ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → 1991 г. Только машину мордой к воротам поставьте!

 

1991 г. Только машину мордой к воротам поставьте!

12 ноября 2014 - Владимир Юрков
1991 г. Только машину мордой к воротам поставьте!
Взаправду говорят, что не Боги горшки обжигают.
Я непоколебимо уверен, что любой человек способен научиться абсолютно всему, чему захочет, было бы желание и, главное, необходимость. Трудно выучиться тому, что не нужно и, поэтому, неинтересно. Вот причина того, отчего мальчишки в два счета учатся играть в футбол, но никак не могут освоить, совершенно никчемные для жизни, физику или математику.
Меня в детстве потрясла сцена из романа Карела Чапека «Кракатик», где главный герой осваивает мастерство верховой езды, через окно. Он не просто запоминает движения, которые надо сделать, чтобы не свалиться с лошади, а осознает, понимает их, с точки зрения механики. Что позволяет ему через определенное время сесть на лошадь, как заправскому наезднику. Я верю в то, что такое возможно и это не досужая выдумка писателя.
Мой знакомец Вова Левит, вернувшись из армии, после которой он, правда, некоторое время поработал на Дальнем Востоке, чтобы накопить немного денег, решил купить автомобиль. И это естественно – какой молодой мужчина, а особенно тот, кто вырос в недрах советского нищенства, не мечтает о собственной машине. Это потом, к старости, приходят мысли о собственном шофере или о такси, а, пока ты молод, все хочется делать самому, вероятнее всего потому, что у тебя хватает на это сил.
Заниматься с инструктором Вовка не желал. Кто-то из знакомых сказал, что ему мешала врожденная гордость. Но это – полная чушь. Тот, кто прошел через горнило советской школы, напрочь лишился желания учиться где-либо и чему-либо.
Покатавшись два вечера на машине своего приятеля под его руководством, Володя понял – только самому можно освоить это мастерство. Никакие «советчики» в этом деле не нужны. От них только помеха.
В те годы, купить советскую машину уже не составляло проблемы. Люди, предчувствуя насыщение рынка, старались избавиться от рухляди, продавая Жигули, Москвичи и Волги по непомерной стоимости[1]. Так что машину он нашел достаточно быстро, причем прямо на том же заводе, где он арендовал небольшой цех с десятком рабочих рук.
Вечером того же дня, пошел Вова забирать машину, которую продавец еще поутру закатил на заводской двор. Он расплатился, не прислушиваясь к, традиционной в подобных случаях, болтовне продавца о достоинствах продаваемого автомобиля, о том, как ему тяжело с ним расставаться (прям, как с родным!) и обратился к нему только с одной просьбой – поставить автомобиль мордой в направлении выездных ворот.
Эта просьба вызвала у продавца некоторое замешательство. Поскольку он, получивши деньги, побоялся что не пришлось бы их возвращать обратно, расценив сказанное, как определенную проверку своего автомобиля. Он замялся и начал выспрашивать: «А почему?.. А зачем?..» На что Вовка совершенно четко ответил, потому что разворачиваться а уж, тем более, ездить задним ходом он еще не умеет.
Его «чистосердечное признание» усилило замешательство, так как продавец, стал показушно горевать – зачем же он продал свой любимый автомобиль тому, кто разобьет его в первый же день. Чухмарю-неумейке, купившему права и многословие в том же духе…
Стенания, теперь уже бывшего, владельца машины были резко прерваны Володей, который заметил, что если тот немедленно не заткнется, то деньги ему придется возвратить, а Вовка возьмет машину у другого жигулиста.
Продавец, теперь уже молча, развернул автомобиль передом по центру ворот и незаметно, бочком-бочком, отошел к своим приятелям, стоящим на отдалении, давая тем самым понять, что с деньгами он расставаться не намерен, даже, если этот автомобиль будет превращен в груду металла прямо сейчас же на его глазах.
А у Володьки прибавилось одной проблемой! До этих слов она была только одна – доехать с завода до собственного дома. Теперь возникла другая – не дать возможности этим паршивым работягам поглумиться над собой, потешаясь над тем, что он разбил машину. Поэтому надо было не только доехать до дома без аварии, но завтра еще и приехать на работу. И не только завтра, а еще в течение долгого-долгого времени ездить безаварийно, пока память об этой сцене не выветрится из людской памяти.
Провожаемый десятком, чьих-то внимательных, а чьих-то насмешливых, взоров, он сел за руль и уверенно включил стартер. Это было одно из двух действий, которые он освоил покатавшись с приятелем. Второе – трогаться с места[2]. Все остально было ему незнакомо. Даже езда по прямой.
Ну вот он и тронулся. Правда потом, минуты две-три постоял перед открытыми воротами, не решаясь выезжать, поскольку никак не мог рассчитать – удастся ли ему вписаться в поток или нет. Наконец, дождавшись, когда на дороге до соседнего перекрестка не осталось ни одной машины[3], он смело повернул направо.
Мнения зрителей разделились, хотя большинство склонялось к тому, судя по резкости трогания-торможения, что Вовка совсем не в зуб ногой и расшибется на ближайшем перекрестке.
Хорошо, что никто из них толком не знал где он живет! Ведь тогда бы они удивились – почему он сворачивает направо, когда к его дому надо было ехать налево. А поняв почему – никто бы не поверил в то, что Володька сможет доехать до дома не помяв машины. Ведь он решался только на правые повороты. Район был ему хорошо знаком – здесь он вырос и мальчишкой обегал все дворы в округе. Поэтому все улицы, и повороты он знал преотлично. И добраться до дома поворачивая только направо мог, но… это значительно удлиняло дорогу. Да еще… одно… ему хотелось бы ехать так, чтобы на перекрестках были светофоры. Не то, чтобы он был не в ладах с правилами проезда нерегулируемых перекрестков, но… не нравились они ему необходимостью присматриваться к знакам. Когда ты первый раз за рулем, то тебе уж точно не до знаков!
Может быть он приехал домой и побыстрее, но его величество случай заставил проскочить один из правых поворотов. Маршрут усложнился и удлинился. Но Володя не зря называл себя «упертым», не зря неоднократно писал заявления об отправке в Афган – не был он тем, кто отступает перед первым препятствием и при малейшей опасности опускает руки. Ни этот поворот, значит будет другой – сказал он и поехал вперед…
В общем, где и как он плутал вылетело из его памяти – настолько сильно морально и физически устал он за эту поездку. Но через два с половиной часа все-таки целым и невредимым приехал домой.
А через неделю, освоив левый поворот, он стал доезжать до работы за 11 минут.
Не боги горшки обжигают!
 
