ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Бабка Ежка - хромоногая ножка....

 

Бабка Ежка - хромоногая ножка....

10 апреля 2012 - Зинаида Маркина

 Бабка Ёжка – хромоногая ножка……

В открытую форточку влетела крохотная птичка, пролетела по кухне и вылетела на улицу. Ирина Львовна внимательно наблюдала за ней. Говорят, это плохая примета. Ничего, Ирина была из везучих, так что бояться не стоит.
Она сидела за столом на кухне небольшой двухкомнатной квартиры и с огромным наслаждением жевала бутерброд с маслом и копченой семгой. Ирина Львовна любила морские деликатесы, шикарные интерьеры, красивую одежду, золото… все блага она заработала собственным трудом. Роскоши не было, но быт обустроен со вкусом. Завтра день ее рождения, ей исполнится…нет, не стоит считать года, а пригласить некого, кроме двух еще школьных подружек. Впрочем, Ирина Львовна считала, что жизнь прожила правильно, была собой довольна. Какой толк от этих подружек, ныне пенсионерок? Раньше одна была директором книжного магазина, вторая работала в ломбарде: золото у обнищавших дураков принимала. Но подруги так и не разбогатели. Куда им до Ирины, самостоятельной и расчетливой. Ира всегда умела добиваться цели, не то, что они.
То ли дело она, Ирина. Сделала себе жилье из ничего, родила сына. Ничего, что он живет в Германии, меньше с внуком надо возиться, больше времени для себя, любимой. А себя Ирина Львовна любила больше всех на свете , может быть , даже больше сына. Вырос, она и не заметила. У него своя жизнь, у нее – своя. И так это надо понимать. Она вышла на улицу, полная, хорошо одетая женщина , с больными и очень полными ногами. Уже давно стала заметна хромота.
- Бабка Ежка – хромоногая ножка, - услышала она детский голос, который повторил эти нелепые слова несколько раз. 
Во дворе ее не любили, уж слишком высокомерная. А дети…они внимают словам взрослым, а потом делают свои выводы. Ирина Львовна глянула на белокурого мальчишку с курносым носом ,в штанах с заплатами и старой, давно вылинявшей, курточке. Конечно, это Васька Карасев, сын алкашей из пятого подъезда. Зачем рожать такой сброд? Так нет же, разрешают им портить демографию. Прибить бы этого выродка! Если б ей было позволено, она бы Карасевых со света сжила.
- Иди, а то по заднице получишь, герой, - пыталась защититься пожилая дама.
Мальчик расхохотался, показал фигу и убежал, а Ирина пошла в соседский магазин. Подруги Ирины Львовны любили сухое вино.

Анна Семеновна
Ее маму так звали. Анна Семеновна была по-настоящему сильной женщиной, да и профессия у нее была мужская - хирург: растила Ирину без мужа. Замуж вышла в Челябинске, в эвакуации за полтавчанина. После войны Лев Григорьевич уговаривал Анну поехать с ним на родину, но Анна не захотела: на ее шее были еще два брата-студента, не могла же она бросить их на произвол судьбы. Она чувствовала ответственность, как старшая в семье: родителей расстреляли немцы, как и многих евреев, которые не успели покинуть Украину. Так муж и жена расстались, когда Ирочке не было и годика, чтобы никогда больше не увидеться. Мама просила Ирину съездить на Украину и познакомиться с отцом, но дочь твердо сказала:
- Какой он мне папочка, даже алиментов не платит.
- Я сама отказалась, ему трудно было, - возразила Анна Семеновна.
- Я тоже отказалась от него, давай прекратим глупый разговор.
Больше Анна Семеновна не заговаривала о бывшем муже, а, когда дочь стала восемнадцатилетней девушкой, неожиданно вышла замуж за мужчину с двумя детьми, оставив дочери однокомнатную квартиру. Каждые два дня она заходила к Ирине и готовила обеды, считая, что Ирочка – очень худенькая и нуждается в усиленном питании.

Ирочка

Ирочка прекрасно училась, после школы поступила в медицинский, выдержав огромный конкурс. Ради достижения цели девушка была готова на все.
- Как я рада, что ты тоже будешь врачом, - сказала мама, - Продолжишь династию. Тебе нравится лечить людей?
- Нет, я этого не могу сказать. Но врач - это престижно, буду врачом.
- Надо любить своих пациентов, - сказала Анна Семеновна.
- Ты не права, их надо лечить, а не любить.
- Я не согласна с тобой, Ирина.
- Твое дело, мама, каждый живет по-своему.
Шли годы учебы. Ирина училась упорно, шла на красный диплом и блистала знаниями. Но подруг у нее было мало, вернее, почти не было. Она по-прежнему оставалась эгоистичной и высокомерной. И вот получен диплом с отличием, девушка получила назначение на работу. Анна Семеновна радовалась: ее цель достигнута. Правда характер дочери доставлял ей некоторые разочарования, но она понимала, что дочь любит ее и прислушивается к ее словам. А молодость всегда строптива.

