АКТРИСА

27 января 2013 - Игорь Коркин

    На курсах актёрского мастерства, которые проводила несостоявшаяся актриса Евгения Затычка, собирался обычно разномастный народ. Сюда приходили начальники, желающие мастерски внушать людям о проблемах предприятия, женщины, которые хотели красиво лгать мужьям, владельцы финансовых пирамид, желающие научиться гипнотизировать своих жертв. Кто-то хотел научиться клеить женщин.

На сегодняшнюю вводную лекцию пришли два «казановы», два лохотронщика, два директора, две неверные жены и, как ни странно, одна провалившаяся в первом туре в «Щуку» девушка. Курсы Женя проводила не первый год и могла с уверенностью рассказать о каждом студенте группы.
Директоры видели впервые друг друга, но сели за один стол, чувствуя своего. Они так и пришли со своих обанкротившихся заводов в синих пиджаках и красных галстуках. Большие начальники не мигая, с каменными лицами слушали Затычку. В принципе, отличить их было проблематично, разве что по количеству волос на лысинах. Женя автоматически назвала их Боликом и Лёликом.

Надо сказать несколько слов о помещении, которое арендовала Затычка. Раньше здесь находился морг. Ремонт никто не делал, да и не потянула бы бедная актриса помещение с хорошим ремонтом. Специфический трупный запах нельзя было удалить, оттереть, отскоблить, отмыть. Клиенты догадывались об этом, но держались стойко - их устраивала низкая цена курсов, поэтому они молчали, как кролики, слегка прижав нос пальцами.
По количеству и массе золота на неверных жёнах Затычка сразу определила, что они на самом деле «неверные». Вывод прост: мужья замаливают свои грехи подарками, а жёны закрывают на это глаза. Однако, долг платежом красен и более лучшего подарка, чем «рогатый» муж на всём белом свете не сыскать. Они пришли подучиться манере поведения на презентациях, семинарах, деловых встречах мужей и как найти вескую причину, чтобы свинтить с этих скучных мероприятий.
Лица «казанов» как нельзя лучше рассказывали о хозяевах, хотя они и не были похожи друг на друга. Женя посмотрела в анкеты слушптелей и определила индуктивным методом, что маленького весельчака с длинным носом фамилия Кукушкин Василий. Рот у Василия не закрывался, не потому, что он был словоохотлив, а потому, что стоматолог-самоучка неправильно смастерил ему вставную челюсть. А вот возле Васи сидел юноша с фигурой атлета и с личиком зайчонка. Фамилия у него была странная - Подопригора. После фамилии стояло какое-то имя, вроде Стас или Влас, но с реальным «Зайка» они никак не конкурировали.
Милое ангельское личико девушки, провалившейся в «Щуке», можно было описать одним единственным предложением:
«Думала, что это член экзаменационной комиссии, а оказался член общества охраны животных».
Лохотронщики сидели поодаль. По их движущимся пальцам и глазам даже первоклассник мог определить, кто перед ним.
С такой вот компанией и предстояло Жене отработать три месяца.

Недавно актрисе исполнилось тридцать лет. В отличие от «охранницы животных», ей повезло. Перед вступительными экзаменами Затычка нашла нужного человека. Мужчина неопределённого возраста с бородой Гришки Распутина, выслушав её «Песнь о вещем Олеге», положил ключи на её худые, неприкрытые юбкой колени.
«Распутин» оказался человеком невероятно грузным и колючим. У хрупкой Женьки не хватило сил долго удерживать на себе этот вес - бородач, видать, был знаком только с Радж Капуром, а камасутру не читал. От нехватки кислорода девушка потеряла сознание, а когда очнулась, её затычка исчезла навсегда, промежность и живот липли от какой-то белой вязкой жидкости.
«Клей ПВА» - подумала абитуриентка.
Зато скоро она обнаружила себя в списках студентов, но фамилию как-то странно написали. Примерно так:

ЗАТЫЧКУ Ё. Б.

