Бася

1 ноября 2013 - Серов Владимир
article167168.jpg

 

Её принесли дочке Маше месячным котёнком. Жена сказала – страшная, как смертный грех!  Но я увидел в ней что-то нестандартное, и не ошибся.  Из разношерстного всклоченного испуганного комочка выросла гордая красивая кошка черепахового (так мне  сказали!) окраса, с умными глазами и прекрасными манерами.

 

Когда её привезли  в сад, она запряталась в даче и никак не выдавала своего присутствия.

Кошки в 30 раз по нюху чувствительнее собак, и ни одна никогда не притронется ни к одному предмету, пока его не обнюхает!

Так делала и Бася!

Где-то на 3-й день, освоив дачу, она, с опаской принюхиваясь, вышла на крыльцо. Эти, осторожные донельзя позы, незаконченные движением, я помню и сейчас. Она познавала окружающее пространство.  Осторожно, методично и навсегда! Через неделю, разогнав с воплями и погонями пришлых сородичей, она стала королевой сада.

 

У неё к каждому было своё отношение.

Жена и Бася друг друга игнорировали,  соблюдая, так называемый, «вооруженный до зубов нейтралитет». Когда  дочь Маша хотела её приласкать,  Бася непременно кусалась после нескольких минут сидения у неё на коленях. А вот младшая Анька могла делать с ней всё, что угодно! Их любимое развлечение называлось «гармошка»! Она брала кошку за обе передние и задние лапы и имитировала игру на гармони. Бася с невозмутимым видом свешивала вниз голову и жмурилась. От внучки она пряталась под мою кровать, но если всё же попадалась Насте в руки, то мученически терпела всё!

 

А мы друг друга уважали, не опускаясь до взаимных объятий, но имея друг друга ввиду.

Если она ночевала в даче, то день начинался так.

Где-то в половине 6-го у моего уха раздавалось краткое «МЯ!», и Бася уходила от кровати, не оглядываясь. Знала, что я непременно встану. И я вставал! Наливал свежую воду, менял корм и, если было надо,  наполнитель в кошачьем туалете, правда, это случалось нечасто.

После завтрака она любила поспать. Если было жарко, она ложилась под листьями ревеня,  что растёт под черешней. Там тень практически целый день. А на крыльце она любила спать или в моём кресле, или под ним.

 

К вечеру она активизировалась. Будучи очень прыгучей, она с разбегу прыгала на яблоню и, оттолкнувшись в одно касание от ствола, перелетала на крышу сарая, а потом переходила в другой сад, перепрыгнув на крышу туалета соседей.

Как правило, уходила она в ночь и возвращалась утром, часто с добычей.

Охотница от природы, она гонялась за всем, что двигалось – мухи, бабочки, пауки,  стрекозы, ящерицы, мыши, птички.

Частенько утром, открывая дверь дачи, я видел под ногами дохлую мышь или голову ящерицы. Хотелось материться, но вместо этого я хвалил сидящую рядом Басю, которая глядела куда-то вдаль, делая вид, что она здесь не причём. Но я знал, что она слышит мою похвалу – её выдавали подрагивающие ушки.

Когда я сидел на крыльце в кресле, она садилась рядом на перила, и мы вместе молчали,  созерцая природу. Иногда она тыкалась мне в ноги. Это означало, что надо почесать ей за ухом, а она благодарно замурчит.

 

Вечерами мы смотрели телевизор, каждый в своем кресле. Она любила фильмы про любовь. А стрелялки и страшилки – нет.  Тогда она ложилась на вторую сверху ступень лестницы  в мезонин и спала, свесив хвост.  Или просто сидела там, разглядывая меня.

Воду она не любила, и когда я поливал, держалась в сторонке. Порой, из чистого хулиганства, я направлял струю воды вверх с таким расчетом, чтобы она сверху падала на Басю. Та огромным прыжком отскакивала на безопасное расстояние, садилась и с укоризной, загнув кончик хвоста, смотрела на меня, как бы говоря: «Ну, ты и придурок!»

 

Во второй дачный сезон в начале июля Бася, как это бывало часто, ушла в ночь.  Около полуночи я вышел в сад, но её  не было. Что-то тревожное шевельнулось внутри.

Не пришла она и утром. Аня, гостившая у меня с подружкой, пыталась меня успокоить – мол, придёт, никуда не денется.

Но я УЖЕ  почувствовал, что она погибла.

Бася так и не вернулась.

Позже я понял, что случилось.

В тот год в овраге, что находится за нашими садами, появилась семья лисиц. А соседи говорили мне, что часто видят нашу кошку около оврага. Видимо, она там охотилась на мышей.

Встреча с лисом оказалась смертельной.

Надеюсь, что она попала в кошачий рай.

© Copyright: Серов Владимир, 2013

Регистрационный номер №0167168

от 1 ноября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0167168 выдан для произведения:

 

Её принесли дочке Маше месячным котёнком. Жена сказала – страшная, как смертный грех!  Но я увидел в ней что-то нестандартное, и не ошибся.  Из разношерстного всклоченного испуганного комочка выросла гордая красивая кошка черепахового (так мне  сказали!) окраса, с умными глазами и прекрасными манерами.

