ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Аррамия. Глава14.

 

Аррамия. Глава14.

20 июня 2014 - Светлана Синева

а если ты жалел другого,

то можешь заново и снова

как тот осел на колесе,

все черпать Воду не себе…


Прошла еще неделя, я по-прежнему никого не принимала, а пару дней назад выбросила телефон, чтоб не заморачиваться совсем. Наступило настоящее знойное лето, я плохо переношу жару, хотя, за яркий солнечный свет и красоту природы можно простить многое.  Я пришла с работы, приняла прохладный душ и легла нагой на диван, классно!!!  В открытые балконные двери заглядывал ветер и проносясь по комнате касался своим дыханием моей кожи, восторг!!! Релакс!!!  Мысли не заставили себя ждать, вечно вмешиваются, так и сейчас, закрутились волчком над последними событиями. Люди не видят того, что ты делаешь, если ты сидишь рядом, закрыв глаза и не дотрагиваясь даже до них, им кажется, что ничего не происходит, и ты морочишь людям голову. Вот кому и морочишь, так это только себе. Людям хочется чуда сразу и тотально.  Так произошло и в этот раз.

Она нашла меня через третьи руки, явилась вчера вечером домой. Едва я открыла двери, как женщина ввалилась в коридор и бухнулась на колени, рыдая и причитая. Худощавая, небольшого роста с коротко остриженной прической обесцвеченных волос.

-Не нужно рыдать, - я провела ее в комнату, - сядьте на стул и расскажите, что вам от меня нужно.

-Я уже полгода не видела сына, я пишу ему смс, что скучаю по нему, я звоню сыночку, а он не отвечает и не берет трубку. Звоню снохе, она тоже не берет трубку. Что я такого сделала, что они так осердились на меня, я не могу без него, верните мне сына. Я просто уже не могу, - женщина не переставала рыдать, - мне жить не хочется, думаю не наложить ли на себя руки. Я могу сутки прореветь дома, и никак не успокаиваюсь, там внучка, ее я тоже давно не видела, зачем жить, помогите мне!

-Фотографию сына принесли?

Посетительница протянула мне снимок, вытащенный из сумки. На меня смотрел молодой человек в робе, какие носят заключенные, с нашитой фамилией и номером отряда.

- Да не из последних снимков, но это все, из того, что у меня есть, его зовут Антон.

- Хорошо, я посмотрю, а вы просто помолчите и прекратите реветь, вы мне будете мешать.

Она утерла ладонями лицо и, словно, замерла на стуле.

Я закрыла глаза. И нашла Антона в лесу, мрачный лес, все темно вокруг, ни единого шороха и звука. Молодой человек сидел на пятках возле старого сухого пня. Я спросила его.

-Почему ты тут сидишь?

В ответ он пожал плечами. Я огляделась и предо мной развернулась картина. Старуха в светлом цветастом головном платке и шубейке, какие были давно, знаете, короткий искусственный ворс, напоминающий плюшевые шторы, только черного цвета. Старая женщина хлопотала над обрядом, она разорвала фотографию на двое, разделив тех, кто был снят на снимке. Потом сожгла по очереди половинки на пне от огня зажженной церковной свечи. Пепел зарыла по разный стороны пня. Обряд старуха совершала молча. Антон и сидел над пеплом своей половинки. Я начала действовать, сожгла и пень, и старуху с ее колдовством. Когда стала чистить молодого человека, его мать сидела рядом на коленях, и продолжала выть.  Когда вычистила Антона, почистила и женщину. Забрала всю материнскую любовь из ее сердца, получился большой сияющий шар золотого света, и вложила в сердце Антона со словами.

-Теперь ты ощутишь всю силу материнской любви, она наполнит все твое сердечко, ты вспомнишь все бессонные ночи своей матери, выплачешь каждую слезинку, пролитую ею от тоски по тебе. Ты поймешь, что такое сыновняя любовь и до самого последнего вздоха земной жизни своей матери ты будешь думать о ней со всей благодарностью за данную тебе жизнь и всей любовью, и нежностью.

Забрала Антона из сердца матери, из головы ее и собрав по кускам сердечко несчастной, излечила его светом. Чтоб не болела больше душа по неблагодарному дитя, не рвалось сердце и не тянуло в петлю.

Антон бросился в колени матери со слезами и стал причитать.

