ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → 2005 г. И примешь ты смерть от кота своего

 

2005 г. И примешь ты смерть от кота своего

17 июля 2013 - Владимир Юрков

2005 г. И примешь ты смерть от кота своего

Любовь, к кому она не была направлена, к ребенку, мужчине, женщине, домашнему животному, само по себе, чувство, конечно прекрасное, но, к сожалению, – начисто лишающее человека разума. А без разума, как известно, и до беды недалеко.

Вот яркий пример того, когда люби-люби, да про осторожность не забывай.

Пока был жив наш кот Маркиз, теща любила его выгуливать как собачку. Тем более, что вел он себя почти всегда достойно – далеко не убегал, практически никогда не прятался, а шествовал рядом с хозяйкой, время от времени отходя то вправо, то влево или забегая вперед или отставая назад. И в самом деле своим поведением походя на домашнюю собачку. Но я отметил – почти – это значит, что так он веле себя не всегда.

В тот день я вечером преподавал в автошколе, поэтому, около пяти часов вечера, пока еще было светло, тронулся в путь. Проезжая мимо четвертого подъезда я заметил свою тещу, медленно бредущую по дорожке в сопровождении кота, или своего кота, идущего по дорожке, в сопровождении тещи – это трудно было всегда разобрать. Я помахал им обоим рукой и преспокойно удалился, даже и не подозревая, о том, как замысловато и, я бы сказал, трагично развернутся события сразу же после моего отъезда.

Узнал я об этом, со слов жены и тещи, только тогда, когда вошел после занятий, в, пропахшую валокордином, пустырником и валидолом, квартиру. Понятно, что такие запахи настраивают на скорбно-унылое зрелище… но, наоборот, я нашел тещу, пребывающую в состоянии крайнего возбуждения. Она сразу же раза три подряд со все новыми и новыми подробностями пересказала происшедшую с нею историю, при этом помитно вскакивая, чтобы жестами дополнить свой рассказ..

Через часок-другой лекарства все-таки подействовали и она заснула, наутро пересказав все снова в ином ключе. Просуммировав все то, что я услышал, я постарался составить маленький рассказик, который и представляю вашему вниманию

Замечу, что в ту осень в нашем дворе проводили ремонт теплотрассы и рабочие, чтобы не перекапывать дворовой проезд, вырыли два котлована слева и справа от него, соединив их под землей тройкой-четверкой труб разного диаметра.

В известной всему миру поговорке, сказано, что любопытство сгубило кошку. Отчасти это правда, но только отчасти, потому что кошачье любопытство, как мы увидим ниже, способно погубить  и кошачьих хозяев.

Итак, как только я уехал, коту вздумалось удовлетворить свое любопытство, посмотрев, что творится в котловане. Забравшись на песчанный холм, он минут пять внимательно рассматривал дно ямы. Теща остановилась и, заметив, что кот неподвижен, отвлеклась на какие-то свои мелочи.

Но когда она через некоторое время она снова бросила взгляд на кота… вернее на то место, где недавно был кот, она увидела, что кот пропал! Да! Маркиза там не было! И по сторонам его тоже не было! Недоброе предчувствие потянуло ее к котловану… и точно – кот уже шел по его дну в направлении одной из труб.

– Маркиз, стой – прокричала теща ему вослед, но кот, не обращая никакого внимания на ее слова, неумолимо шел к трубе.

– Стой! Стой! Стой! – закричала она в страхе перед тем, что он залезет в трубу и застрянет – ведь вынуть его тогда будет невозможно. Труба длиною метра четыре – какую надо будет взять палку, чтобы вытолкнуть из трубы кота[1]. Тем более, что Маркиз проявлял к трубе явный и неподдельный интерес, обнюхивая ее края.

И как только он засунул в трубу свою морду, теща всей душой и, к сожалению, телом, ринулась к нему и сорвавшись с края котлована, соскользнувши по его крутому склону, оказалась на его дне.

На какое-то время она, видимо, потеряла сознание. Потому что, по ее словам, придя в себя после падения, она заметила, что стало значительно темнее. Кота нигде не было. Совершенно не задумываясь о своей судьбе, она пересмотрела все трубы, но Маркиза нигде не нашла – ни живого, ни мертвого.

Поднявшись на ноги (заглянуть в тубы можно было только встав на колени), она неожиданно услышала кошачий мяв откуда-то сверху. Оказывается Маркиз пролез по трубе и уже вылез через другой котлован, а теперь требовал, чтобы теща вылезала и продолжала выгуливать его. Радость наполнила ее сердце, прогнала усталость и придала сил. Она попробовала вылезти – но – не тут то было! Песок сыпался под ее руками и она просто копала стенку, вместо того, чтобы подниматься вверх.

