ГлавнаяПрозаМалые формыРассказы → "Недалёкое" будущее

"Недалёкое" будущее

20 июля 2014 - Владимир Рубцов
article227730.jpg

«Недалёкое» будущее

 

Не знаю, отчего меня потянуло взглянуть на прежнее место работы. Уже который год на пенсии, а, поди, ж ты – тянет! Сел на «десятку» - автобус с привычным мне номером, и даже не заметил, как оказался на конечной остановке. «Междунароный аэропорт Астана» - привычно, словно и не прошло столько лет, объявила кондуктор.

Вышел … всё по- старому … вроде бы. Даже старое КДП не снесли. Подошел к угловому окну, что на втором этаже. Оно, как и раньше приоткрыто. Тут был наш ЛАЗ (линейно аппаратный зал) – во всю длину внутренней стенки стояла «Строка-б», из-за чего нас частенько называли строчкистами. Эта аппаратура преобразовывала радиолокационную информацию, приходящую с нескольких локаторов,  в телевизионную и затем передавалась на диспетчерские рабочие места. Собрана «Сторка-б» была в основном на лампах. И только в некоторых узлах использовались полупроводниковые элементы. А потому каждый выдвижной шкафчик (для удобства обслуживания), а их было под сотню, имел свой вентилятор. Шум неимоверный – даже разговаривать приходилось с натягом, прикладывая губы почти к самым ушам собеседника. Очень похоже на грохот канонады. Ну и дикая жара – летом даже при всех открытых окнах и дверях температура стояла под сорок. И только зимой у нас был «рай» - все приходили погреться.

Ну а по другую сторону зала тоже стояла стена оборудования – стойки посадочного радиолокатора, стойки ИКО (индикаторы кругового обзора), стойка ДРЛ-7см, стойка управления приёмного центра, стойка резервных приёмников и радиостанций, стойка громкоговорящей связи. И тоже многое было выполнено на радиолампах.

В дальнем торце зала гордо притулились две стойки пеленгаторов. За ними дверь в магнитофонную, где можно было отдохнуть от шума.

Ну а у противоположной стены стоял ряд стабилизаторов. Он так запомнился своим рёвом аварийной сигнализации, так запомнился – как только произойдёт просадка питающего напряжения, так пронзительная сирена воет, пока не устранишь последствия.

Ну а спустя некоторое время всё это заменили более современным иностранным оборудованием – «Воч шкипер», называется. Оно уже было выполнено на микросхемах и транзисторах. Вентиляторов очень мало и они почти бесшумные. А главное – всё это охлаждалось системой под названием «Микроклимат», занимавшей целую комнату, ту, где раньше была магнитофонная.

Так вот, стоял я под окнами и вспоминал где и что было. И тут в окно выглянул молодой парень. «Димка, ты что ли? Привет!» - обрадовался я. Как оказалось, он стал начальником базы. «Владимир Петрович, здравствуйте! Хотите посмотреть, что и как у нас стало? - спросил он и добавил – я сейчас выскочу, проведу Вас внутрь».

Через несколько минут он уже вёл меня через проходную. Странно – охранник не спросил пропуска и даже не посмотрел на меня … Зашли в фойе – за столько лет почти ничего не изменилось, поднялись на второй этаж … коридор, слева приоткрыта дверь в ЛАЗ, направо дверь – там был мой рабочий кабинет … всё так знакомо … Зашли в ЛАЗ, оборудования явно стало меньше, но так напоминает период «Воч шкипера» … так напоминает, причем, то время, когда этот объект был резервным, а основным было новое КДП, или АС УВД, как называли в мою бытность.

Из персонала никого, только помигивают редкие «лампочки» - светодиоды, говоря о том, что всё «на парах». Остановился, стал вспоминать былое … Из гипноза вывел Димкин голос: «Ну, я пойду по делам … проблемы разгребать, а Вы тут поглядите … понастальгируйте … Если надоест – через проходную назад пропустят без … проблем. И он словно исчез за второй, резервной дверью запасного выхода.

Внимательно вглядываюсь в работающее оборудование, силюсь понять для чего оно нужно, вспоминаю старое, пытаюсь сравнивать.

