ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → 2002 г. Пэ-рэ-дный привод нэ нэсет!

2002 г. Пэ-рэ-дный привод нэ нэсет!

28 октября 2014 - Владимир Юрков
2002 г. Пэ-рэ-дный привод нэ нэсет!
Люди, вообще, по большей части, плохо слушают то, что им говорят по разным причинам. Одни – по беспросветной тупости, другие – из-за непомерной лени, третьи – потому… потому что так привыкли. Ну, а совсем наглые оттого, что считают себя умнее других.
В основном, люди слышат и запоминают лишь отдельные слова, из сказанного им, заполняя промежутки между ними тем, что додумают сами в силу своего настроения, умственных способностей или, попросту, желания. Порою, таким образом, изменяя смысл на полностью противоположный. Замечу еще одну важную деталь – люди улавливают из сказанного только то, что хотят слышать, что им выгодно или приятно слышать. Все неприятное и негативное они упорно отказываются воспринимать. Самый лучший пример этому – пациенты на приеме у врача. Интересно бывает узнать, что же остается в их памяти, после того, как они покидают кабинет. Какой же буйной фантазией надо обладать, чтобы так перековеркать услышанное.
Причем люди, чаще всего, настолько уверены в том, что все это они не напридумывали сами, а услышали из чужих уст, что поражаешься человеческой твердости и упорству…или наглости, на самом деле. «Ну как же – вы же мне сами говорили», «Вы же обещали…» «Я же рассчитывал…» – традиционные упреки в подобных случаях. Никакие доводы, о том, что ничего подобного они слышать не могли, в этой ситуации люди не выслушивают и не воспринимают.
Вот яркий пример вышесказанному.
Пересечение Коровинского и Дмитровского шоссе возле Дома Метростроя в сторону Центра. Кто знает этот перекресток, тот помнит, что Коровинское шоссе здесь, как не странно, идет по прямой и становится Дмитровским, а само Дмитровское шоссе сворачивает влево. Зима – дорога не то, чтобы завалена снегом, а покрыта местами каким-то тонюсеньким ледком, который потоком растопляется и превращается в воду, но как только движение, хотя бы на минуту останавливается, вновь становится льдом.
Я стою на светофоре в среднем ряду, левее меня красненькая машинка ниже среднего класса – средним она была, когда была новая, а за пятнадцать лет эксплуатации опустилась рангом ниже.
На светофоре, наконец, вспыхивает долгожданный зеленый. Красная машина издает рев, сравнимый по силе и красоте, с ревом стада бизонов, вздрагивает, затем резко осаживается назад, задирая морду – колеса на секунду проскальзывают, и она резво срывается с места, и летит вперед, не обращая внимания на поворот.
Водитель круто делает «руль влево» и, в довершение всего, еще и прибавляет газа, что заставляет машину, все таки, устремиться влево… Все влево, и влево, и влево, вращаясь практически на одном месте в так называемом «горизонтальном штопоре», немного перемещаясь вперед к разделительной полосе. Сделав оборота четыре, а может и пять, водитель, наконец, сообразил, что здесь что-то не так и бросил газ. Двигатель заглох и машина, как бы нехотя, заканчивая очередной оборот, упирается передними колесами в бортовой камень встав аккурат поперек движения.
Подъезжаю поближе и вижу, как из остановившейся машины, буквально вылетает, как говорят в этой стране лицо кавказской национальности, в расстегнутой коротенькой курточке на бараньем меху, в съехавшем на один бок шарфу, с дрожащими, как с похмелья, руками и начинает бегать взад-вперед с криками: «Убью того шакала, который мне машину продал… передний привод не несет, а это… накололи меня… прокатили меня… гавно продали…» и еще много чего минут на десять в таком роде.
Понемногу, как говорится вместе с пылом, шок вышел и когда он, прекратив вопить и бегать, наконец, остановился, я рискнул ему  объяснить что же произошло с ним на самом деле и в чем он был совершенно неправ. Но куда там… Он и слушать не хотел! Был непреклонен, как скала – «нэсти нэ должэн!» и «абманули!».
Пнув в сердцах заднее колесо мыском ботинка, он поправил шарф, застегнул куртку (при этом было хорошо заметно, что руки его уже больше не дрожат) и, со словами: «Сэгодня верну эту гадость обратно!», залез в машину.
Ох! Не завидую я этому продавцу!
 



