ГлавнаяВся прозаМалые формыНовеллы → Остров Желаний

 

Остров Желаний

26 января 2013 - Игорь Коркин

  Минутная стрелка часов приближалась к шести вечера.
« Да, - мечтал я, - ещё пятнадцать минут, и я покину, наконец, этот душный офис».
Кондиционер здесь, конечно, был, но он не спасал. Соблюдать дресс-код это значит, что я должен был находиться на работе в костюме и галстуке. Трудно, очень трудно просидеть весь день перед монитором компьютера с девяти утра и до шести вечера. Болели, слезились глаза. Я подошёл к пластиковому витражу размять ноги. Вид сквозь прозрачные стёкла открывался прекрасный. Смотреть на мегаполис с высоты птичьего полёта доставляло мне поистине райское наслаждение. С такой высоты всё казалось, как в детском конструкторе: маленькие машинки, человечки, домики, деревца, трамвайчики на игрушечных рельсах. А у каждого человечка была своя жизнь, мысли, семья, любимое дело. Каждый куда-то спешил, звонил, ехал.
- Всё в мире относительно, - заключил я, - никому никуда на самом деле не надо было спешить, ехать, бежать и лететь - просто надо было находиться на этой райской планете под названием «Земля».

 

© Copyright: Игорь Коркин, 2013

Регистрационный номер №0112422

от 26 января 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0112422 выдан для произведения:

  Минутная стрелка часов приближалась к шести вечера.
« Да, - мечтал я, - ещё пятнадцать минут, и я покину, наконец, этот душный офис».
Кондиционер здесь, конечно, был, но он не спасал. Соблюдать дресс-код это значит, что я должен был находиться на работе в костюме и галстуке. Трудно, очень трудно просидеть весь день перед монитором компьютера с девяти утра и до шести вечера. Болели, слезились глаза. Я подошёл к пластиковому витражу размять ноги. Вид сквозь прозрачные стёкла открывался прекрасный. Смотреть на мегаполис с высоты птичьего полёта доставляло мне поистине райское наслаждение. С такой высоты всё казалось, как в детском конструкторе: маленькие машинки, человечки, домики, деревца, трамвайчики на игрушечных рельсах. А у каждого человечка была своя жизнь, мысли, семья, любимое дело. Каждый куда-то спешил, звонил, ехал.
- Всё в мире относительно, - заключил я, - никому никуда на самом деле не надо было спешить, ехать, бежать и лететь - просто надо было находиться на этой райской планете под названием «Земля».

Всё до безумия просто. Я окончил институт «Нефти и газа» и теперь работал менеджером в аналитическом отделе одной из дочерних нефтяных компаний. Скука! Нефть течёт себе по трубам и течёт. Ничего нового не происходит, ничего не меняется. Ничего интересного. Само слово «сырьё» страшно не нравилось мне и выводило из равновесия. Вот поэтому-то я ждал конца рабочего дня, как Бога. Держался я на этой работе исключительно из-за высокой зарплаты, которую исправно получал два раза в месяц.

Дверь кабинета открылась незаметно.
- Саша, с тебя бутылка, - радостно объявил начальник отдела Сергей Черкасов. - Кадры подписали тебе отпуск, так что две недельки можешь парить, как птица в небесах.
Он взглянул на свои «Ролекс» и добавил:
- Ещё даже в кассе успеешь отпускные с бонусом получить.
В моих кипящих от жары мозгах голос Серёжи прозвучал, как голос ангела, снизошедшего с небес, и я уже мысленно охлаждал свою раскалённую голову в прохладных морских глубинах.

Аппетитные девчонки в нашем офисе, конечно, были, но чувствовалось какое-то напряжение, даже суета. Все куда-то летели, спешили, подписывали документы. В принципе, я знал многих. У некоторых сотрудников были служебные романы. Все об этом знали и посмеивались в сторонке. Не хотел бы я оказаться на их месте. Где то в глубине души я чувствовал, что на работе надо быть свободным, независимым от домыслов и сплетен.
- Получите, - тонким мелодичным голоском протянула блондиночка Тома.
В узком окне кассы молодая высокая грудь и золотой крестик в глубокой ложбинке смотрелись не так эффективно, как если бы они были на обложке глянцевого журнала.
« Эх, Томочка, Томочка, зачем ты здесь понапрасну тратишь свои молодые годы?»

Сборы заняли не более двух часов, и вот я уже ждал вылета в кресле авиалайнера. Самолёт медленно выехал на взлётную полосу, разогнался и взмыл ввысь. Наступило облегчение, чувство блаженства и невероятной лёгкости. Иллюминатор заполнили облака, висящие сплошной стеной. Казалось, мы не летим, а парим в сине-белой пелене. Я задремал, доверившись железной птице, которая понесла меня к морским просторам.

