ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → А знаешь, все еще будет!

 

А знаешь, все еще будет!

Солнце не спеша набирает силу.
С каждой минутой лучи его становятся более упругими, пригревают шею, ласково забираются под воротник.
Полянка такая красивая, как на родине - в Сибири. Трава ковром, и камней почти не видно. По краю кудряшками кустов обложена.
Там спокойно и прохладно!

Насекомых почему-то не слышно?
Хотя – нет. Вот - муха зазвенела, к лицу липнет.
Сержант мотнул головой, отгоняя насекомое. Но муха не улетела - кружит.
Бог с ней!

Вот бы упорхнуть! Куда угодно – только подальше отсюда!
Мухой бы обернуться и…


- Стань здесь! – Грубо сказал один из сопровождающих. Он встал перед сержантом и потянул свою кепку за козырек, закрывая глаза.
Другой (с видеокамерой) отошел чуть назад, захватить обоих в объектив. Остальные – толпятся в стороне.

- Готово? Снимаю? – Спросил оператор.
- Хорошо. – Ответил тот, что в кепке.

- Говори.
Бандит заговорил на камеру.

Сержант не очень прислушивается.
Его больше интересует муха.
Она села на рукав. Боец замер, стараясь не спугнуть, залюбовался.

«Тоже – Божья тварь». Блестящее брюшко, огромные глазища – сколько в жизни этих мух видел? И никогда они не казались ему красивыми.
И счастливыми.
И такая острая зависть!
Потому, что она может улететь… .


Тот, что говорил на камеру, помянул что-то о приговоре суда, и что приговор будет приведен в исполнение немедленно.
Сержанта это не удивило. Он знал, зачем его сюда вели.
Невыносимая тоска разлилась в груди – стало больно дышать.
- Ну почему так? Почему среди этих …? – Он, страдая, бросил взгляд на своих палачей.

Закончив говорить, бандит схватил сержанта за рукав и потащил к пню посреди поляны, в правой руке его уже появился тяжелый топор.
У пня развернул юношу к оператору и скомандовал: «Говори!»

Парень молчал.
- Кто ты? Говори!
Чужим голосом, почти автоматически сержант проговорил сведения о себе.

- Я – сержант Российской армии Андрей Иванов, служил в воинской части № …. Родился в Сибири. Участвовал в антитеррористической операции на территории республики. Захвачен в плен в бою у города N… .


- Ты доволен? - Зловеще спрашивает бандит. - Сейчас ты умрешь, и все! – Улыбается, скалит белые зубы, смотрит в глаза.
Во взгляде - любопытство.
Ему интересно, ведь смерть кружит рядом. Щекочет нервы, как на аттракционе в лунапарке.

«Тебе-то какое дело? – С тоской думает Андрей. - Ах да, перед камерой рисуешься…».
Он бросает короткие взгляды вокруг.
Враги наблюдают. Спокойные, деловитые. Сегодня их взяла!
Боже! Как страшно!


- Ты ведь еще и жизни не видел, а теперь - сдохнешь! – Торжествует палач. – Зачем? Зачем жизнь отдаешь?
Словно издалека доносится голос. Вопрос лишь частью доходит до сознания. О чем он говорит? Как вообще о чем-то сейчас можно говорить?!

 

- Зачем? – Переспрашивает Андрей. Он никак не может остановить взгляд, глаза мечутся, не видя почти ничего.
Да стоит ли с ними вообще разговаривать?

Но, почему они улыбаются?! По какому праву?!
Они думают, что они победили?!

Злость. Вот она – спасительная злость!


- А знаешь, все еще будет! – Неожиданно говорит сержант. – Ты думаешь, что для меня все кончится сейчас?
Нет!
Только начинается!

 

Бандит с удивлением прислушивается.

- Когда наши задавят вас окончательно, меня наградят. Я не умру, потому что буду внесен в списки моей части навечно!

Да! Вот оно! Словно кто-то говорит его устами.
Но, Бог мой, что он говорит?!

- Обо мне будут рассказывать школьникам на уроках! – Радостно и тяжело дышит Андрей. - Самые красивые девушки будут приносить мне цветы! – Торжествует он. -
И они будут приезжать на самых дорогих и красивых машинах! Ко мне! Ты понимаешь, гадина, ко мне!

Палач хмурится и нерешительно смотрит в сторону своих подельников. Потом в камеру. Машет рукой, требуя выключить запись.

 

- А позже – талантливый человек напишет обо мне книгу! – Уже почти кричит сержант. -
А другой – снимет кино!
И знать меня, Андрея Иванова, будет вся Россия!
И я буду счастлив!
Потому что ты – он пальцем в глаза врагу тычет, - сдохнеш в безвестности…

Палач ловко ударил Андрея под колени - уронил, затем сильным движением бросил тело на плаху. Молнией блеснул топор, унося юношу в вечность.

 

© Copyright: Александр Александров, 2014

Регистрационный номер №0223342

от 26 июня 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0223342 выдан для произведения:

Солнце не спеша набирает силу.
С каждой минутой лучи его становятся более упругими, пригревают шею, ласково забираются под воротник.
Полянка такая красивая, как на родине - в Сибири. Трава ковром, и камней почти не видно. По краю кудряшками кустов обложена.
Там спокойно и прохладно!