Она никак не могла взять в толк, почему над заглавной буквой её имени появились две точки. Поэтому новоиспечённая студентка пошла в секретариат разбираться. Там извинились, объяснив, что машинистка только поступила на работу, а до этого работала на товарной станции в такой же должности. На груди секретаря-машинистки красовался бейджик с надписью «З.А ЛУПУ». Видать, она напечатала Женькины имя и фамилию на свой, молдавский лад.


Учёба шла своим чередом. Затычка училась на третьем курсе, но замучилась таскаться по общежитиям и квартирам.
Одногруппницы удачно выскакивали за художников, сценаристов, музыкантов, преподавателей и прочий лом киноиндустрии, а Затычка терпеливо дожидалась своей судьбы, как последний негритёнок из знаменитого романа Агаты Кристи. Конечно, её приглашали на мелкие роли в массовках, эпизодах, но жених на белом коне всё не ехал. А вот чёрный жених на выпускном вечере подъехал. Звали его Аслан, он тоже окончил «Щуку», актёрский факультет, только двумя годами ранее и сидел на «эпызод», «мософка» и «рэклама». Не хотели брать азербайджанца Велиева Аслана на «харошый рол». Жил начинающий актёр с мамой в московской «двушке», что уже для молодой Женьки о чём-то говорило.
«Евгения Велиева! Вроде ничего» - размышляла Женька.
Да и подружки хорошо отзывались об азербайджанцах: не пьют, жён не бьют, одевают, обувают, заботятся о детях и всё такое.

Какого же было удивление, когда после заключения брака, муж взял её фамилию – Затычка, не понимая, что по-русски оно обозначает. А всё обстояло куда проще. Вскоре Аслану Зтычке скоро предложили небольшую роль в белорусской короткомеражке «Молоко на границе». Сюжет фильма очень прост: россияне не пропускают молочные белорусские продукты, Аслан, в роли белорусского водителя фуры, посмотрев на срок годности молока на флягах, открывает их и угощает российских таможенников из большой литровой кружки со словами:
«Продукт бэз ГМО, продукт бэз ГМО, полностью натуралный».
Молока на всех не хватало, каждый таможенник повторял одну и ту же фразу:
«И мне, и мне, и мне».
После выхода белорусского ролика на экраны интерес к «звезде» проявили украинцы, и сняли короткометражку в Киеве за два дня. Вот её сюжет. Возле газопровода с надписью «Россия – Европа» останавливается машина – бочка. Из неё выходит Аслан в каске, раскрашенной под цвет украинского триколора. Под звуки украинского гимна он принимает из рук Януковича дрель с крупным сверлом. Аслан сверлит отверстие в трубе, вставляет туда шланг из бочки и говорит:
«Нэ хотытэ па-харошый, будэт па-плахой!».
Скоро весть о талантливом артисте разнеслась по всем странам ближнего зарубежья. Заказать великого артиста смогли таджики, и дать «звезде» ключевую роль в Фильме «Ключи от рая». В нём Аслан, загримированный под мэра Москвы, передаёт большой символический ключ от города Рахмонову.
Китай пригласил Аслана Затычку сыграть главную роль в фильме «Сибирьцянь». Фильм начинается с заставки, подобной «Мосфильму», только вместо рабочего и колхозницы посреди вековых сосен стоят Аслан и китаец, держащие в вытянутых руках бензопилу «Дружба».
«Мосфильм» тоже пригласил артиста сыграть роль владельца предприятия. Аслан в шикарном костюме выдаёт зарплату узкоглазым рабочим. Один из гастарбайтеров считает деньги и говорит работодателю на ломаном русском:
«А когда второй част? Тут толко палавин.»
Аслан с деловым видом закуривает сигарету, пускает дым «кольцом» и гордо отвечает:
«Завтра».
Фильм начинается с титра: «Аслан Затычка в фильме ужасов «Завтра не наступит никогда»».
Теперь он крутил домочадцам фильмы с его участием, и когда шли титры, останавливал кадр и повторял:
- Сматры, сматры, Аслан Затычка, Аслан Затычка! Это я, это я!