Меня встретили полудикие пляжи с низким уровнем сервиса. Человеку, решившему комфортно отдохнуть здесь, делать было нечего. Изюминка этих мест была в первобытной, девственной, не испорченной бетоном и асфальтом природе. Можно было часами находиться на пляже, любоваться прозрачным, кристально чистым морем, и за целый день никого не встретить. Если не брать в учёт рыбаков, я оставался наедине с кишащими чайками просторами солёных шипящих волн и мелкого светло-коричневого песка.
Неделя пролетела незаметно. В день отъезда я пришёл на пляж попрощаться островком первозданной природы. Солнце стояло в зените. Я соорудил шатёр из четырёх кольев, куска простыни и лёг на узкий махровый коврик. Лёгкий бриз слегка освежил меня, и жара уже не казалась такой жестокой. С моря доносились звуки лодочных моторов, а где-то там, на горизонте, бирюзовые просторы бороздили белые морские лайнеры.
Людей на пляже было мало. Обычно в такое время «умные» курортники спасались от нещадно палящего солнца в комнатках своих пансионатов. Прохлада воды так и манила, притягивала. Я собирался окунуться, когда в сторонке заметил довольно необычную пару - молодую, стройную девушку и мужчину лет пятидесяти. Они шли вдоль берега, постепенно приближаясь ко мне. Мужчина - в костюме бледно-голубого цвета, остроносых бежевых туфлях, галстуке и тёмных солнцезащитных очках. Чёрная, с чуть заметной проседью, борода и лёгкая фетровая шляпа добавляли солидности этому господину. Он курил сигару, периодически перемещая её губами.
« Может, я в Эмиратах? – гадал я, - как этот человек мог находиться в одежде на таком солнцепёке?»
Мужчина заметно хромал, мало обращая внимания на спутницу. По мере того, как они приближались, я с волнением рассматривал её загорелую бархатную кожу, облачённую в изящный белый купальник. Её нельзя было назвать полной или тощей: все части тела находились в полной гармонии, словно хирург-волшебник скроил её по частям, советуясь с клиенткой о назначении и роли каждой части в искусстве обольщения мужчин. Крупные цыганские серьги, тоненькая золотая цепочка с кулоном и удачный макияж прекрасно гармонировали с шелковистыми, собранными в пучок чёрными волосами.
Они подошли совсем близко и остановились в трёх метрах от моего шатра. Боясь показаться любопытным, я наблюдал за пальцами её ног, которые попеременно копались в горячем сыпучем песке. Лёгкий бриз отчётливо доносил каждое слово. Мужчине что-то не нравилось, и он в приказном порядке требовал уехать. Голос у него был довольно красивый – баритон с хрипотцой, а спутницу, наоборот, всё устраивало - она хотела остаться понежиться в лучах волшебного южного солнца. Нет, они не ругались, не говорили на повышенных тонах, складывалось впечатление, что любимая ученица не усвоила урок, а учитель настаивал на своей правоте, терпеливо добиваясь намеченной цели.
- Обещай мне, что я ровно через год, в это же время, буду именно на этом месте. Мне надоели Гаваи и Канары, - спокойно, но требовательно заявила прекрасная незнакомка.
Они не целовались, не обнимались, и, вообще, совершенно невозможно было понять, в каких отношениях находились эти люди. Кто они? Супруги или родственники?
- Хорошо, двадцать пятого июля следующего года ты приедешь сюда, - обнадёжил джентльмен спутницу.
Пока мысль об отпуске на следующий год созревала у меня в голове, пара уходила туда, откуда появилась. Я провожал их взглядом, я уже любил её, а она удалялась всё дальше и дальше, пока её силуэт не слился с пустынным берегом, гладью моря и низко кружащими чайками.

