик запахнул вытертое пальто и побрёл, припадая на больную левую ногу. Привычный путь сегодня получился длиннее обычного. Снег, запорошив дороги, сделал дорогу скользкой и вязкой. Старик брёл с блаженной улыбкой на устах, а прохожие рачительно обходили оборвыша стороной. Странные люди, - думал старик, неужели они думают, что мне нужно участие чёрных душ?! Я хочу жить, а для этого ничего не нужно, окромя желания. Созидать добро сложно, ибо стало не модным, но станет нужностью, без которой нельзя. Этот мир, устав от  мелочных целей, когда-нибудь осознает ценность души. Я не разочаровался в людях, но неистово хочется найти того, кому нужна была бы душа. Вытертая душа в прорехах и заплатках, аки моя шапка. Неприкаянная душа, повидавшая многое на земном пути.
 
        Словно услышав мысли, к старику осторожно и боязливо подошла дворняга. Она пошла по пятам за стариком, припадая на окровавленную левую ногу. Шерсть от прикосновения снежинок ещё сильней слиплась, и собака с трудом брела за прохожим, чьё невероятное тепло её так привлекло. Старик услышал сторонний шум за спиной и обернулся. Собака застыла на месте, страшась наказания. Но сгорбленный незнакомец  радушно произнёс:
- А я знал, что когда-нибудь ты найдёшься и придёшь!

       Если бы собака могла заговорить, она спросила бы, откуда старик её знает. Дворняга доверчиво заглянула в глаза старика, умоляя не прогонять, а потом подошла ближе. Старик сделал жест, собираясь потрепать собаку по загривку. Собака пугливо отпрыгнула.
- Глупенький, не бойся! Ты теперь мой Дружок. Пойдём домой.

      Дворняга на несколько секунд задумалась, а потом побрела вослед неуклюжему старику в вытертом одеянии. Так и пошли  два калеки: хромой сутулый старик в ветхом пальто и дворняга без шанса на жизнь, вызывая брезгливость и отвращение у случайных прохожих.

      Пустырь на окраине города давно собирались застроить коттеджами и особняками. Участки земли осенью были распределены между богатыми страждущими. Землевладельцы, ожидая весенней оттепели, заморозили стройки, водрузив вокруг частокол с колючей проволокой. И лишь небольшой участок земли, где проходила труба тепломагистрали, так и остался ничейным. Подле трубы, рачительно отдающей жар,  старик около года назад соорудил убежище из картонных и деревянных ящиков, куда и привёл четвероного друга. 
- Вдвоём теплее будет, ведь так?! Угощать особо нечем, но знакомство следует отметить. На,- сказал старик дворняге,  и протянул большую часть высохшего хлеба, найденного утром. 
Собака жадно набросилась на лакомство.
- Не торопись, - по-отечески вразумлял старик собаку. – Больше ничего нет, хотя, - он вдруг замолчал, а потом начал ходить вкруг, собирая пушистый снег. Стараниями и чаяньями старика спустя полчаса под кустом инжира появился пригорок из снега. 
- Сегодня у нас праздник, а украшение торжества что? – обратился старик к собаке и сам ответил:
- Пирог!

       Долго и старательно старик лепил пирог, добавляя снежных узоров на творении. Собака, не отрываясь, следила за каждым движением, пытаясь понять искристый блеск в глазах у старца, делающего нечто из грязной взвеси снега, земли и песка. До поздней ночи провозился старик с пирогом, и, лишь удовлетворившись результатом, прижал дворнягу к груди и молвил:
- Готово! Представь, что проснёмся завтра, а на его месте окажется вкусная буханка. Только представь, тогда и сны хорошие приснятся. В жизни много чудес, и бесплодная смоковница иногда приносит плоды…


                                                            ***


- Пожалуйста, примите меня. О вас ходят легенды. Знаю, что не привечаете журналистов, но я лишь студентка. Пожалуйста! – вновь взмолилась девушка в трубку телефона, совсем теряя надежду.
     Услышав утвердительный ответ на другом конце, она в  мгновение ока собралась. Боясь опоздать, девушка быстро доехала до знакомого адреса. Удивительный дом со странными обитателями, или, наоборот, странное жилище с удивительными жильцами. Хотя называть «домом» воистину дворец казалось ещё более неразумным. Многочисленные деревья, аккуратно подстриженные кусты, заботливо удобренные цветники и клумбы. Всё, буквально каждая мелочь была согрета любовью, теплом и вниманием.