- Мамочка, прости меня, прости, что я себя так вел!

Все это время я видела рядом Пресвятую Богородицу, Богинюшка всегда приходит помогать и научить, Слава Светлым Богам!

Я поставила обереги сыну и матери, и увела женщину, вернув ее в тело.

Я открыла глаза, женщина тоже сидела с закрытыми глазами в полудреме. Я тронула ее слегка за плечо, посетительница открыла глаза.

- Я почти уснула, так спокойно стало.

-Все теперь будет хорошо, вы перестанете плакать, сын еще придет к вам и на коленях будет просить вас простить его, и вы простите.

- А я когда к вам пошла, мой муж просил спросить, у меня молодой гражданский муж, на десять лет меня моложе, просил спросить, рожу ли я еще ему ребеночка?

-А вы готовы услышать то, что я скажу?

-Да, говорите?

-Я не видела вокруг вас никого, детей больше вы не родите, и муж ваш уйдет, вы будете доживать в одиночестве, ваше счастье будет в уже имеющихся детях.

- Не правда, мы так любим друг друга, у меня есть еще сын, но он живет не со мной, но помогает, приходит.

-Я никого больше не видела вокруг вас, может это потому, что вы так заняты были своим горем по поводу размолвки с Антоном, что второго сына не замечали, хотя, как вы говорите, что он рядом с вами.

-Наверно, но мне не верится, что мой муж уйдет?

-Как сказала, так сказала, вам пора идти, все, что я могла сделать, я сделала, теперь ждите.

Женщина порылась в сумке, - мне сказали, что вы берете 500 рублей, можно я вам дам только 400, а сотню еще принесу с получки?

-Оставьте на стуле ровно столько, сколько можете себе позволить, этого будет достаточно.

Я встала и направилась в коридор, давая понять, что сеанс окончен.

На стуле после ухода женщины нашла 400 рублей. Это было вчера.

А сегодня эта женщина нашла меня на работе, стояла днем перед окошком киоска Союзпечати и кричала.

-Все, что вы мне сказали вчера – полная херня, я сегодня встретилась с сыном, на улице случайно столкнулись, он мне такого наговорил! Что я не помогала Антону, когда он сидел в тюрьме восемь лет, что я и сейчас ему не помогаю, что у меня один только сынок – младшенький, что нашла себе хахаля молодого, вот и чтоб жила с ними, а про Антона забыла. Что у Антона есть семья – жена и дочь, а я ему никто, и он знать меня не хочет. Ну и не хочет, не хочет, я тоже теперь знать его не хочу, наговорил мне столько всего, я удалила их номера из телефона, все! Помогать ему, а сам-то сроду нигде не работал, а харю отъел, а сноха вся высохла, из-за швабры скоро не видать будет, Антоша на машине ездит, и еще какая-то помощь от меня нужна, ну и не хочет знать и пусть не знает!

- Все, что я сказала, будет. Вы по неразумению своему не поймете, что моя работа уже начала действовать, еще вчера вы рыдали и хотели руки на себя наложить, а сегодня удалили номера телефонов, метаморфоза. Полгода не видели сына, а сегодня случайно столкнулись, моя дорогая, - я рассмеялась, - нет ничего случайного, Боги начали соединять ваши перекрестки. Все будет, как я сказала, сноха уйдет и дочь Антон потеряет, друзья забудут, и он будет стоять у вашего порога.

- Да как же, конечно, он мне столько гавна наговорил, знать не хочет, конечно, после этого и я знать не хочу его.

-Ну да, а еще вчера, - я снова рассмеялась, - вы бы продолжали хвататься за его руки и рыдать, научитесь быть благодарными хотя бы Богам.

Я закрыла окошко киоска, давая понять, что разговор окончен. Женщина махнула рукой и ушла.             

Ветер снова пронесся по комнате, лизнув меня за бедро, а мысли вились калейдоскопом, что я упустила? Что сделала не так? Или чего не сделала? И как осенило, ну конечно, фотка! Я закрыла глаза и вернулась на пепелище. Туда, где был выжженный мной пень, протянула руки и попросила Матушку Землю.

-Матушка Земля, отдай мне пепел от фотографии?