Леня

На вечер в медицинский пришло несколько молодых людей из политехнического. Один из них, невысокий и светловолосый, подошел к Ирине пригласил на танго.
- Меня зовут Леонидом, можно вас пригласить? – сказал он Ирине.
- Можно, - парень ей явно был по душе.
Леонид вызвался ее провожать. По дороге разговорились. Его родители были на оборонном заводе не последними людьми, а он тоже работал на этом заводе в КБ.
- Интеллигентный парень, - рассказывала матери Ирина, - Видно, что хорошо воспитанный. И, главное, семья небедная.
Анна Семеновна, много лет прожившая без мужского внимания, сказала Ирине:
- Спрячь свой характер, если парень хороший, постарайся найти с ним общее, может, он будет твоей судьбой.
- Постараюсь, мама, мне он нравится.
В то время Ирина была хороша собой. Стройная тонкая фигурка с небольшой грудью, полные ножки изящной формы…А лицо…оно, конечно, обычное, без особенностей, зато волосы русые темные вьются и такие густые. А глаза хоть и некрупные, зато голубые.
Свадьба была назначена, родители познакомились и понравились друг другу, тем более, что отец Лени и муж Анны Семеновны были фронтовиками. Ирина поменяла свою фамилию. Кравчик Ирина Львовна начала работать в районной поликлинике терапевтом, а вскоре стала мамой, родился их единственный сын Женька. Анна Семеновна ушла с работы и стала заниматься внуком, муж помогал ей. Ирина от ребенка была почти освобождена, училась готовить мужу еду, но это ей плохо удавалось. После маминых кулинарных изысков Леня долго привыкал к тому, что предлагала ему супруга: яичницу, пюре, сосиски, иногда борщ. Но из рук любимой женщины все кажется вкусным, и он привык к тому, что жена не любит готовить. В конце концов, не это главное. А сын уже пошел в школу, и Лене нравилось заниматься с ним. Мужчины: маленький и большой не чаяли души друг в друге. Главным для Женьки стал отец, но характером он пошел в Ирину, что так радовало ее.
Леонид любил жену, прощая ей все недостатки. Он был слишком порядочный и правильный, Ирина от природы была другого склада, Потому она старалась не все говорить мужу, знала, что многое ему не понравится. Из-за своей кристальной честности он не мог хорошо заработать, хотя трудился с удовольствием и не отлынивал ни от каких задач, поставленных начальством.
Ирина любила модно и дорого одеваться, потому по выходным поторговывала на рынке в области: в городе было неудобно, могут увидеть знакомые и больные. Ее это занятие увлекало все больше. Мужу это не нравилось, но он вынужден был смириться. 
Анна Семеновна просила:
- Доченька, может, не надо так себя загружать? Не стоит из-за тряпок не отдыхать.
- Мама, с моим сверх честным мужем всю жизнь буду бедствовать.
- Грех тебе на мужа жаловаться: семьянин, ребенка обожает, не пьет.
- Я и не жалуюсь, но с ним скучно, вот я и делаю, что хочу. Не пахнет от него мужиком, не пахнет. Тоскливый идиот с поправкой на интеллигентность.
Количество денег в ее кошельке росло, торговля ей нравилась. Появились новые шапка и шубка, сапожки, золотые вещи…да и новая машина для мужа.
Сын подрастал и особого внимания от Ирины не требовал. Им занимались мама, отчим и муж. Учился парень хорошо, да и особо не хулиганил. А муж вызывал у Иры раздражение, да и, как мужчина, он казался ей слишком холодным, а ей хотелось другого. Тогда она приняла решение – завести для души мужчину, только для личных радостей. И такой нашелся.

Мурад

Леонид прекрасно водил машину, а ремонтировать не мог. Однажды к Ирине на прием пришел пациент с высокой температурой, его звали Мурад. Она вынуждена была вызвать неотложку, и больного отвезли в больницу. Воспаление легких. Когда выписался, принес Ирине огромный букет роз. Так начался их роман.
О их отношениях не знал лишь Леонид. Думал, что он – пациент жены, работает в автомастерской, помогая Лене латать его авто.
Мурад - сын узбека и крымской татарки был необычайно хорош собой: высокий, с раскосыми глазами и смуглым широковатым лицом. Ирина постаралась, чтобы их встречи не были известны ни ее мужу, ни его супруге. Мурад был прекрасно обеспечен, для их встреч он договаривался со знакомой администраторшой гостиницы, и там они весело проводили время. Два года прошли, как в сказке. Даже маме и отчиму нравился Мурад, хоть они и не одобряли роман дочери. В дневное время многочисленные Иринины задания выполнял Мурад, вскоре к нему привыкли, как к члену семьи. Ирина сияла, увидев любимого, но Леня этого не замечал, он даже не допускал мысли, что жена ему не верна.
Однажды Ирина ждала Мурада на работе, чтобы выписать ему рецепты, но он не явился. 
- Такого еще не было, - думала она, - а, если сердце зашалило, не раз было, а он несерьезно к этому отнесся, а, может, на работе задержался? Почему не звонит? Как узнать? 
Она позвонила ему на работу, а сотрудник сказал, что ночью сорокалетний Мурад умер в больнице, обширный инфаркт.
Ирина плакала так искренне, что мама испугалась за нее.
- Что у тебя случилось? – спросил Леня.
- У меня ничего, а Мурад скоропостижно умер.
- Мурад? Ты что? Он же совсем молодой. Кто теперь будет чинить мою старушку?
- Дурак, человек умер, а ты со всей машиной!
- Извини, я…мне его очень жаль….просто я…я не понял….но ты плачешь так , будто я умер, твой муж.
-Ладно, помолчи, муженек. Ты всегда не то говоришь, - она почувствовала отвращение к Леониду. Ну и создание, просто чудо. Коммунист чертов.
На похороны она не пошла, справку покойному выписал врач больницы.
- Лучше б Ленька помер, до чего он мне опротивел, - думала она, наливая ему суп.
К сорока годам Ирина расцвела, стала довольно эффектной женщиной зрелого возраста. Мужчинам она нравилась, но мысли о Мураде заслоняли от нее всех поклонников. Это был единственный мужчина, которого она любила даже тогда, когда он ушел из жизни. Она снова увлеклась торговлей, стала ездить в Москву за товаром.

