ГлавнаяВся прозаМалые формыРассказы → 100% 1гл. Роза и Мэйбл.

 

100% 1гл. Роза и Мэйбл.

12 марта 2012 - Олег Игнатов

 

Две толстушки — Роза и Мэйбл, перепробовав, казалось — бы, уже все рецепты диет для похудения, безнадёжно махнули рукой на это бесполезное занятие, и смирились со своей участью. Да и было от чего упасть духом. Сестрам— близняшкам Розе и Мэйбл было уже за тридцать, но, ни один парень в округе так и не положил глаза, ни на одну из них. Да и зачем? Вокруг было, хоть пруд пруди весёлых и жизнерадостных девушек со стройными фи¬гурами, даже и без намёка на полноту. Последний шанс, который давали брачные объявления — с треском провалился, высвечивая на жизненном горизонте безрадостную перспективу, остаться сестрам старыми девами, до конца жиз¬ни. Отсутствие богатства, также исключало возможность, что в их жизни, появится кто-то, позарившись, хотя-бы на деньги. Вечерами сестры корота¬ли у телевизора и чтением газетных объявлений. Ничего нового. Какая-то фирма, броско обставив свою рекламу, советовала кушать только шоколад " Хёршиз" расхваливая на все лады его чистоту первозданной природы и по¬лное отсутствие каких-бы то ни было вредных веществ. Только с шоколадом Хёршиз" Вы почувствуете себя по-настоящему счастливым человеком. Эта фраза, по-видимому, должна была окончательно перечеркнуть все сомнения ещё колеблющихся почувствовать себя настоящим, счастливым человеком. Мэйбл, иронически посмотрев на Розу, пропела — Милая, хотелось-бы тебе стать по— настоящему счастливой? ". 

Роза, недоверчиво уставившись на сестру, промычала глубоким, грудным соп¬рано — "Боже, если ты спрашиваешь о том, что я думаю, то да, я хотела-бы этого больше жизни".

Хихикнув, Мэйбл снова пропела — " Только с шоколадом " Хёршиз" Вы почувс¬твуете себя по — настоящему счастливым человеком! ".

— Ох, и язва же ты Мэб ", Роза явно была не расположена к шуткам, и это было написано у неё на лице.

Мейбл, тем временем, продолжала просматривать объявления, не забывая при этом вкусном пироженом, которое она держала в левой руке,

— Так-так, что тут у нас ещё? —

Мэйбл бегло прошлась по всем объявлениям, и лишь последнее, в самом ниж¬нем углу, несколько заинтересовало её. Объявление, в лаконичной форме предлагало, за мизерное вознаграждение, это слово было напечатано более жирным шрифтом, давая понять, что к мужчинам оно отношения не имеет. По¬терявшим надежду похудеть, обращаться по такому-то телефону с восьми ут¬ра до десяти вечера, в каждую пятницу. Эффект 100 % . Перечитав ЭТО несколько раз, Мейбл, наконец, подняла глаза и уставилась на Розу,

— Роза, здесь вот пишут... — начала, было, она,

— Всё, с меня хватит, — оборвала её Мэйбл на полуслове, и посмотрела на часы над камином; — пора баеньки, прошёл ещё один день, положивший мраморную плиту на могилу с погребённой надеждой избавиться от всего этого и Роза выразительно тряхнула телесными излишествами и тяжело поднявшись, направилась спать. Ночь, как обычно прошла не спокойно. Как обычно ложась на правый бок, Роза просыпалась среди ночи от онемения всей правой стороны тела. Сны ме¬нялись, но концовка была одна и та же. То на неё с правой стороны наез¬жал трактор, и она изо всех сил пыталась выбраться из под него, но у неё ничего не получалось, и она ВИДЯ, как её тело размазывается по мостовой, в ужасе просыпалась. Или, вдруг, она оказывалась, где-то в джунглях и ехала верхом на слоне, который вдруг споткнувшись, падал и, увлекая за со¬бой Розу, валился на неё, давя многотонной массой, не давая ни малейшей возможности остаться в живых. То она попадала под снежную лавину и тонны, тонны снега хоронили её ещё живую в своей утробе, сжимая тисками со всех сторон, и Роза, отчаянно пытаясь вздохнуть — просыпалась, в холодном по¬ту. Кое-как перевернувшись на левый бок, под жалобные стоны кровати, Ро¬за снова засыпала, на какое-то время, и всё повторялось снова. На этот рай, ей снилось, что она где-то в больнице, лежит на операционном столе, обстановка гнетущая, она уже под наркозом, и последней искоркой сознания чувствует, как скальпель, рассекает её грудную клетку, и кто-то холодными руками, крепко сжав сердце пытается его вытащить. Сердце ноет и болит, а его всё тянут и тянут, вот-вот оторвут совсем и она умрет, не приходя в сознание. Последними усилиями воли Роза просыпается, и уже до утра не ложится на левый бок. Успокоившиеь мало по малу, лёжа уже на спине, Роза засыпает в надежде, что до утра она дотянет, а там видно будет. Но про¬сыпается она довольно быстро. В этом её усердно помогает Мэйбл, которая ну не как не может привыкнуть к богатырскому храпу своей сестрицы. Вот так, промучившись всю ночь, Роза просыпается, и не может уже заснуть до самого утра. Что касается Мэйбл, то и её ночи, по её словам не блистали очарованием отдыха и забытья.

Утром, обе сестрицы собирались на кухне, с тщетными усилиями победить внутри себя, двух драконов — по дракону на каждую, которые с присущей драконам жестокостью требовали еды, еды, еды! Посражавшись с драконами и быстренько сдавшись на волю победителей, сестры с жадностью набрасыва¬лись на всё съестное, сначала с чувством голода, затем насытившись, прок¬линали себя за необузданный аппетит и отсутствие воли. Так было всегда, и так видимо будет и впредь.

— Да, Роза:— с отдышкой, которая противно гнусавила голос, Мейбл об¬ратилась к сестре.

— Ты, что-то там, вчера пыталась мне прочитать, ну-ка припомни-ка — Роза, в этот момент, запивала молоком сдобную булочку с маком, махнула рукой.

— Да опять, что-нибудь исключительное и экстраординарное, но не для нас!-

— прочти, прочти милая —

Мэйбл, конечно-же не верила ни единому слову в этих объявлениях, но это было, уже своего рода традицией, ведь, где-то в глубине души, женщина ве¬рила, что только чудо может сделать из неё великолепную и желанную блон¬динку с синими глазами. Кстати, Мэйбл была блондинкой. Ей ужасно хотелось, выпить какую-нибудь чудотворную таблетку и она сразу-же преобразится! Роза, закончив с молоком и булочкой, и вяло порывшись в кипе газет, разбросанных по полу, нашла нужную и без особого энтузиазма прочитала вчерашнее объявление.

— А, что — произнесла Мэйбл:— Попытка не пытка, что нам терять-то звони!-

— А, была не была — и Роза, набрав нужный номер, а была как раз пятни¬ца и стала терпеливо ждать.