Вдруг, открывается дверь, в ЛАЗ вваливается … Витя … «Приветик! Можно я проскочу в запасную дверь?» - спрашивает разрешения он, словно я и сейчас работаю, как и раньше в должности оперативного начальника смены – сменным инженером. Я ещё и рот не успел открыть, чтобы поздороваться, как он поясняет: « Мне тут ближе …». И не дождавшись ответа, растворяется за запасной дверью. Я тут же вслед за ним шагнул за чуть приоткрытую дверь – хоть вдогонку крикнуть ему «здравствуй!». Да какой там – только что выскочил за дверь и как канул в лету – коридор пуст. Вроде и дверей поблизости нет – куда же он мог так быстро «юркнуть»?  Меня это сильно заинтересовало, и я решил побродить по пустому коридору и позаглядывать в различные кабинеты - может Виктора обнаружу, а, может, и кого другого знакомого встречу.

Открываю одну дверь, над ней надпись «Метео» – просторный зал, много столов, за которыми сидят юные дамы. Все чем-то заняты, хотя у каждой на столе всего то по одному маленькому приборчику, но суетятся, словно все столы завалены работающей аппаратурой … странно как-то слегка всё это. Вошел внутрь – на меня никто не обращает внимания. Обратился к одной, что сидела за ближайшим столом: «Виктор Шмик к Вам сейчас не заглядывал?». Она подняла на меня свои красивые глаза и нежным голоском пропела: «Ближайшие пол часа никто не заходил … да и не знаю я такого … и … извините, пожалуйста – занята, формирую погоду на трассе полёта для вылетающего борта». И так интригующе посмотрела на меня, так интересно и загадочно, что у меня невольно в голове возникла мысль – надо обратить на эту особь особое внимание …и даже не задумался о странной фразе «формирую погоду …», даже не задумался, словно всё так и должно быть. Впрочем, как знать, возможно, её привлекло моё одеяние – костюм, галстук. Ведь все работницы, на мой взгляд, были одеты как-то уж очень странно – ни разу не видел, чтобы современная молодёжь так одевалась. Впрочем, наша молодёжь ещё та – с причудами.

Вышел в коридор и подошел к следующей двери. Этот зал был чуть поменьше, да и работали в нем всего несколько человек, тоже женщины, но все уже в возрасте. На меня никакого внимания. Посреди зала стояли столы с какими-то приборами, вдоль стен – шкафы с оборудованием. Подошел к одной из женщин – она мельком взглянула на меня и снова опустила глаза к своим приборам. Неужели не заинтересовал незнакомец? Дисциплина, видимо, на уровне …

Подошел к шкафам с оборудованием – куча мигающих светодиодов, куча кнопок. Что бы это могло быть? Хотел спросить у работниц, но вдруг, услышал, как двое из них перешептываются между собой: «Видимо, инженер по инновационному дизайну (это они обо мне) – я его как-то видела в их группе … а что тут нового можно ещё внедрить … вот только если и поменять дизайн, а то приелся уже …».

Я тихонько выскользнул за дверь …

Иду дальше – над дверью привлекающе мигает надпись «Ситуационная комната», чуть ниже «Посторонним не входить». Так и тянет заглянуть … Приоткрываю дверь. Множество столов с работающими ноутбуками. Народу … почти никого, только кое-где за столом видны несколько склонившихся к экранам голов – все мужики. На меня ноль внимания. Переступаю порог, слева стоял стул, об него я и споткнулся - ведь в зале лёгкий полумрак. Один из работников поднял голову и подарил мне … взгляд. Да что же это такое – никакого внимания к вошедшему – он снова склонил голову над клавиатурой. А на дальней стене экран … нет, это не экран, это что-то объёмное, видимо, голограмма – взлетает пассажирский борт, вот борт приближается, словно увеличивается  в режиме «Зуммер», вот уже четко видна каждая деталька убирающегося шасси. Господи, удобно то как … вот так что случись, можно до мелочи всё рассмотреть, чтобы выяснить причину … если что.

Вдруг, один из работников отрывает взгляд от экрана и поворачивается ко мне. Ба, да это же Димка! «Ну, что, поглядели-поудивлялись? – спросил он – Вы ещё побродите по КДП, может, кого знакомого встретите».

- Да вот Виктора Шмика встретил, но он куда-то юркнул, даже «здрасьте» ему не успел сказать. Где он может находиться?

- Шмик? Да он уже почти лет десять назад как уволился …

Ну, чудеса, да и только, неужели показалось или спутал с кем? Видимо, всё же, спутал! Ладно, пойду ещё поброжу …

Смотрю – надпись над дверью – «Техотдел». Знакомая надпись, надо заглянуть. В обширной комнате несколько столов, нет привычного шкафа с бумагами, на стенах странноватые объёмные картины … нет, судя по движению – плоские мониторы. За столами приветливые дамы.

- Здрасьте вам, девушки!

- Здрасьте и Вам! А Вы, по всей видимости, у нас раньше работали … что-то лицо знакомое, спрашивает одна, что постарше?