Владислав
Ирина накупила несколько чемоданов вещей и с трудом тащила их по перрону. Вдруг к ней подошел мужчина лет на пять-семь старше ее. Открытое лицо, милая улыбка:
- Разрешите, я вам помогу, поднесу ваши неподъемные чемоданы. Не бойтесь, не стащу, я – не жулик, рабочий.
- Я не боюсь, но неудобно загружать…
Он оказался с ней в одном в купе: поменялся местами. Сказал, что едет до ее города, а затем дальше на Север, там он работает вахтовым методом, прекрасно зарабатывает. С женой расстался семь лет назад, но счастье свое найти не смог: пока у него нет такой женщины, с которой он хочет прожить жизнь.
- Вы замужем, Ирочка?
- Да, но мужа не люблю, - честно сказала она.
- Пьет, гуляет?
- Слишком порядочный, мальчик из идеальной семьи.
- Да, это тоже не всегда нравится, иногда хочется чего-то такого, так?
- Так.
Незнакомец ей явно нравился, она уже называла его Владей, а сердце билось, как тогда, при встречах с Мурадом.
Маме и отчиму она рассказала о Владиславе. Собралась ехать к нему в северные края. Приехала окрыленная, и подала на развод с Леней. Как всякий порядочный человек, Леонид был ошарашен изменой жены, но его родители и близкие сделали все, чтобы подсластить пилюлю: убеждали, что его союз с Ириной трещал по швам и все равно подошел бы к концу.
Анна Семеновна страдала: она ценила и уважала зятя, а Женька равнодушно и словно со стороны смотрел на развод родителей. Материальные блага он получал чаще из рук матери, потому тянулся к ней. Но и у отца не забывал отовариться, хитрец.
Леонид страдал, а Ирина вся цвела от новой любви. Постоянные поездки на Север стали для нее привычными. Владислав дарил ей подарки и ухаживал за ней, как за королевой. Ирина пела дифирамбы новому возлюбленному. Анне Семеновне это не нравилось, она пыталась высказать свое мнение, но дочь говорила ей:
- Я была с Леонидом не слишком счастливой, он – холодный мужчина, а Владя – жар, огонь, пламя, я сгораю в нем дотла. Мамулька, ты не должна препятствовать нам. Тем более, Владик скоро уедет с Севера, я даже нашла ему работу. А квартиру мы разменяем: часть Леньке, часть мне. Владя добавит денежек, и мы возьмем двухкомнатную. Как ты думаешь, мамуля, в каком районе ее купить?
- Я все равно считаю своим зятем Леню. Меня твой Владислав не интересует.
- Потому что не видела Владю, он – прелесть, умеет ухаживать, я впервые почувствовала себя женщиной.
Ко дню приезда Владислава Ирина накупила продуктов и деликатесов. Бывший муж ушел к матери, он ждал, что жена все-таки одумается. Поэтому Ирина и Владя пока расположились в квартире, где Ира раньше жила с мужем. Начался размен, завершившийся удачно. Вскоре Ирина и ее новый гражданский муж поселились в новой квартире. Владя оказался хозяйственным и, в отличие от Лени, старательно варил борщи и тушил мясо для супруги и себя, да и прибрать квартиру не гнушался. Зато на работу все не выходил: искал место с большим заработком.

Анна Семеновна

Немолодая женщина уже давно жила одна, муж скоропостижно скончался. Дочь заходила часто: то одна, то с новым мужем, который непременно хотел, чтобы Ирина носила его фамилию.
- Ирина Львовна Колосова, смотри, как звучит! Скажите ей, Анна Семеновна!
- Согласна поменять фамилию, согласна!
Однажды мать сказала дочери:
- Зачем тебе это, Ира, квартира на тебе, как бы он не оттяпал у тебя часть площади, - говорила мама дочке.
- Мамуля, он – ангел, он никого и никогда не обидит.
- Только работы меняет часто.
- Зарабатывает он прилично и не пьет ни грамма, не курит.
- Что-то он мне антипатичен, - сказала Анна Семеновна, - Уж слишком угодливый и сладенький. Леня – настоящий, а этот, увидишь, что не совсем.
- Глупости, он же не виноват, что мы не встретились в юности. Кстати, твой Ленечка собрался жениться, а ты…
- И правильно, он мне звонил и рассказал. Она – учительница, добрая, характер хороший. Да, он новые «Жигули» купил. Так что не поспешила ли ты?
- Нет, я счастлива!
- Ну, ну…
Женька услышал разговор и сказал:
- Надо к папику наведаться, а то машинешку будут обкатывать другие.
- Женя! – одернула его Анна Семеновна.
- Он меня породил, он и должен меня обеспечивать.
-Папа помогает тебе. Ты учишься в институте, и имеешь возможность не подрабатывать.
-Ха, а что я пахать на тракторе обязан? Стипешка есть, и ладно.
Немолодая женщина грустно покачала головой: - Не такими я вас воспитывала, не такими…пожалуй, Леня мне ближе по духу, а вы….нет, вы не такие, не такие…
Через полгода она ушла из жизни, так и оставшись непонятой дочкой и внуком. А жизнь продолжалась.