Одиннадцать месяцев пролетели незаметно. Весь год я молился, чтобы директор не перенёс отпуск на другое время, но, слава Богу, пронесло, и шло по намеченному плану.
Итак, сегодня, двадцать четвёртого июля, до моего прибытия оставалось каких-то десять минут. Сердце учащённо билось, вырываясь из груди. Я по-разному представлял встречу - меня пугала неизвестность. В то же время плоть чувствовала притяжение, как будто невидимый мощный круговорот затягивал меня в бездонную пропасть страсти и любви.
С самого утра я собрался на пляж, однако, день не заладился - пошёл мелкий дождь. В номере был телевизор, но почти по всем каналам были помехи, которые превращали просмотр в сплошную нервотрёпку.
Побережье насчитывало множество баз отдыха, обойти их в поисках одной единственной было нереально. Наконец, вышло солнце, и люди понемногу потянулись к берегу. Я не знал, появится ли она, но мои часы красными яркими цифрами отображали роковую дату – двадцать пятое июля. Я был уверен, что моё присутствие на пляже необходимо, обоснованно, и я гнал от себя мысль, что она не появится. Шёл пятый час, солнце грело основательно, берег заполнялся людьми. Я подошёл к воде. Дул лёгкий бриз, нагоняя небольшую волну, которая лениво накрывала берег, закипала и откатывалась назад. Босые ноги немного проваливались в песок, волны щекотала ступни, захотелось искупаться в тёплой, как парное молоко, воде. Ободряющая прохлада и запах водорослей усиливали желание.
- Вы не присмотрите за моей одеждой? – пропел женский голос за спиной.
Я обернулся. Боже, это была она, моя давняя и сокровенная мечта! Я не мог поверить своему счастью. Тело окаменело, не в силах пошевелиться. Она хотела уйти, но взглянув в мои глаза, интуитивно почувствовала, что творится со мной. Теперь, когда девушка находилась так близко, можно было хорошо рассмотреть её. Прямое, чуть вытянутое лицо, худощавое в скулах, прямой нос, щёки с едва заметными ямочками, пухленькие губки и бирюзовые, как море, глаза. Чёрные, убранные в сноп волосы, обнажали её высокий лоб. Длинную хрупкую шею украшала золотая цепочка с кулоном. На девушке был всё тот же белый купальник, который снился мне в течение года. Самой материи на топе купальника было немного, казалось, ещё чуть-чуть, и он лопнет. Я в глубине души подумал об этом, мысленно представляя, как выглядит её грудь и медленно перевёл взгляд на нижнюю часть купальника, в котором модельеры решили сэкономить на материале. Сразу за верхней резинкой узкая белая полоска материи уходила вглубь. Я ощутил сладкую истому, приятная волна возбуждения охватила меня, вызвав тихий стон. Мы прошли несколько метров к моему тенту.
- Да, - ответил я с дрожью в голосе, - конечно, присмотрю.
Она вручила мне небольшой пакетик и побежала к морю. Расстояние до воды было небольшим, всего каких-то восемь, десять метров, но она красиво, грациозно преодолела их и в красивом прыжке вошла в воду. Через несколько секунд ныряльщица показалась на поверхности, глубоко вздохнула, перевернулась, обнажив на секунду белые, как снег, ягодицы, и опять скрылась под водой.
«Значит, живёт где-то в центральной части или на севере» - заключил я.
Купание русалки продолжалось недолго. Она ныряла, проплывала какое-то расстояние под водой и снова появлялась на поверхности. Пряди её чёрных длинных волос расплелись и свисали крупными мокрыми локонами по её хрупким плечам. В таком виде она и вышла на берег, улыбаясь мне красивыми ослепительно-белыми зубами. Её тело пахло прохладой и свежестью. Мелкие капельки воды скатывались с мокрых волос на грудь, плечи, разбивались на мелкие ослепительно яркие бусинки и сразу же высыхали.
- Спасибо, - она улыбнулась, - вы тоже, наверное, собирались искупаться, но я вам помешала.
Я решил сразу обо всём сказать ей:
- Знаете, я приехал сюда только из-за вас, потому, что знал, что сегодня, двадцать пятого июля, вы будете на пляже.
- Сказочник, - рассмеялась русалка, - такое может быть только в кино.
Мне пришлось рассказать о прошлогоднем разговоре. Она внимательно слушала и уже не сомневалась в маниакальности моих действий. Нужно было что-то предпринимать для нормализации ситуации.
- А давайте поплаваем вместе, - предложил я, не рассчитывая на положительный ответ.
Она загадочно улыбнулась, поправляя расплетшиеся локоны:
- Вы первый, кто решился на этот поступок. Как бы вам не пришлось пожалеть об этом.
Но в моей голове уже играли звуки победного марша. Я попросил присмотреть за нашими вещами пожилую чету, и мы зашли в тёплую, ласкающую тело воду. Беседа была спокойной и непринуждённой. Имя у неё было редкое – Зара. Вдруг, она остановилась и посмотрела мне в глаза:
- Вы откуда?
Тон её слов был странным, необычным, я чувствовал, что не стоит говорить правду, потому и назвал небольшой городок на Волге, в котором раньше бывал по работе. Зара задала мне пару наводящих вопросов, я ответил, и она сразу успокоилась. А когда я попросил девушку рассказать о себе, она корректно ушла от ответа, попросив впредь больше не упоминать эту тему.

Между тем, мы зашли в воду по плечи, Зара приняла горизонтальное положение и поплыла брассом, грациозно раздвигая воду руками. Я приложил немало усилий, чтобы догнать её. Она плыла легко, как будто шагала по воде, а я старался не отставать от неё.
- В семи километрах отсюда есть остров Желаний - сказала пловчиха, повернувшись ко мне.
- Иногда организовывают прогулки на катере – туда и обратно в течение дня.
- Зачем нам катер, давай поплывём туда сейчас.
Она не шутила. Отрицательный ответ означал бы фиаско, а в случае согласия смог бы я доказать слова делом? Я понял, что передо мной спортсменка или, профессионалка, но моё открытие не меняло дела.
- Спасатели предупреждали о возможном шторме. Хочешь, чтобы морская пучина стала для нас могилой?
Она рассмеялась, продолжая «шагать» по воде. Я лёг на спину немного отдохнуть.
- Зара, давай сегодня вечером погуляем. На побережье есть бары, кино и дискотеки.
Пловчиха замолкла, обдумывая предложение. Через час водного марафона я обернулся. Берег виднелся смутной, тонкой полоской, а ещё предстояло возвращаться. И тут я вспомнил о пожилых людях на берегу.
- Как бы наши сторожа не объявили тревогу…
Слова подействовали на Зару, она развернулась к берегу и загадочно улыбнулась:
- Умеешь играть в бильярд?

Путь назад оказался не таким лёгким. Мне нравилось нырять с открытыми глазами, и сейчас не отказал себе в этом. Снизу было приятно смотреть на её прекрасно сложенное тело, освещаемое солнцем, руки и ноги находились в постоянном движении, сокращаясь подобно щупальцам осьминога. Забыв о рамках приличия, я обнял её. Девушка не отстранилась, ожидая подобного манёвра - она улыбнулась, и мы, уже над водой, поплыли к берегу.
На берегу море уже не казалось таким большим и грозным. Его величие было покорено чудесной девушкой Зарой, а я был просто при ней. Темнело, наши сторожа, как часовые, ждали нас. Пришлось, молча и стойко выслушать нравоучения и наставления. Мы только извинялись в знак уважения и признательности, прикладывая руки к сердцу.
Фонарные столбы освещали дорогу. Мы шли рядом, почти касаясь друг друга. Горячая волна страсти накрыла меня с головой, я осторожно обнял её. Зара культурно отстранилась и просто взяла меня под руку. Я хотел узнать о ней всё, но какое-то седьмое чувство подсказывало, что не стоит этого делать.
Перед тем, как зайти в бар, ей позвонили. Я заказал вино и фрукты, но она, съев персик, попросила проводить домой.
Путь оказался недолгим, и вот мы уже стояли у её базы. Я не хотел прощаться, но и не набивался в гости. Волосы Зары высохли и лежали на плечах густой вуалью, сохранив запах морских трав и водорослей. В свете фонарей я заметил табличку с надписью и с трудом прочёл её. Это было объявление о морской прогулке.
- Зара, давай завтра съездим на остров Желаний - радостно выпалил я.
Она обрадовалась и согласилась. Я обнял её, пытаясь поцеловать, но в последний момент девушка протиснула пальчик между нашими губами и убежала.

