ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → 2001 г. Беспомощность

 

2001 г. Беспомощность

28 декабря 2014 - Владимир Юрков
2001 г. Беспомощность Самое неприятное и, я бы сказал, унизительное в жизни, это – беспомощность. Ситуация, когда ты являешься сторонним наблюдателем того, как решается твоя судьба, понимая, что и как надо сделать, но будучи, в силу некоторых причин, неспособным к действию. В такие моменты ты просто скользишь по течению, пассивно созерцая – к чему же это все приведет. Именно это слово – скользишь – больше всего подходит к тому случаю, который я хочу поведать. В жизни мне несколько раз приходилось испытывать полнейшую беспомощность. Один из них произошел 17 февраля 2000 года. В тот день, несмотря на зимний месяц, с утра шел дождь. Обстоятельства сложились так, что мне, именно в этот день, потребовалось переговорить с своим деловым партнером Андреем, типография которого располагалась на Ленинском проспекте. Деловой разговор, как это часто у нас бывало, перешел в разговор задушевный, поэтому вместо получаса, мы проболтали около трех часов. Собственно говоря – а почему бы и нет! Время свободное есть, да и о чем поговорить – тоже. Кабинет, в котором мы разговаривали, находился в самой середине здания и, естественно, не имел окон, поэтому мы не могли знать, что происходит на улице. И, конечно, увиденное мною во дворе типографии, стало для меня громом среди ясного неба. Моя машина была покрыта коркой льда! На улице похолодало! Да не просто похолодало, а до минус четырех градусов. Дождь прекратился, вместо него хлопьями валил снег, а вода, заливавшая двор, замерзла и стала льдом, превратив двор в небольшой каток. Я был очень расстроен случившимся. Все-таки мне ехать через полгорода. Теперь не разгонишься – все будут тащиться как черепахи. Еще не дай бог кто-нибудь разобьется – тогда можно и три часа простоять – бывало! Плюнув в сердцах, я завел машину, не пытаясь даже отскрести лед с ветрового стекла, сочтя, что он сам оттает, и вернулся к Андрею, чтобы выпить с ним еще одну чашку кофе, понимая, что следующую чашку я выпью очень-очень нескоро и… поехал. На мое счастье, первая часть пути по Ленинскому и Ломоносовскому проспектам, как ни странно, труда не составила и лишнего времени не заняла. Хотя – вполне понятно, там движение интенсивное и воду разбрызгали до того, как она замерзла. Поэтому, как-то неожиданно быстро я оказался на Большой Филевской улице, которую «большой» назвали, видимо, в насмешку. На самом деле – это узкий проезд, правда пошире, чем две полосы, но все равно – трем машинам уже не разъехаться. Поэтому поток по этой улице идет плотно, гуськом, особенно в такую гадкую погоду. С моего направления машин почти не было и на светофоре я встал под стоп-линию. Поэтому, тронувшись с места в направлении пересечения с улицей Барклая, я оказался первым и почти единственным на своей полосе. Здесь надо заметить, что дорога тут идет под спуск, пусть под небольшой, почти незаметный в обычные дни, но очень и очень ощутимый в гололед. Идущий за мною грузовик скользил за милу душу и двигался очень аккуратно, оставшись далеко позади. А я как-то весело раскатился, не задумываясь о скользкой дороге. А что? Навстречу тянется вереница автомобилей – пешеход не рискнет проскочить сквозь такой поток, впереди до следующего светофора никого нет – езжай не хочу! Вот и получилось что – не хочу! Поток, шедший мне навстречу оказался не бесконечным. В самом низу спуска я заметил его конец, но, не видя нигде никаких пешеходов, продолжил движение в прежнем темпе. И тут, неожиданно, справа из дворов выскочила «Волга», явно намереваясь повернуть в сторону подъема вслед за потоком, поскольку я видел работающую с моей стороны мигалку. Я приближался к этой «Волге» не снижая скорости, ошибочно решив, что ее водитель меня видит, считая, что чем быстрее я проскочу, тем легче будет ему выворачивать на дорогу. Но у водителя «Волги» было иное мнение. Он или не заметил меня, а может быть просто недооценил погодные условия. Но, не обращая на меня никакого внимания, как будто бы меня и нет на дороге, он рванул налево вслед за уходящим потоком. Если бы дорога была нормальная, то ничего бы не случилось – времени чтобы разъехаться у нас было предостаточно. Но – скользко! И вот этого водитель «Волги» не учел. Волга, неожиданно попав задними колесами в какую-то ямочку, выбитую у самого края дороги, забуксовала и встала, в буквальном смысле этого слова – как вкопанная, перегородив мне дорогу четырьмя метрами своего корпуса. Я, бросив газ, инстинктивно нажал на тормоза – глухо! Никакого отклика – машина как катилась вниз, так туда же вниз и заскользила, только при этом еще и завихляла из стороны в сторону. Перешел на вторую – тормозит, но не так активно. Не успеть! Перехожу на первую и – неудача, заторопившись, ошибаюсь и двигатель глохнет, блокируя колеса до юза. Теперь от него мало пользы, надо работать только тормозами. Дергая ногою туда-сюда, имитируя работу АБС. Но вижу – что все равно не успеть. Не будь встречного потока или будь дорога пошире, можно было бы пустить автомобиль взанос, развернув его практически поперек дороги. Такие бы пируэты быстро погасили скорость, но мне мешают встречные, а когда они проедут – места на такой маневр не хватит. А «Волга» тем временем вовсю крутит колесами, оставаясь при этом на месте, глядя как я все ближе и ближе подкатываюсь к ней. Водитель, видимо решил, что единственное его спасение – продрать колесами лед. А мне оставалось беспомощно ждать – уедет он или нет. Ведь даже притереться к бортовому камню не удалось, поскольку он был покрыт. Перепрыгнуть через бортовой камень на тротуар я не решился. Скользко и места мало. В случае неудачи меня бы развернуло и я задом бил бы по этой злосчастной «Волге». Беспомощно играю педалью, а «Волга» все ближе и ближе… уже хорошо виден пожилой водитель, весь согнувшийся к рулю, как будто бы он всем телом пытался спихнуть свою машину с места. Я продолжаю играть педалью и ждать – что же будет. Скорость уже снизилась – ничего страшного не случится, кроме небольшой вмятины в задней двери его «Волги. До столкновения оставалось наверное меньше метра, когда «Волга», неуклюже взбрыкнув задом, сорвалась с места, уже не помышляя о повороте, а только бы убраться с моего пути... Краем глаза, я заметил, что она, от такого мощного рывка, проскочив встречную полосу, выскочила на противоположный тротуар. Но в это время я уже подкатывал к перекрестку с Барклая и то, что происходило сзади, меня уже не интересовало.