© Copyright: Владимир Юрков, 2014

Регистрационный номер №0248870

от 28 октября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0248870 выдан для произведения: 2002 г. Пэ-рэ-дный привод нэ нэсет!
Люди, вообще, по большей части, плохо слушают то, что им говорят по разным причинам. Одни – по беспросветной тупости, другие – из-за непомерной лени, третьи – потому… потому что так привыкли. Ну, а совсем наглые оттого, что считают себя умнее других.
В основном, люди слышат и запоминают лишь отдельные слова, из сказанного им, заполняя промежутки между ними тем, что додумают сами в силу своего настроения, умственных способностей или, попросту, желания. Порою, таким образом, изменяя смысл на полностью противоположный. Замечу еще одну важную деталь – люди улавливают из сказанного только то, что хотят слышать, что им выгодно или приятно слышать. Все неприятное и негативное они упорно отказываются воспринимать. Самый лучший пример этому – пациенты на приеме у врача. Интересно бывает узнать, что же остается в их памяти, после того, как они покидают кабинет. Какой же буйной фантазией надо обладать, чтобы так перековеркать услышанное.
Причем люди, чаще всего, настолько уверены в том, что все это они не напридумывали сами, а услышали из чужих уст, что поражаешься человеческой твердости и упорству…или наглости, на самом деле. «Ну как же – вы же мне сами говорили», «Вы же обещали…» «Я же рассчитывал…» – традиционные упреки в подобных случаях. Никакие доводы, о том, что ничего подобного они слышать не могли, в этой ситуации люди не выслушивают и не воспринимают.
Вот яркий пример вышесказанному.
Пересечение Коровинского и Дмитровского шоссе возле Дома Метростроя в сторону Центра. Кто знает этот перекресток, тот помнит, что Коровинское шоссе здесь, как не странно, идет по прямой и становится Дмитровским, а само Дмитровское шоссе сворачивает влево. Зима – дорога не то, чтобы завалена снегом, а покрыта местами каким-то тонюсеньким ледком, который потоком растопляется и превращается в воду, но как только движение, хотя бы на минуту останавливается, вновь становится льдом.
Я стою на светофоре в среднем ряду, левее меня красненькая машинка ниже среднего класса – средним она была, когда была новая, а за пятнадцать лет эксплуатации опустилась рангом ниже.
На светофоре, наконец, вспыхивает долгожданный зеленый. Красная машина издает рев, сравнимый по силе и красоте, с ревом стада бизонов, вздрагивает, затем резко осаживается назад, задирая морду – колеса на секунду проскальзывают, и она резво срывается с места, и летит вперед, не обращая внимания на поворот.
Водитель круто делает «руль влево» и, в довершение всего, еще и прибавляет газа, что заставляет машину, все таки, устремиться влево… Все влево, и влево, и влево, вращаясь практически на одном месте в так называемом «горизонтальном штопоре», немного перемещаясь вперед к разделительной полосе. Сделав оборота четыре, а может и пять, водитель, наконец, сообразил, что здесь что-то не так и бросил газ. Двигатель заглох и машина, как бы нехотя, заканчивая очередной оборот, упирается передними колесами в бортовой камень встав аккурат поперек движения.
Подъезжаю поближе и вижу, как из остановившейся машины, буквально вылетает, как говорят в этой стране лицо кавказской национальности, в расстегнутой коротенькой курточке на бараньем меху, в съехавшем на один бок шарфу, с дрожащими, как с похмелья, руками и начинает бегать взад-вперед с криками: «Убью того шакала, который мне машину продал… передний привод не несет, а это… накололи меня… прокатили меня… гавно продали…» и еще много чего минут на десять в таком роде.
Понемногу, как говорится вместе с пылом, шок вышел и когда он, прекратив вопить и бегать, наконец, остановился, я рискнул ему  объяснить что же произошло с ним на самом деле и в чем он был совершенно неправ. Но куда там… Он и слушать не хотел! Был непреклонен, как скала – «нэсти нэ должэн!» и «абманули!».
Пнув в сердцах заднее колесо мыском ботинка, он поправил шарф, застегнул куртку (при этом было хорошо заметно, что руки его уже больше не дрожат) и, со словами: «Сэгодня верну эту гадость обратно!», залез в машину.
Ох! Не завидую я этому продавцу!
 



Рейтинг: 0 222 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 
Проза, которую Вы не читали

 

Популярная проза за месяц
129
120
109
102
95
Подруги 11 ноября 2017 (Татьяна Петухова)
94
93
93
92
91
86
81
76
75
72
70
69
Тёщин сон 3 ноября 2017 (Тая Кузмина)
68
УЧИТЕЛЬ 24 октября 2017 (Николина ОзернАя)
63
63
62
61
61
60
59
Предзимье 31 октября 2017 (Виктор Лидин)
59
57
45
44
38