На пристани я был уже в половине десятого утра. Белый катер стоял на причале, ожидая туристов. Солнечный диск поднялся над горизонтом, и как гигантская лампада завис над морем, зажигая воду искорками. Лёгкий бриз слегка покачивал катер. Народ понемногу подтягивался.
Зара пришла под занавес. Её белый балахон с диснеевскими персонажами выглядел необычно и потрясающе. Туристы уселись на мягких креслах, смонтированных на смотровой площадке лицом к носу катера. Мы расположились ближе к краю. Моторист завёл двигатель, вода забурлила под винтами. Катер медленно отчалил, увеличивая ход по мере удаления от берега. Через десять минут хода побережье превратилось в тонкую ленту. Мы наслаждались прогулкой, а катер удалялся от берега, обдавая нас бодрящими брызгами солёной воды.
Среди туристов была девушка-гид. Она говорила безумолку, иногда отвечая на вопросы туристов.
- Ой, смотри, дельфин! - радостно воскликнула Зара.
Было необыкновенно красиво: стая дельфинов грациозными прыжками сопровождала нас на расстоянии двух десятков метров, играя блестящими на солнце спинами и плавниками.

Через два часа хода появился силуэт маяка, при ближайшем рассмотрении оказавшийся гигантской кирпичной колонной. Судно пришвартовалось у причала, и мы вместе с группой сошли на землю. Песчаный берег был крутым и глубоким, в некоторых местах достигая трёх метров. Установился штиль, солнце жгло безбожно. Морская гладь и прохлада соединились воедино, маня в свой сказочный мир. Устоять было невозможно.
- Скажите, можно остаться здесь искупаться и позагорать? – взмолилась Зара.
- Но это заповедная зона, - заметила гид. – Мы пойдём вглубь острова и вернёмся через три часа. Ни в коем случае не покидайте этого места.

Около тридцати метров от берега, чуть в стороне от причала стоял рыбацкий баркас.
- Давай сплаваем к лодке, - радостно воскликнула Зара, провожая взглядом уходящую группу.
Не дождавшись ответа, она сбросила балахон на песок и с разгона вошла в воду. Дно прекрасно просматривалось в прозрачной, искрящей на солнце воде, так что при желании можно было следить за её движениями под водой. Наконец, я не выдержал изнуряющей жары и последовал её примеру. Ласкающая вода приняла меня в свои объятия, проводив до самого дна. Вода здесь была прохладнее, чем на поверхности. Когда я вынырнул и поплыл к лодке, Зара была уже там. Она одарила меня улыбкой, словно счастливее её на свете никого не было. Русалка помогла забраться в лодку, и вот мы уже восседали на раскалённой скамейке, поджаривая незагорелые животики на южном солнцепёке. Глубина под баркасом достигала пяти метров, а вода настолько чистая и прозрачная, что мы прекрасно могли наблюдать за стаями рыб, освещаемые солнечными зайчиками. Казалось, природа назначила нас своими зрителями и демонстрировала самое сокровенное на планете. Зара ещё не согрелась и немного дрожала. Я обнял её и нежно поцеловал солёные губы. Девушка не сопротивлялась - она обняла меня тонкими руками, всецело доверившись судьбе. Губы опустились к шее. Она часто дышала, поглаживая меня по голове. Небольшого усилия хватило, чтобы упругая, с крупными коричневатыми сосками грудь, увидела свет. Казалось, она только и ждала этого момента, мечтая вырваться из заточения. Я целовал её, захватывал соски в рот, а рука, между тем, двигалась в другом направлении. Несколько пальцев проскользнули за тонкую ткань плавок.
- Давай окунёмся, - она слегка оттолкнула меня и выскользнула из объятий.

Десять минут хватило, чтобы солнце высушило кожу. Глубина манила в царство Нептуна, завораживая своими чарами. Зара поднялась на нос лодки, высоко подпрыгнула, перевернулась в воздухе и почти без брызг зашла в воду. Я ждал её, а она опустилась на дно собирать ракушки. Когда голова ныряльщицы показалась на поверхности, я спустил ноги в воду, не скрывая восхищения:
- Скажи, Зара, ты профессионалка или любительница?
- Я занималась в спортивной школе, - она глубоко вдохнула, по пояс выпрыгнула из воды, перевернулась, мелькнув аппетитной упругой попкой, на секунду показалась на поверхности и опустилась на дно.

Три назначенных часа прошли, как песок сквозь пальцы, и вот уже наш катер рассекал волны, направляясь на «большую землю». Мы поужинали в небольшом кафе, потом прошлись по берегу. Стемнело. Зара собралась домой. Я проводил её домой, и не хотел расставаться, будучи уверен во взаимности чувств. Поцелуй ещё больше усилил желание. Однако, она не могла решиться на финальный шаг, отстраняясь от меня при виде прохожих.
« Боится быть замеченной».
Но Зара прочла мои мысли и взяла за руку:
- Пойдём.