Через год Женя родила наследника - оглын. К четырём годам ребёнок мог говорить на двух языках – азербайджанском и русском. Одну из стен в спальне супругов занимала Советского Союза. Аслан громко спрашивал сына:
- Оглын, скажи, какая столица Азербайджана?
Сынишка наводил луч электронной указки на жирную точку и радостно кричал:
- Масква! Масква! Масква!

А скоро новоиспечённая звезда совсем не стала уделять внимания законной супруге.
Должность «часового» в доме занимала свекровь Евгении. Имя у неё было труднопроизносимым, поэтому про себя она называла её Вороной. Так вот, Ворона никогда никуда не выходила, квартиру не покидала. Она являлась своего рода квартирной видеокамерой. Откуда в доме появлялись продукты, никто не знал, но на плите всегда был горячий обед, завтрак, ужин, холодильник иногда даже невозможно было закрыть от изобилия продуктов. Ворона чётко проверяла уход – приход невестки с работы. Шаг вправо, шаг влево – расстрел.
Однажды, прибыв со своих курсов, Женечка обнаружила в супружеском ложе мужа с другой женщиной. Она даже не успела открыть рот от гнева, зато муж отреагировал вполне спокойно:
- Закрой двэр, ми играем пастэлный сцэн.
Аппетитного вида блондинка стояла на полу на четвереньках, а Аслан пытался пристроиться к ней сзади и громко кричал:
- Внымание, вхожу в рол.
Надо сказать, что сцены такого рода теперь часто происходили в квартире – киностудии, и главный герой даже повесил табличку на двери спальни:
«Нэ вхадит, сьомка пастэльный сцэн».
В баре или на улице муж спокойно мог подойти к понравившейся женщине, а жене сказать:
- Дарагая, я её снымаю, - и лез в карман проверить местоположение кожаной камеры.

Итак, на первом уроке Евгения пробежалась по миру театра и кино, рассказала историю этого вида искусства. Поведала о древнем Риме, системе Данченко, Станиславского, Немировича, Эйнштейна и Эзейнштейна, в чём эти люди отличны и схожи. Честно говоря, она и сама не знала, кто они и не хотела знать.
А деревенский Зайка смотрел на Женьку и глотал слюнки. Он снимал койко-место в однокомнатной квартире и мечтал просто научиться разговаривать с особами прекрасного пола. Когда после лекции все ушли, Зайка подошёл к Женьке и спросил:
- Можно вас проводить?
Лектору тоже понравился Зайка. До часа-бык оставалось ровно пятьдесят пять минут, а какие у Аслана рога, очень хотелось увидеть.
- Куда проводить?
- Куда захотите.
Отсчёт времени, тем не менее, пошёл, и надо было срочно решать, где в людном городе уединиться с Зайкой.

На улице Зайка неумело лип к спутнице и лопотал на своём, заячьем, Женька же рыскала по сторонам в поисках подходящего места. Вдруг, она заметила магазин «Двери», а продавец как раз вешала табличку с надписью «Распродажа 75%».
Держась за руки, пара вошла в магазинчик. Значительную часть небольшого помещения занимали стойки с рядами мужских и женских брюк. Возле двери – касса, а у противоположной стены – единственная примерочная. Встречали посетителей две девушки довольно высокого роста и тощего телосложения.
«Симка и Флэшка» - улыбнулась Затычка.
- Выбирайте брюки, - пропищала Симка.
- Оптовым покупателям от десяти пар скидка 50%, - бубнила Флэшка.
- Чудненько, - радостно отчеканила Женька. – Давайте нам двадцать пар -десять мужских и десять женских, мы пойдём мерить.
- Супер! – обрадовалась Симка. – Какие размеры?
- Любые, давайте любые, - нетерпеливо протараторила Затычка.