Я увидела, как из земли поднялись две струйки пепла, ложась мне в ладони. Получилось две кучки. После этого я восстановила из этого пепла две половинки снимка, как в кино, когда пленку прокручиваешь в обратном направлении. Соединила половинки, спаяв разрыв светом.  На фотографии стояла мать, наклонив голову на плечо сына. Антон здесь еще совсем подросток, лет 14 или 15, в клетчатой рубахе. Ни то сиреневая, ни то синяя клетка на белом фоне.  Унесла фото к океану, вымыла в воде, прося у Вод.

-Матушка Вода, смой все наложенное, наносное, оставь только чистое, изначальное и унеси Светлым Богам, Они знают, что с этим снимком дальше делать.

И отпустила фотографию, ее подняло волной и понесло.

-Уразумела, - услышала я голос, - ты все сделала верно, не переживай, все так и будет, как ты сказала, ты отдала Богам, теперь Они трудятся.

Я поблагодарила Матушку Богиню, встала на колени и поцеловала Землю и Воду с благодарностью и любовью за помощь и труды. Слава Богам и Богиням!

Я открыла глаза, теперь я честно отработала, могу сказать, что сделала все, что могла. Встала, накинула халатик и пошла на кухню, открыла холодильник и закрыла. Ничего не хотелось, как можно есть в такую жару, выпила стакан воды и решила пойти лечь спать.  А, вот еще что произошло сегодня, мне вернули мой телефон. Я же выбросила его в мусорное ведро у подъезда, а когда шла с работы, нашла его в почтовом ящике. Удивительно, я расхохоталась, хотела избавиться не столько от средства связи, сколько привязи, но видимо еще время не пришло. 

Легла и взяла в руки свой мобильник, включила, тут же пошли смс, кто мне звонил и сколько раз, вернее пытался дозвониться, смешно. И тут же раздался звонок, я взяла трубку.

-Аррамия?

-Я вас внимательно слушаю, - на том конце со мной говорила женщина.

-У меня сын разводится с женой, но он не хочет развода и пытается сохранить семью, мне сказали, вы сможете помочь.

Еще смешнее, чем же я могу помочь?!

Но все же ответила, - пусть сын мне позвонит завтра.

-Хорошо, - положили трубку.

© Copyright: Светлана Синева, 2014

Регистрационный номер №0222067

от 20 июня 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0222067 выдан для произведения:

а если ты жалел другого,

то можешь заново и снова

как тот осел на колесе,

все черпать Воду не себе…


Прошла еще неделя, я по-прежнему никого не принимала, а пару дней назад выбросила телефон, чтоб не заморачиваться совсем. Наступило настоящее знойное лето, я плохо переношу жару, хотя, за яркий солнечный свет и красоту природы можно простить многое.  Я пришла с работы, приняла прохладный душ и легла нагой на диван, классно!!!  В открытые балконные двери заглядывал ветер и проносясь по комнате касался своим дыханием моей кожи, восторг!!! Релакс!!!  Мысли не заставили себя ждать, вечно вмешиваются, так и сейчас, закрутились волчком над последними событиями. Люди не видят того, что ты делаешь, если ты сидишь рядом, закрыв глаза и не дотрагиваясь даже до них, им кажется, что ничего не происходит, и ты морочишь людям голову. Вот кому и морочишь, так это только себе. Людям хочется чуда сразу и тотально.  Так произошло и в этот раз.

Она нашла меня через третьи руки, явилась вчера вечером домой. Едва я открыла двери, как женщина ввалилась в коридор и бухнулась на колени, рыдая и причитая. Худощавая, небольшого роста с коротко остриженной прической обесцвеченных волос.

-Не нужно рыдать, - я провела ее в комнату, - сядьте на стул и расскажите, что вам от меня нужно.

-Я уже полгода не видела сына, я пишу ему смс, что скучаю по нему, я звоню сыночку, а он не отвечает и не берет трубку. Звоню снохе, она тоже не берет трубку. Что я такого сделала, что они так осердились на меня, я не могу без него, верните мне сына. Я просто уже не могу, - женщина не переставала рыдать, - мне жить не хочется, думаю не наложить ли на себя руки. Я могу сутки прореветь дома, и никак не успокаиваюсь, там внучка, ее я тоже давно не видела, зачем жить, помогите мне!

-Фотографию сына принесли?