После третьего гудка на другом конце провода сняли трубку, и приятный мужской голос, явно записанный на автоответчик, выразил искреннее желание встретиться с клиенткой для собиседывания и попросил оставить свои координаты. Роза, для которой голос собеседника проник, казалось-бы в самое сердце, не задумываясь сразу-же назвала свой адрес и, услышав гудки отбоя, положила трубку,

Мэйбл, укоризненно выслушав сестру произнесла,-

— Ну, ты совсем сбрендила! Дала наш адрес неизвестно кому, и жди те¬перь неизвестно что! А вдруг это какие-нибудь бандиты-аферисты с большой дороги. Приедут, убьют-зарежут, и поминай, как звали!-

Мэйбл, на вид, была немного старше Розы и поэтому относилась к ней, как к младшей, впрочем, Роза старалась этого не замечать. И так, как мы знаем, день был пятницей, число, правда, было не тринадцатое, хотя об этом по¬думали обе и как назло непрерывную череду ясных, солнечных дней, к обе¬ду перечеркнули длинные полосы дождя с порывами ветра, и молниями, кото¬рые неожиданно то — там-то сям изогнутыми стрелами впивались в землю содро¬гая её ударами грома. Небо затянуло тучами, ветер гнул деревья за окном, стало вдруг холодно и неуютно и в довершении ко всему пропало электричество! Хотя и было не совсем темно, хотелось всё-же включить свет, но света не было, и вот в этот момент, послышался шум подъезжающего к дому авто¬мобиля! Обе сестры прильнув к окну в надежде увидеть грабителей, которых незадачливая Роза так легкомысленно навела на беззащитных женщин. Однако из машины показалась девушка лет двадцати, или около того, зонтика у неё не было и она, прикрывшись от дождя сумочкой легко подбежала под навес у крыльца. Девушка была одна, и это обстоятельство несколько успокоило по¬дозрительность Розы и Мэйбл. Раздался стук в дверь, и Мэйбл приняв на лицо возмущённое выражение, ти¬па — кого-чёрт-возьми-носит по дождям — подошла к двери.

— Кто там? — недовольно осведомилась она

— Я по звонку некой Розы Стоун — пропел голосок из-за двери и Мэйбл этот голос понравился. Она открыла двери и незнакомка впорхнула в прихожую-

— Ну и дождичек, давненько такого не было — проворковала девушка и, об¬ратившись к Мэйбл спросила:-

— Вы Роза Стоун? Мэйбл крикнула-

-Роза это к тебе-

Роза, правда, стояла рядом, и с любопытством рассматривала незнакомку.

— Да, да это я, проходите, не думала, что вы приедете так быстро, проходите, прошу вас-.

Мэйбл в это время достала тёплые тапочки, гостья переобулась и выжидательно, с интересом рассматривала сестёр.

— Я почему-то и предполагала увидеть нечто подобное. Ну... именно та¬кую женщину. А вы ужасно похожи.-

— Мы сестры, близняшки — подтвердила Роза,

В это время, свет, моргнув пару, раз зажёг лампочки и обе сестры наконец-то разглядели незнакомку во все её красе!

— Боже, какая лапушка — с, завистью подумали обе. На продолжение, типа — " Ах была-бы я такой!"— помечтали обе на том и кончилось.

Девушка, освоившись и сев в предложенное сестрами кресло у столика, бой¬ко перешла к делу.

— Я поняла вашу проблему, и наша фирма поможет вам. Вы хотела-бы поху¬деть, но ничего не получается, верно?-.

— Да — хором отозвались сестры, глядя друг на друга,

— Это какое-то бедствие, такое несчастье, уж мы пробовали и это и то мы уже не знаем, что делать, что делать?-

Девушка, между тем достала из сумочки небольшой альбом и, раскрыв первую страницу произнесла:-

Вот полюбуйтесь, наши клиентки — Без видимого пока интереса обе сестры, наклонились над столом, на котором лежал альбом. На левой странице была помещена фотография женщины, по габа¬ритам мало чем отличающимся от Розы и Мэйбл. На правой половине была сфо¬тографирована изящная, в грациозной походке, выходящая из морских волн — Афродита, а иначе назвать и нельзя!

Перевернув обе фотографии, девушка заговорчески подмигнув, сказала:— Читайте —

На оборотах фотографий был текст, причём на обоих писала одна и та-же ру¬ка. Толстушка с левого фото писала!

— Я Эльза Браун, будучи в ясном уме и добром здравии даю своё согласие мисс Хорн на проведение со мною лечебной гимнастики с целью похудения. Далее год, месяц, число и подпись.

— Мисс Хорн, это я — внесла ясность девушка: — Читайте дальше.

На правой фото читаем, почерк тот-же,

— Я Эльза Браун приношу самые лучшие пожелания мисс Хорн за проявленную заботу и сочувствие, за профессионализм и высокие человеческие качества и дай Бог ей здоровья и счастья в жизни. Только благодаря стараниям мисс Хорн, я снова чувствую себя женщиной, я счастлива. Год, месяц, число, роспись. Показав содержание всего альбома, мисс Хорн спросила,-

— Ну, как, впечатляет? —

Сестры, несомненно, были заинтригованы и не пытались это скрыть, однако скептическая Мэйбл произнесла с недоверием :-

— Вы утверждаете, что сможете из нас слепить нечто подобное? — кивнула она на альбом

— Не малейшего сомнения — отозвалась девушка

— Единственное, это нужно ваше добровольное согласие и чисто символи¬ческий взнос в размере десяти долларов. На пять долларов, вы получите ваши фото в теперешнем состоянии, остальные пойдут на фото по окончании терапии. Девушка поднялась

-У вас есть время подумать, мы никого насильно не заставляем. Всё в ваших руках. Если вам наше предложение подходит, условия вам известны, но сильно затягивать не стоит, ибо клиентов у нас много и наши сотрудники работают с ними индивидуально. Альбом я оставлю у вас, если вы передумаете и откажитесь, то считайте, это моим подарком. Выпроводив гостью, сестры долго обсуждали, как им поступить, не забывая при этом перелистывать альбом. Соблазн был велик. Сверяя сроки преображения нечто в нечто совершенно чудесное, на всё про всё уходило в среднем около шести месяцев.

— Потрясающе — Мэйбл перевернула следующую страницу альбома.

— Это просто не возможно — вторила ей Роза.

— Нет, ты только посмотри на эту бегемотиху — Мэйбл тыкала пальцем в фотографию женщины, которая пыталась влезть в автомобиль. Действительно, зрелище впечатляло. Меткий глаз фотомастера чётко уловил всю каррикатурность ситуации, подчеркнув при этом всё то, что любая полная женщина без сомнения старалась бы скрыть. Судя по почерку, на правом фото была изоб¬ражена обложка из " Плейбоя", где загорелая, с намёком на бикини краса¬вица и не собиралась скрывать что-либо из потрясающих прелестей своего тела. Дата, подпись. Срок семь месяцев!

— Не знаю, что ты обо всём этом думаешь — задумчиво произнесла Мэйбл

— А я, пожалуй, рискну. Возможно это как раз именно тот шанс, который называется последним —

— Я с тобой — с готовностью ответила Роза. Обе очень хотели то, что хотели. На следующее утро они позвонили по номеру оставленному мисс Хорн и услышав её голос дали согласие! Мисс Хорн пообещала заехать за ними через час и положила трубку.

Через час, как и обещала, она приехала, и сестры встретили её как родную.