Зайка следил за сценой, не понимая задумки спутницы.
- Женя, зачем нам столько брюк?
- Так скидки же…
- А куда они их будут скидывать? – не унимался деревенский парнишка.
- В помойку, куда же больше, - огрызнулась Женька.
Она взяла два десятка брюк с плечиками, вместе с Зайкой вошла в примерочную и закрыла занавески.
- Говорить буду я, а ты молчи, как раз актёрскому мастерству подучишься, - бросила Женька, спешно раздеваясь. Подопригора, подопри меня!
Зайка поднял Затычку, как булавку, прижал её к перегородке примерочной и вставил свою затычку. В этот момент раздался визгливый женский голос в зале:
- Мне срочно надо померить брюки!
- Становитесь в очередь, в примерочной люди, - парировала Симка.
Зайка увеличил ход поршневой группы, монотонно ударяя Затычку о пластиковый корпус примерочной кабины.
- Милый, - простонала Женька. – Кажется не тот фасон, посмотри, как на мне сидит.
- Вроде ничего, ничего, ничего, ничего, - зачастил Зайка.
- Давай другие посмотрим.

Народ, между тем, прибывал. Магазинчик расположился на месте хрущёвской «двушки», поэтому торговый зал занимал всего двадцать квадратов. Цифра невероятных скидок гипнотически действовала на людей - никто не мог пройти мимо такого весомого аргумента.
- Так сколько вы там будете мерить? Тут люди! Всем надо, - бурчал мужчина с разводным ключом в руке.
- Как вы думаете: кто внутри? Нам тоже надо, надо, надо, - тараторила Затычка, помогая партнёру.

В магазин уже никто не заходил - не было места, часть очереди перекочевала на улицу. Наконец, Флэшка приблизилась к примерочной и с высоты своего птичьего полёта заглянула внутрь. Да, примерка шла полным ходом. А тем временем стойки с брюками опустели, - всё было на руках у потенциальных покупателей, и как долго они останутся потенциальными, теперь зависело от парочки, которая оккупировала единственную примерочную. Пустые стойки рабочие занесли в подсобку, а освободившееся пространство сразу заполнили покупатели с двумя, а то и тремя парами брюк.
- Слушайте, - воскликнул усатый господин в ковбойской шляпе. – Кажется, там не меряют.
- А что же делают?
Все присутствующие замолкли в ожидании ответа и обратили свои взоры к кабинке, из которой раздавались звуки иного характера.
Гнетущую тишину прервала мелодия звонка телефона Симки «Подожди и я приду»:
- Да. Что? Ошиблись? Как ошиблись? – недовольно спросила Симка. – Вроде ещё ни одной пары не продали. Хорошо, хорошо, Алла Борисовна, будет сделано.
Рост Симки достигал метр девяносто, так что её прекрасно видели все покупатели. Ахи и охи, между тем, не стихали.
- Быстрей, быстрей! - кричала Затычка, мечтая выжать все соки из примерочной.
Но экономные малоимущие горожане уже не обращали внимания на звуки - народ замер с надеждой услышать радостную весть, что процент по скидкам увеличится. Однако, Симка упёрлась рукой в потолок и крякнула:
- Господа, извините, вышла ошибка: это не в нашем магазине распродажа, а в соседнем.
- Нет, нет!- завопила разгневанная толпа. – Сдох, значит, сдох!
Люди без примерки повалили к кассиру, желая заплатить и уйти. Но, увы, это было уже невозможно. Тем не менее, самые ушлые, прорвав кольцо оцепления из трёх сотрудниц, пробрались к выходу.
- Полиция! Полиция! Грабят!
Но было уже поздно: толпа с заветным, добытым с боем товаром, ринулась на улицу.

А Зайка тем временем, разложив Затычку на куче новеньких брючек, продолжил дело. Под крики взбушевавшейся толпы любовники уже не сдерживали стонов. Двери под сильнейшим прессом треснули и выпали на улицу.
- Всё, - запищала в экстазе Затычка. – Салют! Ах! Ах! Ах! Взлетаем!

Когда через пять минут любовники вышли из примерочной, Флэшка робко заметила:
- Спасибо, что сохранили хоть эти двадцать пар.
Уборщица подметала мусор, оставленный клиентами.
- Ну вот, успели, - улыбнулась счастливая актриса, взглянув на часы. – У меня есть полчаса, чтобы доехать домой.
- Что насчёт завтра?
- Что-нибудь придумаем - мы же актёры, - выдохнула Женька и, слегка покачиваясь, направилась к метро.
 

