ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Банкирша и Неудачник. Часть вторая.

 

Банкирша и Неудачник. Часть вторая.

1 сентября 2014 - Татьяна Белая
article236422.jpg
С той поры прошло уже почти четыре месяца. Сестры частенько перезванивались, но Нина ни словом не обмолвилась о своих былых отношениях с Вершининым. Ирина ни о чем не догадывалась. Георгий сдержал слово, данное Николаю. Супруга оставалась в неведении.
 
Сегодня у Нинель Валерьяновны был законный выходной. Дама  стояла в задумчивости у окна, глядя на снегопад. Как много изменений произошло в её жизни за эти месяцы. Впервые за много лет Нина не видела выхода из создавшегося положения. Она – сильная, волевая женщина не могла прийти ни к какому решению. «Куда ни кинь, всюду клин».
 
Неожиданный звонок по городскому телефону прервал её горькие размышления.
-Иришка, ты откуда? – радостно воскликнула Нина, услышав голос сестры.
-Сюрприииз, - протянула Ирина. – Мы с Георгием в Москве. Если не возражаешь, приеду к тебе через часок. Все подробности с глазу на глаз.
-Господи! – выдохнула хозяйка. – Как же ты вовремя. Приезжай, жду!
 
Дамы сидели в зале. На столике рядом фрукты, конфеты, кофе.  Ирине сразу не понравился вид Нины. Несмотря на то, что сестра была очень оригинально и даже экстравагантно одета. Коротенькое белое платьишко, с замысловатыми бамбушками, и клетчатый пиджачок. Собственно, как обычно, когда она находилась вне офиса. Но в, то же время, лицо у неё было бледное и застывшее, как у мумии. На глазах неизменные очки.
 
-Нинуль, - пыталась расшевелить её Ирина. – Что ты такая угрюмая? В прихожей, смотрю, новые, веселенькие обои с цветочками. Сама вся из себя красивая. Почему ты очки не снимешь? И смотришь букой. Ну-ка, улыбнись. - Белокурая, симпатичная женщина сама приветливо улыбалась.

 
 
 

Но та лишь отмахнулась, объяснив это усталостью. Сказала, что в связи с новым назначением, работы у неё прибавилось. Пожаловалась на ухудшение зрения. Нина разлила в изящные чашечки кофе и, наконец, не выдержав,    нарочито беспечным тоном спросила:
 
-Как там наш гений поживает? Не женился ещё?
-Ой, не смеши меня, - улыбнулась сестра. – Такой, как Вершинин, никогда не женится. А поживает очень даже неплохо. Только недавно вернулся с закрытия выставки по городам Европы. Я тебе уже говорила, что выставка была не персональной, в составе других мастеров. Но Николая заметили. Его работы отмечены несколькими серьезными призами и дипломами. Кстати, он тоже в Москве. Вместе приехали.
 
Нина едва не вскочила от её слов, но сдержалась.
 
-Родителей навестить приехал? – как можно равнодушнее поинтересовалась она.
-Ну, и это, наверное, - пожала плечами сестра. – У них с Жорой ещё какие-то планы творческие в столице есть. Кстати, завтра все встречаемся в известном тебе кафе. Помнишь, в нашем старом доме? И никаких отказов не принимается. Мужчины хотят скромно отметить успех Николая.
-Нет, нет, - возразила Нина. – Я плохо выгляжу. Плохо себя чувствую. Празднуйте без меня.
-Нинель, ты меня прости, но мне кажется, с тобой что-то происходит. Может, поделишься? Все-таки мы не чужие люди. Ты всегда такая энергичная, бодрая, уверенная в себе. А сегодня, глянь-ка. Сестру встречаешь хмурая, угрюмая. У тебя, конечно, наряд очень красивый и дорогой, - насмешливо произнесла Ира. – Но, я же не мужчина, чтобы меня поражать своей одежкой. И вообще, подавленная какая-то, круги под глазами. Ты не заболела? – обеспокоенно поинтересовалась Ира.
-Можно сказать и так, - хмыкнула та. – Только моя болезнь не лечится.
-Как это не лечится!? – возмутилась собеседница. – Уж, какой страшный диагноз мне ставили. Я же тебе первой рассказала. Давай, колись.
-Диагноз у меня очень простой, - усмехнулась дама, вставая с кресла и подходя к окну. – Беременна я. И срок уже не маленький.
-Господи, Нинулька! Так это же здорово! Когда хоть мы с Жорой дождемся? – вздохнула Ира. – Погоди, - недоуменно нахмурилась она, - а от кого? От Сергея что ли? Это вы развелись, а ты беременной оказалась? Вот дает, твой муженек! Двоих деток на стороне наклепал. И тебя с «подарочком» оставил.
-Причем здесь Сергей? – тихо ответила Нина, возвращаясь к столу. – От Вершинина я беременна. От нашего «самородка». Творец оказался плодовитым, - усмехнулась она. 
 
Ирина некоторое время смотрела на сестру округлившимися глазами и не могла вымолвить ни слова. Затем, отглотнув из чашки, заикаясь, переспросила:
 
-Дда ттты что?? От Николая? – она даже помотала головой. - Не может быть! Господи, как он тебя уговорил-то? Вы же с первой минуты чуть ли не врагами стали.
-Можно сказать, молча, уговорил, - вновь горько усмехнулась Нина. – Вот так. Пришел, помурлыкал на ушко, погладил. Потом повалил на старую штору и овладел.
-Силой, что ли? – чуть ли не поперхнулась Ира, расплескивая на стол кофе.
-Какой силой? – хмыкнула та. - Я ему ещё и джинсы сама расстегнула.  Голову потеряла. С ума по нему сходила. Мы, считай, две недели друг от друга не отрывались.
-Ты меня убила, - никак не могла прийти в себя от такого признания, Ирина. - Нинель Полонская потеряла голову! - в изумлении вскинула она руки. - И что потом? Поссорились?
-Нет. Я просто сбежала и все, - устало ответила сестра, потирая виски. – Сбежала, пока он спал. Ничего Коле объяснять не стала. А тебе признаюсь. Я бежала не от Вершинина. От самой себя, можно сказать.
-Ну, ты даешь, - недоуменно пробормотала Ирина. – Вот, никогда от тебя такого не ожидала.  То-то Никола сам не свой был, когда мы вернулись. Пьянствовал с неделю. Причем, в гордом одиночестве. Потом отошел, - она аккуратно стерла со стола расплесканный кофе и продолжила: 
-Я Кольку хорошо знаю.  Уж кто-кто, он никак не алкаш. Нет, в компании посидеть любит. Попеть под гитару.  Побалдеть. Даже потанцевать. Кстати, ты знаешь, что Вершинин прекрасно танцует?
-Нет, - удивленно наклонила голову Нинель. – Даже не вижу его в вальсе или другом каком танце. Ха-ха-ха, - рассмеялась дама. – Трудно представить – неуклюжий жестянщик изображает сложное «па» из классического танго.
-Однако же, его неуклюжесть не помешала тебе понести от этого самого жестянщика, - иронично заметила сестрица. - Нин, да он что угодно изобразит. Правильно говорят - талантливый человек, талантлив во всем. Николай же в интеллигентной семье воспитывался. Сам рассказывал, что несколько лет бальными танцами занимался. Ещё в школе. Да, ты многого о нем не знаешь, - с укором добавила она. - Но, чтобы напиваться? – пожала Ира плечами. - Чего нет, того нет. А тут вдруг запил. Да ещё в одиночку.  Я ничего понять не могла. Жорка сказал, дескать, не лезь к нему. Я и не стала.
-А потом у него такой творческий взрыв был! Мой муженек  нарадоваться не мог. Интересно, Георгий знал о вашем романе?
-Понятия не имею. Я с той поры с Николаем ни разу не общалась.
-Так Вершинин и о твоей беременности не знает? – изумленно вскинула женщина брови.
-Откуда? Только моей маме известно.
 
Нина, наконец, чуть расслабилась и в подробностях рассказала сестре историю их отношений. Почему решила резко вернуться в Москву. Как пыталась вырвать творца из своего сердца. Как с ужасом узнала о беременности. Призналась, что об аборте мыслей не было. Но и, как жить дальше, не представляет. 
 
-Первое, что тебе срочно надо сделать –  сообщить обо всем  Николаю, - решительно заявила Ирина.  – Он отец ребенка и имеет право  знать!
-Ира, ну, как? Как ты себе это представляешь? – возбужденно воскликнула Нина, вновь вскакивая с места. Конечно, могу ему сказать:  «Коленька, извини, но я тут совершенно случайно оказалась от тебя чуть-чуть беременна. Не желаешь ли ты, в связи с этим, на мне жениться?», - потешно хлопая ресницами, шутливо произнесла женщина. - Я сама сбежала. САМА! – вновь напустила она на себя суровый вид. - Он за мной бросился в аэропорт. Я его видела и не подошла. А теперь какими глазами на него смотреть буду? Унижаться тоже не хочу. Может, ещё на колени перед ним встать? – развела она руками.
-Хочешь, я ему скажу? - предложила Ира. - Или намекну как-то? Безвыходных положений не бывает.
-Мне тоже так казалось, совсем недавно, - передернула дама плечами. – А теперь, все представления о жизни поменялись. С ног на голову перевернулись.
 
