ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → 1966 г. В окно за домино

 

1966 г. В окно за домино

17 января 2012 - Владимир Юрков

1966 г. В окно за домино

Эту история рассказал мне когда-то мой двоюродный брат. Тогда он был еще двенадцатилетним мальчишкой и жил в жутком дворе-колодце, практически таком же, какие во множестве можно увидеть в Ленинграде. Их дом, находился между переулком Мечникова и улицей Аркадия Гайдара (теперешние Большой и Малый Казенный переулки), неподалеку от Курского вокзала. Димка жил, если я правильно помню, на пятом, а на седьмом этаже, жил пожилой дяденька, который, вернувшись с войны, осушал каждый день по полной «за победу», добавляя при этом «за друзей». И в таком состоянии, изо дня в день, он прожил двадцать лет.

Двор их представлял собою пятиугольник, за что мой брат продразнил его «Пентагоном». Улицы соединялись сразу же за их домом, поэтому стены двора не было параллельны, а сходились наподобие трапеции, где малую сторону составляли выступы дома. В конце двора были еще несколько углов, образованных лифтовой шахтой, входом в подвал и двумя внутренними флигелями. Двор был полностью асфальтирован, никакой детской площадки он не имел и дети играли прямо на асфальте. В основном, это были старые-добрые «классики» и прятки, поскольку сложная форма двора, вход в котельную и многочисленные пристройки позволяли очень хорошо прятаться.

А когда мой брат только пошел в школу (значит в самом начале 60-х) во дворе и летом и зимою лежала большая куча угля для топки парового котла. И ребята постоянно приходили домой чумазые как негры. Потом в середине 60-х годов отопление перевели на газ и дети стали чище, но спокойнее от этого взрослым не стало. Жители, особенно нижних этажей, очень боялись взрыва парового котла, такие случаи были не редкость – иногда обрушались стены, иногда люди, живущие на первом этаже, сваривались в кипятке – много неприятного несла в себе собственная котельная, особенно если котел был старый, а истопник – пьяница (что в те годы было в порядке вещей).

Так вот у входа в котельную, который был рядом с подъездом, старики поставили столик и играли на нем в домино. Это было очень удобное место – столик был как бы отгорожен перилами от двора, поэтому расшалившаяся, разбегавшаяся детвора не могла зацепить его и опрокинуть костяшки.

В тот момент Димка с друзьями находился как раз в противоположном конце двора-колодца и хорошо видел происходящее.

На седьмом этаже растворилось окно и проеме появился тот самый выпивоха, о котором я говорил ранее. Увидев внизу играющих в домино, он громко проорал: «Привет, ребята!» На что получил ответ: «Иди к нам». Никто из играющих даже не поднял глаза, чтобы посмотреть наверх, настолько сильно увлекла их игра. А жаль! Тогда бы они увидели, как через подоконнник перебрасывается нога, потом другая, и наш герой, пока еще живой, летит размахивая руками вниз, приземляясь как раз за доминошным столиком на жестяную крышу входа в подвал, которая от удара с жутким скрипом или скрежетом проминается, подкидывая умирающего вверх.

На шум, доминошники обернулись и их глазами предстал труп того, с которым они только что разговаривали. Изо рта у него текла кровь, руки были неестественно повернуты… Одного игрока стошнило сразу, а другой схватился за валидол.

   

© Copyright: Владимир Юрков, 2012

Регистрационный номер №0015643

от 17 января 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0015643 выдан для произведения:

1966 г. В окно за домино

Эту история рассказал мне когда-то мой двоюродный брат. Тогда он был еще двенадцатилетним мальчишкой и жил в жутком дворе-колодце, практически таком же, какие во множестве можно увидеть в Ленинграде. Их дом, находился между переулком Мечникова и улицей Аркадия Гайдара (теперешние Большой и Малый Казенный переулки), неподалеку от Курского вокзала. Димка жил, если я правильно помню, на пятом, а на седьмом этаже, жил пожилой дяденька, который, вернувшись с войны, осушал каждый день по полной «за победу», добавляя при этом «за друзей». И в таком состоянии, изо дня в день, он прожил двадцать лет.

Двор их представлял собою пятиугольник, за что мой брат продразнил его «Пентагоном». Улицы соединялись сразу же за их домом, поэтому стены двора не было параллельны, а сходились наподобие трапеции, где малую сторону составляли выступы дома. В конце двора были еще несколько углов, образованных лифтовой шахтой, входом в подвал и двумя внутренними флигелями. Двор был полностью асфальтирован, никакой детской площадки он не имел и дети играли прямо на асфальте. В основном, это были старые-добрые «классики» и прятки, поскольку сложная форма двора, вход в котельную и многочисленные пристройки позволяли очень хорошо прятаться.

А когда мой брат только пошел в школу (значит в самом начале 60-х) во дворе и летом и зимою лежала большая куча угля для топки парового котла. И ребята постоянно приходили домой чумазые как негры. Потом в середине 60-х годов отопление перевели на газ и дети стали чище, но спокойнее от этого взрослым не стало. Жители, особенно нижних этажей, очень боялись взрыва парового котла, такие случаи были не редкость – иногда обрушались стены, иногда люди, живущие на первом этаже, сваривались в кипятке – много неприятного несла в себе собственная котельная, особенно если котел был старый, а истопник – пьяница (что в те годы было в порядке вещей).

Так вот у входа в котельную, который был рядом с подъездом, старики поставили столик и играли на нем в домино. Это было очень удобное место – столик был как бы отгорожен перилами от двора, поэтому расшалившаяся, разбегавшаяся детвора не могла зацепить его и опрокинуть костяшки.

В тот момент Димка с друзьями находился как раз в противоположном конце двора-колодца и хорошо видел происходящее.

На седьмом этаже растворилось окно и проеме появился тот самый выпивоха, о котором я говорил ранее. Увидев внизу играющих в домино, он громко проорал: «Привет, ребята!» На что получил ответ: «Иди к нам». Никто из играющих даже не поднял глаза, чтобы посмотреть наверх, настолько сильно увлекла их игра. А жаль! Тогда бы они увидели, как через подоконнник перебрасывается нога, потом другая, и наш герой, пока еще живой, летит размахивая руками вниз, приземляясь как раз за доминошным столиком на жестяную крышу входа в подвал, которая от удара с жутким скрипом или скрежетом проминается, подкидывая умирающего вверх.

На шум, доминошники обернулись и их глазами предстал труп того, с которым они только что разговаривали. Изо рта у него текла кровь, руки были неестественно повернуты… Одного игрока стошнило сразу, а другой схватился за валидол.

   

Рейтинг: +1 221 просмотр
Комментарии (1)
Дмитрий Криушов # 11 октября 2012 в 21:51 0
Хоть автор и просит не писать ему, но я же с 66-го года? Да вдобавок - с 66-го региона. С Уралу, то бишь. Мне тут, с Камня, как-то виднее, писать, или же молчать. А что? Рассказал человек про летающего человека, и что нам с того, что он дальше молчит? Мне вот лично этюдик понравился... 625530bdc4096c98467b2e0537a7c9cd