— И так сначала фото — напомнила мисс Хорн, доставая из сумочки "Палароид"

— Так стали рядышком, вместе, улыбочку, так, так на счёт три. Раз, два... мелькнула вспышка, и фотоаппарат, будто желая побыстрее избавиться

от такого зрелища, выплюнул фото и с облегчением сложился пополам в руках мисс Хорн. Сестры внимательно наблюдали за появлением изображения, и когда оно на конец-то проявилось, не увидели ничего нового. Уже готовая писать расписку на фото, Мэйбл вдруг спросила —

— А где и как будешь проходить это чудо с нами? —

— О, это не далеко — отозвалась мисс Хорн,

— В сороках минутах езды отсюда, есть один санаторий, там вас уже ждут, не дождутся. Как обычно обследования, анализы, собеседования со спе¬циалистами, рентген, ну и всё такое. Если хотите, можете вернуться домой, нет, оставайтесь. У наших клиенток полная свобода выбора —

На сборы ушли минуты, ничего лишнего брать не пришлось, заперев дом и попросив соседей посматривать за ним, сестры сели в автомобиль мисс Хорн и они поехали.

Попрыгав на просёлочной дороге, автомобиль вскоре свернул на трассу и, шурша шинами, устремился в сторону городка, чьи крыши и трубы едва проступали на далёком горизонте, на фоне гор. Мисс Хорн включила радиоприемник, из которого тут-же зазвучали ритмы рок-ин-рола и голос незабвенного Элвиса Пресли звучал также заразительно, как и много лет назад. Внезапно музыка прервалась и диктор, призывая ко вниманию слушателей, передал, видимо слово начальнику полиции города Тэсси некому Джорджу Скотту. Скотт горячо заговорил, описывая трёх преступников, которые, сбежали из камеры смертников в штате Техас. Они убили уже, по крайней мере, шесть человек и по непроверенным данным их видели на ферме Отто Фитцджеральда в десяти милях от города Тесси. Далее шериф рекомендовал звонить в участок, если в округе заметят подозрительных чужаков. Описав приметы и назвав номер телефона участка, Скотт передал микрофон диктору. Сестры, прослушав сооб¬щение, не придали ему особого значения, ибо, сколько существовали тюрьмы столько-же из них и убегали заключённые. Подобные сообщения они слышали не один раз, и каждый раз ворчали

— Ну что это за тюрьмы, если из них убегают? За что мы платим налоги безобразие форменное.

Автомобиль летел дальше, слизывая шероховатый асфальт, по радио снова звучала музыка, сестры достали по бутерброду и с аппетитом съели, запив из одной бутылочки «Колы». Городок, между тем приближался, предоставляя взору появляющимся по сторонам дороги кафе, закусочных, автомастерских и прочий сервис, без которого не мыслима ни одна дорога в Америке! Справа мелькнул указатель заправки и мисс Хорн обернувшись, сказала:

— Вы не против, если я заправлю своего скакуна? —

Сестры были не против короткой остановки, так как уже давно высматривали туалет, но сказать об этом мисс Хорн как-то стеснялись. Так или иначе, автомобиль, вильнув на заправку, остановился у колонки, к которой тут-же подбежал служащий с вопросом на лице.

— Полный бак, пожалуйста — попросила его мисс Хорн и протянула через

открытое окно купюру. Обернувшись к сестрам, она с улыбкой произнесла:

— Если у вас есть проблемы, то женская комната вон там за телефонной

будкой —

Сестры вывалились, под жалобный стон рессор, из машины и направились по своим делам. Пока они отсутствовали, бак был наполнен и мисс Хорн, чтобы не мешать подъехавший сзади машине, подъехала к телефонной будке. Вскоре, переваливаясь на толстых ногах, как утки появились и сестры. Увидев автомобиль мисс, Хорн они направились к нему, и в этот момент про¬изошло ЭТО. В баре, возле которого стояла телефонная будка, вдруг разда¬лась беспорядочная стрельба! Со звоном, в дребезги разлетелась витрина, истошно закричала женщина, её поддержала другая, но тоном выше, из бара повалил народ, и все бросились врассыпную. На пороге показался человек с двумя пистолетами, из которых он палил во все стороны. Со стоянки, визжа колёсами, срывались машины, унося своих хозяев от греха по дальше. Из разбитой витрины выпрыгнул ещё один человек, руки у него были в крови, и он загнанно озираясь по сторонам, бросился, куда глаза глядят. Но далеко он не убежал. В окне показался ещё один с пистолетами и, стреляя по убегающему, попал в него три раза. Жертва с ходу упала на асфальт и туже возникла лужа крови.

— Уходим, уходим — Кричал первый разбойник, оглядываясь в бар. Туже появился третий. В руках у него был саквояж, из которого выпадали скомканные доллары.

— Машину, бери машину Чарльз — кричал один из бандитов.

А в это время, сестры, с перепугу будто приросли к тротуару, и хотя мисс Хорн кричала им:

— Скорее, скорее — но они не могли стронуться с места.

В вдалеке уже слышался звук завывающих полицейских машин, и бандиты броси¬лись к автомобилю мисс Хорн. Так-так больше машин на стоянке уже не было один из них, открыв дверцу водителя, за волосы выволок несчастную мисс Хорн ИЗ машины и тут-же — всадил в неё две пули из своего пистолета. Бед¬ная девушка упала, судорожно скребя пальцами по асфальту, и злодей выст¬релил в неё ещё два раза! Залитое кровью тело ЗАМЕРЛО, и больше не двигалось.

— Болван, что ты делаешь? — орал один из бандитов нам нужны залож¬ники, а не покойники, копы через минуту будут здесь, сматываемся. Словно в подтверждение его слов, из-за поворота наконец-то показались полицейские машины. Перегородив все выезды, из машин выскакивали полицейские, доставая на ходу оружие. Сестры как стояли, так и стояли не в силах двинуться с места.

— Чарли, хватай этих толстух и запихивай ИХ в машину — кричавший, по-видимому, был главарь и, его слушались. С помощью пинков и подзатыльников Мэйбл И Роза, очень скоро оказались в машине с неприятными на вид субъектами с грязными ногтями и невыносимым для тонкого обоняния сёстёр запа¬хом вчерашней сивухи, от которой им стало дурно и жарко! Машина, словно пришпоренный мустанг взбрыкнула и, визжа протекторами, рванулась с места. В открытое окно послышался взволнованный голос из динамика ближайшей по¬лицейской машины

— Не стрелять! В машине две женщины! Не стрелять! — и машина рванула с места, уступая дорогу угонщикам, которые пригнувшись и выставив пистолеты, палили наобум, видимо больше для шума. Выскочив на трассу автомобиль яростно вихляя задом, устремился не к городу, а свернув вскоре вправо, по¬мчался через поле к видневшемуся невдалеке аэродрому. За ним неотступно следовали полицейские машины, утопая в облаках пыли и отчаянно мигая ми¬галками, дико завывая сиренами и тормозами, чтобы не столкнуться друг

— с другом. Как не быстро ехали полицейские, машина с бандитами подлетела к стоящему на заправке самолётику, первой. С помощью тех же приёмов сес¬тёр быстренько пересадили в самолёт, который заметно присел, и бандиты, захлопнув двери, приставили свои стволы к серьгам сестёр и те вдруг по¬няли, что они могут и выстрелить. Один из бандитов, его, кажется, звали Билли, нацепив наушники орал в микрофон — что если их не заправят и не предоставят пилота, заложницы будут расстреляны, ну а им, дескать, терять нечего. Аргумент оказался весомым, так-так самолёт действительно заправили, и появился испуганный парень в кожаной куртке пилота. Моторы взревели, лопасти превратились в серебристые круги, и самолёт вяло взяв с места по¬бежал —побежал, и стал вроде уже взлетать, но снова коснулся колёсами бе¬тонки.

— Что за шутки, чёрт тебя побери — заорал Билли, который сидел рядом с пилотом и ширял его в бок стволом револьвера.

Перегруз — отчаянно моргая орал ничуть не тише пилот.