 

Когда её привезли  в сад, она запряталась в даче и никак не выдавала своего присутствия.

Кошки в 30 раз по нюху чувствительнее собак, и ни одна никогда не притронется ни к одному предмету, пока его не обнюхает!

Так делала и Бася!

Где-то на 3-й день, освоив дачу, она, с опаской принюхиваясь, вышла на крыльцо. Эти, осторожные донельзя позы, незаконченные движением, я помню и сейчас. Она познавала окружающее пространство.  Осторожно, методично и навсегда! Через неделю, разогнав с воплями и погонями пришлых сородичей, она стала королевой сада.

 

У неё к каждому было своё отношение.

Жена и Бася друг друга игнорировали,  соблюдая, так называемый, «вооруженный до зубов нейтралитет». Когда  дочь Маша хотела её приласкать,  Бася непременно кусалась после нескольких минут сидения у неё на коленях. А вот младшая Анька могла делать с ней всё, что угодно! Их любимое развлечение называлось «гармошка»! Она брала кошку за обе передние и задние лапы и имитировала игру на гармони. Бася с невозмутимым видом свешивала вниз голову и жмурилась. От внучки она пряталась под мою кровать, но если всё же попадалась Насте в руки, то мученически терпела всё!

 

А мы друг друга уважали, не опускаясь до взаимных объятий, но имея друг друга ввиду.

Если она ночевала в даче, то день начинался так.

Где-то в половине 6-го у моего уха раздавалось краткое «МЯ!», и Бася уходила от кровати, не оглядываясь. Знала, что я непременно встану. И я вставал! Наливал свежую воду, менял корм и, если было надо,  наполнитель в кошачьем туалете, правда, это случалось нечасто.

После завтрака она любила поспать. Если было жарко, она ложилась под листьями ревеня,  что растёт под черешней. Там тень практически целый день. А на крыльце она любила спать или в моём кресле, или под ним.

 

К вечеру она активизировалась. Будучи очень прыгучей, она с разбегу прыгала на яблоню и, оттолкнувшись в одно касание от ствола, перелетала на крышу сарая, а потом переходила в другой сад, перепрыгнув на крышу туалета соседей.

Как правило, уходила она в ночь и возвращалась утром, часто с добычей.

Охотница от природы, она гонялась за всем, что двигалось – мухи, бабочки, пауки,  стрекозы, ящерицы, мыши, птички.

Частенько утром, открывая дверь дачи, я видел под ногами дохлую мышь или голову ящерицы. Хотелось материться, но вместо этого я хвалил сидящую рядом Басю, которая глядела куда-то вдаль, делая вид, что она здесь не причём. Но я знал, что она слышит мою похвалу – её выдавали подрагивающие ушки.

Когда я сидел на крыльце в кресле, она садилась рядом на перила, и мы вместе молчали,  созерцая природу. Иногда она тыкалась мне в ноги. Это означало, что надо почесать ей за ухом, а она благодарно замурчит.

 

Вечерами мы смотрели телевизор, каждый в своем кресле. Она любила фильмы про любовь. А стрелялки и страшилки – нет.  Тогда она ложилась на вторую сверху ступень лестницы  в мезонин и спала, свесив хвост.  Или просто сидела там, разглядывая меня.

Воду она не любила, и когда я поливал, держалась в сторонке. Порой, из чистого хулиганства, я направлял струю воды вверх с таким расчетом, чтобы она сверху падала на Басю. Та огромным прыжком отскакивала на безопасное расстояние, садилась и с укоризной, загнув кончик хвоста, смотрела на меня, как бы говоря: «Ну, ты и придурок!»

 

Во второй дачный сезон в начале июля Бася, как это бывало часто, ушла в ночь.  Около полуночи я вышел в сад, но её  не было. Что-то тревожное шевельнулось внутри.

Не пришла она и утром. Аня, гостившая у меня с подружкой, пыталась меня успокоить – мол, придёт, никуда не денется.

Но я УЖЕ  почувствовал, что она погибла.

Бася так и не вернулась.

Позже я понял, что случилось.

В тот год в овраге, что находится за нашими садами, появилась семья лисиц. А соседи говорили мне, что часто видят нашу кошку около оврага. Видимо, она там охотилась на мышей.

Встреча с лисом оказалась смертельной.

Надеюсь, что она попала в кошачий рай.

Рейтинг: +4 180 просмотров
Комментарии (6)
Вениамин Ефимов # 2 ноября 2013 в 07:40 0
Поза, не законченная движением - это перл! С укоризной загнуть кончик хвоста, ещё краше. А переходила, прыгнув! А оттолкнуться в одно касание! Ай молодца!
Серов Владимир # 2 ноября 2013 в 08:03 0
Благодарю за отзыв!
Денис Маркелов # 2 ноября 2013 в 21:32 0
Прекрасный рассказ для натуралистического журнала
Серов Владимир # 2 ноября 2013 в 22:10 +1
Спасибо большое!
Иринка Биткина # 28 августа 2014 в 08:03 +1
Басю жалко
sad
Серов Владимир # 28 августа 2014 в 08:14 +1


Очень!