- Да, работал … силюсь вспомнить, знаю ли я её, но … напрасно!

«Да вот, взгляните …» - пытаюсь я достать своё удостоверение личности для пущей достоверности – пусть убедятся на «вещественном доказательстве». Но вместо удостоверения личности у меня в руках оказывается, почему-то, паспорт – голубая обложка с гербом Казахстана. «Какой интересный у Вас документ!» - удивляется дама – Никогда раньше такого не видела!». Листает страницы, … удивляется и как-то не совсем уверенно спрашивает: «А какого Вы года рождения?»

- Пятьдесят третьего …

- Не может такого быть!

- Почему же?

- Сейчас тридцать пятый.

- Как это? Я родился в 1953 году. Сейчас 2014 год …

- А … а … а, поняла – разыгрываете! Сейчас 3035 год. Ну, Вы и шутник. Впрочем, сейчас любой, кто желает, может «состряпать» себе документ ещё мудрёнее, тем более, что таковыми уже давно никто не пользуется.  Но, сознаюсь честно – розыгрыш получился просто великолепный – я чуть не поверила, что Вы из прошлого.

- Какой там розыгрыш? Ну ни хрена себе … Впрочем, видимо, это она сама меня на самом деле разыгрывает. Интересная и загадочная женская душа, однако! От них можно всего ожидать …

И тут заходит высокий мужчина, до боли знакомое лицо, силюсь вспомнить его фамилию, но не могу. Он странным взглядом «упирается» мне прямо в глаза. Тоже вспоминает? Глаза у него какие-то … «не такие» – уж слишком синхронно двигаются зрачки. И, вдруг, на мгновение они разбежались в разные стороны – один остался глядеть на меня, а другой упёрся в мою собеседницу. «Не могу идентифицировать личность – пояснил он даме – Уже просканировал даже очень давние архивы и … никакой информации (это он, видимо, обо мне)!». Я медленно протянул ему свой паспорт. Глаза сошлись вместе и сфокусировались на дате моего рождения. «Не может этого быть!» - вырвалось у вошедшего. «Перемещение во времени согласно последним научным достижениям … пока невозможно! Перемещение во времени согласно последним научным достижениям … пока невозможно! Перемещение во времени согласно последним научным достижениям … пока невозможно!» - монотонно запричитал он. «Робот Р-148, временно отключитесь для перенастройки!» - подала команду женщина. Он опустил руки по швам, полностью выпрямился и застыл, словно в стойке «смирно», глаза как бы потускнели. «Что-то не сработало в блоке юмора, где-то в программе допущен пробел, видимо! – пояснила она мне – сейчас настройщики перепрограммируют блок и всё будет в порядке!».

«Владимир Петрович, ну что, как экскурсия? Не надоело? Ностальгия ещё не заела?» - послышался Димкин голос из коридора - это меня словно вернуло к действительности. И тут во всём КДП погас свет. Стало очень тихо.

Через пару секунд свет появился вновь. Я лежал на кровати – в окно, прямо в глаза бил яркий луч солнца. Утро … я проснулся. Ну, надо же – такой яркий сон, словно на Яву всё было.

 

20.07.2014г. Рубцов В.П. UN7BV. Астана. Казахстан.

© Copyright: Владимир Рубцов, 2014

Регистрационный номер №0227730

от 20 июля 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0227730 выдан для произведения:

«Недалёкое» будущее

 

Не знаю, отчего меня потянуло взглянуть на прежнее место работы. Уже который год на пенсии, а, поди, ж ты – тянет! Сел на «десятку» - автобус с привычным мне номером, и даже не заметил, как оказался на конечной остановке. «Междунароный аэропорт Астана» - привычно, словно и не прошло столько лет, объявила кондуктор.

Вышел … всё по- старому … вроде бы. Даже старое КДП не снесли. Подошел к угловому окну, что на втором этаже. Оно, как и раньше приоткрыто. Тут был наш ЛАЗ (линейно аппаратный зал) – во всю длину внутренней стенки стояла «Строка-б», из-за чего нас частенько называли строчкистами. Эта аппаратура преобразовывала радиолокационную информацию, приходящую с нескольких локаторов,  в телевизионную и затем передавалась на диспетчерские рабочие места. Собрана «Сторка-б» была в основном на лампах. И только в некоторых узлах использовались полупроводниковые элементы. А потому каждый выдвижной шкафчик (для удобства обслуживания), а их было под сотню, имел свой вентилятор. Шум неимоверный – даже разговаривать приходилось с натягом, прикладывая губы почти к самым ушам собеседника. Очень похоже на грохот канонады. Ну и дикая жара – летом даже при всех открытых окнах и дверях температура стояла под сорок. И только зимой у нас был «рай» - все приходили погреться.