Билли оказался главарём. В маленькой кабинке самолёта всё стало на свои места. У Розы и Мэйбл, если у них и были сомнения, кто главный, то эти сомнения рассеялись, как дым особенно тогда, когда Билли повернулся к ним сотоварищи и закричал, —

— Чёрт, выбрасывай ребята этих слоних!

Одно только и спасло сестёр, что они вцепились друг в дружку явно не желая расставаться, и понятное дело сдвинуть с места эту гору мяса под¬выпившим хулиганам не удалось. Тем временем, захлебываясь на форсаже самолётик чудом оторвался от земли и, круто взяв носом, упёрся в небо! Желудки несчастных женщин моментально дали о себе знать, не только содержимым, но и количеством! По законам цепной реакции, внутренности банди¬тов так же, не заставили себя долго ждать и упрашивать. В считанные секунды вся кабина с потолка до пола, разумеется, и пассажиров, в том числе превратилась в Содом и Гоморру. Если бы, это снимался фильм об угонщиках самолётов, то оператор явно бы не сказал «НЕ верю». Для того чтобы хоть как-то разрядить обстановку, и глотнуть хоть каплю свежего воздуха, пилот сделал судорожное движение открыть форточку. Его скользкие пальцы на мгновение потеряли штурвал и, послушный самолетик не зная, что творится у него внутри, присел в воздушную яму! Центр тяжести мгновенно переместился у Мэйбл, а как потом выяснилось и у Розы, на много ниже желудка. Последствия оказались просто убийственными. Дело в том, что, как правило, у полных женщин всегда проблема с гус-тым стулом, поэтому каждая из них знакома с ампулами, которые снимают эту проблему вчистую. Снялась вчистую эта проблема и внутри самолётика. Уже потом, вспоминая свои приключения в воздухе, Мейбл никак не могла по¬нять, как их не пристрелили, прям в самолёте и не повыбрасывали их пахну¬щие тела на бренную землю? А пока, самолётик летел неизвестно куда и, сес¬трам оставалось только молить Бога за сохранения их молодых, в общем-то, жизней, не поведавших тайн любви и радостей рождённых детей. Когда отбор¬ная матерщина иссякнув новизной оборотов речи и сравнений, стала повторяться, обстановка в самолёте не заметно утихомирилась. Злоба и ненависть уступили место шуткам типа — "да парни, мы в тюряге столько лет мечтали понюхать женское тело... Нюхаем!" Взрывы хохота сотрясали небо, и каждая новая прибаутка подливала масло и разжигала и разжигала огонь смеха, и вскоре обе сестры заходясь в смехе, верещали, как поросята, забыв всё тра¬гичность ситуации в которой оказались буквально час назад. Холод отчуждённости постепенно проходил, уступая место здравому смыслу, который у Мэйбл был более развит, чем у Розы. Насмеявшись и, немного поборов страх она спросила у своих похитителей —

— А что будет с нами дальше? — Билли улыбнувшись, повернулся к ней и сказал просто:-

— А мы вас продадим в рабство — и снова рассмеялся: — На вес продадим-



Вся троица и пилот в том числе, опять покатились от хохота, хотя сёстры, ничего смешного не уловили в этой шутке.

Ближе к вечеру, когда стал вдруг почихивать левый двигатель, пилот сказал

— Горючка на нуле, пора садиться — и погрустнев, уставился в приборную доску. Он смотрел на фото своей семьи и мысленно прощался с нею. Главарь, словно почувствовав настроение пилота, успокоил его

— Не дрейф паря убивать мы тебя не будем. Ты самое главное посади нас мягонько и лучше всего на побережье — вон видишь огни кораблей? А то ведь с нашими дамами в таком виде от нас будут все шарахаться на милю! Обнадёженный летчик, присмотрев на пустом внизу пляже более менее ровный участок, аккуратно посадил самолётик и молча, смотрел, как не прошеные гости вылезают на песок. Женщин сразу погнали на прибойку в море. Когда бандиты отошли метров на сто пилот дал полный газ и самолётик вз¬мыл в небо. Никто по нёму не стрелял и он, улетев достаточно далеко, при¬землился на шоссе и на попутной машине передал свои координаты на базу. А сестры Стоун тем временем постиравшись, и обмывшись в морской воде, стыдливо прикрываясь, от троих мужчин грелись у костра, который эти мужчины развели на берегу. Под вечер поднялся ветер, и вещи двух сестер огромными полотнищами развевались на ветру. Дрожа от холода они, как ни странно не ощущали голода. Видимо треволнения этого дня НЕ прошли даром. Мужчины, сидевшие у костра, ничем не напоминали уголовников, они разгова¬ривали, курили, иногда смеялись. К сестрам они не приставали, и это обстоятельство вселяло в них некоторую надежду, на более менее бла¬гополучный исход. После купания, стоять в стороне голышом было хо¬лодно, и сестры решили одеть ещё сырую одежду, и присели к костру. Господи, как приятно посидеть у костра, конечно не с бандитами и неизвестно где от дома, с его тёплой, мягкой постелью, телевизором и туалетом. Прижавшись, сестры делясь теплом и ознобом, кое-как дож¬дались утра. Одежда высохла, и вид у них был более менее сносный. С утра Билли отправился в порт примерно в миле от того места где ночевали. Те небольшие припасы, которые сестры брали с собой, утром поделили поровну и съели. Единственное, ЧТО было ценного у сестёр, так это двести долларов, которые бандиты забрали сразу, как только они отмылись и просушились. Ближе к полудню вернулся Билли, с каким-то, НЕ то турком, не то индусом с блестящими, на выкате глазами и брюхом свисающем через РЕМЕНЬ. Обойдя СЕСТЁР со всех СТОРОН и прове-рив зубы, он сказал: — 0 КЕЙ. Беру по тыще — и, рассчитавшись с Билли, объяснил женщинам, что теперь они ЕГО собственность и ОН вправе делать С ними всё, что угодно и даже убить. Ещё толком НЕ веря во весь ЭТОТ кошмар, бедные женщины рыдали в крик, проклиная всё НА све¬те, и бандитов и турков, а может индусов, кто их разберёт черномазых. Причитания видимо обозлили их нового хозяина и тот, как мог, объяснил им, что бунта он НЕ потерпит и, если надо будет, порежет их на мелкие кусочки вот этим вот ножичком. При этом он вытащил огромный складник, и для пущего страха попробовал пальцем лезвие на остроту. Слёзы тут, же прекратились, и испуганные женщины поплелись за этим турком, тяжело ступая по рыхлому песку. ДО порта они не дошли. Турок дал команду, и вконец выбившиеся из сил сестры, обливаясь потом, повалились на перок С одним лишь желанием — умереть, прям здесь на месте. Мучитель же их, подойдя к самой воде, пронзительно свистнул три раза. От стоящего недалеко от берега небольшого судна, отвалила шлюпка и направилась к берегу. Шестеро дюжих мужиков помогли сестрам взобраться в шлюпку и, приказав лечь НА дно, дружно налегли НА вёсла. Минут через десять, тря¬сясь от страха они, дружными усилиями шестерых молодцов перевалились через борт судна И ВЗЯВШИТСЬ за поручни были доставлены в каюту, где в иллюминатор билась МОРСКАЯ ЗАБОРТНАЯ вода, на мгновенья открывая взорам без¬донную глубину моря. Ни обсуждать, ни даже разговаривать сил больше не осталось, обе в полном изнеможении, повалились на полки без матра¬цев и простыней, И мгновенно заснули мёртвым — сном!!! 