Нина какое-то время нервно ходила по комнате. Затем, присела рядом с сестрой, обняла, и из глаз покатились слезы.
 
-Первым моим потрясением, оказалась неожиданная встреча с Сергеем, - начала она тихим голосом. – Увидела его гуляющим со своей новой семьей. Мальчишка в коляске. Рядом женщина с девочкой. И они выглядели такими счастливыми. Его прямо распирало от гордости.
-И как тебе его подруга? Есть на что посмотреть?
-Да, вполне симпатичная бабенка. Не красавица, но и не страхалюжина. Я, конечно, по сравнению с ней царица, - иронично заметила женщина. – Думала, Сережка переживает, что так получилось. Что я его выгнала. Ничуть не бывало. Мы на улице говорить не стали. Он ко мне на следующий день приходил. И знаешь, что сказал?  
-??
-Попросил у меня прощения за все. Оказывается, никого раздела имущества ему не надо. Забрал ещё кое-какие свои вещи и все. Просил только об одном – оформить поскорей развод.   Я не удержалась и спросила: «Чем тебя, все-таки эта женщина привлекла?»
-И что Сергей?
-Он пояснил, что Татьяна работает вместе с ним. И полюбила его таким, какой он есть. А, может, это самое главное? – усмехнулась, Нина. -  Сергей, по его словам, ничего своей пассии не обещал. Она просто забеременела и родила двоих детей подряд. Не требуя развода со мной. Ещё заметил, что я, конечно, уникальная дама. Умная, красивая, хозяйственная и прочее. Но во мне нет главного. Я не умею терять голову. У меня все должно быть под контролем. «Ты никогда не сможешь броситься за любимым мужчиной с головой в омут. Да, тебе и любить-то, не дано. А она смогла. И я счастлив с ней и нашими ребятишками», - добавил уже совсем у двери.
 
Ирина слушала сестру, боясь пошевелиться. Но в душе осознавала, что Сергей, пожалуй, прав. Нина, по всей видимости, действительно влюблена в Вершинина. Но даже в этой ситуации с беременностью не может перешагнуть через свою гордыню. Не желает сделать шаг навстречу.
 
-Нинуля, я даже не знаю, что тебе сказать, что посоветовать? – задумчиво произнесла она. – Честно говоря, я вас рядом друг с другом вообще не представляю. Коля, конечно, человек своеобразный. Как говорится, себе на уме. Бывает излишне эмоциональным, вспыльчивым. Но, этому тоже есть объяснение. Вершинин – творческий человек. А  значит, не от мира сего.
-Неужели Николай у тебя ни разу обо мне не спрашивал? Как я живу? Развелась ли я с мужем? – поинтересовалась сестра.
-Нет, мы разговаривали о тебе, только при муже. А наедине про тебя он не спрашивал. Правда, если Гоша был в курсе ваших отношений, то возможно, что-нибудь ему говорил один на один про госпожу Полонскую.
-А ты не знаешь, есть у Николая сейчас отношения с женщиной? – заглядывая в глаза сестре, поинтересовалась Нина.
-Нам он никого не представлял, как невесту, - пожала та плечами. – А уж чем он там в своем доме занимается, мне не ведомо.
-Ну, как? – возмутилась Нина. – Вы в таком маленьком поселке живете. Все на виду.
-Да. Только не забывай, что у нас курортный поселок. В сезон народу тьма. Рядом пансионаты, санатории. Дамочек, желающих развлечься, тоже, хоть отбавляй. Истинный Рай для таких, как Вершинин. Ясное дело, что он не монах. Но, с кем, чего, когда? Знала я одну его подругу из ближайшего пансионата. Но это давно было. Быльем поросло. Сейчас понятия не имею. Он со мной своими похождениями и победами над женщинами не делится.
 
-Нина, давай честно, - резко продолжила Ирина, - ну, ты-то в Вершинина влюблена? Признайся.
-Я? – хмыкнула Нина. – Честно говоря, сама не знаю. Может быть, и так, - она отщипнула виноградинку от кисти и проглотила. – Чего только я не делала, чтобы вытравить этого творца из своей памяти. Даже медитировать научилась, - насмешливо призналась она.
-Господи, - всплеснула руками Ирина, - ты бы ещё к бабке сходила, чтобы отворот сделать.
-Ой, Иришка, - печально продолжила Нинель, - сейчас расскажу тебе случай. Обхохочешься надо мной.
-Сомневаюсь, - задумчиво произнесла сестра. - Ты ещё не начала, а мне уже не весело.
-Собрала я как-то совещание начальников отделов, которые курирую, - стала говорить Нина. – Вопрос обсуждали очень серьезный. Накуролесили мои подчиненные чего-то там. Я сижу вся из себя грозная, деловая, сосредоточенная. Брови домиком. И вдруг, почувствовала запах Колиного парфюма. Прямо резко в нос мне ударило. Я тогда ещё понятия не имела, что беременна. Сижу, принюхиваюсь. Все производственные мысли из головы моментом выскочили. Ни на чем сосредоточиться не могу.
-А сотрудники, наверняка ждут от тебя разноса, - улыбнулась гостья.
-Ну, да, - согласно кивнула Нина. – Знают, что провинились. Да ещё смотрят, их «фурия», то бишь, я, от злости аж ноздри раздула. А я просто понять не могу, от кого знакомый запах исходит? Короче, со своего места поднялась и, вроде как в гневе по кабинету вышагиваю. А сама воздух втягиваю.
-Представляю картинку, - рассмеялась Ира.
-Ага, - с улыбкой продолжила сестра. – Мне чего-то говорят, а я не слышу. Потом, поняла, наконец, где источник запаха. Положила этому «перцу»  руку на плечо и строго приказала: «Все свободны. А вы, Петрушенко, останьтесь».
-Прямо, Мюллер в юбке, - не могла успокоиться от смеха гостья.
-Ой, не говори, - тоже хмыкнула Нина. – А тот ничего не понимает. Думал, начальница сейчас его «козлом отпущения» за всех назначит. Давай, оправдываться. Чего-то бормочет. Пока я четко не спросила: «Каким одеколоном вы пользуетесь?» Он так затравленно на меня посмотрел и сказал название. Я записала и отпустила бедолагу восвояси.
-И что за парфюм?
-Да, вот, - ответила та, доставая из серванта коробочку. - Dior Homme Intense.
 
 
 
 
-Дорогой, зараза, - покачала она головой. – Ещё и не везде купишь. По интернету заказывать пришлось. Но, и это полбеды, - укоризненно произнесла женщина. – Я, когда заказ получила, на запястье побрызгала и чувствую, что-то не то с запахом.
-Правильно, - согласилась сестра. – Парфюмерия на разной коже по-разному пахнет. Это всем известно. 
-Нееет, - иронично заметила Нинель. – Дело даже не в этом. Я уже потом догадалась. Вершинин много курит. И в сочетании с никотином запах получается совершенно другой. Специфический, я бы сказала. И просто обалденный. На мой взгляд, это самый смелый и дерзкий аромат из трилогии Dior Homme.
-Ну, и что? Сама, что ли мужским парфюмом пользоваться стала?
-С ума сошла? – вытаращила глаза Нина. - Делать нечего. Купила мужскую сорочку. Пошла к приятельнице, у которой муж курильщик. Заставила Мишку два дня носить её и курить «Malboro», как Николай. Подруге запретила эту рубашку стирать, чтобы запах не пропал. - Она на минутку вышла в спальню и вернулась с сорочкой на плечиках. – Вот. Чувствуешь, аромат нашего творца?
-Да, похоже, - согласилась Ирина, потягивая носом. – И после таких манипуляций, ты ещё сомневаешься, любишь ли Колю?
-Иришка, - умоляюще простонала та, - не дави на больную мозоль. Именно после того случая, сходила к врачу и узнала, что действительно  беременна. Потому и обоняние у меня обострилось. Но мне точно известно, что за эти месяцы Никола бывал в Москве не один раз. Георгий по телефону говорил. И ни разу ко мне Вершинин не явился, не позвонил. Значит, не нужна я ему. Что, я навязываться буду? – возмущенно произнесла женщина. – Не нищенка. Сама ребенка подниму.
-Ну, как знаешь, - махнула рукой Ирина и поднялась. – Пойду домой. Жорик, наверное, меня уже потерял. Так тебя ждать завтра в кафе?
-Я сказала, нет, значит, нет, - решительно заявила Нина. – Надо ему будет, Николай сам ко мне придет. Ещё подумаю, пускать ли? И вот ещё что, - добавила, она, стоя уже возле двери, - никому, даже супругу, ни слова о моем положении. Поняла?
-Ну, и дура, - вздохнула Ира и вышла.
 