Ну а по другую сторону зала тоже стояла стена оборудования – стойки посадочного радиолокатора, стойки ИКО (индикаторы кругового обзора), стойка ДРЛ-7см, стойка управления приёмного центра, стойка резервных приёмников и радиостанций, стойка громкоговорящей связи. И тоже многое было выполнено на радиолампах.

В дальнем торце зала гордо притулились две стойки пеленгаторов. За ними дверь в магнитофонную, где можно было отдохнуть от шума.

Ну а у противоположной стены стоял ряд стабилизаторов. Он так запомнился своим рёвом аварийной сигнализации, так запомнился – как только произойдёт просадка питающего напряжения, так пронзительная сирена воет, пока не устранишь последствия.

Ну а спустя некоторое время всё это заменили более современным иностранным оборудованием – «Воч шкипер», называется. Оно уже было выполнено на микросхемах и транзисторах. Вентиляторов очень мало и они почти бесшумные. А главное – всё это охлаждалось системой под названием «Микроклимат», занимавшей целую комнату, ту, где раньше была магнитофонная.

Так вот, стоял я под окнами и вспоминал где и что было. И тут в окно выглянул молодой парень. «Димка, ты что ли? Привет!» - обрадовался я. Как оказалось, он стал начальником базы. «Владимир Петрович, здравствуйте! Хотите посмотреть, что и как у нас стало? - спросил он и добавил – я сейчас выскочу, проведу Вас внутрь».

Через несколько минут он уже вёл меня через проходную. Странно – охранник не спросил пропуска и даже не посмотрел на меня … Зашли в фойе – за столько лет почти ничего не изменилось, поднялись на второй этаж … коридор, слева приоткрыта дверь в ЛАЗ, направо дверь – там был мой рабочий кабинет … всё так знакомо … Зашли в ЛАЗ, оборудования явно стало меньше, но так напоминает период «Воч шкипера» … так напоминает, причем, то время, когда этот объект был резервным, а основным было новое КДП, или АС УВД, как называли в мою бытность.

Из персонала никого, только помигивают редкие «лампочки» - светодиоды, говоря о том, что всё «на парах». Остановился, стал вспоминать былое … Из гипноза вывел Димкин голос: «Ну, я пойду по делам … проблемы разгребать, а Вы тут поглядите … понастальгируйте … Если надоест – через проходную назад пропустят без … проблем. И он словно исчез за второй, резервной дверью запасного выхода.

Внимательно вглядываюсь в работающее оборудование, силюсь понять для чего оно нужно, вспоминаю старое, пытаюсь сравнивать.

Вдруг, открывается дверь, в ЛАЗ вваливается … Витя … «Приветик! Можно я проскочу в запасную дверь?» - спрашивает разрешения он, словно я и сейчас работаю, как и раньше в должности оперативного начальника смены – сменным инженером. Я ещё и рот не успел открыть, чтобы поздороваться, как он поясняет: « Мне тут ближе …». И не дождавшись ответа, растворяется за запасной дверью. Я тут же вслед за ним шагнул за чуть приоткрытую дверь – хоть вдогонку крикнуть ему «здравствуй!». Да какой там – только что выскочил за дверь и как канул в лету – коридор пуст. Вроде и дверей поблизости нет – куда же он мог так быстро «юркнуть»?  Меня это сильно заинтересовало, и я решил побродить по пустому коридору и позаглядывать в различные кабинеты - может Виктора обнаружу, а, может, и кого другого знакомого встречу.

Открываю одну дверь, над ней надпись «Метео» – просторный зал, много столов, за которыми сидят юные дамы. Все чем-то заняты, хотя у каждой на столе всего то по одному маленькому приборчику, но суетятся, словно все столы завалены работающей аппаратурой … странно как-то слегка всё это. Вошел внутрь – на меня никто не обращает внимания. Обратился к одной, что сидела за ближайшим столом: «Виктор Шмик к Вам сейчас не заглядывал?». Она подняла на меня свои красивые глаза и нежным голоском пропела: «Ближайшие пол часа никто не заходил … да и не знаю я такого … и … извините, пожалуйста – занята, формирую погоду на трассе полёта для вылетающего борта». И так интригующе посмотрела на меня, так интересно и загадочно, что у меня невольно в голове возникла мысль – надо обратить на эту особь особое внимание …и даже не задумался о странной фразе «формирую погоду …», даже не задумался, словно всё так и должно быть. Впрочем, как знать, возможно, её привлекло моё одеяние – костюм, галстук. Ведь все работницы, на мой взгляд, были одеты как-то уж очень странно – ни разу не видел, чтобы современная молодёжь так одевалась. Впрочем, наша молодёжь ещё та – с причудами.