Колосовы
Хитрый Женька брал деньги у обоих родителей, набрал некоторую сумму, стал закупать дефициты и торговать ими. Ирина, «кинув» детей отчима, присвоила квартиру матери, поселив там Женьку, а тот водил девчонок и друзей. Он искал выгодную партию и нашел. Моника была дочерью директора комбината по переработке нефти. При этом она была привлекательна : мама – эстонка, отец- полунемец- полуитальянец. Их предки жили в Эстонии да и теперь там жила их родня. Женька сделал ей предложение, вскоре молодые выехали в Эстонию, а оттуда в Германию, где у них родилась дочка.
Ирина сдавала квартиру, деньги откладывала, она вообще не была транжирой. На работе ей докучали старики и старухи, вызывавшие на дом врача. Она ненавидела их, кричала на них. На нее поступали жалобы, но начальство, зная ее лишь с хорошей стороны, не верило в это. А жалобы текли рекой, но главврач предпочитала их класть в архив: кому нужны жалобы выживших из ума стариков?
Отношения с Владей становились все хуже, оказывается он был «зашит», а теперь кончился срок, начались пьянки. Он выгнал ее из квартиры, она вынуждена была уйти жить в квартиру матери и отчима. Стали сильно болеть ноги, появилась хромота. Но она работу не бросала.
Подала в суд, но суд принял решение в пользу Влади, тот доказал, что купил жилье на свои кровные с Севера. Сказал Ирине:
- Сука, если будешь лезть в мою хату, обрублю ноги. Пошла на…..а то прибью.
Ей стало страшно, Ирина отступилась. Колосов продал квартиру и исчез.
Жить пришлось начать заново: благо, деньги она припрятала. От малого количества движения Ирина располнела, ноги болели все сильнее, лечения не помогали.
- Может уйти на пенсию? – раздумывала она, и сама себе отвечала: - Люблю жить красиво, разве можно терять деньги? Ни в коем случае.
Уже трудно было узнать в ней ту сияющую Ирину, которой она была раньше. И характер изменился, она стала ненавидеть людей. Как-то ее вызвали к престарелой пациентке- фронтовичке. Та стала жаловаться на боли в желудке, в позвоночнике.
- Да вам уже пора на кладбище, а вы еще что-то требуете, - сказала она старушке и вышла из квартиры.
Родственники старушки возмутились, написали жалобы, но…врачей не хватало, а Колосова – опытный доктор и знающий… Даже выговора не получила.

Эпилог.
Три подружки сидели за столом и уплетали деликатесы, которые выставила на стол Ирина.
- Девчонки, - сказала она, - а меня сегодня обозвали, представляете? Соседский Васька, замешанный на водке, сказал мне: Бабка-Ёжка – хромоногая ножка. Одна из подружек рассмеялась:
- Ну и детки пошли. Хотя мы уже все похожи на бабок ежек, что-то в нас переменилось, злые стали, ворчливые, перестали людей любить. Кстати, прости, Ирка, в такой день говорю, мне позвонили, вчера Леня умер от рака. В среду похороны. Сообщи сыну.
- Зачем? Он в Германии, разве поедет? И я не пойду, ноги больные, видите.
- Душа у тебя, Ирка, больная, душа. Лена, идем, пора домой, меня внуки заждались
- Да, Ира, нам пора. У меня Галка завтра жениха приведет, я еще не все успела приготовить.
- Мы пойдем на похороны, - сказала Лена,- Ирина, я думаю, ты тоже придешь, это последняя дань человеку.
- Не знаю. Если я буду ко всем ходить…
- Дура ты, дура! – и, схватив подругу за рукав, вышла из квартиры.
- Ушли….И Бог с ними, до чего противные и дрянные. А Женька не звонил. Ну-ка……..Сынок, это я. …Не смог позвонить?....Ты не считаешь это праздником……….Да, старею, ну и что…….Кто тебе сказал, что отец умер?.....Да, знаю, ладно, так и быть пошлю ему венок от тебя с надписью……Поняла….Зачем тебе деньги?.....Нет, у меня их нет, пора не клянчить, ты – большой мальчик……Паршивец, весь в своего покойного папочку. А денег никому не дам, никому. Потому что я – Бабка Ёжка….
май 2011

© Copyright: Зинаида Маркина, 2012

Регистрационный номер №0041084

от 10 апреля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0041084 выдан для произведения:

 Бабка Ёжка – хромоногая ножка……

В открытую форточку влетела крохотная птичка, пролетела по кухне и вылетела на улицу. Ирина Львовна внимательно наблюдала за ней. Говорят, это плохая примета. Ничего, Ирина была из везучих, так что бояться не стоит.
Она сидела за столом на кухне небольшой двухкомнатной квартиры и с огромным наслаждением жевала бутерброд с маслом и копченой семгой. Ирина Львовна любила морские деликатесы, шикарные интерьеры, красивую одежду, золото… все блага она заработала собственным трудом. Роскоши не было, но быт обустроен со вкусом. Завтра день ее рождения, ей исполнится…нет, не стоит считать года, а пригласить некого, кроме двух еще школьных подружек. Впрочем, Ирина Львовна считала, что жизнь прожила правильно, была собой довольна. Какой толк от этих подружек, ныне пенсионерок? Раньше одна была директором книжного магазина, вторая работала в ломбарде: золото у обнищавших дураков принимала. Но подруги так и не разбогатели. Куда им до Ирины, самостоятельной и расчетливой. Ира всегда умела добиваться цели, не то, что они.
То ли дело она, Ирина. Сделала себе жилье из ничего, родила сына. Ничего, что он живет в Германии, меньше с внуком надо возиться, больше времени для себя, любимой. А себя Ирина Львовна любила больше всех на свете , может быть , даже больше сына. Вырос, она и не заметила. У него своя жизнь, у нее – своя. И так это надо понимать. Она вышла на улицу, полная, хорошо одетая женщина , с больными и очень полными ногами. Уже давно стала заметна хромота.
- Бабка Ежка – хромоногая ножка, - услышала она детский голос, который повторил эти нелепые слова несколько раз. 
Во дворе ее не любили, уж слишком высокомерная. А дети…они внимают словам взрослым, а потом делают свои выводы. Ирина Львовна глянула на белокурого мальчишку с курносым носом ,в штанах с заплатами и старой, давно вылинявшей, курточке. Конечно, это Васька Карасев, сын алкашей из пятого подъезда. Зачем рожать такой сброд? Так нет же, разрешают им портить демографию. Прибить бы этого выродка! Если б ей было позволено, она бы Карасевых со света сжила.
- Иди, а то по заднице получишь, герой, - пыталась защититься пожилая дама.
Мальчик расхохотался, показал фигу и убежал, а Ирина пошла в соседский магазин. Подруги Ирины Львовны любили сухое вино.

Анна Семеновна
Ее маму так звали. Анна Семеновна была по-настоящему сильной женщиной, да и профессия у нее была мужская - хирург: растила Ирину без мужа. Замуж вышла в Челябинске, в эвакуации за полтавчанина. После войны Лев Григорьевич уговаривал Анну поехать с ним на родину, но Анна не захотела: на ее шее были еще два брата-студента, не могла же она бросить их на произвол судьбы. Она чувствовала ответственность, как старшая в семье: родителей расстреляли немцы, как и многих евреев, которые не успели покинуть Украину. Так муж и жена расстались, когда Ирочке не было и годика, чтобы никогда больше не увидеться. Мама просила Ирину съездить на Украину и познакомиться с отцом, но дочь твердо сказала:
- Какой он мне папочка, даже алиментов не платит.
- Я сама отказалась, ему трудно было, - возразила Анна Семеновна.
- Я тоже отказалась от него, давай прекратим глупый разговор.
Больше Анна Семеновна не заговаривала о бывшем муже, а, когда дочь стала восемнадцатилетней девушкой, неожиданно вышла замуж за мужчину с двумя детьми, оставив дочери однокомнатную квартиру. Каждые два дня она заходила к Ирине и готовила обеды, считая, что Ирочка – очень худенькая и нуждается в усиленном питании.

Ирочка

Ирочка прекрасно училась, после школы поступила в медицинский, выдержав огромный конкурс. Ради достижения цели девушка была готова на все.
- Как я рада, что ты тоже будешь врачом, - сказала мама, - Продолжишь династию. Тебе нравится лечить людей?
- Нет, я этого не могу сказать. Но врач - это престижно, буду врачом.
- Надо любить своих пациентов, - сказала Анна Семеновна.
- Ты не права, их надо лечить, а не любить.
- Я не согласна с тобой, Ирина.
- Твое дело, мама, каждый живет по-своему.
Шли годы учебы. Ирина училась упорно, шла на красный диплом и блистала знаниями. Но подруг у нее было мало, вернее, почти не было. Она по-прежнему оставалась эгоистичной и высокомерной. И вот получен диплом с отличием, девушка получила назначение на работу. Анна Семеновна радовалась: ее цель достигнута. Правда характер дочери доставлял ей некоторые разочарования, но она понимала, что дочь любит ее и прислушивается к ее словам. А молодость всегда строптива.