Проводив сестру, женщина подошла к столику, открыла изящную шкатулку и достала заколку для волос. Это был подарок Николая. Незамысловатое такое простенькое изделие. Он сделал её, почти что у Нины на глазах. Даже вставил туда несколько камушков. Стержень  заколки был очень длинным и острым. Коля пошутил, что в случае чего, её можно использовать, как средство самозащиты. Но, украшение не из драгоценного металла, да ещё, не понятно, с какими камнями, было не для дамы её статуса. Нина хранила заколку, как память.
 
 
 
 

 
Потом она разделась и подошла к зеркалу, критически рассматривая свою фигуру. Никаких особых изменений пока не наблюдалось. Нина даже попробовала надуть животик. Представить, какой она потом станет. Получалось слабо. Плод был ещё слишком мал. Хотя, доктор сказал, что вскоре надо ждать первого шевеления. Женщина вздохнула, натянула на себя белые шортики, майку и направилась, было, спать. Но, передумала и решила помедитировать. Уселась в нужную позу и попыталась сосредоточиться.
 
 
 
 
 
 
 
 

Однако, войти в транс не удавалось. Разговор с Ириной блокировал все другие мысли.
 
Воспоминания нахлынули без спросу. Как же ей было тогда хорошо. Николай оказался удивительным собеседником. И очень начитанным. Сказал, что в доме у родителей огромная библиотека. Но больше всего Нину удивляло, сколько он успел пережить за годы странствий по стране. Где только не приходилось обитать. Даже с бомжами в подвале. Поэтому, когда она поинтересовалась, почему до сих пор не женат, высказал свою жизненную позицию. Дескать, это совершенно ему не подходит. Сейчас у него неплохой достаток. И его это устраивает. Но жизнь художника непредсказуема. Он может вновь оказаться не у дел. А семью, детей надо содержать. Ну, где-то так.
 
Однажды Нина в шутку поинтересовалась, что бы Коля предпочел иметь? Славу или деньги. Он расхохотался и ответил – славу с деньгами. Но потом признался, что, в первую очередь, предпочел бы славу. Во всяком случае,  хотя бы, признание.
 
Осознав, наконец, что сегодня не совсем подходящий день для духовного очищения, Нина отправилась в кровать. Но, и сон никак не шел. Измученная грустными мыслями, через некоторое время вскочила, сорвала с вешалки рубашку и, скомкав, уложила её рядом с собой. Женщина вдыхала родной запах и  тихонечко шептала: «Быстро же ты меня забыл. Загордился. Добился своего признания? Ну, и ладно. И без тебя проживем. Плакать не будем».
Ей и невдомек было, что в это же время, на другом краю Москвы, в своей кровати никак не мог уснуть мастер художественной ковки Николай Вершинин. Если бы Нина только знала, сколько раз за эти месяцы он набирал и сбрасывал  номер знакомого телефона. Сколько безумных любовных признаний сделал, глядя на свои рисунки любимой женщины. Коля не любил смотреть на фотографии Нины. Считал, что они не передают её сути. Снова и снова рисовал карандашом её портрет. Он помнил наизусть  каждую черточку на лице своей богини. Каждый изгиб её тела.
 
Этим вечером его расстроил, вернее даже, взбесил разговор с родителями. Сын не баловал стариков своими визитами. Приезжал редко, да и гостил не долго. Рассказывал им о чем угодно, только не о планах в личной жизни. Но сегодня за ужином, мать была особенно настойчива:
 
-Коленька, - обратилась она к нему, стараясь глядеть прямо в глаза, - мы с папой очень рады твоим успехам в творчестве. С детства знали, что ты у нас самый, самый. Только вот.., - она осеклась под суровым взглядом мужа и замолчала.
-Только что? – вопросительно посмотрел на неё сын, с удовольствием уплетая домашние котлетки.
-Когда уж ты невестку в дом приведешь? Долго ли нам осталось той жизни? Так хотелось бы внучонка на руках покачать.
-Ма, - недовольно скривился Николай, - ну, не пригоден я для семейной жизни. Да, и кому я нужен? Тоже не первой молодости. И лицом не вышел. Хорошие девушки принцев на белом коне ждут.
-Ой, - с улыбкой погладила мать сыночка по руке, - а чем ты у нас не принц? Вон, какой ладненький. Умный, талантливый.
-Скажешь тоже, - усмехнулся тот. – Невестам богатых женихов надо, а не талантливых.
-Ну, уж, - отмахнулась женщина, - ты плохо зарабатываешь что ли? Возьми скромную, тихую, покорную. Чтобы детей рожала. Любила тебя, ценила.
-Оййй, – рассмеялся тот, - скромную и покорную? Мне такие не нравятся.
-Ладно, мать, - ворчливо перебил её супруг, - чего ты к нему пристала? Мало мы горюшка с ним хлебнули? Пусть живет, как хочет. Перекати поле. Сегодня здесь, завтра там. Ему безделушки свои дороже и родителей, и детей. Не захотел нормальную профессию получить. Вот и болтается, как г…но в проруби.
 
Отец до сих пор не мог смириться с творческой работой сына. А, потому отношения между ними так и остались натянутыми. Николай в раздражении отодвинул тарелку и резко вышел из кухни, не желая продолжать опостылевший за много лет спор. Он и не догадывался, что в душе Алексей Иванович гордится достижениями Николая. Во дворе на лавочке не раз показывал соседям цветные фотографии с его изделиями и заслуженными призами. Демонстрировал дипломы сына. Хвастался. Но, сыну вида не показывал. Упрямый был старик. Да и Коля то характером в него. Яблоко от яблони…
 
Сидя в своей комнате, он так и не мог решить – стоит или нет позвонить Нине и пригласить её в кафе. Со слов Георгия знал, что она развелась с мужем. Но, за это время у такой красивой женщины мог появиться кто-нибудь другой. Вершинин в этом почти был уверен. Творец мучился сомнениями и жуткой ревностью. Она сбежала из его постели. Ничего не объяснила. Пойти первым на примирение мужчине не позволяла та же пресловутая гордыня. Честно говоря, Николай долго надеялся, что Нина все-таки позвонит ему сама. Хоть  что-то скажет в свое оправдание. Но сейчас с ужасом сознавал, что его признания могут оказаться уже слишком запоздалыми. Спрашивать у Ирины о сестре он не решался. А Гоген уверял, что ничего об её личной жизни не знает.
*
Вернувшись домой, Ирина, не смотря на запрет сестры, строго глядя на мужа спросила:
-Георгий, ты знал о романе Нины с Вершининым?
-Конечно, знал. Но он просил тебе об этом не рассказывать, - Гоша  обнял жену и виновато потерся об её плечо щекой. - Раз тебе сестра о своей связи с Колей не сказала. Почему я-то должен чужую тайну выдавать? Кстати, как она там поживает? Ухажеров, наверное,  тьма.
-Про ухажеров ничего не знаю, - хмыкнула Ира. – А вот ребенка от Вершинина она ждет.
-Иди ты! – изумленно воскликнул Гоген. – Вот это новость. Значит, на свадьбе погуляем.
-Ага, счазз, - язвительно ответила женщина. - Она и говорить ему о ребенке не хочет. И в кафе завтра не придет.  Колька мог бы и сам даме позвонить. Или он о Нине и думать забыл? – вопросительно глянула она на супруга.
-Скажешь тоже, забыл, - по-доброму усмехнулся муж. – Да, Колян предложение делать Нине приехал. Мне так каатся, - шутливо произнес он.
-Это Коля тебе сказал?
-Да, нет, - покачал тот головой. – Хотя, - Гоген на секунду задумался, - думаю, Никола и сам об этом ещё не знает.
-Как это? – недоуменно уставилась на него Ирина.
-А так. Если Вершинин не сделает этого сейчас, то не женится уже НИ-КОГ-ДА, - уверенно, по слогам произнес Георгий. – А взять в жены наш гений может только такую женщину, как госпожа Полонская.
-Но, они же абсолютно разные, - возразила женщина. – И совершенно не подходят друг другу. С чего ты взял?
-По законам физики, разноименные заряды притягиваются. Они уже так прилипли один к другому, что не разольешь. Но, оба об этом, вряд ли пока догадываются. – Гоген с любовью смотрел на супругу, хитро улыбался и гладил её руки. – Единственно, что мешает этим людям окончательно соединиться - чрезмерная гордыня, уверенность в своей неповторимости и запредельное упрямство. Что характерно и для того, и для другого. Но, - развел он руками, - как говорится, от судьбы не уйдешь.
-Ты так думаешь?
-Даже не сомневайся, - шепнул он ей на ушко и поцеловал свою Иришку. – Николай – натура творческая. Ему «серая мышка» в подруги жизни никак не годится. Вершинину постоянно нужен источник вдохновения. С обыкновенной, даже очень порядочной и любящей его женщиной, он быстро заскучает. Это погубит его талант.  Художнику необходимы всплески эмоций. Как положительных, так и отрицательных. Нинулю он будет всю жизнь ревновать, сомневаться, восхищаться, любить и ненавидеть одновременно.
-А ненавидеть то за что? Думаешь, она станет ему изменять?
-Это, вряд ли, - с сомнением произнес Гоген. - Но, госпожа Полонская  женщина тоже своенравная и непредсказуемая. Никогда не покорится окончательно и всегда будет в окружении поклонников.  Даже, если родит ему кучу детей, станет продолжать делать карьеру. Достигнет больших высот в своей сфере деятельности. И это подстегнет Николая к совершенству в творчестве. Она не даст ему заскучать.
-Ты прямо у меня провидец и философ, - усмехнулась Ирина. – Все по полочкам разложил.
-А, вот посмотришь, - лукаво подмигнул тот. – Только ты держи язык за зубами. Не вздумай даже намекнуть Кольке на её беременность. Сами разберутся. Не маленькие.
*
 