       Сам дом величием напоминал  дворец, но не помпезный гротеск, уничижающий своим великолепием, а игрушечный замок, в котором живёт сказка. Дом походил на волшебное царство, в котором хотелось  остаться навсегда, вдыхая особый сладостный аромат гармонии и тепла.
       Вырезанные вручную деревянные лавочки и каменные статуэтки, вычурные беседки и фонтанчики дополняли идиллию уюта и безмятежности. То тут, то там сновали улыбчивые старики, которые добавляли новые штрихи  в то или иное творение. Говаривали, что в этот дом стекаются люди со всего света, а многие остаются, завороженные особой аурой тепла и благоденствия. Неизменной  частью становился каждый, побывавший здесь.

          Журналистка, ведомая указаниями живущих в доме,  быстро нашла комнату старика. Скромная мебель разительно отличалась от роскошного внутреннего убранства дома. Старик сидел с тростью в кресле, а дворняга лежала подле его ног.
- Присаживайтесь, - радушно предложил хозяин.- Только недолго, нам надо по делам.
- Что вы, что вы, - тут же отозвалась журналистка, - я на несколько минут. Я задам пару вопросов и уйду. Про ваши несметные богатства ходят легенды. Вы появились из ниоткуда год назад, и теперь все судачат только о вас.

 - Нечего мне о себе рассказывать. Нет никаких богатств. Воевал, был контужен. Пришёл с фронта и женился. Суженная рано умерла, так и не подарив детей. Однажды, выписавшись из больницы, я оказался на улице. Квартиру так и не смог вернуть, как и не смог восстановить документов. Жил на окраине города возле теплотрассы, - пересказывал события своей жизни старик.

       Журналистка сидела, не шелохнувшись, а из её глаз текли слёзы. 
- А наутро снег, столь редкий в наших краях, сошёл водой. И на месте искусственного лакомства оказался пакет с деньгами. Может,  кто обронил или схоронил богатство до времени. Мы пытались найти владельца, но чаянья не увенчались успехом. А потом мы с Дружком построили этот дом. Ведь сколь одиноких неприкаянных душ мыкаются по земле?! Всяк хочет любви. А деньги?! А деньги дадены лишь для того, чтобы осознать одну простую мирскую истину: всё, что имеет цену – слишком ничтожно, чтобы быть значимым. Ведь этот дом прекрасен не стенами, а душами. Эти старики, никому не нужные изгои превратили простые стены в рай, где отдыхает душа. Но нам надо идти, нас ждёт бесплодная смоковница, которой мы каждый день ходим на поклон.
   
      Старик поднялся с кресла, очнулась ото сна дремавшая в его ногах бродяга собака  и тут же завиляла  хвостом. Старец и четвероногий Дружок, прихрамывая, пошли вдаль, оставляя неизгладимые воспоминания о величии души. 
       Журналистка смотрела им вслед и жалела о том, что не она та самая бесплодная смоковница, которую старец ежедневно одаривает волшебной улыбкой.

© Copyright: Полина Ганжина, 2014

Регистрационный номер №0207301

от 7 апреля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0207301 выдан для произведения:  Зима пришла в этом году по расписанию, проявив невиданную щедрость. Снег, столь редкий в этих краях, удивил живущих. Жемчужные хлопья внесли сумятицу в размеренный уклад жизни маленького городка.  Снег шёл,  не переставая, почти  сутки, засыпая всё несравненной белизной. Снежинки  выбелили  чёрную наготу земли, кутая теплом и даруя несравненную защиту.

        Пушистые хлопья, обгоняя друг друга, стремились занять своё место на убогом одеянии старика, стараясь игрой разбавить минор в его душе. Сутулясь, старик сидел на низеньком бордюре тротуара, запрокинув голову и закрыв глаза. Он сидел, не замечая снежной кутерьмы. Небеса, кружа искристые снежинки, лишь для него играли сегодня мелодию. Шёпот снежинок столь похожий на песнь небес нежно ласкал слух, даруя неподдельную искренность, без которой жизнь не имела бы смысла. Может, мелодия небес была нужна кому-то ещё, но суматошный мир был глух ко всему, что требовало  участия. Сонмище мужчин и женщин, случайно сталкиваясь друг с другом, спешно бежали вослед несбыточным желаньям и мечтам, старательно не обращая внимания на несущественные мелочи.