© Copyright: Олег Игнатов, 2012

Регистрационный номер №0034211

от 12 марта 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0034211 выдан для произведения:

 

Две толстушки — Роза и Мэйбл, перепробовав, казалось — бы, уже все рецепты диет для похудения, безнадёжно махнули рукой на это бесполезное занятие, и смирились со своей участью. Да и было от чего упасть духом. Сестрам— близняшкам Розе и Мэйбл было уже за тридцать, но, ни один парень в округе так и не положил глаза, ни на одну из них. Да и зачем? Вокруг было, хоть пруд пруди весёлых и жизнерадостных девушек со стройными фи¬гурами, даже и без намёка на полноту. Последний шанс, который давали брачные объявления — с треском провалился, высвечивая на жизненном горизонте безрадостную перспективу, остаться сестрам старыми девами, до конца жиз¬ни. Отсутствие богатства, также исключало возможность, что в их жизни, появится кто-то, позарившись, хотя-бы на деньги. Вечерами сестры корота¬ли у телевизора и чтением газетных объявлений. Ничего нового. Какая-то фирма, броско обставив свою рекламу, советовала кушать только шоколад " Хёршиз" расхваливая на все лады его чистоту первозданной природы и по¬лное отсутствие каких-бы то ни было вредных веществ. Только с шоколадом Хёршиз" Вы почувствуете себя по-настоящему счастливым человеком. Эта фраза, по-видимому, должна была окончательно перечеркнуть все сомнения ещё колеблющихся почувствовать себя настоящим, счастливым человеком. Мэйбл, иронически посмотрев на Розу, пропела — Милая, хотелось-бы тебе стать по— настоящему счастливой? ". 

Роза, недоверчиво уставившись на сестру, промычала глубоким, грудным соп¬рано — "Боже, если ты спрашиваешь о том, что я думаю, то да, я хотела-бы этого больше жизни".

Хихикнув, Мэйбл снова пропела — " Только с шоколадом " Хёршиз" Вы почувс¬твуете себя по — настоящему счастливым человеком! ".

— Ох, и язва же ты Мэб ", Роза явно была не расположена к шуткам, и это было написано у неё на лице.

Мейбл, тем временем, продолжала просматривать объявления, не забывая при этом вкусном пироженом, которое она держала в левой руке,

— Так-так, что тут у нас ещё? —

Мэйбл бегло прошлась по всем объявлениям, и лишь последнее, в самом ниж¬нем углу, несколько заинтересовало её. Объявление, в лаконичной форме предлагало, за мизерное вознаграждение, это слово было напечатано более жирным шрифтом, давая понять, что к мужчинам оно отношения не имеет. По¬терявшим надежду похудеть, обращаться по такому-то телефону с восьми ут¬ра до десяти вечера, в каждую пятницу. Эффект 100 % . Перечитав ЭТО несколько раз, Мейбл, наконец, подняла глаза и уставилась на Розу,

— Роза, здесь вот пишут... — начала, было, она,

— Всё, с меня хватит, — оборвала её Мэйбл на полуслове, и посмотрела на часы над камином; — пора баеньки, прошёл ещё один день, положивший мраморную плиту на могилу с погребённой надеждой избавиться от всего этого и Роза выразительно тряхнула телесными излишествами и тяжело поднявшись, направилась спать. Ночь, как обычно прошла не спокойно. Как обычно ложась на правый бок, Роза просыпалась среди ночи от онемения всей правой стороны тела. Сны ме¬нялись, но концовка была одна и та же. То на неё с правой стороны наез¬жал трактор, и она изо всех сил пыталась выбраться из под него, но у неё ничего не получалось, и она ВИДЯ, как её тело размазывается по мостовой, в ужасе просыпалась. Или, вдруг, она оказывалась, где-то в джунглях и ехала верхом на слоне, который вдруг споткнувшись, падал и, увлекая за со¬бой Розу, валился на неё, давя многотонной массой, не давая ни малейшей возможности остаться в живых. То она попадала под снежную лавину и тонны, тонны снега хоронили её ещё живую в своей утробе, сжимая тисками со всех сторон, и Роза, отчаянно пытаясь вздохнуть — просыпалась, в холодном по¬ту. Кое-как перевернувшись на левый бок, под жалобные стоны кровати, Ро¬за снова засыпала, на какое-то время, и всё повторялось снова. На этот рай, ей снилось, что она где-то в больнице, лежит на операционном столе, обстановка гнетущая, она уже под наркозом, и последней искоркой сознания чувствует, как скальпель, рассекает её грудную клетку, и кто-то холодными руками, крепко сжав сердце пытается его вытащить. Сердце ноет и болит, а его всё тянут и тянут, вот-вот оторвут совсем и она умрет, не приходя в сознание. Последними усилиями воли Роза просыпается, и уже до утра не ложится на левый бок. Успокоившиеь мало по малу, лёжа уже на спине, Роза засыпает в надежде, что до утра она дотянет, а там видно будет. Но про¬сыпается она довольно быстро. В этом её усердно помогает Мэйбл, которая ну не как не может привыкнуть к богатырскому храпу своей сестрицы. Вот так, промучившись всю ночь, Роза просыпается, и не может уже заснуть до самого утра. Что касается Мэйбл, то и её ночи, по её словам не блистали очарованием отдыха и забытья.

Утром, обе сестрицы собирались на кухне, с тщетными усилиями победить внутри себя, двух драконов — по дракону на каждую, которые с присущей драконам жестокостью требовали еды, еды, еды! Посражавшись с драконами и быстренько сдавшись на волю победителей, сестры с жадностью набрасыва¬лись на всё съестное, сначала с чувством голода, затем насытившись, прок¬линали себя за необузданный аппетит и отсутствие воли. Так было всегда, и так видимо будет и впредь.

— Да, Роза:— с отдышкой, которая противно гнусавила голос, Мейбл об¬ратилась к сестре.

— Ты, что-то там, вчера пыталась мне прочитать, ну-ка припомни-ка — Роза, в этот момент, запивала молоком сдобную булочку с маком, махнула рукой.

— Да опять, что-нибудь исключительное и экстраординарное, но не для нас!-

— прочти, прочти милая —

Мэйбл, конечно-же не верила ни единому слову в этих объявлениях, но это было, уже своего рода традицией, ведь, где-то в глубине души, женщина ве¬рила, что только чудо может сделать из неё великолепную и желанную блон¬динку с синими глазами. Кстати, Мэйбл была блондинкой. Ей ужасно хотелось, выпить какую-нибудь чудотворную таблетку и она сразу-же преобразится! Роза, закончив с молоком и булочкой, и вяло порывшись в кипе газет, разбросанных по полу, нашла нужную и без особого энтузиазма прочитала вчерашнее объявление.

— А, что — произнесла Мэйбл:— Попытка не пытка, что нам терять-то звони!-

— А, была не была — и Роза, набрав нужный номер, а была как раз пятни¬ца и стала терпеливо ждать.