Кафе, в котором друзья на следующий день должны были встретиться, располагалось на первом этаже старой пятиэтажки. Это заведение в свое время купил Георгий и подарил родителям жены, давно проживающим в том же доме. Чтобы пенсионеры не скучали и имели дополнительный доход. Зал был небольшим, но по-домашнему уютным. Маленькие круглые столики, покрытие белыми скатертями. Никакого модерна в интерьере. Музыкой заведовал бармен за стойкой.
 
Эта точка стала излюбленным местом отдыха обитателей района. Главное, что цены в кафе были достаточно умеренными для Москвы. Здесь справляли, как скромные свадьбы, так и грустные поминки. В тот вечер посетителей оказалось совсем мало. Георгий, Ирина и Николай расположились за накрытым столиком и дожидались прихода Нины.
 
Николай поглядывал на часы и явно нервничал. Творец был в строгом черном костюме и при галстуке, который его безумно раздражал. Ирина с насмешкой глянула на Вершинина и спросила:
 
-Ты чего, дергаешься-то? Я же тебе сказала, что она не собиралась сюда. Мог бы и сам позвонить, если хочешь её увидеть.
-Да, как-то неудобно навязываться, - ответил тот. – Может, Нинель Валерьяновна занята. Она же деловая женщина.
-Ну, да, - согласно кивнула Ира. – Нина, кстати, ещё и свободная дама теперь. Вдруг, у неё свидание в данный момент.
-Действительно, - вмешался Георгий. – Давайте, не будем никого ждать и приступим к трапезе. Нина сможет и позднее присоединиться к нам.
-Правильно, - с удовольствием придвинула к себе тарелку с салатом его супруга. – В конце концов, она ведь может и с кавалером прийти. Свои люди. Вот, и познакомимся, - лукаво добавила женщина, краем глаза наблюдая за реакцией Николая.
 
Ирина с удовлетворением заметила, что Вершинина аж передернуло от такого предположения. Она заводила художника специально, чтобы понять, насколько сильно ему хочется увидеть сестру.
 
-А мне почему-то кажется, что она уже в пути, - задумчиво произнес Николай. – Вот, прямо чувствую, что сейчас появится.
-Надо же, - усмехнулась дама. – Какие мы чувствительные. С чего бы это?
 
Однако, художник оказался прав. Буквально через минуту, в дверях кафе возникла дама в шикарной, длинной шубе. Она внимательно осматривала зал. Вершинин сорвался с места и подскочил к Нине. Поздоровался, помог ей раздеться. И даже попытался поцеловать в щечку. Но, женщина недоуменно глянула на него и увернулась.
 
Скинув шубу, Нина оказалась в длинном безрукавном черном платье. В ушах маленькие сережки. Её богатые волосы были уложены в прическу, которую поддерживала знакомая до боли заколка. Увидев, которую, Вершинин счел это добрым знаком. Но, даже в таком скромном одеянии, это была королева. С гордой осанкой и величественной поступью. Она поблагодарила мужчину за помощь, и они проследовали к столику.
 
-Честно говоря, - бросила Нинель на ходу, - я тебя не сразу узнала. Где твоя борода?
-А, расстался, по случаю, - небрежно ответил тот. – Надо же менять имидж, время от времени.
-Конечно, - согласно кивнула дама, присаживаясь на стул, - главное, сути своей при этом не лишиться.
 
Но, вот что интересно. Даже, будучи чисто выбритым, в строгом фирменном костюме и галстуке, Вершинин оставался легкомысленным художником.  Ну, не было в нем какого-то лоска. Чувствовалось, что в таком одеянии, Николай не в своей тарелке.
 
Как только они присели к столу, Георгий наполнил фужеры шампанским и провозгласил тост за успехи восходящей звезды. Нинель подняла бокал вместе со всеми, чокнулась, поднесла ко рту, но не сделала, ни одного глотка. Виновник торжества, конечно же, заметил это и недоуменно спросил:
 
-Ты не хочешь выпить за мой успех?
-Нет, я от всей души желаю тебе всяческих побед на твоем поприще. Но, извини, с некоторых пор совершенно не пью, - с милой улыбкой сказала та, ставя фужер на стол.
 
Сапракисы, чтобы не мешать их разговору, сделали вид, что заняты решением каких-то своих проблем. О чем-то тихонько переговаривались, почти отвернувшись от Коли с Ниной. А тот просто не мог оторвать зачарованного взгляда от своей богини.
 
-Никола, что ты меня гипнотизируешь? – несколько смущенно произнесла Полонская. – Я изменилась? Постарела?
-Постарела? – изумленно вскинул он брови. – Я просто любуюсь на тебя. Но, изменилась, да. Стала ещё прекраснее. У тебя взгляд совершенно другой. Пытаюсь понять, с чем это связано?
-Может, потому, что я без очков?
-Нет, - возразил Николай. – В твоих глазах какой-то внутренний свет появился. Уж, я-то видел тебя и без очков, и без одежды, - лукаво заметил он.
-Ну, тебе видней, - пожала плечами женщина. И в это время заиграл её мобильный телефон. Дама извинилась и отошла, чтобы переговорить.
 
-Чего такой грустный-то? – иронично поинтересовалась супруга Гоши. – Как на похоронах сидишь.
-Да, вот, Нина за меня даже выпить не захотела.
-О, Господи, Вершинин! - возмущенно воскликнула та. – Какой же ты валенок. Не понимаешь, почему женщина, вдруг, отказывается от спиртного? – И тут же замолкла, получив легкий укол локтем от мужа.
 
Николай растерянно глянул на Нинину сестру и почувствовал, что его бросило в жар. Он даже снял пиджак, повесил его на спинку стула и резким движением сорвал с себя ненавистный галстук. Его вдруг осенило. Конечно, он опоздал. У его дамы сердца кто-то есть. И она даже, по всей вероятности, беременна! Он наблюдал за весело болтающей по трубке женщиной и чувствовал, что пол уходит из-под ног. В глазах читалось отчаяние.
 
Поймав его взгляд, Ирина поняла, что художник сгорает от ревности. Видимо, он догадался, что сестра в положении. Но не знает от кого?  Она встала со стула, быстро подошла к стойке и начала шептать что-то на ухо бармену. Тот согласно кивнул головой и повернулся к проигрывателю.
 
Через минуту в зале раздались звуки музыки. Нина уже сидела на своем месте, когда Ирина вернулась.
 
-Ребята, - обратилась она к друзьям, - может, вы потанцуете? Это совершенно новая песня. Уверена, вам понравится.
 
Вершинин пожал плечами, а Нина неожиданно согласилась и встала. Музыка оказалась в стиле танго. «Вот, сейчас я и проверю, какой ты танцор?» – подумала женщина. Николай немного помедлил, но тоже поднялся и протянул ей руку.
 
                                                                              (Окончание следует)
 
 
 

© Copyright: Татьяна Белая, 2014

Регистрационный номер №0236422

от 1 сентября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0236422 выдан для произведения: С той поры прошло уже почти четыре месяца. Сестры частенько перезванивались, но Нина ни словом не обмолвилась о своих былых отношениях с Вершининым. Ирина ни о чем не догадывалась. Георгий сдержал слово, данное Николаю. Супруга оставалась в неведении.
 
Сегодня у Нинель Валерьяновны был законный выходной. Дама  стояла в задумчивости у окна, глядя на снегопад. Как много изменений произошло в её жизни за эти месяцы. Впервые за много лет Нина не видела выхода из создавшегося положения. Она – сильная, волевая женщина не могла прийти ни к какому решению. «Куда ни кинь, всюду клин».
 