         Сегодня ничем не отличается от вчера, а  это хороший повод для праздника. Нет смысла ждать благодеяний или чудес. До праздника далеко, но можно его придумать. Надо выдумать праздник, чтобы душа улыбнулась. Улыбнувшись в душе, можно поверить в реальность абсурда. Люди говорят ложь чаще, чем правду, а небеса поют, не умея обманывать. Мелодия небес, которую подхватили снежинки, была тиха, но столь прекрасна, что старик всё сидел и сидел, наслаждаясь благостью бытия. 
 
      На небе появились первые любопытные звёзды, и старик вдруг очнулся. Он неуклюже поднялся с бордюра, поднял пустую шапку для подаяния. Кому нужна душа в заплатах?! Каждый думает о себе, но сегодня всё равно будет праздник. Ради первого снега, ради того, что жив. Иметь достоинство жить может позволить не каждый. Умереть успею, а сегодня жить надобно. По-другому не могу, да и не хочется. 

      Старик запахнул вытертое пальто и побрёл, припадая на больную левую ногу. Привычный путь сегодня получился длиннее обычного. Снег, запорошив дороги, сделал дорогу скользкой и вязкой. Старик брёл с блаженной улыбкой на устах, а прохожие рачительно обходили оборвыша стороной. Странные люди, - думал старик, неужели они думают, что мне нужно участие чёрных душ?! Я хочу жить, а для этого ничего не нужно, окромя желания. Созидать добро сложно, ибо стало не модным, но станет нужностью, без которой нельзя. Этот мир, устав от  мелочных целей, когда-нибудь осознает ценность души. Я не разочаровался в людях, но неистово хочется найти того, кому нужна была бы душа. Вытертая душа в прорехах и заплатках, аки моя шапка. Неприкаянная душа, повидавшая многое на земном пути.
 
        Словно услышав мысли, к старику осторожно и боязливо подошла дворняга. Она пошла по пятам за стариком, припадая на окровавленную левую ногу. Шерсть от прикосновения снежинок ещё сильней слиплась, и собака с трудом брела за прохожим, чьё невероятное тепло её так привлекло. Старик услышал сторонний шум за спиной и обернулся. Собака застыла на месте, страшась наказания. Но сгорбленный незнакомец  радушно произнёс:
- А я знал, что когда-нибудь ты найдёшься и придёшь!

       Если бы собака могла заговорить, она спросила бы, откуда старик её знает. Дворняга доверчиво заглянула в глаза старика, умоляя не прогонять, а потом подошла ближе. Старик сделал жест, собираясь потрепать собаку по загривку. Собака пугливо отпрыгнула.
- Глупенький, не бойся! Ты теперь мой Дружок. Пойдём домой.

      Дворняга на несколько секунд задумалась, а потом побрела вослед неуклюжему старику в вытертом одеянии. Так и пошли  два калеки: хромой сутулый старик в ветхом пальто и дворняга без шанса на жизнь, вызывая брезгливость и отвращение у случайных прохожих.

      Пустырь на окраине города давно собирались застроить коттеджами и особняками. Участки земли осенью были распределены между богатыми страждущими. Землевладельцы, ожидая весенней оттепели, заморозили стройки, водрузив вокруг частокол с колючей проволокой. И лишь небольшой участок земли, где проходила труба тепломагистрали, так и остался ничейным. Подле трубы, рачительно отдающей жар,  старик около года назад соорудил убежище из картонных и деревянных ящиков, куда и привёл четвероного друга. 
- Вдвоём теплее будет, ведь так?! Угощать особо нечем, но знакомство следует отметить. На,- сказал старик дворняге,  и протянул большую часть высохшего хлеба, найденного утром. 
Собака жадно набросилась на лакомство.
- Не торопись, - по-отечески вразумлял старик собаку. – Больше ничего нет, хотя, - он вдруг замолчал, а потом начал ходить вкруг, собирая пушистый снег. Стараниями и чаяньями старика спустя полчаса под кустом инжира появился пригорок из снега. 
- Сегодня у нас праздник, а украшение торжества что? – обратился старик к собаке и сам ответил:
- Пирог!