После третьего гудка на другом конце провода сняли трубку, и приятный мужской голос, явно записанный на автоответчик, выразил искреннее желание встретиться с клиенткой для собиседывания и попросил оставить свои координаты. Роза, для которой голос собеседника проник, казалось-бы в самое сердце, не задумываясь сразу-же назвала свой адрес и, услышав гудки отбоя, положила трубку,

Мэйбл, укоризненно выслушав сестру произнесла,-

— Ну, ты совсем сбрендила! Дала наш адрес неизвестно кому, и жди те¬перь неизвестно что! А вдруг это какие-нибудь бандиты-аферисты с большой дороги. Приедут, убьют-зарежут, и поминай, как звали!-

Мэйбл, на вид, была немного старше Розы и поэтому относилась к ней, как к младшей, впрочем, Роза старалась этого не замечать. И так, как мы знаем, день был пятницей, число, правда, было не тринадцатое, хотя об этом по¬думали обе и как назло непрерывную череду ясных, солнечных дней, к обе¬ду перечеркнули длинные полосы дождя с порывами ветра, и молниями, кото¬рые неожиданно то — там-то сям изогнутыми стрелами впивались в землю содро¬гая её ударами грома. Небо затянуло тучами, ветер гнул деревья за окном, стало вдруг холодно и неуютно и в довершении ко всему пропало электричество! Хотя и было не совсем темно, хотелось всё-же включить свет, но света не было, и вот в этот момент, послышался шум подъезжающего к дому авто¬мобиля! Обе сестры прильнув к окну в надежде увидеть грабителей, которых незадачливая Роза так легкомысленно навела на беззащитных женщин. Однако из машины показалась девушка лет двадцати, или около того, зонтика у неё не было и она, прикрывшись от дождя сумочкой легко подбежала под навес у крыльца. Девушка была одна, и это обстоятельство несколько успокоило по¬дозрительность Розы и Мэйбл. Раздался стук в дверь, и Мэйбл приняв на лицо возмущённое выражение, ти¬па — кого-чёрт-возьми-носит по дождям — подошла к двери.

— Кто там? — недовольно осведомилась она

— Я по звонку некой Розы Стоун — пропел голосок из-за двери и Мэйбл этот голос понравился. Она открыла двери и незнакомка впорхнула в прихожую-

— Ну и дождичек, давненько такого не было — проворковала девушка и, об¬ратившись к Мэйбл спросила:-

— Вы Роза Стоун? Мэйбл крикнула-

-Роза это к тебе-

Роза, правда, стояла рядом, и с любопытством рассматривала незнакомку.

— Да, да это я, проходите, не думала, что вы приедете так быстро, проходите, прошу вас-.

Мэйбл в это время достала тёплые тапочки, гостья переобулась и выжидательно, с интересом рассматривала сестёр.

— Я почему-то и предполагала увидеть нечто подобное. Ну... именно та¬кую женщину. А вы ужасно похожи.-

— Мы сестры, близняшки — подтвердила Роза,

В это время, свет, моргнув пару, раз зажёг лампочки и обе сестры наконец-то разглядели незнакомку во все её красе!

— Боже, какая лапушка — с, завистью подумали обе. На продолжение, типа — " Ах была-бы я такой!"— помечтали обе на том и кончилось.

Девушка, освоившись и сев в предложенное сестрами кресло у столика, бой¬ко перешла к делу.

— Я поняла вашу проблему, и наша фирма поможет вам. Вы хотела-бы поху¬деть, но ничего не получается, верно?-.

— Да — хором отозвались сестры, глядя друг на друга,

— Это какое-то бедствие, такое несчастье, уж мы пробовали и это и то мы уже не знаем, что делать, что делать?-

Девушка, между тем достала из сумочки небольшой альбом и, раскрыв первую страницу произнесла:-

Вот полюбуйтесь, наши клиентки — Без видимого пока интереса обе сестры, наклонились над столом, на котором лежал альбом. На левой странице была помещена фотография женщины, по габа¬ритам мало чем отличающимся от Розы и Мэйбл. На правой половине была сфо¬тографирована изящная, в грациозной походке, выходящая из морских волн — Афродита, а иначе назвать и нельзя!

Перевернув обе фотографии, девушка заговорчески подмигнув, сказала:— Читайте —

На оборотах фотографий был текст, причём на обоих писала одна и та-же ру¬ка. Толстушка с левого фото писала!

— Я Эльза Браун, будучи в ясном уме и добром здравии даю своё согласие мисс Хорн на проведение со мною лечебной гимнастики с целью похудения. Далее год, месяц, число и подпись.

— Мисс Хорн, это я — внесла ясность девушка: — Читайте дальше.

На правой фото читаем, почерк тот-же,

— Я Эльза Браун приношу самые лучшие пожелания мисс Хорн за проявленную заботу и сочувствие, за профессионализм и высокие человеческие качества и дай Бог ей здоровья и счастья в жизни. Только благодаря стараниям мисс Хорн, я снова чувствую себя женщиной, я счастлива. Год, месяц, число, роспись. Показав содержание всего альбома, мисс Хорн спросила,-

— Ну, как, впечатляет? —

Сестры, несомненно, были заинтригованы и не пытались это скрыть, однако скептическая Мэйбл произнесла с недоверием :-

— Вы утверждаете, что сможете из нас слепить нечто подобное? — кивнула она на альбом

— Не малейшего сомнения — отозвалась девушка

— Единственное, это нужно ваше добровольное согласие и чисто символи¬ческий взнос в размере десяти долларов. На пять долларов, вы получите ваши фото в теперешнем состоянии, остальные пойдут на фото по окончании терапии. Девушка поднялась

-У вас есть время подумать, мы никого насильно не заставляем. Всё в ваших руках. Если вам наше предложение подходит, условия вам известны, но сильно затягивать не стоит, ибо клиентов у нас много и наши сотрудники работают с ними индивидуально. Альбом я оставлю у вас, если вы передумаете и откажитесь, то считайте, это моим подарком. Выпроводив гостью, сестры долго обсуждали, как им поступить, не забывая при этом перелистывать альбом. Соблазн был велик. Сверяя сроки преображения нечто в нечто совершенно чудесное, на всё про всё уходило в среднем около шести месяцев.

— Потрясающе — Мэйбл перевернула следующую страницу альбома.

— Это просто не возможно — вторила ей Роза.

— Нет, ты только посмотри на эту бегемотиху — Мэйбл тыкала пальцем в фотографию женщины, которая пыталась влезть в автомобиль. Действительно, зрелище впечатляло. Меткий глаз фотомастера чётко уловил всю каррикатурность ситуации, подчеркнув при этом всё то, что любая полная женщина без сомнения старалась бы скрыть. Судя по почерку, на правом фото была изоб¬ражена обложка из " Плейбоя", где загорелая, с намёком на бикини краса¬вица и не собиралась скрывать что-либо из потрясающих прелестей своего тела. Дата, подпись. Срок семь месяцев!

— Не знаю, что ты обо всём этом думаешь — задумчиво произнесла Мэйбл

— А я, пожалуй, рискну. Возможно это как раз именно тот шанс, который называется последним —

— Я с тобой — с готовностью ответила Роза. Обе очень хотели то, что хотели. На следующее утро они позвонили по номеру оставленному мисс Хорн и услышав её голос дали согласие! Мисс Хорн пообещала заехать за ними через час и положила трубку.

Через час, как и обещала, она приехала, и сестры встретили её как родную.

— И так сначала фото — напомнила мисс Хорн, доставая из сумочки "Палароид"

— Так стали рядышком, вместе, улыбочку, так, так на счёт три. Раз, два... мелькнула вспышка, и фотоаппарат, будто желая побыстрее избавиться

от такого зрелища, выплюнул фото и с облегчением сложился пополам в руках мисс Хорн. Сестры внимательно наблюдали за появлением изображения, и когда оно на конец-то проявилось, не увидели ничего нового. Уже готовая писать расписку на фото, Мэйбл вдруг спросила —

— А где и как будешь проходить это чудо с нами? —

— О, это не далеко — отозвалась мисс Хорн,

— В сороках минутах езды отсюда, есть один санаторий, там вас уже ждут, не дождутся. Как обычно обследования, анализы, собеседования со спе¬циалистами, рентген, ну и всё такое. Если хотите, можете вернуться домой, нет, оставайтесь. У наших клиенток полная свобода выбора —

На сборы ушли минуты, ничего лишнего брать не пришлось, заперев дом и попросив соседей посматривать за ним, сестры сели в автомобиль мисс Хорн и они поехали.