Неожиданный звонок по городскому телефону прервал её горькие размышления.
-Иришка, ты откуда? – радостно воскликнула Нина, услышав голос сестры.
-Сюрприииз, - протянула Ирина. – Мы с Георгием в Москве. Если не возражаешь, приеду к тебе через часок. Все подробности с глазу на глаз.
-Господи! – выдохнула хозяйка. – Как же ты вовремя. Приезжай, жду!
 
Дамы сидели в зале. На столике рядом фрукты, конфеты, кофе.  Ирине сразу не понравился вид Нины. Несмотря на то, что сестра была очень оригинально и даже экстравагантно одета. Коротенькое белое платьишко, с замысловатыми бамбушками, и клетчатый пиджачок. Собственно, как обычно, когда она находилась вне офиса. Но в, то же время, лицо у неё было бледное и застывшее, как у мумии. На глазах неизменные очки.
 
-Нинуль, - пыталась расшевелить её Ирина. – Что ты такая угрюмая? В прихожей, смотрю, новые, веселенькие обои с цветочками. Сама вся из себя красивая. Почему ты очки не снимешь? И смотришь букой. Ну-ка, улыбнись. Белокура, симпатичная женщина сама приветливо улыбалась.
 

Но та лишь отмахнулась, объяснив это усталостью. Сказала, что в связи с новым назначением, работы у неё прибавилось. Пожаловалась на ухудшение зрения. Нина разлила в изящные чашечки кофе и, наконец, не выдержав,    нарочито беспечным тоном спросила:
 
-Как там наш гений поживает? Не женился ещё?
-Ой, не смеши меня, - улыбнулась сестра. – Такой, как Вершинин, никогда не женится. А поживает очень даже неплохо. Только недавно вернулся с закрытия выставки по городам Европы. Я тебе уже говорила, что выставка была не персональной, в составе других мастеров. Но Николая заметили. Его работы отмечены несколькими серьезными призами и дипломами. Кстати, он тоже в Москве. Вместе приехали.
 
Нина едва не вскочила от её слов, но сдержалась.
 
-Родителей навестить приехал? – как можно равнодушнее поинтересовалась она.
-Ну, и это, наверное, - пожала плечами сестра. – У них с Жорой ещё какие-то планы творческие в столице есть. Кстати, завтра все встречаемся в известном тебе кафе. Помнишь, в нашем старом доме? И никаких отказов не принимается. Мужчины хотят скромно отметить успех Николая.
-Нет, нет, - возразила Нина. – Я плохо выгляжу. Плохо себя чувствую. Празднуйте без меня.
-Нинель, ты меня прости, но мне кажется, с тобой что-то происходит. Может, поделишься? Все-таки мы не чужие люди. Ты всегда такая энергичная, бодрая, уверенная в себе. А сегодня, глянь-ка. Сестру встречаешь хмурая, угрюмая. У тебя, конечно, наряд очень красивый и дорогой, - насмешливо произнесла Ира. – Но, я же не мужчина, чтобы меня поражать своей одежкой. И вообще, подавленная какая-то, круги под глазами. Ты не заболела? – обеспокоенно поинтересовалась Ира.
-Можно сказать и так, - хмыкнула та. – Только моя болезнь не лечится.
-Как это не лечится!? – возмутилась собеседница. – Уж, какой страшный диагноз мне ставили. Я же тебе первой рассказала. Давай, колись.
-Диагноз у меня очень простой, - усмехнулась дама, вставая с кресла и подходя к окну. – Беременна я. И срок уже не маленький.
-Господи, Нинулька! Так это же здорово! Когда хоть мы с Жорой дождемся? – вздохнула Ира. – Погоди, - недоуменно нахмурилась она, - а от кого? От Сергея что ли? Это вы развелись, а ты беременной оказалась? Вот дает, твой муженек! Двоих деток на стороне наклепал. И тебя с «подарочком» оставил.
-Причем здесь Сергей? – тихо ответила Нина, возвращаясь к столу. – От Вершинина я беременна. От нашего «самородка». Творец оказался плодовитым, - усмехнулась она. 
 
Ирина некоторое время смотрела на сестру округлившимися глазами и не могла вымолвить ни слова. Затем, отглотнув из чашки, заикаясь, переспросила:
 
-Дда ттты что?? От Николая? – она даже помотала головой. - Не может быть! Господи, как он тебя уговорил-то? Вы же с первой минуты чуть ли не врагами стали.
-Можно сказать, молча, уговорил, - вновь горько усмехнулась Нина. – Вот так. Пришел, помурлыкал на ушко, погладил. Потом повалил на старую штору и овладел.
-Силой, что ли? – чуть ли не поперхнулась Ира, расплескивая на стол кофе.
-Какой силой? – хмыкнула та. - Я ему ещё и джинсы сама расстегнула.  Голову потеряла. С ума по нему сходила. Мы, считай, две недели друг от друга не отрывались.
-Ты меня убила, - никак не могла прийти в себя от такого признания, Ирина. - Нинель Полонская потеряла голову! - в изумлении вскинула она руки. - И что потом? Поссорились?
-Нет. Я просто сбежала и все, - устало ответила сестра, потирая виски. – Сбежала, пока он спал. Ничего Коле объяснять не стала. А тебе признаюсь. Я бежала не от Вершинина. От самой себя, можно сказать.
-Ну, ты даешь, - недоуменно пробормотала Ирина. – Вот, никогда от тебя такого не ожидала.  То-то Никола сам не свой был, когда мы вернулись. Пьянствовал с неделю. Причем, в гордом одиночестве. Потом отошел, - она аккуратно стерла со стола расплесканный кофе и продолжила: 
-Я Кольку хорошо знаю.  Уж кто-кто, он никак не алкаш. Нет, в компании посидеть любит. Попеть под гитару.  Побалдеть. Даже потанцевать. Кстати, ты знаешь, что Вершинин прекрасно танцует?
-Нет, - удивленно наклонила голову Нинель. – Даже не вижу его в вальсе или другом каком танце. Ха-ха-ха, - рассмеялась дама. – Трудно представить – неуклюжий жестянщик изображает сложное «па» из классического танго.
-Однако же, его неуклюжесть не помешала тебе понести от этого самого жестянщика, - иронично заметила сестрица. - Нин, да он что угодно изобразит. Правильно говорят - талантливый человек, талантлив во всем. Николай же в интеллигентной семье воспитывался. Сам рассказывал, что несколько лет бальными танцами занимался. Ещё в школе. Да, ты многого о нем не знаешь, - с укором добавила она. - Но, чтобы напиваться? – пожала Ира плечами. - Чего нет, того нет. А тут вдруг запил. Да ещё в одиночку.  Я ничего понять не могла. Жорка сказал, дескать, не лезь к нему. Я и не стала.
-А потом у него такой творческий взрыв был! Мой муженек  нарадоваться не мог. Интересно, Георгий знал о вашем романе?
-Понятия не имею. Я с той поры с Николаем ни разу не общалась.
-Так Вершинин и о твоей беременности не знает? – изумленно вскинула женщина брови.
-Откуда? Только моей маме известно.
 
Нина, наконец, чуть расслабилась и в подробностях рассказала сестре историю их отношений. Почему решила резко вернуться в Москву. Как пыталась вырвать творца из своего сердца. Как с ужасом узнала о беременности. Призналась, что об аборте мыслей не было. Но и, как жить дальше, не представляет. 
 
-Первое, что тебе срочно надо сделать –  сообщить обо всем  Николаю, - решительно заявила Ирина.  – Он отец ребенка и имеет право  знать!
-Ира, ну, как? Как ты себе это представляешь? – возбужденно воскликнула Нина, вновь вскакивая с места. Конечно, могу ему сказать:  «Коленька, извини, но я тут совершенно случайно оказалась от тебя чуть-чуть беременна. Не желаешь ли ты, в связи с этим, на мне жениться?», - потешно хлопая ресницами, шутливо произнесла женщина. - Я сама сбежала. САМА! – вновь напустила она на себя суровый вид. - Он за мной бросился в аэропорт. Я его видела и не подошла. А теперь какими глазами на него смотреть буду? Унижаться тоже не хочу. Может, ещё на колени перед ним встать? – развела она руками.
-Хочешь, я ему скажу? - предложила Ира. - Или намекну как-то? Безвыходных положений не бывает.
-Мне тоже так казалось, совсем недавно, - передернула дама плечами. – А теперь, все представления о жизни поменялись. С ног на голову перевернулись.
 
Нина какое-то время нервно ходила по комнате. Затем, присела рядом с сестрой, обняла, и из глаз покатились слезы.
 