Насекомых почему-то не слышно?
Хотя – нет. Вот - муха зазвенела, к лицу липнет.
Сержант мотнул головой, отгоняя насекомое. Но муха не улетела - кружит.
Бог с ней!

Вот бы упорхнуть! Куда угодно – только подальше отсюда!
Мухой бы обернуться и…


- Стань здесь! – Грубо сказал один из сопровождающих. Он встал перед сержантом и потянул свою кепку за козырек, закрывая глаза.
Другой (с видеокамерой) отошел чуть назад, захватить обоих в объектив. Остальные – толпятся в стороне.

- Готово? Снимаю? – Спросил оператор.
- Хорошо. – Ответил тот, что в кепке.

- Говори.
Бандит заговорил на камеру.

Сержант не очень прислушивается.
Его больше интересует муха.
Она села на рукав. Боец замер, стараясь не спугнуть, залюбовался.

«Тоже – Божья тварь». Блестящее брюшко, огромные глазища – сколько в жизни этих мух видел? И никогда они не казались ему красивыми.
И счастливыми.
И такая острая зависть!
Потому, что она может улететь… .


Тот, что говорил на камеру, помянул что-то о приговоре суда, и что приговор будет приведен в исполнение немедленно.
Сержанта это не удивило. Он знал, зачем его сюда вели.
Невыносимая тоска разлилась в груди – стало больно дышать.
- Ну почему так? Почему среди этих …? – Он, страдая, бросил взгляд на своих палачей.

Закончив говорить, бандит схватил сержанта за рукав и потащил к пню посреди поляны, в правой руке его уже появился тяжелый топор.
У пня развернул юношу к оператору и скомандовал: «Говори!»

Парень молчал.
- Кто ты? Говори!
Чужим голосом, почти автоматически сержант проговорил сведения о себе.

- Я – сержант Российской армии Андрей Иванов, служил в воинской части № …. Родился в Сибири. Участвовал в антитеррористической операции на территории республики. Захвачен в плен в бою у города N… .


- Ты доволен? - Зловеще спрашивает бандит. - Сейчас ты умрешь, и все! – Улыбается, скалит белые зубы, смотрит в глаза.
Во взгляде - любопытство.
Ему интересно, ведь смерть кружит рядом. Щекочет нервы, как на аттракционе в лунапарке.

«Тебе-то какое дело? – С тоской думает Андрей. - Ах да, перед камерой рисуешься…».
Он бросает короткие взгляды вокруг.
Враги наблюдают. Спокойные, деловитые. Сегодня их взяла!
Боже! Как страшно!


- Ты ведь еще и жизни не видел, а теперь - сдохнешь! – Торжествует палач. – Зачем? Зачем жизнь отдаешь?
Словно издалека доносится голос. Вопрос лишь частью доходит до сознания. О чем он говорит? Как вообще о чем-то сейчас можно говорить?!

 

- Зачем? – Переспрашивает Андрей. Он никак не может остановить взгляд, глаза мечутся, не видя почти ничего.
Да стоит ли с ними вообще разговаривать?

Но, почему они улыбаются?! По какому праву?!
Они думают, что они победили?!

Злость. Вот она – спасительная злость!


- А знаешь, все еще будет! – Неожиданно говорит сержант. – Ты думаешь, что для меня все кончится сейчас?
Нет!
Только начинается!

 

Бандит с удивлением прислушивается.

- Когда наши задавят вас окончательно, меня наградят. Я не умру, потому что буду внесен в списки моей части навечно!

Да! Вот оно! Словно кто-то говорит его устами.
Но, Бог мой, что он говорит?!

- Обо мне будут рассказывать школьникам на уроках! – Радостно и тяжело дышит Андрей. - Самые красивые девушки будут приносить мне цветы! – Торжествует он. -
И они будут приезжать на самых дорогих и красивых машинах! Ко мне! Ты понимаешь, гадина, ко мне!

Палач хмурится и нерешительно смотрит в сторону своих подельников. Потом в камеру. Машет рукой, требуя выключить запись.

 

- А позже – талантливый человек напишет обо мне книгу! – Уже почти кричит сержант. -
А другой – снимет кино!
И знать меня, Андрея Иванова, будет вся Россия!
И я буду счастлив!
Потому что ты – он пальцем в глаза врагу тычет, - сдохнеш в безвестности…

Палач ловко ударил Андрея под колени - уронил, затем сильным движением бросил тело на плаху. Молнией блеснул топор, унося юношу в вечность.

 

Рейтинг: +3 371 просмотр
Комментарии (4)
Ивушка # 6 июля 2014 в 17:35 0
Пронзительно,впечатляет.С первой строки захватывает и не отпускает до последнего слова. buket3
Александр Александров # 6 июля 2014 в 17:46 +1
Рад Вам! Спасибо за добрый отзыв! 30
Успехов!
Лера Осень # 3 августа 2014 в 20:22 0
И за что погибло столько молодых,красивых?? Александр,Вам удалось передать наверное ТЕ мысли солдата...
Александр Александров # 4 августа 2014 в 04:08 0
Благодарю Вас.
Мы должны пытаться.
Успехов! lenta9m