ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → 1966 г. В окно за домино

1966 г. В окно за домино

17 января 2012 - Владимир Юрков

1966 г. В окно за домино

Эту история рассказал мне когда-то мой двоюродный брат. Тогда он был еще двенадцатилетним мальчишкой и жил в жутком дворе-колодце, практически таком же, какие во множестве можно увидеть в Ленинграде. Их дом, находился между переулком Мечникова и улицей Аркадия Гайдара (теперешние Большой и Малый Казенный переулки), неподалеку от Курского вокзала. Димка жил, если я правильно помню, на пятом, а на седьмом этаже, жил пожилой дяденька, который, вернувшись с войны, осушал каждый день по полной «за победу», добавляя при этом «за друзей». И в таком состоянии, изо дня в день, он прожил двадцать лет.

Двор их представлял собою пятиугольник, за что мой брат продразнил его «Пентагоном». Улицы соединялись сразу же за их домом, поэтому стены двора не было параллельны, а сходились наподобие трапеции, где малую сторону составляли выступы дома. В конце двора были еще несколько углов, образованных лифтовой шахтой, входом в подвал и двумя внутренними флигелями. Двор был полностью асфальтирован, никакой детской площадки он не имел и дети играли прямо на асфальте. В основном, это были старые-добрые «классики» и прятки, поскольку сложная форма двора, вход в котельную и многочисленные пристройки позволяли очень хорошо прятаться.

А когда мой брат только пошел в школу (значит в самом начале 60-х) во дворе и летом и зимою лежала большая куча угля для топки парового котла. И ребята постоянно приходили домой чумазые как негры. Потом в середине 60-х годов отопление перевели на газ и дети стали чище, но спокойнее от этого взрослым не стало. Жители, особенно нижних этажей, очень боялись взрыва парового котла, такие случаи были не редкость – иногда обрушались стены, иногда люди, живущие на первом этаже, сваривались в кипятке – много неприятного несла в себе собственная котельная, особенно если котел был старый, а истопник – пьяница (что в те годы было в порядке вещей).

Так вот у входа в котельную, который был рядом с подъездом, старики поставили столик и играли на нем в домино. Это было очень удобное место – столик был как бы отгорожен перилами от двора, поэтому расшалившаяся, разбегавшаяся детвора не могла зацепить его и опрокинуть костяшки.

В тот момент Димка с друзьями находился как раз в противоположном конце двора-колодца и хорошо видел происходящее.

На седьмом этаже растворилось окно и проеме появился тот самый выпивоха, о котором я говорил ранее. Увидев внизу играющих в домино, он громко проорал: «Привет, ребята!» На что получил ответ: «Иди к нам». Никто из играющих даже не поднял глаза, чтобы посмотреть наверх, настолько сильно увлекла их игра. А жаль! Тогда бы они увидели, как через подоконнник перебрасывается нога, потом другая, и наш герой, пока еще живой, летит размахивая руками вниз, приземляясь как раз за доминошным столиком на жестяную крышу входа в подвал, которая от удара с жутким скрипом или скрежетом проминается, подкидывая умирающего вверх.

На шум, доминошники обернулись и их глазами предстал труп того, с которым они только что разговаривали. Изо рта у него текла кровь, руки были неестественно повернуты… Одного игрока стошнило сразу, а другой схватился за валидол.

   

© Copyright: Владимир Юрков, 2012

Регистрационный номер №0015643

от 17 января 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0015643 выдан для произведения:

1966 г. В окно за домино

Эту история рассказал мне когда-то мой двоюродный брат. Тогда он был еще двенадцатилетним мальчишкой и жил в жутком дворе-колодце, практически таком же, какие во множестве можно увидеть в Ленинграде. Их дом, находился между переулком Мечникова и улицей Аркадия Гайдара (теперешние Большой и Малый Казенный переулки), неподалеку от Курского вокзала. Димка жил, если я правильно помню, на пятом, а на седьмом этаже, жил пожилой дяденька, который, вернувшись с войны, осушал каждый день по полной «за победу», добавляя при этом «за друзей». И в таком состоянии, изо дня в день, он прожил двадцать лет.

Двор их представлял собою пятиугольник, за что мой брат продразнил его «Пентагоном». Улицы соединялись сразу же за их домом, поэтому стены двора не было параллельны, а сходились наподобие трапеции, где малую сторону составляли выступы дома. В конце двора были еще несколько углов, образованных лифтовой шахтой, входом в подвал и двумя внутренними флигелями. Двор был полностью асфальтирован, никакой детской площадки он не имел и дети играли прямо на асфальте. В основном, это были старые-добрые «классики» и прятки, поскольку сложная форма двора, вход в котельную и многочисленные пристройки позволяли очень хорошо прятаться.

А когда мой брат только пошел в школу (значит в самом начале 60-х) во дворе и летом и зимою лежала большая куча угля для топки парового котла. И ребята постоянно приходили домой чумазые как негры. Потом в середине 60-х годов отопление перевели на газ и дети стали чище, но спокойнее от этого взрослым не стало. Жители, особенно нижних этажей, очень боялись взрыва парового котла, такие случаи были не редкость – иногда обрушались стены, иногда люди, живущие на первом этаже, сваривались в кипятке – много неприятного несла в себе собственная котельная, особенно если котел был старый, а истопник – пьяница (что в те годы было в порядке вещей).

Так вот у входа в котельную, который был рядом с подъездом, старики поставили столик и играли на нем в домино. Это было очень удобное место – столик был как бы отгорожен перилами от двора, поэтому расшалившаяся, разбегавшаяся детвора не могла зацепить его и опрокинуть костяшки.

В тот момент Димка с друзьями находился как раз в противоположном конце двора-колодца и хорошо видел происходящее.

На седьмом этаже растворилось окно и проеме появился тот самый выпивоха, о котором я говорил ранее. Увидев внизу играющих в домино, он громко проорал: «Привет, ребята!» На что получил ответ: «Иди к нам». Никто из играющих даже не поднял глаза, чтобы посмотреть наверх, настолько сильно увлекла их игра. А жаль! Тогда бы они увидели, как через подоконнник перебрасывается нога, потом другая, и наш герой, пока еще живой, летит размахивая руками вниз, приземляясь как раз за доминошным столиком на жестяную крышу входа в подвал, которая от удара с жутким скрипом или скрежетом проминается, подкидывая умирающего вверх.

На шум, доминошники обернулись и их глазами предстал труп того, с которым они только что разговаривали. Изо рта у него текла кровь, руки были неестественно повернуты… Одного игрока стошнило сразу, а другой схватился за валидол.

   

Рейтинг: +1 285 просмотров
Комментарии (1)
Дмитрий Криушов # 11 октября 2012 в 21:51 0
Хоть автор и просит не писать ему, но я же с 66-го года? Да вдобавок - с 66-го региона. С Уралу, то бишь. Мне тут, с Камня, как-то виднее, писать, или же молчать. А что? Рассказал человек про летающего человека, и что нам с того, что он дальше молчит? Мне вот лично этюдик понравился... 625530bdc4096c98467b2e0537a7c9cd
 
Проза, которую Вы не читали

 

Популярная проза за месяц
130
122
94
86
78
76
76
74
​Я И ТЫ 7 декабря 2017 (Эльвира Ищенко)
71
68
64
64
64
63
63
62
Перчатка 19 ноября 2017 (Виктор Лидин)
58
58
55
55
54
53
53
52
51
51
47
46
43
Синички 20 ноября 2017 (Тая Кузмина)
40