ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → Аррамия. Глава 3 (продолжение).

 

Аррамия. Глава 3 (продолжение).

24 сентября 2013 - Светлана Синева

Катерина устроилась за столом, выудив из кармана халата шоколадку.

-Однако, ужин?!

-Да ладно.

-А у меня курица есть, принести?

-Отстань, лучше чай наливай к шоколадке, я чайник недавно отключила, еще горячий.

-А зачем ты отключаешь термо-чайник?

-Ну,  ночью-то он мне на что?!

Катька соскочила и налила две чашки  с чаем, она знала, где и что у меня на кухне лежит, периодически забегала.

-А ты-то чего приперлась на ночь глядя?

Катя выудила из кармана фотку и положила на стол. С фотографии на меня смотрел мужчина лет 60-и.

-Это кто?

Мой отец, Алексей.

Я подняла глаза на Катю, отломила кубик шоколада и положила в рот.

-Ну, понимаешь, Ланка, отец с матушкой с детства в разводе, ты же помнишь, мне тогда лет девять было, все эти годы мы никак не общались. А тут он сам позвонил, оставил завещание на меня на однушку.

-А я причем?

-Ну,  посмотри, у него рак, а мне не хочется, чтоб папа умер. Мы только начали вновь общаться, он классный!

Я смотрела на девушку среднего роста, немного полненькая, но, ей это было к лицу. Я даже не представляю Катю худой, она с детства росла бзбитая. Волосы светло русые, вечная стрижка «каре», все остальное в ней менялось со скоростью света. То ресницы наростит, то ногти, то цвет глаз изменит, сейчас всякие линзы продают. И только Катька звала меня по имени, данному родителями – Ланка.

-Ну, Ланка?! Ты же помнишь, что мать запретила  с папой общаться после развода, когда он ушел в другую  семью.

-Ладно, только избавь меня от рассказов о детстве, я помню.

Я взяла  фото в руки, заглянула в глаза и «пошла» за мужчиной. Увидела, как Алексей идет по голубому лучу, я окрикнула, мужчина обернулся.

-Зачем ты меня зовешь?

-Твоя дочь не хочет, чтоб ты уходил, может,  ты вернешься, все можно изменить?

-Как Соньки не стало, я не хочу больше жить, я не вернусь.

-Хорошо, иди куда идешь.

Я повернулась  к Катерине, и положила фотографию на стол. С минуту молчала, потом спросила.

-Как давно он слег?

-Неделю как совсем не встает и от врачей отказывается.

-Кто такая Соня?

-Не  знаю, - девушка  остолбенела.

-Кать, твой отец уже половину прошел до точки невозврата, и он не хочет возвращаться.

Девушка как-то странно съежилась и из Катиных глаз стали капать слезы.

- Не хочу, чтоб он умер.

-Хочешь ты или не хочешь, но это его решение, только его путь, только его жизнь, но не твоя! И ты должна научиться уважать решение отца, ты должна отпустить папу, он итак сделал тебе хороший прощальный подарок – квартиру, отпусти его.

-Конечно,  мне будет не хватать его и его пенсии, ведь последний месяц я живу у отца.  С папой интересно.

-Кать?!

-Сколько ему осталось?

-Не больше недели, Катюш.

-И что мне делать?

-Проведи с ним последние дни, возьми отпуск, только не вой, а постарайся насладиться каждой минутой общения, наверстай упущенные годы и подари отцу радость от своего присутствия.

-Ну у тебя же были раковые и ты помогала!

-Здесь другое.

-Да чем же другое?

-Катя, отец не хочет возвращаться, и спроси у отца, кто такая Соня, может, тогда поймешь.

-Ладно, - а сама продолжала утирать слезы.

Мы так часто не умеем принимать чужих решений, все не понятное кажется нам неприемлемым. Мы не умеем отпускать, вцепляемся в последний шанс зубами, и пытаемся прорасти всеми корнями в человека. Будь то заболевший близкий человек,  погибший внезапно родственник или просто любимый. И когда он уходит, словно, душу из нас вынули. А надо такую малость – научиться любить не привязываясь, научиться отпускать, научиться уважать чужое решение. А выглядит, будто у ребенка отбирают любимую игрушку,  ребенок орет и вопит без умолку.

-Ты думаешь, тебе сейчас отца жалко?

-А кого, - Катя ошарашенно посмотрела на меня?

-Себя! Тебе жалко себя, загляни в свое сердце и пойми, что я права.

-Ты ненормальная!

Я рассмеялась, - только, кто устанавливает эти нормы? Если я ненормальная, то не ненормальнее гор или же рек.

-Ты шизанутая, ты это знаешь? Но, я все равно люблю тебя, Ланка!

-Я тоже тебя люблю, Катюша, но сейчас, тебе лучше пойти домой, иди спать, Кать, твоя семья уже потеряла тебя наверно. Тем более  что ты месяц тусишь у отца. И мне пора спать уже.

Девушка встала и пошла к двери. Чай так и остался нетронутым на столе, как и распечатанный шоколад.

 

(продолжение следует).