Попрыгав на просёлочной дороге, автомобиль вскоре свернул на трассу и, шурша шинами, устремился в сторону городка, чьи крыши и трубы едва проступали на далёком горизонте, на фоне гор. Мисс Хорн включила радиоприемник, из которого тут-же зазвучали ритмы рок-ин-рола и голос незабвенного Элвиса Пресли звучал также заразительно, как и много лет назад. Внезапно музыка прервалась и диктор, призывая ко вниманию слушателей, передал, видимо слово начальнику полиции города Тэсси некому Джорджу Скотту. Скотт горячо заговорил, описывая трёх преступников, которые, сбежали из камеры смертников в штате Техас. Они убили уже, по крайней мере, шесть человек и по непроверенным данным их видели на ферме Отто Фитцджеральда в десяти милях от города Тесси. Далее шериф рекомендовал звонить в участок, если в округе заметят подозрительных чужаков. Описав приметы и назвав номер телефона участка, Скотт передал микрофон диктору. Сестры, прослушав сооб¬щение, не придали ему особого значения, ибо, сколько существовали тюрьмы столько-же из них и убегали заключённые. Подобные сообщения они слышали не один раз, и каждый раз ворчали

— Ну что это за тюрьмы, если из них убегают? За что мы платим налоги безобразие форменное.

Автомобиль летел дальше, слизывая шероховатый асфальт, по радио снова звучала музыка, сестры достали по бутерброду и с аппетитом съели, запив из одной бутылочки «Колы». Городок, между тем приближался, предоставляя взору появляющимся по сторонам дороги кафе, закусочных, автомастерских и прочий сервис, без которого не мыслима ни одна дорога в Америке! Справа мелькнул указатель заправки и мисс Хорн обернувшись, сказала:

— Вы не против, если я заправлю своего скакуна? —

Сестры были не против короткой остановки, так как уже давно высматривали туалет, но сказать об этом мисс Хорн как-то стеснялись. Так или иначе, автомобиль, вильнув на заправку, остановился у колонки, к которой тут-же подбежал служащий с вопросом на лице.

— Полный бак, пожалуйста — попросила его мисс Хорн и протянула через

открытое окно купюру. Обернувшись к сестрам, она с улыбкой произнесла:

— Если у вас есть проблемы, то женская комната вон там за телефонной

будкой —

Сестры вывалились, под жалобный стон рессор, из машины и направились по своим делам. Пока они отсутствовали, бак был наполнен и мисс Хорн, чтобы не мешать подъехавший сзади машине, подъехала к телефонной будке. Вскоре, переваливаясь на толстых ногах, как утки появились и сестры. Увидев автомобиль мисс, Хорн они направились к нему, и в этот момент про¬изошло ЭТО. В баре, возле которого стояла телефонная будка, вдруг разда¬лась беспорядочная стрельба! Со звоном, в дребезги разлетелась витрина, истошно закричала женщина, её поддержала другая, но тоном выше, из бара повалил народ, и все бросились врассыпную. На пороге показался человек с двумя пистолетами, из которых он палил во все стороны. Со стоянки, визжа колёсами, срывались машины, унося своих хозяев от греха по дальше. Из разбитой витрины выпрыгнул ещё один человек, руки у него были в крови, и он загнанно озираясь по сторонам, бросился, куда глаза глядят. Но далеко он не убежал. В окне показался ещё один с пистолетами и, стреляя по убегающему, попал в него три раза. Жертва с ходу упала на асфальт и туже возникла лужа крови.

— Уходим, уходим — Кричал первый разбойник, оглядываясь в бар. Туже появился третий. В руках у него был саквояж, из которого выпадали скомканные доллары.

— Машину, бери машину Чарльз — кричал один из бандитов.

А в это время, сестры, с перепугу будто приросли к тротуару, и хотя мисс Хорн кричала им:

— Скорее, скорее — но они не могли стронуться с места.

В вдалеке уже слышался звук завывающих полицейских машин, и бандиты броси¬лись к автомобилю мисс Хорн. Так-так больше машин на стоянке уже не было один из них, открыв дверцу водителя, за волосы выволок несчастную мисс Хорн ИЗ машины и тут-же — всадил в неё две пули из своего пистолета. Бед¬ная девушка упала, судорожно скребя пальцами по асфальту, и злодей выст¬релил в неё ещё два раза! Залитое кровью тело ЗАМЕРЛО, и больше не двигалось.

— Болван, что ты делаешь? — орал один из бандитов нам нужны залож¬ники, а не покойники, копы через минуту будут здесь, сматываемся. Словно в подтверждение его слов, из-за поворота наконец-то показались полицейские машины. Перегородив все выезды, из машин выскакивали полицейские, доставая на ходу оружие. Сестры как стояли, так и стояли не в силах двинуться с места.

— Чарли, хватай этих толстух и запихивай ИХ в машину — кричавший, по-видимому, был главарь и, его слушались. С помощью пинков и подзатыльников Мэйбл И Роза, очень скоро оказались в машине с неприятными на вид субъектами с грязными ногтями и невыносимым для тонкого обоняния сёстёр запа¬хом вчерашней сивухи, от которой им стало дурно и жарко! Машина, словно пришпоренный мустанг взбрыкнула и, визжа протекторами, рванулась с места. В открытое окно послышался взволнованный голос из динамика ближайшей по¬лицейской машины

— Не стрелять! В машине две женщины! Не стрелять! — и машина рванула с места, уступая дорогу угонщикам, которые пригнувшись и выставив пистолеты, палили наобум, видимо больше для шума. Выскочив на трассу автомобиль яростно вихляя задом, устремился не к городу, а свернув вскоре вправо, по¬мчался через поле к видневшемуся невдалеке аэродрому. За ним неотступно следовали полицейские машины, утопая в облаках пыли и отчаянно мигая ми¬галками, дико завывая сиренами и тормозами, чтобы не столкнуться друг

— с другом. Как не быстро ехали полицейские, машина с бандитами подлетела к стоящему на заправке самолётику, первой. С помощью тех же приёмов сес¬тёр быстренько пересадили в самолёт, который заметно присел, и бандиты, захлопнув двери, приставили свои стволы к серьгам сестёр и те вдруг по¬няли, что они могут и выстрелить. Один из бандитов, его, кажется, звали Билли, нацепив наушники орал в микрофон — что если их не заправят и не предоставят пилота, заложницы будут расстреляны, ну а им, дескать, терять нечего. Аргумент оказался весомым, так-так самолёт действительно заправили, и появился испуганный парень в кожаной куртке пилота. Моторы взревели, лопасти превратились в серебристые круги, и самолёт вяло взяв с места по¬бежал —побежал, и стал вроде уже взлетать, но снова коснулся колёсами бе¬тонки.

— Что за шутки, чёрт тебя побери — заорал Билли, который сидел рядом с пилотом и ширял его в бок стволом револьвера.

Перегруз — отчаянно моргая орал ничуть не тише пилот.