© Copyright: Игорь Коркин, 2013

Регистрационный номер №0112732

от 27 января 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0112732 выдан для произведения:

    На курсах актёрского мастерства, которые проводила несостоявшаяся актриса Евгения Затычка, собирался обычно разномастный народ. Сюда приходили начальники, желающие мастерски внушать людям о проблемах предприятия, женщины, которые хотели красиво лгать мужьям, владельцы финансовых пирамид, желающие научиться гипнотизировать своих жертв. Кто-то хотел научиться клеить женщин.

На сегодняшнюю вводную лекцию пришли два «казановы», два лохотронщика, два директора, две неверные жены и, как ни странно, одна провалившаяся в первом туре в «Щуку» девушка. Курсы Женя проводила не первый год и могла с уверенностью рассказать о каждом студенте группы.
Директоры видели впервые друг друга, но сели за один стол, чувствуя своего. Они так и пришли со своих обанкротившихся заводов в синих пиджаках и красных галстуках. Большие начальники не мигая, с каменными лицами слушали Затычку. В принципе, отличить их было проблематично, разве что по количеству волос на лысинах. Женя автоматически назвала их Боликом и Лёликом.

Надо сказать несколько слов о помещении, которое арендовала Затычка. Раньше здесь находился морг. Ремонт никто не делал, да и не потянула бы бедная актриса помещение с хорошим ремонтом. Специфический трупный запах нельзя было удалить, оттереть, отскоблить, отмыть. Клиенты догадывались об этом, но держались стойко - их устраивала низкая цена курсов, поэтому они молчали, как кролики, слегка прижав нос пальцами.
По количеству и массе золота на неверных жёнах Затычка сразу определила, что они на самом деле «неверные». Вывод прост: мужья замаливают свои грехи подарками, а жёны закрывают на это глаза. Однако, долг платежом красен и более лучшего подарка, чем «рогатый» муж на всём белом свете не сыскать. Они пришли подучиться манере поведения на презентациях, семинарах, деловых встречах мужей и как найти вескую причину, чтобы свинтить с этих скучных мероприятий.
Лица «казанов» как нельзя лучше рассказывали о хозяевах, хотя они и не были похожи друг на друга. Женя посмотрела в анкеты слушптелей и определила индуктивным методом, что маленького весельчака с длинным носом фамилия Кукушкин Василий. Рот у Василия не закрывался, не потому, что он был словоохотлив, а потому, что стоматолог-самоучка неправильно смастерил ему вставную челюсть. А вот возле Васи сидел юноша с фигурой атлета и с личиком зайчонка. Фамилия у него была странная - Подопригора. После фамилии стояло какое-то имя, вроде Стас или Влас, но с реальным «Зайка» они никак не конкурировали.
Милое ангельское личико девушки, провалившейся в «Щуке», можно было описать одним единственным предложением:
«Думала, что это член экзаменационной комиссии, а оказался член общества охраны животных».
Лохотронщики сидели поодаль. По их движущимся пальцам и глазам даже первоклассник мог определить, кто перед ним.
С такой вот компанией и предстояло Жене отработать три месяца.

Недавно актрисе исполнилось тридцать лет. В отличие от «охранницы животных», ей повезло. Перед вступительными экзаменами Затычка нашла нужного человека. Мужчина неопределённого возраста с бородой Гришки Распутина, выслушав её «Песнь о вещем Олеге», положил ключи на её худые, неприкрытые юбкой колени.
«Распутин» оказался человеком невероятно грузным и колючим. У хрупкой Женьки не хватило сил долго удерживать на себе этот вес - бородач, видать, был знаком только с Радж Капуром, а камасутру не читал. От нехватки кислорода девушка потеряла сознание, а когда очнулась, её затычка исчезла навсегда, промежность и живот липли от какой-то белой вязкой жидкости.
«Клей ПВА» - подумала абитуриентка.
Зато скоро она обнаружила себя в списках студентов, но фамилию как-то странно написали. Примерно так:

ЗАТЫЧКУ Ё. Б.