-Первым моим потрясением, оказалась неожиданная встреча с Сергеем, - начала она тихим голосом. – Увидела его гуляющим со своей новой семьей. Мальчишка в коляске. Рядом женщина с девочкой. И они выглядели такими счастливыми. Его прямо распирало от гордости.
-И как тебе его подруга? Есть на что посмотреть?
-Да, вполне симпатичная бабенка. Не красавица, но и не страхалюжина. Я, конечно, по сравнению с ней царица, - иронично заметила женщина. – Думала, Сережка переживает, что так получилось. Что я его выгнала. Ничуть не бывало. Мы на улице говорить не стали. Он ко мне на следующий день приходил. И знаешь, что сказал?  
-??
-Попросил у меня прощения за все. Оказывается, никого раздела имущества ему не надо. Забрал ещё кое-какие свои вещи и все. Просил только об одном – оформить поскорей развод.   Я не удержалась и спросила: «Чем тебя, все-таки эта женщина привлекла?»
-И что Сергей?
-Он пояснил, что Татьяна работает вместе с ним. И полюбила его таким, какой он есть. А, может, это самое главное? – усмехнулась, Нина. -  Сергей, по его словам, ничего своей пассии не обещал. Она просто забеременела и родила двоих детей подряд. Не требуя развода со мной. Ещё заметил, что я, конечно, уникальная дама. Умная, красивая, хозяйственная и прочее. Но во мне нет главного. Я не умею терять голову. У меня все должно быть под контролем. «Ты никогда не сможешь броситься за любимым мужчиной с головой в омут. Да, тебе и любить-то, не дано. А она смогла. И я счастлив с ней и нашими ребятишками», - добавил уже совсем у двери.
 
Ирина слушала сестру, боясь пошевелиться. Но в душе осознавала, что Сергей, пожалуй, прав. Нина, по всей видимости, действительно влюблена в Вершинина. Но даже в этой ситуации с беременностью не может перешагнуть через свою гордыню. Не желает сделать шаг навстречу.
 
-Нинуля, я даже не знаю, что тебе сказать, что посоветовать? – задумчиво произнесла она. – Честно говоря, я вас рядом друг с другом вообще не представляю. Коля, конечно, человек своеобразный. Как говорится, себе на уме. Бывает излишне эмоциональным, вспыльчивым. Но, этому тоже есть объяснение. Вершинин – творческий человек. А  значит, не от мира сего.
-Неужели Николай у тебя ни разу обо мне не спрашивал? Как я живу? Развелась ли я с мужем? – поинтересовалась сестра.
-Нет, мы разговаривали о тебе, только при муже. А наедине про тебя он не спрашивал. Правда, если Гоша был в курсе ваших отношений, то возможно, что-нибудь ему говорил один на один про госпожу Полонскую.
-А ты не знаешь, есть у Николая сейчас отношения с женщиной? – заглядывая в глаза сестре, поинтересовалась Нина.
-Нам он никого не представлял, как невесту, - пожала та плечами. – А уж чем он там в своем доме занимается, мне не ведомо.
-Ну, как? – возмутилась Нина. – Вы в таком маленьком поселке живете. Все на виду.
-Да. Только не забывай, что у нас курортный поселок. В сезон народу тьма. Рядом пансионаты, санатории. Дамочек, желающих развлечься, тоже, хоть отбавляй. Истинный Рай для таких, как Вершинин. Ясное дело, что он не монах. Но, с кем, чего, когда? Знала я одну его подругу из ближайшего пансионата. Но это давно было. Быльем поросло. Сейчас понятия не имею. Он со мной своими похождениями и победами над женщинами не делится.
 
-Нина, давай честно, - резко продолжила Ирина, - ну, ты-то в Вершинина влюблена? Признайся.
-Я? – хмыкнула Нина. – Честно говоря, сама не знаю. Может быть, и так, - она отщипнула виноградинку от кисти и проглотила. – Чего только я не делала, чтобы вытравить этого творца из своей памяти. Даже медитировать научилась, - насмешливо призналась она.
-Господи, - всплеснула руками Ирина, - ты бы ещё к бабке сходила, чтобы отворот сделать.
-Ой, Иришка, - печально продолжила Нинель, - сейчас расскажу тебе случай. Обхохочешься надо мной.
-Сомневаюсь, - задумчиво произнесла сестра. - Ты ещё не начала, а мне уже не весело.
-Собрала я как-то совещание начальников отделов, которые курирую, - стала говорить Нина. – Вопрос обсуждали очень серьезный. Накуролесили мои подчиненные чего-то там. Я сижу вся из себя грозная, деловая, сосредоточенная. Брови домиком. И вдруг, почувствовала запах Колиного парфюма. Прямо резко в нос мне ударило. Я тогда ещё понятия не имела, что беременна. Сижу, принюхиваюсь. Все производственные мысли из головы моментом выскочили. Ни на чем сосредоточиться не могу.
-А сотрудники, наверняка ждут от тебя разноса, - улыбнулась гостья.
-Ну, да, - согласно кивнула Нина. – Знают, что провинились. Да ещё смотрят, их «фурия», то бишь, я, от злости аж ноздри раздула. А я просто понять не могу, от кого знакомый запах исходит? Короче, со своего места поднялась и, вроде как в гневе по кабинету вышагиваю. А сама воздух втягиваю.
-Представляю картинку, - рассмеялась Ира.
-Ага, - с улыбкой продолжила сестра. – Мне чего-то говорят, а я не слышу. Потом, поняла, наконец, где источник запаха. Положила этому «перцу»  руку на плечо и строго приказала: «Все свободны. А вы, Петрушенко, останьтесь».
-Прямо, Мюллер в юбке, - не могла успокоиться от смеха гостья.
-Ой, не говори, - тоже хмыкнула Нина. – А тот ничего не понимает. Думал, начальница сейчас его «козлом отпущения» за всех назначит. Давай, оправдываться. Чего-то бормочет. Пока я четко не спросила: «Каким одеколоном вы пользуетесь?» Он так затравленно на меня посмотрел и сказал название. Я записала и отпустила бедолагу восвояси.
-И что за парфюм?
-Да, вот, - ответила та, доставая из серванта коробочку. - Dior Homme Intense.
 
-Дорогой, зараза, - покачала она головой. – Ещё и не везде купишь. По интернету заказывать пришлось. Но, и это полбеды, - укоризненно произнесла женщина. – Я, когда заказ получила, на запястье побрызгала и чувствую, что-то не то с запахом.
-Правильно, - согласилась сестра. – Парфюмерия на разной коже по-разному пахнет. Это всем известно. 
-Нееет, - иронично заметила Нинель. – Дело даже не в этом. Я уже потом догадалась. Вершинин много курит. И в сочетании с никотином запах получается совершенно другой. Специфический, я бы сказала. И просто обалденный. На мой взгляд, это самый смелый и дерзкий аромат из трилогии Dior Homme.
-Ну, и что? Сама, что ли мужским парфюмом пользоваться стала?
-С ума сошла? – вытаращила глаза Нина. - Делать нечего. Купила мужскую сорочку. Пошла к приятельнице, у которой муж курильщик. Заставила Мишку два дня носить её и курить «Malboro», как Николай. Подруге запретила эту рубашку стирать, чтобы запах не пропал. - Она на минутку вышла в спальню и вернулась с сорочкой на плечиках. – Вот. Чувствуешь, аромат нашего творца?
-Да, похоже, - согласилась Ирина, потягивая носом. – И после таких манипуляций, ты ещё сомневаешься, любишь ли Колю?
-Иришка, - умоляюще простонала та, - не дави на больную мозоль. Именно после того случая, сходила к врачу и узнала, что действительно  беременна. Потому и обоняние у меня обострилось. Но мне точно известно, что за эти месяцы Никола бывал в Москве не один раз. Георгий по телефону говорил. И ни разу ко мне Вершинин не явился, не позвонил. Значит, не нужна я ему. Что, я навязываться буду? – возмущенно произнесла женщина. – Не нищенка. Сама ребенка подниму.
-Ну, как знаешь, - махнула рукой Ирина и поднялась. – Пойду домой. Жорик, наверное, меня уже потерял. Так тебя ждать завтра в кафе?
-Я сказала, нет, значит, нет, - решительно заявила Нина. – Надо ему будет, Николай сам ко мне придет. Ещё подумаю, пускать ли? И вот ещё что, - добавила, она, стоя уже возле двери, - никому, даже супругу, ни слова о моем положении. Поняла?
-Ну, и дура, - вздохнула Ира и вышла.
 
Проводив сестру, женщина подошла к столику, открыла изящную шкатулку и достала заколку для волос. Это был подарок Николая. Незамысловатое такое простенькое изделие. Он сделал её, почти что у Нины на глазах. Даже вставил туда несколько камушков. Стержень  заколки был очень длинным и острым. Коля пошутил, что в случае чего, её можно использовать, как средство самозащиты. Но, украшение не из драгоценного металла, да ещё, не понятно, с какими камнями, было не для дамы её статуса. Нина хранила заколку, как память.
 