Леня

На вечер в медицинский пришло несколько молодых людей из политехнического. Один из них, невысокий и светловолосый, подошел к Ирине пригласил на танго.
- Меня зовут Леонидом, можно вас пригласить? – сказал он Ирине.
- Можно, - парень ей явно был по душе.
Леонид вызвался ее провожать. По дороге разговорились. Его родители были на оборонном заводе не последними людьми, а он тоже работал на этом заводе в КБ.
- Интеллигентный парень, - рассказывала матери Ирина, - Видно, что хорошо воспитанный. И, главное, семья небедная.
Анна Семеновна, много лет прожившая без мужского внимания, сказала Ирине:
- Спрячь свой характер, если парень хороший, постарайся найти с ним общее, может, он будет твоей судьбой.
- Постараюсь, мама, мне он нравится.
В то время Ирина была хороша собой. Стройная тонкая фигурка с небольшой грудью, полные ножки изящной формы…А лицо…оно, конечно, обычное, без особенностей, зато волосы русые темные вьются и такие густые. А глаза хоть и некрупные, зато голубые.
Свадьба была назначена, родители познакомились и понравились друг другу, тем более, что отец Лени и муж Анны Семеновны были фронтовиками. Ирина поменяла свою фамилию. Кравчик Ирина Львовна начала работать в районной поликлинике терапевтом, а вскоре стала мамой, родился их единственный сын Женька. Анна Семеновна ушла с работы и стала заниматься внуком, муж помогал ей. Ирина от ребенка была почти освобождена, училась готовить мужу еду, но это ей плохо удавалось. После маминых кулинарных изысков Леня долго привыкал к тому, что предлагала ему супруга: яичницу, пюре, сосиски, иногда борщ. Но из рук любимой женщины все кажется вкусным, и он привык к тому, что жена не любит готовить. В конце концов, не это главное. А сын уже пошел в школу, и Лене нравилось заниматься с ним. Мужчины: маленький и большой не чаяли души друг в друге. Главным для Женьки стал отец, но характером он пошел в Ирину, что так радовало ее.
Леонид любил жену, прощая ей все недостатки. Он был слишком порядочный и правильный, Ирина от природы была другого склада, Потому она старалась не все говорить мужу, знала, что многое ему не понравится. Из-за своей кристальной честности он не мог хорошо заработать, хотя трудился с удовольствием и не отлынивал ни от каких задач, поставленных начальством.
Ирина любила модно и дорого одеваться, потому по выходным поторговывала на рынке в области: в городе было неудобно, могут увидеть знакомые и больные. Ее это занятие увлекало все больше. Мужу это не нравилось, но он вынужден был смириться. 
Анна Семеновна просила:
- Доченька, может, не надо так себя загружать? Не стоит из-за тряпок не отдыхать.
- Мама, с моим сверх честным мужем всю жизнь буду бедствовать.
- Грех тебе на мужа жаловаться: семьянин, ребенка обожает, не пьет.
- Я и не жалуюсь, но с ним скучно, вот я и делаю, что хочу. Не пахнет от него мужиком, не пахнет. Тоскливый идиот с поправкой на интеллигентность.
Количество денег в ее кошельке росло, торговля ей нравилась. Появились новые шапка и шубка, сапожки, золотые вещи…да и новая машина для мужа.
Сын подрастал и особого внимания от Ирины не требовал. Им занимались мама, отчим и муж. Учился парень хорошо, да и особо не хулиганил. А муж вызывал у Иры раздражение, да и, как мужчина, он казался ей слишком холодным, а ей хотелось другого. Тогда она приняла решение – завести для души мужчину, только для личных радостей. И такой нашелся.

Мурад

Леонид прекрасно водил машину, а ремонтировать не мог. Однажды к Ирине на прием пришел пациент с высокой температурой, его звали Мурад. Она вынуждена была вызвать неотложку, и больного отвезли в больницу. Воспаление легких. Когда выписался, принес Ирине огромный букет роз. Так начался их роман.
О их отношениях не знал лишь Леонид. Думал, что он – пациент жены, работает в автомастерской, помогая Лене латать его авто.
Мурад - сын узбека и крымской татарки был необычайно хорош собой: высокий, с раскосыми глазами и смуглым широковатым лицом. Ирина постаралась, чтобы их встречи не были известны ни ее мужу, ни его супруге. Мурад был прекрасно обеспечен, для их встреч он договаривался со знакомой администраторшой гостиницы, и там они весело проводили время. Два года прошли, как в сказке. Даже маме и отчиму нравился Мурад, хоть они и не одобряли роман дочери. В дневное время многочисленные Иринины задания выполнял Мурад, вскоре к нему привыкли, как к члену семьи. Ирина сияла, увидев любимого, но Леня этого не замечал, он даже не допускал мысли, что жена ему не верна.
Однажды Ирина ждала Мурада на работе, чтобы выписать ему рецепты, но он не явился. 
- Такого еще не было, - думала она, - а, если сердце зашалило, не раз было, а он несерьезно к этому отнесся, а, может, на работе задержался? Почему не звонит? Как узнать? 
Она позвонила ему на работу, а сотрудник сказал, что ночью сорокалетний Мурад умер в больнице, обширный инфаркт.
Ирина плакала так искренне, что мама испугалась за нее.
- Что у тебя случилось? – спросил Леня.
- У меня ничего, а Мурад скоропостижно умер.
- Мурад? Ты что? Он же совсем молодой. Кто теперь будет чинить мою старушку?
- Дурак, человек умер, а ты со всей машиной!
- Извини, я…мне его очень жаль….просто я…я не понял….но ты плачешь так , будто я умер, твой муж.
-Ладно, помолчи, муженек. Ты всегда не то говоришь, - она почувствовала отвращение к Леониду. Ну и создание, просто чудо. Коммунист чертов.
На похороны она не пошла, справку покойному выписал врач больницы.
- Лучше б Ленька помер, до чего он мне опротивел, - думала она, наливая ему суп.
К сорока годам Ирина расцвела, стала довольно эффектной женщиной зрелого возраста. Мужчинам она нравилась, но мысли о Мураде заслоняли от нее всех поклонников. Это был единственный мужчина, которого она любила даже тогда, когда он ушел из жизни. Она снова увлеклась торговлей, стала ездить в Москву за товаром.