© Copyright: Владимир Юрков, 2014

Регистрационный номер №0262082

от 28 декабря 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0262082 выдан для произведения: 2001 г. Беспомощность Самое неприятное и, я бы сказал, унизительное в жизни, это – беспомощность. Ситуация, когда ты являешься сторонним наблюдателем того, как решается твоя судьба, понимая, что и как надо сделать, но будучи, в силу некоторых причин, неспособным к действию. В такие моменты ты просто скользишь по течению, пассивно созерцая – к чему же это все приведет. Именно это слово – скользишь – больше всего подходит к тому случаю, который я хочу поведать. В жизни мне несколько раз приходилось испытывать полнейшую беспомощность. Один из них произошел 17 февраля 2000 года. В тот день, несмотря на зимний месяц, с утра шел дождь. Обстоятельства сложились так, что мне, именно в этот день, потребовалось переговорить с своим деловым партнером Андреем, типография которого располагалась на Ленинском проспекте. Деловой разговор, как это часто у нас бывало, перешел в разговор задушевный, поэтому вместо получаса, мы проболтали около трех часов. Собственно говоря – а почему бы и нет! Время свободное есть, да и о чем поговорить – тоже. Кабинет, в котором мы разговаривали, находился в самой середине здания и, естественно, не имел окон, поэтому мы не могли знать, что происходит на улице. И, конечно, увиденное мною во дворе типографии, стало для меня громом среди ясного неба. Моя машина была покрыта коркой льда! На улице похолодало! Да не просто похолодало, а до минус четырех градусов. Дождь прекратился, вместо него хлопьями валил снег, а вода, заливавшая двор, замерзла и стала льдом, превратив двор в небольшой каток. Я был очень расстроен случившимся. Все-таки мне ехать через полгорода. Теперь не разгонишься – все будут тащиться как черепахи. Еще не дай бог кто-нибудь разобьется – тогда можно и три часа простоять – бывало! Плюнув в сердцах, я завел машину, не пытаясь даже отскрести лед с ветрового стекла, сочтя, что он сам оттает, и вернулся к Андрею, чтобы выпить с ним еще одну чашку кофе, понимая, что следующую чашку я выпью очень-очень нескоро и… поехал. На мое счастье, первая часть пути по Ленинскому и Ломоносовскому проспектам, как ни странно, труда не составила и лишнего времени не заняла. Хотя – вполне понятно, там движение интенсивное и воду разбрызгали до того, как она замерзла. Поэтому, как-то неожиданно быстро я оказался на Большой Филевской улице, которую «большой» назвали, видимо, в насмешку. На самом деле – это узкий проезд, правда пошире, чем две полосы, но все равно – трем машинам уже не разъехаться. Поэтому поток по этой улице идет плотно, гуськом, особенно в такую гадкую погоду. С моего направления машин почти не было и на светофоре я встал под стоп-линию. Поэтому, тронувшись с места в направлении пересечения с улицей Барклая, я оказался первым и почти единственным на своей полосе. Здесь надо заметить, что дорога тут идет под спуск, пусть под небольшой, почти незаметный в обычные дни, но очень и очень ощутимый в гололед. Идущий за мною грузовик скользил за милу душу и двигался очень аккуратно, оставшись далеко позади. А я как-то весело раскатился, не задумываясь о скользкой дороге. А что? Навстречу тянется вереница автомобилей – пешеход не рискнет проскочить сквозь