За все, прошедшие с той поры, годы, он только раз попал в аварию, когда, не заметив в темноте отсутствия крышки люка телефонного колодца, влетел в него и остался без правого переднего колеса, которое было просто выдрано вместе с подвеской из его джипа.

[1] Моя знакомая, вынужденная подвозить товары своим продавцам на рынок, приобрела в 1991 году Иж-комби (посмотрите в интернете, что это такое) выпуска 1976 года за 1000 долларов! Хотя грех жаловаться – он проработал целый год, прежде чем рассыпался.

[2] Восторгаюсь Вовкой, который освоил трогание с места автомобиля без коробки-автомата буквально за один-два часа. Мои ученики в автошколе тратили на это более десяти часов.

[3] Тогда это можно было легко сделать. Сейчас, через четверть века, ему пришлось бы крепко попотеть. Или ждать до скончания века или рисковать.


 

© Copyright: Владимир Юрков, 2014

Регистрационный номер №0252515

от 12 ноября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0252515 выдан для произведения: 1991 г. Только машину мордой к воротам поставьте!
Взаправду говорят, что не Боги горшки обжигают.
Я непоколебимо уверен, что любой человек способен научиться абсолютно всему, чему захочет, было бы желание и, главное, необходимость. Трудно выучиться тому, что не нужно и, поэтому, неинтересно. Вот причина того, отчего мальчишки в два счета учатся играть в футбол, но никак не могут освоить, совершенно никчемные для жизни, физику или математику.
Меня в детстве потрясла сцена из романа Карела Чапека «Кракатик», где главный герой осваивает мастерство верховой езды, через окно. Он не просто запоминает движения, которые надо сделать, чтобы не свалиться с лошади, а осознает, понимает их, с точки зрения механики. Что позволяет ему через определенное время сесть на лошадь, как заправскому наезднику. Я верю в то, что такое возможно и это не досужая выдумка писателя.
Мой знакомец Вова Левит, вернувшись из армии, после которой он, правда, некоторое время поработал на Дальнем Востоке, чтобы накопить немного денег, решил купить автомобиль. И это естественно – какой молодой мужчина, а особенно тот, кто вырос в недрах советского нищенства, не мечтает о собственной машине. Это потом, к старости, приходят мысли о собственном шофере или о такси, а, пока ты молод, все хочется делать самому, вероятнее всего потому, что у тебя хватает на это сил.
Заниматься с инструктором Вовка не желал. Кто-то из знакомых сказал, что ему мешала врожденная гордость. Но это – полная чушь. Тот, кто прошел через горнило советской школы, напрочь лишился желания учиться где-либо и чему-либо.
Покатавшись два вечера на машине своего приятеля под его руководством, Володя понял – только самому можно освоить это мастерство. Никакие «советчики» в этом деле не нужны. От них только помеха.
В те годы, купить советскую машину уже не составляло проблемы. Люди, предчувствуя насыщение рынка, старались избавиться от рухляди, продавая Жигули, Москвичи и Волги по непомерной стоимости[1]. Так что машину он нашел достаточно быстро, причем прямо на том же заводе, где он арендовал небольшой цех с десятком рабочих рук.
Вечером того же дня, пошел Вова забирать машину, которую продавец еще поутру закатил на заводской двор. Он расплатился, не прислушиваясь к, традиционной в подобных случаях, болтовне продавца о достоинствах продаваемого автомобиля, о том, как ему тяжело с ним расставаться (прям, как с родным!) и обратился к нему только с одной просьбой – поставить автомобиль мордой в направлении выездных ворот.
Эта просьба вызвала у продавца некоторое замешательство. Поскольку он, получивши деньги, побоялся что не пришлось бы их возвращать обратно, расценив сказанное, как определенную проверку своего автомобиля. Он замялся и начал выспрашивать: «А почему?.. А зачем?..» На что Вовка совершенно четко ответил, потому что разворачиваться а уж, тем более, ездить задним ходом он еще не умеет.
Его «чистосердечное признание» усилило замешательство, так как продавец, стал показушно горевать – зачем же он продал свой любимый автомобиль тому, кто разобьет его в первый же день. Чухмарю-неумейке, купившему права и многословие в том же духе…