Потом она разделась и подошла к зеркалу, критически рассматривая свою фигуру. Никаких особых изменений пока не наблюдалось. Нина даже попробовала надуть животик. Представить, какой она потом станет. Получалось слабо. Плод был ещё слишком мал. Хотя, доктор сказал, что вскоре надо ждать первого шевеления. Женщина вздохнула, натянула на себя белые шортики, майку и направилась, было, спать. Но, передумала и решила помедитировать. Уселась в нужную позу и попыталась сосредоточиться. Однако, войти в транс не удавалось. Разговор с Ириной блокировал все другие мысли.
 
Воспоминания нахлынули без спросу. Как же ей было тогда хорошо. Николай оказался удивительным собеседником. И очень начитанным. Сказал, что в доме у родителей огромная библиотека. Но больше всего Нину удивляло, сколько он успел пережить за годы странствий по стране. Где только не приходилось обитать. Даже с бомжами в подвале. Поэтому, когда она поинтересовалась, почему до сих пор не женат, высказал свою жизненную позицию. Дескать, это совершенно ему не подходит. Сейчас у него неплохой достаток. И его это устраивает. Но жизнь художника непредсказуема. Он может вновь оказаться не у дел. А семью, детей надо содержать. Ну, где-то так.
 
Однажды Нина в шутку поинтересовалась, что бы Коля предпочел иметь? Славу или деньги. Он расхохотался и ответил – славу с деньгами. Но потом признался, что, в первую очередь, предпочел бы славу. Во всяком случае,  хотя бы, признание.
 
Осознав, наконец, что сегодня не совсем подходящий день для духовного очищения, Нина оправилась в кровать. Но, и сон никак не шел. Измученная грустными мыслями, через некоторое время вскочила, сорвала с вешалки рубашку и, скомкав, уложила её рядом с собой. Женщина вдыхала родной запах и  тихонечко шептала: «Быстро же ты меня забыл. Загордился. Добился своего признания? Ну, и ладно. И без тебя проживем. Плакать не будем».
Ей и невдомек было, что в это же время, на другом краю Москвы, в своей кровати никак не мог уснуть мастер художественной ковки Николай Вершинин. Если бы Нина только знала, сколько раз за эти месяцы он набирал и сбрасывал  номер знакомого телефона. Сколько безумных любовных признаний сделал, глядя на свои рисунки любимой женщины. Коля не любил смотреть на фотографии Нины. Считал, что они не передают её сути. Снова и снова рисовал карандашом её портрет. Он помнил наизусть  каждую черточку на лице своей богини. Каждый изгиб её тела.
 
Этим вечером его расстроил, вернее даже, взбесил разговор с родителями. Сын не баловал стариков своими визитами. Приезжал редко, да и гостил не долго. Рассказывал им о чем угодно, только не о планах в личной жизни. Но сегодня за ужином, мать была особенно настойчива:
 
-Коленька, - обратилась она к нему, стараясь глядеть прямо в глаза, - мы с папой очень рады твоим успехам в творчестве. С детства знали, что ты у нас самый, самый. Только вот.., - она осеклась под суровым взглядом мужа и замолчала.
-Только что? – вопросительно посмотрел на неё сын, с удовольствием уплетая домашние котлетки.
-Когда уж ты невестку в дом приведешь? Долго ли нам осталось той жизни? Так хотелось бы внучонка на руках покачать.
-Ма, - недовольно скривился Николай, - ну, не пригоден я для семейной жизни. Да, и кому я нужен? Тоже не первой молодости. И лицом не вышел. Хорошие девушки принцев на белом коне ждут.
-Ой, - с улыбкой погладила мать сыночка по руке, - а чем ты у нас не принц? Вон, какой ладненький. Умный, талантливый.
-Скажешь тоже, - усмехнулся тот. – Невестам богатых женихов надо, а не талантливых.
-Ну, уж, - отмахнулась женщина, - ты плохо зарабатываешь что ли? Возьми скромную, тихую, покорную. Чтобы детей рожала. Любила тебя, ценила.
-Оййй, – рассмеялся тот, - скромную и покорную? Мне такие не нравятся.
-Ладно, мать, - ворчливо перебил её супруг, - чего ты к нему пристала? Мало мы горюшка с ним хлебнули? Пусть живет, как хочет. Перекати поле. Сегодня здесь, завтра там. Ему безделушки свои дороже и родителей, и детей. Не захотел нормальную профессию получить. Вот и болтается, как г…но в проруби.
 
Отец до сих пор не мог смириться с творческой работой сына. А, потому отношения между ними так и остались натянутыми. Николай в раздражении отодвинул тарелку и резко вышел из кухни, не желая продолжать опостылевший за много лет спор. Он и не догадывался, что в душе Алексей Иванович гордится достижениями Николая. Во дворе на лавочке не раз показывал соседям цветные фотографии с его изделиями и заслуженными призами. Демонстрировал дипломы сына. Хвастался. Но, сыну вида не показывал. Упрямый был старик. Да и Коля то характером в него. Яблоко от яблони…
 
Сидя в своей комнате, он так и не мог решить – стоит или нет позвонить Нине и пригласить её в кафе. Со слов Георгия знал, что она развелась с мужем. Но, за это время у такой красивой женщины мог появиться кто-нибудь другой. Вершинин в этом почти был уверен. Творец мучился сомнениями и жуткой ревностью. Она сбежала из его постели. Ничего не объяснила. Пойти первым на примирение мужчине не позволяла та же пресловутая гордыня. Честно говоря, Николай долго надеялся, что Нина все-таки позвонит ему сама. Хоть  что-то скажет в свое оправдание. Но сейчас с ужасом сознавал, что его признания могут оказаться уже слишком запоздалыми. Спрашивать у Ирины о сестре он не решался. А Гоген уверял, что ничего об её личной жизни не знает.
*
Вернувшись домой, Ирина, не смотря на запрет сестры, строго глядя на мужа спросила:
-Георгий, ты знал о романе Нины с Вершининым?
-Конечно, знал. Но он просил тебе об этом не рассказывать, - Гоша  обнял жену и виновато потерся об её плечо щекой. - Раз тебе сестра о своей связи с Колей не сказала. Почему я-то должен чужую тайну выдавать? Кстати, как она там поживает? Ухажеров, наверное,  тьма.
-Про ухажеров ничего не знаю, - хмыкнула Ира. – А вот ребенка от Вершинина она ждет.
-Иди ты! – изумленно воскликнул Гоген. – Вот это новость. Значит, на свадьбе погуляем.
-Ага, счазз, - язвительно ответила женщина. - Она и говорить ему о ребенке не хочет. И в кафе завтра не придет.  Колька мог бы и сам даме позвонить. Или он о Нине и думать забыл? – вопросительно глянула она на супруга.
-Скажешь тоже, забыл, - по-доброму усмехнулся муж. – Да, Колян предложение делать Нине приехал. Мне так каатся, - шутливо произнес он.
-Это Коля тебе сказал?
-Да, нет, - покачал тот головой. – Хотя, - Гоген на секунду задумался, - думаю, Никола и сам об этом ещё не знает.
-Как это? – недоуменно уставилась на него Ирина.
-А так. Если Вершинин не сделает этого сейчас, то не женится уже НИ-КОГ-ДА, - уверенно, по слогам произнес Георгий. – А взять в жены наш гений может только такую женщину, как госпожа Полонская.
-Но, они же абсолютно разные, - возразила женщина. – И совершенно не подходят друг другу. С чего ты взял?
-По законам физики, разноименные заряды притягиваются. Они уже так прилипли один к другому, что не разольешь. Но, оба об этом, вряд ли пока догадываются. – Гоген с любовью смотрел на супругу, хитро улыбался и гладил её руки. – Единственно, что мешает этим людям окончательно соединиться - чрезмерная гордыня, уверенность в своей неповторимости и запредельное упрямство. Что характерно и для того, и для другого. Но, - развел он руками, - как говорится, от судьбы не уйдешь.
-Ты так думаешь?
-Даже не сомневайся, - шепнул он ей на ушко и поцеловал свою Иришку. – Николай – натура творческая. Ему «серая мышка» в подруги жизни никак не годится. Вершинину постоянно нужен источник вдохновения. С обыкновенной, даже очень порядочной и любящей его женщиной, он быстро заскучает. Это погубит его талант.  Художнику необходимы всплески эмоций. Как положительных, так и отрицательных. Нинулю он будет всю жизнь ревновать, сомневаться, восхищаться, любить и ненавидеть одновременно.
-А ненавидеть то за что? Думаешь, она станет ему изменять?
-Это, вряд ли, - с сомнением произнес Гоген. - Но, госпожа Полонская  женщина тоже своенравная и непредсказуемая. Никогда не покорится окончательно и всегда будет в окружении поклонников.  Даже, если родит ему кучу детей, станет продолжать делать карьеру. Достигнет больших высот в своей сфере деятельности. И это подстегнет Николая к совершенству в творчестве. Она не даст ему заскучать.
-Ты прямо у меня провидец и философ, - усмехнулась Ирина. – Все по полочкам разложил.
-А, вот посмотришь, - лукаво подмигнул тот. – Только ты держи язык за зубами. Не вздумай даже намекнуть Кольке на её беременность. Сами разберутся. Не маленькие.
*
 
Кафе, в котором друзья на следующий день должны были встретиться, располагалось на первом этаже старой пятиэтажки. Это заведение в свое время купил Георгий и подарил родителям жены, давно проживающим в том же доме. Чтобы пенсионеры не скучали и имели дополнительный доход. Зал был небольшим, но по-домашнему уютным. Маленькие круглые столики, покрытие белыми скатертями. Никакого модерна в интерьере. Музыкой заведовал бармен за стойкой.
 