Кроме стандартного набора мебели - кресла, столика, платяного шкафа и полуторной кровати, в номере ничего не было. Если б не страшная духота, можно было бы принять скромное жилище за рай. Хозяйка открыла окно, спасительная вечерняя прохлада ворвалась в комнату через марлевую сетку, наполняя каждый уголок жизнью.
Мы не заметили, как очутились в кровати. Бурные поцелуи чуть не довели Зару до оргазма. Она дрожала, с трудом контролируя себя. Когда мы готовы были соединиться, Зара, вдруг, оттолкнула меня.
- У тебя есть презерватив?
Даже удар молота по наковальне был детским лепетом по сравнению с тем, что я получил. Мне бы в голову не пришла такая мысль.
« Да, она умный и осторожный человек, не хочет «залететь». Спид, венерические болезни и всё такое. Это мой косяк» - заключил я.
- Это не проблема.
- Не обижайся, раздобудь, а потом всё получится, - успокоила она.
Я уже праздновал победу.
« Фу, какой-то презерватив - они должны быть на каждом шагу» - заключил я - Одна нога здесь, другая там.
- Я буду ждать, - улыбнулась Зара, отвесив воздушный поцелуй.

Живя в мегаполисе, человек привыкает к изобилию, считая, что так должно быть везде - стоит только извлечь портмоне, и за спросом непременно последует предложение. Но, к сожалению, у первой попавшейся палатки я понял, что это далеко не так. Не улыбнулось счастье и в других торговых точках. В райском уголке все были счастливы: пели песни, слушали музыку, танцевали, заливисто смеялись, и никому не было дела до меня. Я вдруг вспомнил, что в таких местах лучшей валютой является водка и поэтому купил две бутылки.
Приближалась полночь. Завсегдатаи объяснили, что жизнь на соседних базах в ночное время суток только начинается, а располагались они на километровом расстоянии друг от друга. Огни ближайшего пансионата светились всеми цветами радуги, доносились звуки музыки, и я решил попытать счастья, срезав путь вдоль берега. В холодном свете луны гребни волн светились тусклым белым цветом, навевая грусть. Скоро я набрёл на костёр, у которого коротали время двое юношей и их спутницы. Одна из юных особ, блондинка, играла на гитаре, а другие слушали. Один из юношей разложил на песке ноутбук, и, не обращая внимания на коллектив, стучал по кнопкам клавиатуры. Брюнетка положила голову на колени другому спутнику и тихо подпевала исполнительнице. Я решил брать быка за рога.
« Молодёжь нынче образованная - то, что я ищу, наверняка у них есть. Иначе, зачем они здесь ночью» - примерно так я думал, да и время приближалось к часу ночи - до рассвета оставалось каких-то четыре – пять часов. Я задержался у костра, намеренно поправляя звенящие бутылки в авоське.
- Извините, много времени не отниму.
В глазах молодых полуночников появился интерес к содержимому сумки, а геймер продолжал воевать с компьютером.
- Мне нужен презерватив.
Дружный смех молодёжи застал врасплох.
- Да ты садись, не стесняйся, нальёшь нам немного, и мы решим твою проблему, - заверил высокий длинноволосый блондин.
Распечатанная бутылка пошла по кругу, минуя геймера. В качестве закуски пошли черешня и семечки. Спиртное притупило память, переставив нерешённую проблему на запасной путь моего сознания – блондинка в пламени костра казалась обворожительной.
- Зачем тебе презерватив? – перешёл на серьёзный тон блондин, – мы работники столовой, девчонок постоянно проверяют, так что всё в норме.
- Давайте искупаемся, - подхватила разговор брюнетка.
Десяти секунд хватило девушкам, чтобы раздеться догола, засветиться в свете костра и затеряться между барашками шипящей воды. Блондин настороженно окинул меня взглядом:
- Ну что, идёшь или нет?
Геймер, между тем, разговаривал с собой, не обращая внимания на молодёжную тусовку. В темноте послышался плеск воды и девичий смех. Блондин назвался Валерой и пояснил, что в воде можно кувыркаться с любой из двух купальщиц.
- Раздевайся догола, мокрые плавки долго не высохнут, - заметил Валера и с разбегу нырнул в воду.
Страсть и любопытство, перемешанное с водкой, заставили меня сделать то же самое. Когда я вынырнул, сразу заметил силуэт девушки с длинными волосами. Она приближалась ко мне. Без лишних слов она обняла меня за шею, поцеловала и обхватила ногами. Я ощутил тепло её тела, архимедова сила помогала ей, так что её вес не тяготил меня. Девушка продолжала целовать меня. Богатырь был готов, он окреп, напрягся, моя партнёрша умело оседлала его, и вот, мы уже покачивались под шум прибоя и крики чаек. Вдруг, поодаль, раздался голос её подруги:
- Кристина, Валере надо срочно поговорить с тобой.
Девушка нехотя освободилась из объятий и поплыла на голос.
- Не скучал без меня? – прошептала другая юная особа, появившись возле меня, как чёрт из табакерки.
Её вход оказался на редкость узким. Я обхватил обеими руками её ягодицы и прижал к себе. За несколько движений богатырь вошёл на полную длину. Активную часть работы новая партнёрша взяла на себя, провоцируя меня на оргазм. Её старания были вознаграждены бурным обоюдным оргазмом.