Она никак не могла взять в толк, почему над заглавной буквой её имени появились две точки. Поэтому новоиспечённая студентка пошла в секретариат разбираться. Там извинились, объяснив, что машинистка только поступила на работу, а до этого работала на товарной станции в такой же должности. На груди секретаря-машинистки томился бейджик с надписью «Кодряну». Видать, она напечатала Женькину фамилию и имя на свой, молдавский лад.

Учёба шла своим чередом. Затычка училась на третьем курсе, но замучилась таскаться по общежитиям и квартирам.
Одногруппницы удачно выскакивали за художников, сценаристов, музыкантов, преподавателей и прочий лом киноиндустрии, а Затычка терпеливо дожидалась своей судьбы, как последний негритёнок из знаменитого романа Агаты Кристи. Конечно, её приглашали на мелкие роли в массовках, эпизодах, но жених на белом коне всё не ехал. А вот чёрный жених на выпускном вечере подъехал. Звали его Аслан, он тоже окончил «Щуку», актёрский факультет, только двумя годами ранее и сидел на «эпызод», «мософка» и «рэклама». Не хотели брать азербайджанца Велиева Аслана на «харошый рол». Жил начинающий актёр с мамой в московской «двушке», что уже для молодой Женьки о чём-то говорило.
«Евгения Велиева! Вроде ничего» - размышляла Женька.
Да и подружки хорошо отзывались об азербайджанцах: не пьют, жён не бьют, одевают, обувают, заботятся о детях и всё такое.

Какого же было удивление, когда после заключения брака, муж взял её фамилию – Затычка, не понимая, что по-русски оно обозначает. А всё обстояло куда проще. Вскоре Аслану Зтычке скоро предложили небольшую роль в белорусской короткомеражке «Молоко на границе». Сюжет фильма очень прост: россияне не пропускают молочные белорусские продукты, Аслан, в роли белорусского водителя фуры, посмотрев на срок годности молока на флягах, открывает их и угощает российских таможенников из большой литровой кружки со словами:
«Продукт бэз ГМО, продукт бэз ГМО, полностью натуралный».
Молока на всех не хватало, каждый таможенник повторял одну и ту же фразу:
«И мне, и мне, и мне».
После выхода белорусского ролика на экраны интерес к «звезде» проявили украинцы, и сняли короткометражку в Киеве за два дня. Вот её сюжет. Возле газопровода с надписью «Россия – Европа» останавливается машина – бочка. Из неё выходит Аслан в каске, раскрашенной под цвет украинского триколора. Под звуки украинского гимна он принимает из рук Януковича дрель с крупным сверлом. Аслан сверлит отверстие в трубе, вставляет туда шланг из бочки и говорит:
«Нэ хотытэ па-харошый, будэт па-плахой!».
Скоро весть о талантливом артисте разнеслась по всем странам ближнего зарубежья. Заказать великого артиста смогли таджики, и дать «звезде» ключевую роль в Фильме «Ключи от рая». В нём Аслан, загримированный под мэра Москвы, передаёт большой символический ключ от города Рахмонову.
Китай пригласил Аслана Затычку сыграть главную роль в фильме «Сибирьцянь». Фильм начинается с заставки, подобной «Мосфильму», только вместо рабочего и колхозницы посреди вековых сосен стоят Аслан и китаец, держащие в вытянутых руках бензопилу «Дружба».
«Мосфильм» тоже пригласил артиста сыграть роль владельца предприятия. Аслан в шикарном костюме выдаёт зарплату узкоглазым рабочим. Один из гастарбайтеров считает деньги и говорит работодателю на ломаном русском:
«А когда второй част? Тут толко палавин.»
Аслан с деловым видом закуривает сигарету, пускает дым «кольцом» и гордо отвечает:
«Завтра».
Фильм начинается с титра: «Аслан Затычка в фильме ужасов «Завтра не наступит никогда»».
Теперь он крутил домочадцам фильмы с его участием, и когда шли титры, останавливал кадр и повторял:
- Сматры, сматры, Аслан Затычка, Аслан Затычка! Это я, это я!