Тут до нее дошел весь ужас своего положения – вечер, темнеет, она на дне трехметрового котлована, который не видно с дорожки из-за насыпанной кучи песка, никто не знает где она. Я и жена привыкли к тому, что они с котом гуляют по нескольку часов, и днем, и утром, и ночью – как захочется коту, поэтому волноваться не будут. Телефона с собой, конечно же, нет – ведь класть его, как всегда некуда, того и гляди – потеряешь. Значит только после того, как приеду я часов в десять вечера, ее начнут искать.

Ей захотелось закричать, но, внезапно, устыдившись она, отказалась от этой затеи и продолжала упорно выбираться, вновь и вновь сползая на дно котлована вместе с рыхлым песком. Темнело быстро и также быстро таяли старческие силы. Устав от бессмысленной работы, она привалилась на стенку котлована и вдруг вновь услышала над собою котиный мяв. Маркиз требовал к себе внимания, явно не понимая, почему хозяйка так долго сидит в яме.

– Маркизенька, Маркизенька – даже не сказала, а скорее прошептала теща, увидев ходившего по краю котлована кота.

– До Маркиза, видимо, дошло, что хозяйка попала в западню и погибает. Животные обычно хорошо ощущают запах страха, приближающейся смерти, плохого самочувствия. Поэтому он заорал по полной. А голос десятикилограммового кота можно сравнить только лишь с пароходной сиреной. Неудивительно, что через недолгое время, проходивший мимо мужчина, обратив внимание на орущего кота, заметил попавшую в яму тещу…

Дальше все было просто – нашли еще одного парня и вытащили общими усилиями.

А теща, на следующий день придя в себя после этого потрясения с каким-то остервенением целый день гладила кота, приговаривая – «сам уронил, сам и вытащил».



[1] Маркиз был кастрирован, а, следовательно, толст. Поэтому очень часто застревал во всевозможных местах. Один раз он застрял в поленнице (кладке дров), несколько раз застревал в коротких трубах из которых его приходилось либо выталкивать, либо вытаскивать за хвост. И все из-за того, что разум у кошек коротковат и они считают, что если голова пролазит, то пролезет и все тело, не делая поправку на собственную полноту. Всевышний считал, что кошка – не женщина – и толстеть не может.

 

© Copyright: Владимир Юрков, 2013

Регистрационный номер №0147656

от 17 июля 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0147656 выдан для произведения:

2005 г. И примешь ты смерть от кота своего

Любовь, к кому она не была направлена, к ребенку, мужчине, женщине, домашнему животному, само по себе, чувство, конечно прекрасное, но, к сожалению, – начисто лишающее человека разума. А без разума, как известно, и до беды недалеко.

Вот яркий пример того, когда люби-люби, да про осторожность не забывай.

Пока был жив наш кот Маркиз, теща любила его выгуливать как собачку. Тем более, что вел он себя почти всегда достойно – далеко не убегал, практически никогда не прятался, а шествовал рядом с хозяйкой, время от времени отходя то вправо, то влево или забегая вперед или отставая назад. И в самом деле своим поведением походя на домашнюю собачку. Но я отметил – почти – это значит, что так он веле себя не всегда.

В тот день я вечером преподавал в автошколе, поэтому, около пяти часов вечера, пока еще было светло, тронулся в путь. Проезжая мимо четвертого подъезда я заметил свою тещу, медленно бредущую по дорожке в сопровождении кота, или своего кота, идущего по дорожке, в сопровождении тещи – это трудно было всегда разобрать. Я помахал им обоим рукой и преспокойно удалился, даже и не подозревая, о том, как замысловато и, я бы сказал, трагично развернутся события сразу же после моего отъезда.

Узнал я об этом, со слов жены и тещи, только тогда, когда вошел после занятий, в, пропахшую валокордином, пустырником и валидолом, квартиру. Понятно, что такие запахи настраивают на скорбно-унылое зрелище… но, наоборот, я нашел тещу, пребывающую в состоянии крайнего возбуждения. Она сразу же раза три подряд со все новыми и новыми подробностями пересказала происшедшую с нею историю, при этом помитно вскакивая, чтобы жестами дополнить свой рассказ..

Через часок-другой лекарства все-таки подействовали и она заснула, наутро пересказав все снова в ином ключе. Просуммировав все то, что я услышал, я постарался составить маленький рассказик, который и представляю вашему вниманию

Замечу, что в ту осень в нашем дворе проводили ремонт теплотрассы и рабочие, чтобы не перекапывать дворовой проезд, вырыли два котлована слева и справа от него, соединив их под землей тройкой-четверкой труб разного диаметра.