Потом, на берегу, мы согрелись горячими угольями тлеющего костра и второй бутылкой водки. Геймер поменял аккумулятор и продолжал давить кнопки одной рукой. Я незаметно подобрался к нему и взглянул на дисплей – юноша играл в эротическую анимэ – игру, мастурбируя свободной рукой набухшую флешку.
Внезапно мысль о Заре вернулась из запасника в главный отдел моего сознания. Я хотел напомнить новым друзьям о цели визита, но Валера опередил меня:
- Ну что, не передумал насчёт изолятора?
Я кивнул в знак согласия.
- Видишь огни? Это база «Нептун». Там есть палатка с любым товаром, а танцпол не унимается до утра.
Я распрощался с юными эротоманами, через пятнадцать минут был в нужном месте, а время, между тем, приближалось к трём. Длинная, широкая аллея, по которой прохаживались парочки, вела от ворот вглубь базы. Было такое ощущение, что никто в этом пансионате не спал. Сама танцплощадка находилась в стороне от жилого сектора, ближе к морю, но, всё равно, звуки музыки хорошо были слышны и разносились ветром по всем уголкам райской земли. Палатка, как я и ожидал, была закрыта. Через внушительные стёкла торгового заведения я заметил бижутерию, значки, канцтовары, любовные бестселлеры и даже туалетную бумагу, а вот желанных резинок в силиконовой смазке не было. По краям главной аллеи располагались деревянные домики, на лавочке возле одного из них сидела женщина, она охотно показала мне, где живёт продавец. На мой стук и слова о ночном клиенте, который всегда прав, женский голос сердито огрызнулся:
- Сгинь, нечистая сила, мы водкой не торгуем.
Волшебное слово и обязательство заплатить любую сумму валютой возымели свою силу, так что через несколько минут на пороге домика появилась толстушка среднего роста с батонами шестого размера. Когда мы оказались внутри ларька, она поинтересовалась:
- Тебе сколько бутылок? Извини, ночью двойной тариф. Когда я сказал, в чём конкретно нуждаюсь, она удивилась и достала с верхней полки небольшую картонную коробку, открыла её и заглянула внутрь.
- Повезло - последний остался.
Она подняла маленький цветастый пакетик над головой, улыбнулась и пропищала:
- Ну что, соколик, где твои любые деньги?
Я мысленно поблагодарил мудрых людей, которые придумали наличные и уже открыл отделение портмоне. Но, увы, лопатник был пуст.
«Не может ночная оргия на морском побережье стоить всего литр водки» - пронеслось у меня в голове.
- Шутить изволите, молодой человек? – толстушка вернула еня с неба на землю.
Я пробубнил про «завтра», про «долг платежом красен», но продавщица выключила свет, повернулась лицом к окошку, опёрлась руками о прилавок, задрала халат и спустила трусы до колен.
- Всё зависит от тебя - заработай на свой товар, - отрезала она.
Аппетит во время еды не устраивал меня, но когда рука скользнула между её ногами, вулкан вновь ожил, готовясь плеваться раскалённой лавой.
Через мгновение дружок гулял по её необъятным просторам, доставляя продавцу ширпотреба невероятное удовольствие. Она тихо постанывала и двигалась навстречу. Фрикции становились чаще, мне уже не было холодно. Я схватился за её необъятные батоны, которые при каждом движении бились о прилавок, издавая глухой металлический звук. Вдруг, на центральной аллее появилась группа молодёжи. Заметив движение, подростки направились к палатке. Толстушка упала на пол, увлекая меня на объёмный надувной матрас с подогревом. Несмотря на опасность, хотелось довести дело до конца. Когда вулкан был готов к извержению, несколько телефонных фонариков ослепили нас.
- Снимай, снимай их, выложим в интернет! - слышались возбуждённые голоса снаружи.
Она замерла, но чувства просили выхода. Я увеличил темп, разрядился и сладко застонал. Молодёжь неистово завопила, бурно аплодируя и дёргаясь под музыку. Мы наскоро оделись. Счастливая толстушка засунула мой честно заработанный товар в карман джинсов.
- Спасибо! Хороший покупатель!