Через год Женя родила наследника - оглын. К четырём годам ребёнок мог говорить на двух языках – азербайджанском и русском. Одну из стен в спальне супругов занимала Советского Союза. Аслан громко спрашивал сына:
- Оглын, скажи, какая столица Азербайджана?
Сынишка наводил луч электронной указки на жирную точку и радостно кричал:
- Масква! Масква! Масква!

А скоро новоиспечённая звезда совсем не стала уделять внимания законной супруге.
Должность «часового» в доме занимала свекровь Евгении. Имя у неё было труднопроизносимым, поэтому про себя она называла её Вороной. Так вот, Ворона никогда никуда не выходила, квартиру не покидала. Она являлась своего рода квартирной видеокамерой. Откуда в доме появлялись продукты, никто не знал, но на плите всегда был горячий обед, завтрак, ужин, холодильник иногда даже невозможно было закрыть от изобилия продуктов. Ворона чётко проверяла уход – приход невестки с работы. Шаг вправо, шаг влево – расстрел.
Однажды, прибыв со своих курсов, Женечка обнаружила в супружеском ложе мужа с другой женщиной. Она даже не успела открыть рот от гнева, зато муж отреагировал вполне спокойно:
- Закрой двэр, ми играем пастэлный сцэн.
Аппетитного вида блондинка стояла на полу на четвереньках, а Аслан пытался пристроиться к ней сзади и громко кричал:
- Внымание, вхожу в рол.
Надо сказать, что сцены такого рода теперь часто происходили в квартире – киностудии, и главный герой даже повесил табличку на двери спальни:
«Нэ вхадит, сьомка пастэльный сцэн».
В баре или на улице муж спокойно мог подойти к понравившейся женщине, а жене сказать:
- Дарагая, я её снымаю, - и лез в карман проверить местоположение кожаной камеры.

Итак, на первом уроке Евгения пробежалась по миру театра и кино, рассказала историю этого вида искусства. Поведала о древнем Риме, системе Данченко, Станиславского, Немировича, Эйнштейна и Эзейнштейна, в чём эти люди отличны и схожи. Честно говоря, она и сама не знала, кто они и не хотела знать.
А деревенский Зайка смотрел на Женьку и глотал слюнки. Он снимал койко-место в однокомнатной квартире и мечтал просто научиться разговаривать с особами прекрасного пола. Когда после лекции все ушли, Зайка подошёл к Женьке и спросил:
- Можно вас проводить?
Лектору тоже понравился Зайка. До часа-бык оставалось ровно пятьдесят пять минут, а какие у Аслана рога, очень хотелось увидеть.
- Куда проводить?
- Куда захотите.
Отсчёт времени, тем не менее, пошёл, и надо было срочно решать, где в людном городе уединиться с Зайкой.

На улице Зайка неумело лип к спутнице и лопотал на своём, заячьем, Женька же рыскала по сторонам в поисках подходящего места. Вдруг, она заметила магазин «Двери», а продавец как раз вешала табличку с надписью «Распродажа 75%».
Держась за руки, пара вошла в магазинчик. Значительную часть небольшого помещения занимали стойки с рядами мужских и женских брюк. Возле двери – касса, а у противоположной стены – единственная примерочная. Встречали посетителей две девушки довольно высокого роста и тощего телосложения.
«Симка и Флэшка» - улыбнулась Затычка.
- Выбирайте брюки, - пропищала Симка.
- Оптовым покупателям от десяти пар скидка 50%, - бубнила Флэшка.
- Чудненько, - радостно отчеканила Женька. – Давайте нам двадцать пар -десять мужских и десять женских, мы пойдём мерить.
- Супер! – обрадовалась Симка. – Какие размеры?
- Любые, давайте любые, - нетерпеливо протараторила Затычка.