В известной всему миру поговорке, сказано, что любопытство сгубило кошку. Отчасти это правда, но только отчасти, потому что кошачье любопытство, как мы увидим ниже, способно погубить  и кошачьих хозяев.

Итак, как только я уехал, коту вздумалось удовлетворить свое любопытство, посмотрев, что творится в котловане. Забравшись на песчанный холм, он минут пять внимательно рассматривал дно ямы. Теща остановилась и, заметив, что кот неподвижен, отвлеклась на какие-то свои мелочи.

Но когда она через некоторое время она снова бросила взгляд на кота… вернее на то место, где недавно был кот, она увидела, что кот пропал! Да! Маркиза там не было! И по сторонам его тоже не было! Недоброе предчувствие потянуло ее к котловану… и точно – кот уже шел по его дну в направлении одной из труб.

– Маркиз, стой – прокричала теща ему вослед, но кот, не обращая никакого внимания на ее слова, неумолимо шел к трубе.

– Стой! Стой! Стой! – закричала она в страхе перед тем, что он залезет в трубу и застрянет – ведь вынуть его тогда будет невозможно. Труба длиною метра четыре – какую надо будет взять палку, чтобы вытолкнуть из трубы кота[1]. Тем более, что Маркиз проявлял к трубе явный и неподдельный интерес, обнюхивая ее края.

И как только он засунул в трубу свою морду, теща всей душой и, к сожалению, телом, ринулась к нему и сорвавшись с края котлована, соскользнувши по его крутому склону, оказалась на его дне.

На какое-то время она, видимо, потеряла сознание. Потому что, по ее словам, придя в себя после падения, она заметила, что стало значительно темнее. Кота нигде не было. Совершенно не задумываясь о своей судьбе, она пересмотрела все трубы, но Маркиза нигде не нашла – ни живого, ни мертвого.

Поднявшись на ноги (заглянуть в тубы можно было только встав на колени), она неожиданно услышала кошачий мяв откуда-то сверху. Оказывается Маркиз пролез по трубе и уже вылез через другой котлован, а теперь требовал, чтобы теща вылезала и продолжала выгуливать его. Радость наполнила ее сердце, прогнала усталость и придала сил. Она попробовала вылезти – но – не тут то было! Песок сыпался под ее руками и она просто копала стенку, вместо того, чтобы подниматься вверх.

Тут до нее дошел весь ужас своего положения – вечер, темнеет, она на дне трехметрового котлована, который не видно с дорожки из-за насыпанной кучи песка, никто не знает где она. Я и жена привыкли к тому, что они с котом гуляют по нескольку часов, и днем, и утром, и ночью – как захочется коту, поэтому волноваться не будут. Телефона с собой, конечно же, нет – ведь класть его, как всегда некуда, того и гляди – потеряешь. Значит только после того, как приеду я часов в десять вечера, ее начнут искать.

Ей захотелось закричать, но, внезапно, устыдившись она, отказалась от этой затеи и продолжала упорно выбираться, вновь и вновь сползая на дно котлована вместе с рыхлым песком. Темнело быстро и также быстро таяли старческие силы. Устав от бессмысленной работы, она привалилась на стенку котлована и вдруг вновь услышала над собою котиный мяв. Маркиз требовал к себе внимания, явно не понимая, почему хозяйка так долго сидит в яме.

– Маркизенька, Маркизенька – даже не сказала, а скорее прошептала теща, увидев ходившего по краю котлована кота.

– До Маркиза, видимо, дошло, что хозяйка попала в западню и погибает. Животные обычно хорошо ощущают запах страха, приближающейся смерти, плохого самочувствия. Поэтому он заорал по полной. А голос десятикилограммового кота можно сравнить только лишь с пароходной сиреной. Неудивительно, что через недолгое время, проходивший мимо мужчина, обратив внимание на орущего кота, заметил попавшую в яму тещу…

Дальше все было просто – нашли еще одного парня и вытащили общими усилиями.

А теща, на следующий день придя в себя после этого потрясения с каким-то остервенением целый день гладила кота, приговаривая – «сам уронил, сам и вытащил».



[1] Маркиз был кастрирован, а, следовательно, толст. Поэтому очень часто застревал во всевозможных местах. Один раз он застрял в поленнице (кладке дров), несколько раз застревал в коротких трубах из которых его приходилось либо выталкивать, либо вытаскивать за хвост. И все из-за того, что разум у кошек коротковат и они считают, что если голова пролазит, то пролезет и все тело, не делая поправку на собственную полноту. Всевышний считал, что кошка – не женщина – и толстеть не может.

 

Рейтинг: 0 221 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!