Когда я вернулся на базу, уже светало. Я устал и не знал, будет ли рада Зара моему столь позднему и одновременно раннему визиту. Я тихо постучал. Через минуту показалось сонное лицо моей мечты.
- Ой, наконец-то, заходи, - девушка наградила меня поцелуем.
В комнате было тепло, так что я быстро согрелся. Когда всё было готово для желанного воссоединения, Зара виновато опустила глаза:
- Показывай, что принёс.
Я распечатал красивую упаковку, достал содержимое и сразу примерил его. Когда гость в резиновом плаще захотел спрятаться от дождя в избушке лесника и прикоснулся к воротам, Зара прикрыла красоту рукой:
- Подожди, давай надуем его.
«Боится сюрприза», - заключил я, надувая изделие.
Шар хорошо держал воздух. Я сдул его и опять вернул на место. Зара лежала на спине, широко расставив ноги. Боясь взглянуть ей в лицо, я приоткрыл калитку, пытаясь зайти в гости, но неугомонная хозяйка всё ещё сомневалась:
- Давай нальём туда воды.
Предложение не показалось странным - Зара перестраховывалась. Я окинул комнату взглядом. На столике стояла почти полная пластиковая двухлитровая бутылка воды. Выливали мы её вдвоём. Я держал изолятор, а Зара заполняла резиновую колбу водой. Когда последняя капля исчезла в безразмерном склепе. Я подержал водяной шар на весу и положил на кровать. По её удовлетворённому взгляду было понятно, что изделие прошло контроль качества - я вылил воду в помойное ведро, стоящее в углу. Светофор включил зелёный свет, и наша гонка началась. В течение часа мы поменяли десяток позиций. Зара надрывно стонала, вдохновляя меня на продолжение. Наши тела сплелись в блаженстве, стали одним целым. Да, нужна была мощная обоюдная разрядка, взрыв. И он наступил. Мы долго стонали в бешеном экстазе и инстинктивно двигались, отдавая последние силы друг другу. Вдруг она что-то почувствовала, испуганно взглянув мне в глаза. Я вывел вертолёт из ангара, и каково же было моё удивление, когда на свет показался разорванный плащ, одной половиной зацепившийся за колесо вертолёта. На простыне тот час же образовалась тягучая лужа приличного размера.
- Ты что наделал? – возмутилась Зара, кривясь от вида стекающей по ляжкам жидкости.
Она подняла упаковку с пола, внимательно осмотрела её и опрометью кинулась к бутылке.
- Китай, дешёвка!
Но бутылка была пуста, а все удобства на базе были на улице. Днём раньше администрация предупредила об отсутствии воды в течение ближайших двух дней и посоветовала сделать запасы. Да, запас был использован, и теперь Зара осознавала это. Она накинула халат, попросила меня уйти и назначила встречу на пляже на пять вечера. Девушка металась по комнате, и никто бы не смог понять её состояния. Ноги подкашивались от усталости, но, тем не менее, я чувствовал удовлетворение от гармонии души и тела.
«Какая хорошая девушка! Вот бы жениться на ней», - думал я, сладко засыпая в своём номере.

Будильник прозвенел в половине пятого. Я привёл себя в порядок и в назначенное время был на пляже. Море штормило. Большие седые волны мощно бились о берег, разнося шум волн на многие километры вокруг. На пляже остались любители непогоды. Они встречали каждую волну, набрасывались на них и барахтались в кипящей белой пене.
В шесть вечера я почувствовал неладное и пошёл к Заре. Женщина-администратор открыла журнал регистрации жильцов:
- Она сдала ключи в двенадцать дня, вызвала такси и уехала.
В журнале на месте фамилии была непонятная подпись, напоминающая галочку.
- Вы, наверное, что-то забыли в этом номере? Может, вещи?
Я кивнул головой в надежде найти записку от неё. Администратор открыла дверь, и мы вместе зашли внутрь. Уборку в освободившемся помещении ещё не производили, в воздухе витал запах её духов и плоти, даже стены напоминали о чудесном утре. Мне не верилось, что вот именно так всё закончилось, прекрасная музыка наших отношений не нашла свою доминанту, она где-то плутала поблизости, и я инстинктивно искал подсказку. В это время женщину окликнули, она вышла из комнаты, а я увидел яблоко нашего раздора - это была коробочка от презерватива. Я поднял её, положил в карман и вскоре ушёл.

Погода испортилась. Хотя до конца отпуска оставалось больше недели, я заказал билет, и на следующий день приехал в аэропорт. За бортом были всё те же облака. Я закрыл глаза, не одну сотню раз прокручивая в голове наш недолгий роман, её поцелуи, слова, дыхание, счастливые часы на острове. Каждая мелочь была важна для меня, и я задавал себе теперь эти новые вопросы:
«Неужели так всё и закончится? Неужели я влюбился в неё?»
Ничего, абсолютно ничего я не знал о ней. Кто эта девушка? Чем занимается? Где живёт, что скрывала?

Через неделю я приступил к работе. Честно сказать, меня удерживали только деньги. Я недавно приобрёл квартиру в кредит и должен был вносить ежемесячные платежи с процентами.
- Что это ты намудрил? - возмутился начальник, косясь на монитор моего компьютера.
«Интересно, почему он так грубо стал разговаривать со мной? Никогда раньше этого не замечалось», - подумал я.
- Серый, что за наезд?
- Тебя срочно вызывает управляющий, - рявкнул он.

Я никогда не разговаривал с управляющим - слишком большой величиной он был для меня, я даже боялся произнести его фамилию – Железный.
Когда короткий разговор был закончен, и я вышел из его шикарного кабинета, было такое ощущение, что на меня наплевал весь коллектив, помочился, и, напоследок, утопил в дерьме. Оказывается, за время моего отпуска я подписал документ, который чуть не обанкротил нашу компанию. Я уже представил себя в одежде заключённого, но вместо этого начальник отдела кадров выдал мне мою трудовую книжку с записью «по собственному желанию».
В течение двух ближайших недель меня не брали на работу, даже не смотрели резюме. Как-то вечером, в подъезде моего дома, какие-то типы обратились ко мне. Ответить я не успел, потому, что был сбит с ног. Под градом ударов я кричал об ошибке, путанице, но они продолжали экзекуцию. Глаза заплыли, несколько зубов и рёбер были выбиты. Обливаясь кровью, я дополз до своей квартиры и потерял сознание. Из больницы я вышел инвалидом. Квартиру пришлось продать и вернуть деньги банку. На оставшуюся разницу купил комнату в коммуналке на окраине города и устроился рабочим на автозаправку. Со мной работал китаец, который довольно сносно говорил по-русски. Я показал ему упаковку от презерватива, и он прочёл надпись:
- Сюрприз из Китая.