       Долго и старательно старик лепил пирог, добавляя снежных узоров на творении. Собака, не отрываясь, следила за каждым движением, пытаясь понять искристый блеск в глазах у старца, делающего нечто из грязной взвеси снега, земли и песка. До поздней ночи провозился старик с пирогом, и, лишь удовлетворившись результатом, прижал дворнягу к груди и молвил:
- Готово! Представь, что проснёмся завтра, а на его месте окажется вкусная буханка. Только представь, тогда и сны хорошие приснятся. В жизни много чудес, и бесплодная смоковница иногда приносит плоды…


                                                            ***


- Пожалуйста, примите меня. О вас ходят легенды. Знаю, что не привечаете журналистов, но я лишь студентка. Пожалуйста! – вновь взмолилась девушка в трубку телефона, совсем теряя надежду.
     Услышав утвердительный ответ на другом конце, она в  мгновение ока собралась. Боясь опоздать, девушка быстро доехала до знакомого адреса. Удивительный дом со странными обитателями, или, наоборот, странное жилище с удивительными жильцами. Хотя называть «домом» воистину дворец казалось ещё более неразумным. Многочисленные деревья, аккуратно подстриженные кусты, заботливо удобренные цветники и клумбы. Всё, буквально каждая мелочь была согрета любовью, теплом и вниманием.

       Сам дом величием напоминал  дворец, но не помпезный гротеск, уничижающий своим великолепием, а игрушечный замок, в котором живёт сказка. Дом походил на волшебное царство, в котором хотелось  остаться навсегда, вдыхая особый сладостный аромат гармонии и тепла.
       Вырезанные вручную деревянные лавочки и каменные статуэтки, вычурные беседки и фонтанчики дополняли идиллию уюта и безмятежности. То тут, то там сновали улыбчивые старики, которые добавляли новые штрихи  в то или иное творение. Говаривали, что в этот дом стекаются люди со всего света, а многие остаются, завороженные особой аурой тепла и благоденствия. Неизменной  частью становился каждый, побывавший здесь.

          Журналистка, ведомая указаниями живущих в доме,  быстро нашла комнату старика. Скромная мебель разительно отличалась от роскошного внутреннего убранства дома. Старик сидел с тростью в кресле, а дворняга лежала подле его ног.
- Присаживайтесь, - радушно предложил хозяин.- Только недолго, нам надо по делам.
- Что вы, что вы, - тут же отозвалась журналистка, - я на несколько минут. Я задам пару вопросов и уйду. Про ваши несметные богатства ходят легенды. Вы появились из ниоткуда год назад, и теперь все судачат только о вас.

 - Нечего мне о себе рассказывать. Нет никаких богатств. Воевал, был контужен. Пришёл с фронта и женился. Суженная рано умерла, так и не подарив детей. Однажды, выписавшись из больницы, я оказался на улице. Квартиру так и не смог вернуть, как и не смог восстановить документов. Жил на окраине города возле теплотрассы, - пересказывал события своей жизни старик.

       Журналистка сидела, не шелохнувшись, а из её глаз текли слёзы. 
- А наутро снег, столь редкий в наших краях, сошёл водой. И на месте искусственного лакомства оказался пакет с деньгами. Может,  кто обронил или схоронил богатство до времени. Мы пытались найти владельца, но чаянья не увенчались успехом. А потом мы с Дружком построили этот дом. Ведь сколь одиноких неприкаянных душ мыкаются по земле?! Всяк хочет любви. А деньги?! А деньги дадены лишь для того, чтобы осознать одну простую мирскую истину: всё, что имеет цену – слишком ничтожно, чтобы быть значимым. Ведь этот дом прекрасен не стенами, а душами. Эти старики, никому не нужные изгои превратили простые стены в рай, где отдыхает душа. Но нам надо идти, нас ждёт бесплодная смоковница, которой мы каждый день ходим на поклон.
   
      Старик поднялся с кресла, очнулась ото сна дремавшая в его ногах бродяга собака  и тут же завиляла  хвостом. Старец и четвероногий Дружок, прихрамывая, пошли вдаль, оставляя неизгладимые воспоминания о величии души. 
       Журналистка смотрела им вслед и жалела о том, что не она та самая бесплодная смоковница, которую старец ежедневно одаривает волшебной улыбкой.
Рейтинг: +1 215 просмотров
Комментарии (2)
Серов Владимир # 7 апреля 2014 в 14:58 0


Поучительно!
Полина Ганжина # 7 апреля 2014 в 15:08 0
Очень трогательная фотография, будто Вы воочию видели эту историю....Спасибо!!! Я тронута и польщена.

С уважением, Полина.