Владислав
Ирина накупила несколько чемоданов вещей и с трудом тащила их по перрону. Вдруг к ней подошел мужчина лет на пять-семь старше ее. Открытое лицо, милая улыбка:
- Разрешите, я вам помогу, поднесу ваши неподъемные чемоданы. Не бойтесь, не стащу, я – не жулик, рабочий.
- Я не боюсь, но неудобно загружать…
Он оказался с ней в одном в купе: поменялся местами. Сказал, что едет до ее города, а затем дальше на Север, там он работает вахтовым методом, прекрасно зарабатывает. С женой расстался семь лет назад, но счастье свое найти не смог: пока у него нет такой женщины, с которой он хочет прожить жизнь.
- Вы замужем, Ирочка?
- Да, но мужа не люблю, - честно сказала она.
- Пьет, гуляет?
- Слишком порядочный, мальчик из идеальной семьи.
- Да, это тоже не всегда нравится, иногда хочется чего-то такого, так?
- Так.
Незнакомец ей явно нравился, она уже называла его Владей, а сердце билось, как тогда, при встречах с Мурадом.
Маме и отчиму она рассказала о Владиславе. Собралась ехать к нему в северные края. Приехала окрыленная, и подала на развод с Леней. Как всякий порядочный человек, Леонид был ошарашен изменой жены, но его родители и близкие сделали все, чтобы подсластить пилюлю: убеждали, что его союз с Ириной трещал по швам и все равно подошел бы к концу.
Анна Семеновна страдала: она ценила и уважала зятя, а Женька равнодушно и словно со стороны смотрел на развод родителей. Материальные блага он получал чаще из рук матери, потому тянулся к ней. Но и у отца не забывал отовариться, хитрец.
Леонид страдал, а Ирина вся цвела от новой любви. Постоянные поездки на Север стали для нее привычными. Владислав дарил ей подарки и ухаживал за ней, как за королевой. Ирина пела дифирамбы новому возлюбленному. Анне Семеновне это не нравилось, она пыталась высказать свое мнение, но дочь говорила ей:
- Я была с Леонидом не слишком счастливой, он – холодный мужчина, а Владя – жар, огонь, пламя, я сгораю в нем дотла. Мамулька, ты не должна препятствовать нам. Тем более, Владик скоро уедет с Севера, я даже нашла ему работу. А квартиру мы разменяем: часть Леньке, часть мне. Владя добавит денежек, и мы возьмем двухкомнатную. Как ты думаешь, мамуля, в каком районе ее купить?
- Я все равно считаю своим зятем Леню. Меня твой Владислав не интересует.
- Потому что не видела Владю, он – прелесть, умеет ухаживать, я впервые почувствовала себя женщиной.
Ко дню приезда Владислава Ирина накупила продуктов и деликатесов. Бывший муж ушел к матери, он ждал, что жена все-таки одумается. Поэтому Ирина и Владя пока расположились в квартире, где Ира раньше жила с мужем. Начался размен, завершившийся удачно. Вскоре Ирина и ее новый гражданский муж поселились в новой квартире. Владя оказался хозяйственным и, в отличие от Лени, старательно варил борщи и тушил мясо для супруги и себя, да и прибрать квартиру не гнушался. Зато на работу все не выходил: искал место с большим заработком.

Анна Семеновна

Немолодая женщина уже давно жила одна, муж скоропостижно скончался. Дочь заходила часто: то одна, то с новым мужем, который непременно хотел, чтобы Ирина носила его фамилию.
- Ирина Львовна Колосова, смотри, как звучит! Скажите ей, Анна Семеновна!
- Согласна поменять фамилию, согласна!
Однажды мать сказала дочери:
- Зачем тебе это, Ира, квартира на тебе, как бы он не оттяпал у тебя часть площади, - говорила мама дочке.
- Мамуля, он – ангел, он никого и никогда не обидит.
- Только работы меняет часто.
- Зарабатывает он прилично и не пьет ни грамма, не курит.
- Что-то он мне антипатичен, - сказала Анна Семеновна, - Уж слишком угодливый и сладенький. Леня – настоящий, а этот, увидишь, что не совсем.
- Глупости, он же не виноват, что мы не встретились в юности. Кстати, твой Ленечка собрался жениться, а ты…
- И правильно, он мне звонил и рассказал. Она – учительница, добрая, характер хороший. Да, он новые «Жигули» купил. Так что не поспешила ли ты?
- Нет, я счастлива!
- Ну, ну…
Женька услышал разговор и сказал:
- Надо к папику наведаться, а то машинешку будут обкатывать другие.
- Женя! – одернула его Анна Семеновна.
- Он меня породил, он и должен меня обеспечивать.
-Папа помогает тебе. Ты учишься в институте, и имеешь возможность не подрабатывать.
-Ха, а что я пахать на тракторе обязан? Стипешка есть, и ладно.
Немолодая женщина грустно покачала головой: - Не такими я вас воспитывала, не такими…пожалуй, Леня мне ближе по духу, а вы….нет, вы не такие, не такие…
Через полгода она ушла из жизни, так и оставшись непонятой дочкой и внуком. А жизнь продолжалась.