© Copyright: Светлана Синева, 2013

Регистрационный номер №0160893

от 24 сентября 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0160893 выдан для произведения:

Катерина устроилась за столом, выудив из кармана халата шоколадку.

-Однако, ужин?!

-Да ладно.

-А у меня курица есть, принести?

-Отстань, лучше чай наливай к шоколадке, я чайник недавно отключила, еще горячий.

-А зачем ты отключаешь термо-чайник?

-Ну,  ночью-то он мне на что?!

Катька соскочила и налила две чашки  с чаем, она знала, где и что у меня на кухне лежит, периодически забегала.

-А ты-то чего приперлась на ночь глядя?

Катя выудила из кармана фотку и положила на стол. С фотографии на меня смотрел мужчина лет 60-и.

-Это кто?

Мой отец, Алексей.

Я подняла глаза на Катю, отломила кубик шоколада и положила в рот.

-Ну, понимаешь, Ланка, отец с матушкой с детства в разводе, ты же помнишь, мне тогда лет девять было, все эти годы мы никак не общались. А тут он сам позвонил, оставил завещание на меня на однушку.

-А я причем?

-Ну,  посмотри, у него рак, а мне не хочется, чтоб папа умер. Мы только начали вновь общаться, он классный!

Я смотрела на девушку среднего роста, немного полненькая, но, ей это было к лицу. Я даже не представляю Катю худой, она с детства росла бзбитая. Волосы светло русые, вечная стрижка «каре», все остальное в ней менялось со скоростью света. То ресницы наростит, то ногти, то цвет глаз изменит, сейчас всякие линзы продают. И только Катька звала меня по имени, данному родителями – Ланка.

-Ну, Ланка?! Ты же помнишь, что мать запретила  с папой общаться после развода, когда он ушел в другую  семью.

-Ладно, только избавь меня от рассказов о детстве, я помню.

Я взяла  фото в руки, заглянула в глаза и «пошла» за мужчиной. Увидела, как Алексей идет по голубому лучу, я окрикнула, мужчина обернулся.

-Зачем ты меня зовешь?

-Твоя дочь не хочет, чтоб ты уходил, может,  ты вернешься, все можно изменить?

-Как Соньки не стало, я не хочу больше жить, я не вернусь.

-Хорошо, иди куда идешь.

Я повернулась  к Катерине, и положила фотографию на стол. С минуту молчала, потом спросила.

-Как давно он слег?

-Неделю как совсем не встает и от врачей отказывается.

-Кто такая Соня?

-Не  знаю, - девушка  остолбенела.

-Кать, твой отец уже половину прошел до точки невозврата, и он не хочет возвращаться.

Девушка как-то странно съежилась и из Катиных глаз стали капать слезы.

- Не хочу, чтоб он умер.

-Хочешь ты или не хочешь, но это его решение, только его путь, только его жизнь, но не твоя! И ты должна научиться уважать решение отца, ты должна отпустить папу, он итак сделал тебе хороший прощальный подарок – квартиру, отпусти его.

-Конечно,  мне будет не хватать его и его пенсии, ведь последний месяц я живу у отца.  С папой интересно.

-Кать?!

-Сколько ему осталось?

-Не больше недели, Катюш.

-И что мне делать?

-Проведи с ним последние дни, возьми отпуск, только не вой, а постарайся насладиться каждой минутой общения, наверстай упущенные годы и подари отцу радость от своего присутствия.

-Ну у тебя же были раковые и ты помогала!

-Здесь другое.

-Да чем же другое?

-Катя, отец не хочет возвращаться, и спроси у отца, кто такая Соня, может, тогда поймешь.

-Ладно, - а сама продолжала утирать слезы.

Мы так часто не умеем принимать чужих решений, все не понятное кажется нам неприемлемым. Мы не умеем отпускать, вцепляемся в последний шанс зубами, и пытаемся прорасти всеми корнями в человека. Будь то заболевший близкий человек,  погибший внезапно родственник или просто любимый. И когда он уходит, словно, душу из нас вынули. А надо такую малость – научиться любить не привязываясь, научиться отпускать, научиться уважать чужое решение. А выглядит, будто у ребенка отбирают любимую игрушку,  ребенок орет и вопит без умолку.

-Ты думаешь, тебе сейчас отца жалко?

-А кого, - Катя ошарашенно посмотрела на меня?

-Себя! Тебе жалко себя, загляни в свое сердце и пойми, что я права.

-Ты ненормальная!

Я рассмеялась, - только, кто устанавливает эти нормы? Если я ненормальная, то не ненормальнее гор или же рек.

-Ты шизанутая, ты это знаешь? Но, я все равно люблю тебя, Ланка!

-Я тоже тебя люблю, Катюша, но сейчас, тебе лучше пойти домой, иди спать, Кать, твоя семья уже потеряла тебя наверно. Тем более  что ты месяц тусишь у отца. И мне пора спать уже.

Девушка встала и пошла к двери. Чай так и остался нетронутым на столе, как и распечатанный шоколад.

 

(продолжение следует).

Рейтинг: 0 145 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!