Заправка славилась в округе. Бензин был хороший, качественный, и к нам постоянно заезжали богатые клиенты. Чаевые мы делили честно, так что претензий ко мне не было. На следующий год, в мае, когда лучи солнца баловали моё замёрзшее за зиму тело, к моей колонке подъехала розовая «Бентли». Я уже готовил в уме три – четыре фразы на иностранных языках и подошёл к двери водителя. Стекло медленно опустилось. И как вы думаете, кто был за рулём? Да, да, вы угадали, это была моя Зарочка. Даже через солнцезащитные очки я узнал её. Она улыбнулас и облегчённо выдохнула:
- Наконец-то, я нашла тебя. Садись.

Мне нравилось, как уверенно и легко Зара вела машину, лавируя в движущемся железном потоке. Вскоре мы выехали на шоссе. Интенсивность движения здесь была невысокая. Зара сбросила скорость, включила правый поворот, притормозила и остановилась.
- Я что-то неважно чувствую себя, - сказала она, - тут недалеко, - поведи машину.
Она вышла из автомобиля, и тут я увидел то, чего никак не ожидал. Зара была беременна, и, судя по объёму живота, на последнем месяце. Я сел за руль и вытаращил на неё глаза. Зара села рядом и с невозмутимым видом пропела:
- Ну, что, папа, поехали.

Через полчаса мы утопали в мягких кожаных креслах её добротного загородного дома. Пришла пора выложить карты на стол, и Зара рассказала такую историю.
Она вышла замуж, когда ей не было семнадцати лет. Муж её, влиятельный бизнесмен, всё уладил. Нельзя сказать, что Зара любила его. Мужа постоянно не было дома - он летал по всему миру и считал деньги. Вскоре конкуренты совершили покушение на него, подложив мину под кузов автомобиля. Мужчина выжил, но остался калекой - больше всего пострадал детородный орган. Когда его выписали из больницы, в семье стали возникать ссоры. Ревности не было предела. Он заставил Зару подписать контракт, по которому в случае её измены, она останется ни с чем. А терять было что: несколько предприятий, два книжных издательства, несколько тысяч квадратных метров земли в различных регионах страны. Вскоре муж перенёс обширный инфаркт. Зара боялась мести супруга и никогда не давала повода усомниться в её верности. Вскоре страсти улеглись, и богатей всецело стал доверять супруге. В это время пара как раз и приехала на пустынное побережье. Неподалеку были лечебные грязи, и муж надеялся подлечить там изуродованные взрывом ноги. Когда Зара прилетела домой после роковой ночи, её друг не закрыл привычный круг. Сильно волнуясь, она забыла о мерах безопасности и купила тест на беременность в ближайшей от дома аптеке. Тут её и «застукали». Бешеные наёмные псы мужа навели нужные справки и обо всём доложили заказчику. В припадке бешеной ярости он начал мстить мне, а о контракте с Зарой забыл. Через несколько дней, во время одного из скандалов, сердце ревнивца не выдержало - он умер от вторичного инфаркта.
Несколько месяцев Заре понадобилось, чтобы оформить наследство. А время шло - Зара по-настоящему любила меня и хотела выйти замуж. Она даже ездила в городок на Волге, о котором я упоминал.

Вскоре у нас родился сын. Назвали его простым русским именем – Алексей. Зара сама хотела нянчить и воспитывать ребёнка, а мне пришлось взять на себя все тяготы управления многочисленными активами Зары. Я подучился и взял на работу хорошего управляющего. Активы наши скоро заработали на полную мощность и стали давать неплохую прибыль. Надо было расширяться, и мы скупали акции, умело инвестируя свободные средства. Дошла очередь и до компании, из которой меня выперли. Никогда не забуду выражения глаз Железного и Черкасова, которые пришли на собеседование. Они были хорошими работниками, компания давала большую прибыль под их руководством, я их не уволил, а, напротив, прибавил жалованье.

Прошло десять лет. За это время мы приобрели морской лайнер. На земле не осталось места, где мы не побывали. Алексей учился в Англии в престижной школе. Мы постоянно скучали по райскому месту, где познакомились, и когда я предложил съездить туда, она страшно обрадовалась.
Через два дня мы уже были на месте. Ничего не изменилось: как будто хозяин ждал нас, приготовив к приезду песочный ковёр и морское одеяло. Стояла такая же прекрасная погода. Дул свежий ветер, волны лениво накатывали на берег. Было утро. Проводили конкурс «Замки из песка», и два десятка людей разных возрастов лепили песочные скульптуры невероятной красоты. Зара с Алёшей тоже что-то мастерили, я подошёл посмотреть. Это был средневековый город с башнями, мостами, неприступными стенами. Они даже где-то раздобыли маленький флажок и водрузили его на песочный шпиль городской ратуши. Да, было красиво и великолепно.

Я сидел на берегу и вспоминал десять лет, которые пролетели, как в волшебном сне. Теперь я понял смысл слов написанных на упаковке, завидуя уму и мудрости великого китайского народа. Часы показывали начало одиннадцатого. Мой взгляд упал на море. По воде летел тот же белый прогулочный катер. Он покачивался, рассекая волны. Катер уплывал всё дальше и дальше, а я провожал его взглядом. Занимался новый день, и алое солнце вышло навстречу маленькому кораблику. Вот они встретились на горизонте, поприветствовали друг друга и отправились по своим делам - солнце – давать свет и жизнь, а катер – знакомить людей с далёкими неведомыми берегами.



























     

Рейтинг: 0 244 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!