Колосовы
Хитрый Женька брал деньги у обоих родителей, набрал некоторую сумму, стал закупать дефициты и торговать ими. Ирина, «кинув» детей отчима, присвоила квартиру матери, поселив там Женьку, а тот водил девчонок и друзей. Он искал выгодную партию и нашел. Моника была дочерью директора комбината по переработке нефти. При этом она была привлекательна : мама – эстонка, отец- полунемец- полуитальянец. Их предки жили в Эстонии да и теперь там жила их родня. Женька сделал ей предложение, вскоре молодые выехали в Эстонию, а оттуда в Германию, где у них родилась дочка.
Ирина сдавала квартиру, деньги откладывала, она вообще не была транжирой. На работе ей докучали старики и старухи, вызывавшие на дом врача. Она ненавидела их, кричала на них. На нее поступали жалобы, но начальство, зная ее лишь с хорошей стороны, не верило в это. А жалобы текли рекой, но главврач предпочитала их класть в архив: кому нужны жалобы выживших из ума стариков?
Отношения с Владей становились все хуже, оказывается он был «зашит», а теперь кончился срок, начались пьянки. Он выгнал ее из квартиры, она вынуждена была уйти жить в квартиру матери и отчима. Стали сильно болеть ноги, появилась хромота. Но она работу не бросала.
Подала в суд, но суд принял решение в пользу Влади, тот доказал, что купил жилье на свои кровные с Севера. Сказал Ирине:
- Сука, если будешь лезть в мою хату, обрублю ноги. Пошла на…..а то прибью.
Ей стало страшно, Ирина отступилась. Колосов продал квартиру и исчез.
Жить пришлось начать заново: благо, деньги она припрятала. От малого количества движения Ирина располнела, ноги болели все сильнее, лечения не помогали.
- Может уйти на пенсию? – раздумывала она, и сама себе отвечала: - Люблю жить красиво, разве можно терять деньги? Ни в коем случае.
Уже трудно было узнать в ней ту сияющую Ирину, которой она была раньше. И характер изменился, она стала ненавидеть людей. Как-то ее вызвали к престарелой пациентке- фронтовичке. Та стала жаловаться на боли в желудке, в позвоночнике.
- Да вам уже пора на кладбище, а вы еще что-то требуете, - сказала она старушке и вышла из квартиры.
Родственники старушки возмутились, написали жалобы, но…врачей не хватало, а Колосова – опытный доктор и знающий… Даже выговора не получила.

Эпилог.
Три подружки сидели за столом и уплетали деликатесы, которые выставила на стол Ирина.
- Девчонки, - сказала она, - а меня сегодня обозвали, представляете? Соседский Васька, замешанный на водке, сказал мне: Бабка-Ёжка – хромоногая ножка. Одна из подружек рассмеялась:
- Ну и детки пошли. Хотя мы уже все похожи на бабок ежек, что-то в нас переменилось, злые стали, ворчливые, перестали людей любить. Кстати, прости, Ирка, в такой день говорю, мне позвонили, вчера Леня умер от рака. В среду похороны. Сообщи сыну.
- Зачем? Он в Германии, разве поедет? И я не пойду, ноги больные, видите.
- Душа у тебя, Ирка, больная, душа. Лена, идем, пора домой, меня внуки заждались
- Да, Ира, нам пора. У меня Галка завтра жениха приведет, я еще не все успела приготовить.
- Мы пойдем на похороны, - сказала Лена,- Ирина, я думаю, ты тоже придешь, это последняя дань человеку.
- Не знаю. Если я буду ко всем ходить…
- Дура ты, дура! – и, схватив подругу за рукав, вышла из квартиры.
- Ушли….И Бог с ними, до чего противные и дрянные. А Женька не звонил. Ну-ка……..Сынок, это я. …Не смог позвонить?....Ты не считаешь это праздником……….Да, старею, ну и что…….Кто тебе сказал, что отец умер?.....Да, знаю, ладно, так и быть пошлю ему венок от тебя с надписью……Поняла….Зачем тебе деньги?.....Нет, у меня их нет, пора не клянчить, ты – большой мальчик……Паршивец, весь в своего покойного папочку. А денег никому не дам, никому. Потому что я – Бабка Ёжка….
май 2011

Рейтинг: +1 542 просмотра
Комментарии (2)
Армаити Андораитис # 10 апреля 2012 в 12:52 0
интересный рассказ, мне понравился flower
Зинаида Маркина # 4 июля 2012 в 18:11 0
Спасибо, прямо бальзам на душу