Стенания, теперь уже бывшего, владельца машины были резко прерваны Володей, который заметил, что если тот немедленно не заткнется, то деньги ему придется возвратить, а Вовка возьмет машину у другого жигулиста.
Продавец, теперь уже молча, развернул автомобиль передом по центру ворот и незаметно, бочком-бочком, отошел к своим приятелям, стоящим на отдалении, давая тем самым понять, что с деньгами он расставаться не намерен, даже, если этот автомобиль будет превращен в груду металла прямо сейчас же на его глазах.
А у Володьки прибавилось одной проблемой! До этих слов она была только одна – доехать с завода до собственного дома. Теперь возникла другая – не дать возможности этим паршивым работягам поглумиться над собой, потешаясь над тем, что он разбил машину. Поэтому надо было не только доехать до дома без аварии, но завтра еще и приехать на работу. И не только завтра, а еще в течение долгого-долгого времени ездить безаварийно, пока память об этой сцене не выветрится из людской памяти.
Провожаемый десятком, чьих-то внимательных, а чьих-то насмешливых, взоров, он сел за руль и уверенно включил стартер. Это было одно из двух действий, которые он освоил покатавшись с приятелем. Второе – трогаться с места[2]. Все остально было ему незнакомо. Даже езда по прямой.
Ну вот он и тронулся. Правда потом, минуты две-три постоял перед открытыми воротами, не решаясь выезжать, поскольку никак не мог рассчитать – удастся ли ему вписаться в поток или нет. Наконец, дождавшись, когда на дороге до соседнего перекрестка не осталось ни одной машины[3], он смело повернул направо.
Мнения зрителей разделились, хотя большинство склонялось к тому, судя по резкости трогания-торможения, что Вовка совсем не в зуб ногой и расшибется на ближайшем перекрестке.
Хорошо, что никто из них толком не знал где он живет! Ведь тогда бы они удивились – почему он сворачивает направо, когда к его дому надо было ехать налево. А поняв почему – никто бы не поверил в то, что Володька сможет доехать до дома не помяв машины. Ведь он решался только на правые повороты. Район был ему хорошо знаком – здесь он вырос и мальчишкой обегал все дворы в округе. Поэтому все улицы, и повороты он знал преотлично. И добраться до дома поворачивая только направо мог, но… это значительно удлиняло дорогу. Да еще… одно… ему хотелось бы ехать так, чтобы на перекрестках были светофоры. Не то, чтобы он был не в ладах с правилами проезда нерегулируемых перекрестков, но… не нравились они ему необходимостью присматриваться к знакам. Когда ты первый раз за рулем, то тебе уж точно не до знаков!
Может быть он приехал домой и побыстрее, но его величество случай заставил проскочить один из правых поворотов. Маршрут усложнился и удлинился. Но Володя не зря называл себя «упертым», не зря неоднократно писал заявления об отправке в Афган – не был он тем, кто отступает перед первым препятствием и при малейшей опасности опускает руки. Ни этот поворот, значит будет другой – сказал он и поехал вперед…
В общем, где и как он плутал вылетело из его памяти – настолько сильно морально и физически устал он за эту поездку. Но через два с половиной часа все-таки целым и невредимым приехал домой.
А через неделю, освоив левый поворот, он стал доезжать до работы за 11 минут.
Не боги горшки обжигают!
 
За все, прошедшие с той поры, годы, он только раз попал в аварию, когда, не заметив в темноте отсутствия крышки люка телефонного колодца, влетел в него и остался без правого переднего колеса, которое было просто выдрано вместе с подвеской из его джипа.

[1] Моя знакомая, вынужденная подвозить товары своим продавцам на рынок, приобрела в 1991 году Иж-комби (посмотрите в интернете, что это такое) выпуска 1976 года за 1000 долларов! Хотя грех жаловаться – он проработал целый год, прежде чем рассыпался.

[2] Восторгаюсь Вовкой, который освоил трогание с места автомобиля без коробки-автомата буквально за один-два часа. Мои ученики в автошколе тратили на это более десяти часов.

[3] Тогда это можно было легко сделать. Сейчас, через четверть века, ему пришлось бы крепко попотеть. Или ждать до скончания века или рисковать.


 
Рейтинг: 0 202 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!