Билли оказался главарём. В маленькой кабинке самолёта всё стало на свои места. У Розы и Мэйбл, если у них и были сомнения, кто главный, то эти сомнения рассеялись, как дым особенно тогда, когда Билли повернулся к ним сотоварищи и закричал, —

— Чёрт, выбрасывай ребята этих слоних!

Одно только и спасло сестёр, что они вцепились друг в дружку явно не желая расставаться, и понятное дело сдвинуть с места эту гору мяса под¬выпившим хулиганам не удалось. Тем временем, захлебываясь на форсаже самолётик чудом оторвался от земли и, круто взяв носом, упёрся в небо! Желудки несчастных женщин моментально дали о себе знать, не только содержимым, но и количеством! По законам цепной реакции, внутренности банди¬тов так же, не заставили себя долго ждать и упрашивать. В считанные секунды вся кабина с потолка до пола, разумеется, и пассажиров, в том числе превратилась в Содом и Гоморру. Если бы, это снимался фильм об угонщиках самолётов, то оператор явно бы не сказал «НЕ верю». Для того чтобы хоть как-то разрядить обстановку, и глотнуть хоть каплю свежего воздуха, пилот сделал судорожное движение открыть форточку. Его скользкие пальцы на мгновение потеряли штурвал и, послушный самолетик не зная, что творится у него внутри, присел в воздушную яму! Центр тяжести мгновенно переместился у Мэйбл, а как потом выяснилось и у Розы, на много ниже желудка. Последствия оказались просто убийственными. Дело в том, что, как правило, у полных женщин всегда проблема с гус-тым стулом, поэтому каждая из них знакома с ампулами, которые снимают эту проблему вчистую. Снялась вчистую эта проблема и внутри самолётика. Уже потом, вспоминая свои приключения в воздухе, Мейбл никак не могла по¬нять, как их не пристрелили, прям в самолёте и не повыбрасывали их пахну¬щие тела на бренную землю? А пока, самолётик летел неизвестно куда и, сес¬трам оставалось только молить Бога за сохранения их молодых, в общем-то, жизней, не поведавших тайн любви и радостей рождённых детей. Когда отбор¬ная матерщина иссякнув новизной оборотов речи и сравнений, стала повторяться, обстановка в самолёте не заметно утихомирилась. Злоба и ненависть уступили место шуткам типа — "да парни, мы в тюряге столько лет мечтали понюхать женское тело... Нюхаем!" Взрывы хохота сотрясали небо, и каждая новая прибаутка подливала масло и разжигала и разжигала огонь смеха, и вскоре обе сестры заходясь в смехе, верещали, как поросята, забыв всё тра¬гичность ситуации в которой оказались буквально час назад. Холод отчуждённости постепенно проходил, уступая место здравому смыслу, который у Мэйбл был более развит, чем у Розы. Насмеявшись и, немного поборов страх она спросила у своих похитителей —

— А что будет с нами дальше? — Билли улыбнувшись, повернулся к ней и сказал просто:-

— А мы вас продадим в рабство — и снова рассмеялся: — На вес продадим-



Вся троица и пилот в том числе, опять покатились от хохота, хотя сёстры, ничего смешного не уловили в этой шутке.

Ближе к вечеру, когда стал вдруг почихивать левый двигатель, пилот сказал

— Горючка на нуле, пора садиться — и погрустнев, уставился в приборную доску. Он смотрел на фото своей семьи и мысленно прощался с нею. Главарь, словно почувствовав настроение пилота, успокоил его

— Не дрейф паря убивать мы тебя не будем. Ты самое главное посади нас мягонько и лучше всего на побережье — вон видишь огни кораблей? А то ведь с нашими дамами в таком виде от нас будут все шарахаться на милю! Обнадёженный летчик, присмотрев на пустом внизу пляже более менее ровный участок, аккуратно посадил самолётик и молча, смотрел, как не прошеные гости вылезают на песок. Женщин сразу погнали на прибойку в море. Когда бандиты отошли метров на сто пилот дал полный газ и самолётик вз¬мыл в небо. Никто по нёму не стрелял и он, улетев достаточно далеко, при¬землился на шоссе и на попутной машине передал свои координаты на базу. А сестры Стоун тем временем постиравшись, и обмывшись в морской воде, стыдливо прикрываясь, от троих мужчин грелись у костра, который эти мужчины развели на берегу. Под вечер поднялся ветер, и вещи двух сестер огромными полотнищами развевались на ветру. Дрожа от холода они, как ни странно не ощущали голода. Видимо треволнения этого дня НЕ прошли даром. Мужчины, сидевшие у костра, ничем не напоминали уголовников, они разгова¬ривали, курили, иногда смеялись. К сестрам они не приставали, и это обстоятельство вселяло в них некоторую надежду, на более менее бла¬гополучный исход. После купания, стоять в стороне голышом было хо¬лодно, и сестры решили одеть ещё сырую одежду, и присели к костру. Господи, как приятно посидеть у костра, конечно не с бандитами и неизвестно где от дома, с его тёплой, мягкой постелью, телевизором и туалетом. Прижавшись, сестры делясь теплом и ознобом, кое-как дож¬дались утра. Одежда высохла, и вид у них был более менее сносный. С утра Билли отправился в порт примерно в миле от того места где ночевали. Те небольшие припасы, которые сестры брали с собой, утром поделили поровну и съели. Единственное, ЧТО было ценного у сестёр, так это двести долларов, которые бандиты забрали сразу, как только они отмылись и просушились. Ближе к полудню вернулся Билли, с каким-то, НЕ то турком, не то индусом с блестящими, на выкате глазами и брюхом свисающем через РЕМЕНЬ. Обойдя СЕСТЁР со всех СТОРОН и прове-рив зубы, он сказал: — 0 КЕЙ. Беру по тыще — и, рассчитавшись с Билли, объяснил женщинам, что теперь они ЕГО собственность и ОН вправе делать С ними всё, что угодно и даже убить. Ещё толком НЕ веря во весь ЭТОТ кошмар, бедные женщины рыдали в крик, проклиная всё НА све¬те, и бандитов и турков, а может индусов, кто их разберёт черномазых. Причитания видимо обозлили их нового хозяина и тот, как мог, объяснил им, что бунта он НЕ потерпит и, если надо будет, порежет их на мелкие кусочки вот этим вот ножичком. При этом он вытащил огромный складник, и для пущего страха попробовал пальцем лезвие на остроту. Слёзы тут, же прекратились, и испуганные женщины поплелись за этим турком, тяжело ступая по рыхлому песку. ДО порта они не дошли. Турок дал команду, и вконец выбившиеся из сил сестры, обливаясь потом, повалились на перок С одним лишь желанием — умереть, прям здесь на месте. Мучитель же их, подойдя к самой воде, пронзительно свистнул три раза. От стоящего недалеко от берега небольшого судна, отвалила шлюпка и направилась к берегу. Шестеро дюжих мужиков помогли сестрам взобраться в шлюпку и, приказав лечь НА дно, дружно налегли НА вёсла. Минут через десять, тря¬сясь от страха они, дружными усилиями шестерых молодцов перевалились через борт судна И ВЗЯВШИТСЬ за поручни были доставлены в каюту, где в иллюминатор билась МОРСКАЯ ЗАБОРТНАЯ вода, на мгновенья открывая взорам без¬донную глубину моря. Ни обсуждать, ни даже разговаривать сил больше не осталось, обе в полном изнеможении, повалились на полки без матра¬цев и простыней, И мгновенно заснули мёртвым — сном!!! 

Рейтинг: 0 437 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!