Посетительница протянула мне снимок, вытащенный из сумки. На меня смотрел молодой человек в робе, какие носят заключенные, с нашитой фамилией и номером отряда.

- Да не из последних снимков, но это все, из того, что у меня есть, его зовут Антон.

- Хорошо, я посмотрю, а вы просто помолчите и прекратите реветь, вы мне будете мешать.

Она утерла ладонями лицо и, словно, замерла на стуле.

Я закрыла глаза. И нашла Антона в лесу, мрачный лес, все темно вокруг, ни единого шороха и звука. Молодой человек сидел на пятках возле старого сухого пня. Я спросила его.

-Почему ты тут сидишь?

В ответ он пожал плечами. Я огляделась и предо мной развернулась картина. Старуха в светлом цветастом головном платке и шубейке, какие были давно, знаете, короткий искусственный ворс, напоминающий плюшевые шторы, только черного цвета. Старая женщина хлопотала над обрядом, она разорвала фотографию на двое, разделив тех, кто был снят на снимке. Потом сожгла по очереди половинки на пне от огня зажженной церковной свечи. Пепел зарыла по разный стороны пня. Обряд старуха совершала молча. Антон и сидел над пеплом своей половинки. Я начала действовать, сожгла и пень, и старуху с ее колдовством. Когда стала чистить молодого человека, его мать сидела рядом на коленях, и продолжала выть.  Когда вычистила Антона, почистила и женщину. Забрала всю материнскую любовь из ее сердца, получился большой сияющий шар золотого света, и вложила в сердце Антона со словами.

-Теперь ты ощутишь всю силу материнской любви, она наполнит все твое сердечко, ты вспомнишь все бессонные ночи своей матери, выплачешь каждую слезинку, пролитую ею от тоски по тебе. Ты поймешь, что такое сыновняя любовь и до самого последнего вздоха земной жизни своей матери ты будешь думать о ней со всей благодарностью за данную тебе жизнь и всей любовью, и нежностью.

Забрала Антона из сердца матери, из головы ее и собрав по кускам сердечко несчастной, излечила его светом. Чтоб не болела больше душа по неблагодарному дитя, не рвалось сердце и не тянуло в петлю.

Антон бросился в колени матери со слезами и стал причитать.

- Мамочка, прости меня, прости, что я себя так вел!

Все это время я видела рядом Пресвятую Богородицу, Богинюшка всегда приходит помогать и научить, Слава Светлым Богам!

Я поставила обереги сыну и матери, и увела женщину, вернув ее в тело.

Я открыла глаза, женщина тоже сидела с закрытыми глазами в полудреме. Я тронула ее слегка за плечо, посетительница открыла глаза.

- Я почти уснула, так спокойно стало.

-Все теперь будет хорошо, вы перестанете плакать, сын еще придет к вам и на коленях будет просить вас простить его, и вы простите.

- А я когда к вам пошла, мой муж просил спросить, у меня молодой гражданский муж, на десять лет меня моложе, просил спросить, рожу ли я еще ему ребеночка?

-А вы готовы услышать то, что я скажу?

-Да, говорите?

-Я не видела вокруг вас никого, детей больше вы не родите, и муж ваш уйдет, вы будете доживать в одиночестве, ваше счастье будет в уже имеющихся детях.

- Не правда, мы так любим друг друга, у меня есть еще сын, но он живет не со мной, но помогает, приходит.

-Я никого больше не видела вокруг вас, может это потому, что вы так заняты были своим горем по поводу размолвки с Антоном, что второго сына не замечали, хотя, как вы говорите, что он рядом с вами.

-Наверно, но мне не верится, что мой муж уйдет?

-Как сказала, так сказала, вам пора идти, все, что я могла сделать, я сделала, теперь ждите.

Женщина порылась в сумке, - мне сказали, что вы берете 500 рублей, можно я вам дам только 400, а сотню еще принесу с получки?

-Оставьте на стуле ровно столько, сколько можете себе позволить, этого будет достаточно.

Я встала и направилась в коридор, давая понять, что сеанс окончен.

На стуле после ухода женщины нашла 400 рублей. Это было вчера.

А сегодня эта женщина нашла меня на работе, стояла днем перед окошком киоска Союзпечати и кричала.