Зайка следил за сценой, не понимая задумки спутницы.
- Женя, зачем нам столько брюк?
- Так скидки же…
- А куда они их будут скидывать? – не унимался деревенский парнишка.
- В помойку, куда же больше, - огрызнулась Женька.
Она взяла два десятка брюк с плечиками, вместе с Зайкой вошла в примерочную и закрыла занавески.
- Говорить буду я, а ты молчи, как раз актёрскому мастерству подучишься, - бросила Женька, спешно раздеваясь. Подопригора, подопри меня!
Зайка поднял Затычку, как булавку, прижал её к перегородке примерочной и вставил свою затычку. В этот момент раздался визгливый женский голос в зале:
- Мне срочно надо померить брюки!
- Становитесь в очередь, в примерочной люди, - парировала Симка.
Зайка увеличил ход поршневой группы, монотонно ударяя Затычку о пластиковый корпус примерочной кабины.
- Милый, - простонала Женька. – Кажется не тот фасон, посмотри, как на мне сидит.
- Вроде ничего, ничего, ничего, ничего, - зачастил Зайка.
- Давай другие посмотрим.

Народ, между тем, прибывал. Магазинчик расположился на месте хрущёвской «двушки», поэтому торговый зал занимал всего двадцать квадратов. Цифра невероятных скидок гипнотически действовала на людей - никто не мог пройти мимо такого весомого аргумента.
- Так сколько вы там будете мерить? Тут люди! Всем надо, - бурчал мужчина с разводным ключом в руке.
- Как вы думаете: кто внутри? Нам тоже надо, надо, надо, - тараторила Затычка, помогая партнёру.

В магазин уже никто не заходил - не было места, часть очереди перекочевала на улицу. Наконец, Флэшка приблизилась к примерочной и с высоты своего птичьего полёта заглянула внутрь. Да, примерка шла полным ходом. А тем временем стойки с брюками опустели, - всё было на руках у потенциальных покупателей, и как долго они останутся потенциальными, теперь зависело от парочки, которая оккупировала единственную примерочную. Пустые стойки рабочие занесли в подсобку, а освободившееся пространство сразу заполнили покупатели с двумя, а то и тремя парами брюк.
- Слушайте, - воскликнул усатый господин в ковбойской шляпе. – Кажется, там не меряют.
- А что же делают?
Все присутствующие замолкли в ожидании ответа и обратили свои взоры к кабинке, из которой раздавались звуки иного характера.
Гнетущую тишину прервала мелодия звонка телефона Симки «Подожди и я приду»:
- Да. Что? Ошиблись? Как ошиблись? – недовольно спросила Симка. – Вроде ещё ни одной пары не продали. Хорошо, хорошо, Алла Борисовна, будет сделано.
Рост Симки достигал метр девяносто, так что её прекрасно видели все покупатели. Ахи и охи, между тем, не стихали.
- Быстрей, быстрей! - кричала Затычка, мечтая выжать все соки из примерочной.
Но экономные малоимущие горожане уже не обращали внимания на звуки - народ замер с надеждой услышать радостную весть, что процент по скидкам увеличится. Однако, Симка упёрлась рукой в потолок и крякнула:
- Господа, извините, вышла ошибка: это не в нашем магазине распродажа, а в соседнем.
- Нет, нет!- завопила разгневанная толпа. – Сдох, значит, сдох!
Люди без примерки повалили к кассиру, желая заплатить и уйти. Но, увы, это было уже невозможно. Тем не менее, самые ушлые, прорвав кольцо оцепления из трёх сотрудниц, пробрались к выходу.
- Полиция! Полиция! Грабят!
Но было уже поздно: толпа с заветным, добытым с боем товаром, ринулась на улицу.

А Зайка тем временем, разложив Затычку на куче новеньких брючек, продолжил дело. Под крики взбушевавшейся толпы любовники уже не сдерживали стонов. Двери под сильнейшим прессом треснули и выпали на улицу.
- Всё, - запищала в экстазе Затычка. – Салют! Ах! Ах! Ах! Взлетаем!

Когда через пять минут любовники вышли из примерочной, Флэшка робко заметила:
- Спасибо, что сохранили хоть эти двадцать пар.
Уборщица подметала мусор, оставленный клиентами.
- Ну вот, успели, - улыбнулась счастливая актриса, взглянув на часы. – У меня есть полчаса, чтобы доехать домой.
- Что насчёт завтра?
- Что-нибудь придумаем - мы же актёры, - выдохнула Женька и, слегка покачиваясь, направилась к метро.
 

Рейтинг: 0 321 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!