такой поток, впереди до следующего светофора никого нет – езжай не хочу! Вот и получилось что – не хочу! Поток, шедший мне навстречу оказался не бесконечным. В самом низу спуска я заметил его конец, но, не видя нигде никаких пешеходов, продолжил движение в прежнем темпе. И тут, неожиданно, справа из дворов выскочила «Волга», явно намереваясь повернуть в сторону подъема вслед за потоком, поскольку я видел работающую с моей стороны мигалку. Я приближался к этой «Волге» не снижая скорости, ошибочно решив, что ее водитель меня видит, считая, что чем быстрее я проскочу, тем легче будет ему выворачивать на дорогу. Но у водителя «Волги» было иное мнение. Он или не заметил меня, а может быть просто недооценил погодные условия. Но, не обращая на меня никакого внимания, как будто бы меня и нет на дороге, он рванул налево вслед за уходящим потоком. Если бы дорога была нормальная, то ничего бы не случилось – времени чтобы разъехаться у нас было предостаточно. Но – скользко! И вот этого водитель «Волги» не учел. Волга, неожиданно попав задними колесами в какую-то ямочку, выбитую у самого края дороги, забуксовала и встала, в буквальном смысле этого слова – как вкопанная, перегородив мне дорогу четырьмя метрами своего корпуса. Я, бросив газ, инстинктивно нажал на тормоза – глухо! Никакого отклика – машина как катилась вниз, так туда же вниз и заскользила, только при этом еще и завихляла из стороны в сторону. Перешел на вторую – тормозит, но не так активно. Не успеть! Перехожу на первую и – неудача, заторопившись, ошибаюсь и двигатель глохнет, блокируя колеса до юза. Теперь от него мало пользы, надо работать только тормозами. Дергая ногою туда-сюда, имитируя работу АБС. Но вижу – что все равно не успеть. Не будь встречного потока или будь дорога пошире, можно было бы пустить автомобиль взанос, развернув его практически поперек дороги. Такие бы пируэты быстро погасили скорость, но мне мешают встречные, а когда они проедут – места на такой маневр не хватит. А «Волга» тем временем вовсю крутит колесами, оставаясь при этом на месте, глядя как я все ближе и ближе подкатываюсь к ней. Водитель, видимо решил, что единственное его спасение – продрать колесами лед. А мне оставалось беспомощно ждать – уедет он или нет. Ведь даже притереться к бортовому камню не удалось, поскольку он был покрыт. Перепрыгнуть через бортовой камень на тротуар я не решился. Скользко и места мало. В случае неудачи меня бы развернуло и я задом бил бы по этой злосчастной «Волге». Беспомощно играю педалью, а «Волга» все ближе и ближе… уже хорошо виден пожилой водитель, весь согнувшийся к рулю, как будто бы он всем телом пытался спихнуть свою машину с места. Я продолжаю играть педалью и ждать – что же будет. Скорость уже снизилась – ничего страшного не случится, кроме небольшой вмятины в задней двери его «Волги. До столкновения оставалось наверное меньше метра, когда «Волга», неуклюже взбрыкнув задом, сорвалась с места, уже не помышляя о повороте, а только бы убраться с моего пути... Краем глаза, я заметил, что она, от такого мощного рывка, проскочив встречную полосу, выскочила на противоположный тротуар. Но в это время я уже подкатывал к перекрестку с Барклая и то, что происходило сзади, меня уже не интересовало.
Рейтинг: 0 167 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!