-Все, что вы мне сказали вчера – полная херня, я сегодня встретилась с сыном, на улице случайно столкнулись, он мне такого наговорил! Что я не помогала Антону, когда он сидел в тюрьме восемь лет, что я и сейчас ему не помогаю, что у меня один только сынок – младшенький, что нашла себе хахаля молодого, вот и чтоб жила с ними, а про Антона забыла. Что у Антона есть семья – жена и дочь, а я ему никто, и он знать меня не хочет. Ну и не хочет, не хочет, я тоже теперь знать его не хочу, наговорил мне столько всего, я удалила их номера из телефона, все! Помогать ему, а сам-то сроду нигде не работал, а харю отъел, а сноха вся высохла, из-за швабры скоро не видать будет, Антоша на машине ездит, и еще какая-то помощь от меня нужна, ну и не хочет знать и пусть не знает!

- Все, что я сказала, будет. Вы по неразумению своему не поймете, что моя работа уже начала действовать, еще вчера вы рыдали и хотели руки на себя наложить, а сегодня удалили номера телефонов, метаморфоза. Полгода не видели сына, а сегодня случайно столкнулись, моя дорогая, - я рассмеялась, - нет ничего случайного, Боги начали соединять ваши перекрестки. Все будет, как я сказала, сноха уйдет и дочь Антон потеряет, друзья забудут, и он будет стоять у вашего порога.

- Да как же, конечно, он мне столько гавна наговорил, знать не хочет, конечно, после этого и я знать не хочу его.

-Ну да, а еще вчера, - я снова рассмеялась, - вы бы продолжали хвататься за его руки и рыдать, научитесь быть благодарными хотя бы Богам.

Я закрыла окошко киоска, давая понять, что разговор окончен. Женщина махнула рукой и ушла.             

Ветер снова пронесся по комнате, лизнув меня за бедро, а мысли вились калейдоскопом, что я упустила? Что сделала не так? Или чего не сделала? И как осенило, ну конечно, фотка! Я закрыла глаза и вернулась на пепелище. Туда, где был выжженный мной пень, протянула руки и попросила Матушку Землю.

-Матушка Земля, отдай мне пепел от фотографии?

Я увидела, как из земли поднялись две струйки пепла, ложась мне в ладони. Получилось две кучки. После этого я восстановила из этого пепла две половинки снимка, как в кино, когда пленку прокручиваешь в обратном направлении. Соединила половинки, спаяв разрыв светом.  На фотографии стояла мать, наклонив голову на плечо сына. Антон здесь еще совсем подросток, лет 14 или 15, в клетчатой рубахе. Ни то сиреневая, ни то синяя клетка на белом фоне.  Унесла фото к океану, вымыла в воде, прося у Вод.

-Матушка Вода, смой все наложенное, наносное, оставь только чистое, изначальное и унеси Светлым Богам, Они знают, что с этим снимком дальше делать.

И отпустила фотографию, ее подняло волной и понесло.

-Уразумела, - услышала я голос, - ты все сделала верно, не переживай, все так и будет, как ты сказала, ты отдала Богам, теперь Они трудятся.

Я поблагодарила Матушку Богиню, встала на колени и поцеловала Землю и Воду с благодарностью и любовью за помощь и труды. Слава Богам и Богиням!

Я открыла глаза, теперь я честно отработала, могу сказать, что сделала все, что могла. Встала, накинула халатик и пошла на кухню, открыла холодильник и закрыла. Ничего не хотелось, как можно есть в такую жару, выпила стакан воды и решила пойти лечь спать.  А, вот еще что произошло сегодня, мне вернули мой телефон. Я же выбросила его в мусорное ведро у подъезда, а когда шла с работы, нашла его в почтовом ящике. Удивительно, я расхохоталась, хотела избавиться не столько от средства связи, сколько привязи, но видимо еще время не пришло. 

Легла и взяла в руки свой мобильник, включила, тут же пошли смс, кто мне звонил и сколько раз, вернее пытался дозвониться, смешно. И тут же раздался звонок, я взяла трубку.

-Аррамия?

-Я вас внимательно слушаю, - на том конце со мной говорила женщина.

-У меня сын разводится с женой, но он не хочет развода и пытается сохранить семью, мне сказали, вы сможете помочь.

Еще смешнее, чем же я могу помочь?!

Но все же ответила, - пусть сын мне позвонит завтра.

-Хорошо, - положили трубку.

Рейтинг: 0 137 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!