Эта точка стала излюбленным местом отдыха обитателей района. Главное, что цены в кафе были достаточно умеренными для Москвы. Здесь справляли, как скромные свадьбы, так и грустные поминки. В тот вечер посетителей оказалось совсем мало. Георгий, Ирина и Николай расположились за накрытым столиком и дожидались прихода Нины.
 
Николай поглядывал на часы и явно нервничал. Творец был в строгом черном костюме и при галстуке, который его безумно раздражал. Ирина с насмешкой глянула на Вершинина и спросила:
 
-Ты чего, дергаешься-то? Я же тебе сказала, что она не собиралась сюда. Мог бы и сам позвонить, если хочешь её увидеть.
-Да, как-то неудобно навязываться, - ответил тот. – Может, Нинель Валерьяновна занята. Она же деловая женщина.
-Ну, да, - согласно кивнула Ира. – Нина, кстати, ещё и свободная дама теперь. Вдруг, у неё свидание в данный момент.
-Действительно, - вмешался Георгий. – Давайте, не будем никого ждать и приступим к трапезе. Нина сможет и позднее присоединиться к нам.
-Правильно, - с удовольствием придвинула к себе тарелку с салатом его супруга. – В конце концов, она ведь может и с кавалером прийти. Свои люди. Вот, и познакомимся, - лукаво добавила женщина, краем глаза наблюдая за реакцией Николая.
 
Ирина с удовлетворением заметила, что Вершинина аж передернуло от такого предположения. Она заводила художника специально, чтобы понять, насколько сильно ему хочется увидеть сестру.
 
-А мне почему-то кажется, что она уже в пути, - задумчиво произнес Николай. – Вот, прямо чувствую, что сейчас появится.
-Надо же, - усмехнулась дама. – Какие мы чувствительные. С чего бы это?
 
Однако, художник оказался прав. Буквально через минуту, в дверях кафе возникла дама в шикарной, длинной шубе. Она внимательно осматривала зал. Вершинин сорвался с места и подскочил к Нине. Поздоровался, помог ей раздеться. И даже попытался поцеловать в щечку. Но, женщина недоуменно глянула на него и увернулась.
 
Скинув шубу, Нина оказалась в длинном безрукавном черном платье. В ушах маленькие сережки. Её богатые волосы были уложены в прическу, которую поддерживала знакомая до боли заколка. Увидев, которую, Вершинин счел это добрым знаком. Но, даже в таком скромном одеянии, это была королева. С гордой осанкой и величественной поступью. Она поблагодарила мужчину за помощь, и они проследовали к столику.
 
-Честно говоря, - бросила Нинель на ходу, - я тебя не сразу узнала. Где твоя борода?
-А, расстался, по случаю, - небрежно ответил тот. – Надо же менять имидж, время от времени.
-Конечно, - согласно кивнула дама, присаживаясь на стул, - главное, сути своей при этом не лишиться.
 
Но, вот что интересно. Даже, будучи чисто выбритым, в строгом фирменном костюме и галстуке, Вершинин оставался легкомысленным художником.  Ну, не было в нем какого-то лоска. Чувствовалось, что в таком одеянии, Николай не в своей тарелке.
 
Как только они присели к столу, Георгий наполнил фужеры шампанским и провозгласил тост за успехи восходящей звезды. Нинель подняла бокал вместе со всеми, чокнулась, поднесла ко рту, но не сделала, ни одного глотка. Виновник торжества, конечно же, заметил этот и недоуменно спросил:
 
-Ты не хочешь выпить за мой успех?
-Нет, я от всей души желаю тебе всяческих побед на твоем поприще. Но, извини, с некоторых пор совершенно не пью, - с милой улыбкой сказала та, ставя фужер на стол.
 
Сапракисы, чтобы не мешать их разговору, сделали вид, что заняты решением каких-то своих проблем. О чем-то тихонько переговаривались, почти отвернувшись от Коли с Ниной. А тот просто не мог оторвать зачарованного взгляда от своей богини.
 
-Никола, что ты меня гипнотизируешь? – несколько смущенно произнесла Полонская. – Я изменилась? Постарела?
-Постарела? – изумленно вскинул он брови. – Я просто любуюсь на тебя. Но, изменилась, да. Стала ещё прекраснее. У тебя взгляд совершенно другой. Пытаюсь понять, с чем это связано?
-Может, потому, что я без очков?
-Нет, - возразил Николай. – В твоих глазах какой-то внутренний свет появился. Уж, я-то видел тебя и без очков, и без одежды, - лукаво заметил он.
-Ну, тебе видней, - пожала плечами женщина. И в это время заиграл её мобильный телефон. Дама извинилась и отошла, чтобы переговорить.
 
-Чего такой грустный-то? – иронично поинтересовалась супруга Гоши. – Как на похоронах сидишь.
-Да, вот, Нина за меня даже выпить не захотела.
-О, Господи, Вершинин! - возмущенно воскликнула та. – Какой же ты валенок. Не понимаешь, почему женщина, вдруг, отказывается от спиртного? – И тут же замолкла, получив легкий укол локтем от мужа.
 
Николай растерянно глянул на Нинину сестру и почувствовал, что его бросило в жар. Он даже снял пиджак, повесил его на спинку стула и резким движением сорвал с себя ненавистный галстук. Его вдруг осенило. Конечно, он опоздал. У его дамы сердца кто-то есть. И она даже, по всей вероятности, беременна! Он наблюдал за весело болтающей по трубке женщиной и чувствовал, что пол уходит из-под ног. В глазах читалось отчаяние.
 
Заметив его взгляд, Ирина решила, что художник сгорает от ревности. Видимо, он понял, что сестра в положении. Но не догадывается от кого?  Она встала со стула, быстро подошла к стойке и начала шептать что-то на ухо бармену. Тот согласно кивнул головой и повернулся к проигрывателю.
 
Через минуту в зале раздались звуки музыки. Нина уже сидела на своем месте, когда Ирина вернулась.
 
-Ребята, - обратилась она к друзьям, - может, вы потанцуете? Это совершенно новая песня. Уверена, вам понравится.
 
Вершинин пожал плечами, а Нина неожиданно согласилась и встала. Музыка оказалась в стиле танго. «Вот, сейчас я и проверю, какой ты танцор?» – подумала женщина. Николай немного помедлил, но тоже поднялся и протянул ей руку.
 
                                                                              (Окончание следует)
 
 
 
Рейтинг: +6 217 просмотров
Комментарии (9)
Лариса Тарасова # 3 сентября 2014 в 09:37 +1
Вот и интрига! Ты, Тата, характеры героев решила дописать косвенно через диалоги в этой части, и это получилось. Переходные состояния их от сцены к сцене логичны, самостоятельны, их внутренний мир понятен. Любовная коллизия развивается, и вот-вот случится хеппи, который энд. Да?
Татьяна Белая # 3 сентября 2014 в 09:53 0
Ну, я так не умею, чтобы сразу хэппи енд. Заставлю героев ещё слегка помучиться. laugh
Анна Магасумова # 8 сентября 2014 в 14:27 +1
Читаю с большим интересом!
Татьяна Белая # 8 сентября 2014 в 15:01 0
c0137
Ольга Постникова # 10 сентября 2014 в 21:53 +1
Татьяна! Великолепная глава! Сюжет держит в напряжении - что-то выкинут ещё герои?! По степени своих гордынь они друг друга стоят. Но оба - незаурядные люди и гордыни им вполне "к лицу". 8ed46eaeebfbdaa9807323e5c8b8e6d9
Татьяна Белая # 10 сентября 2014 в 22:59 +1
Оля, спасибо за отзыв и указание на опечатку. Исправила. c0137
Татьяна Французова # 11 сентября 2014 в 10:44 +1
Хорошее развитие сюжета! И интрига есть, и жизненная нелогичность в поступках, и приоритет чувств... Замечательно!)))) 38
Татьяна Белая # 11 сентября 2014 в 15:58 0
Стараюсь. Фантазирую. 625530bdc4096c98467b2e0537a7c9cd
Ольга Кельнер # 30 мая 2016 в 18:18 0
Молодец Татьяна, заинтриговали идем дальше.. big_smiles_138