Вышел в коридор и подошел к следующей двери. Этот зал был чуть поменьше, да и работали в нем всего несколько человек, тоже женщины, но все уже в возрасте. На меня никакого внимания. Посреди зала стояли столы с какими-то приборами, вдоль стен – шкафы с оборудованием. Подошел к одной из женщин – она мельком взглянула на меня и снова опустила глаза к своим приборам. Неужели не заинтересовал незнакомец? Дисциплина, видимо, на уровне …

Подошел к шкафам с оборудованием – куча мигающих светодиодов, куча кнопок. Что бы это могло быть? Хотел спросить у работниц, но вдруг, услышал, как двое из них перешептываются между собой: «Видимо, инженер по инновационному дизайну (это они обо мне) – я его как-то видела в их группе … а что тут нового можно ещё внедрить … вот только если и поменять дизайн, а то приелся уже …».

Я тихонько выскользнул за дверь …

Иду дальше – над дверью привлекающе мигает надпись «Ситуационная комната», чуть ниже «Посторонним не входить». Так и тянет заглянуть … Приоткрываю дверь. Множество столов с работающими ноутбуками. Народу … почти никого, только кое-где за столом видны несколько склонившихся к экранам голов – все мужики. На меня ноль внимания. Переступаю порог, слева стоял стул, об него я и споткнулся - ведь в зале лёгкий полумрак. Один из работников поднял голову и подарил мне … взгляд. Да что же это такое – никакого внимания к вошедшему – он снова склонил голову над клавиатурой. А на дальней стене экран … нет, это не экран, это что-то объёмное, видимо, голограмма – взлетает пассажирский борт, вот борт приближается, словно увеличивается  в режиме «Зуммер», вот уже четко видна каждая деталька убирающегося шасси. Господи, удобно то как … вот так что случись, можно до мелочи всё рассмотреть, чтобы выяснить причину … если что.

Вдруг, один из работников отрывает взгляд от экрана и поворачивается ко мне. Ба, да это же Димка! «Ну, что, поглядели-поудивлялись? – спросил он – Вы ещё побродите по КДП, может, кого знакомого встретите».

- Да вот Виктора Шмика встретил, но он куда-то юркнул, даже «здрасьте» ему не успел сказать. Где он может находиться?

- Шмик? Да он уже почти лет десять назад как уволился …

Ну, чудеса, да и только, неужели показалось или спутал с кем? Видимо, всё же, спутал! Ладно, пойду ещё поброжу …

Смотрю – надпись над дверью – «Техотдел». Знакомая надпись, надо заглянуть. В обширной комнате несколько столов, нет привычного шкафа с бумагами, на стенах странноватые объёмные картины … нет, судя по движению – плоские мониторы. За столами приветливые дамы.

- Здрасьте вам, девушки!

- Здрасьте и Вам! А Вы, по всей видимости, у нас раньше работали … что-то лицо знакомое, спрашивает одна, что постарше?

- Да, работал … силюсь вспомнить, знаю ли я её, но … напрасно!

«Да вот, взгляните …» - пытаюсь я достать своё удостоверение личности для пущей достоверности – пусть убедятся на «вещественном доказательстве». Но вместо удостоверения личности у меня в руках оказывается, почему-то, паспорт – голубая обложка с гербом Казахстана. «Какой интересный у Вас документ!» - удивляется дама – Никогда раньше такого не видела!». Листает страницы, … удивляется и как-то не совсем уверенно спрашивает: «А какого Вы года рождения?»

- Пятьдесят третьего …

- Не может такого быть!

- Почему же?

- Сейчас тридцать пятый.

- Как это? Я родился в 1953 году. Сейчас 2014 год …

- А … а … а, поняла – разыгрываете! Сейчас 3035 год. Ну, Вы и шутник. Впрочем, сейчас любой, кто желает, может «состряпать» себе документ ещё мудрёнее, тем более, что таковыми уже давно никто не пользуется.  Но, сознаюсь честно – розыгрыш получился просто великолепный – я чуть не поверила, что Вы из прошлого.

- Какой там розыгрыш? Ну ни хрена себе … Впрочем, видимо, это она сама меня на самом деле разыгрывает. Интересная и загадочная женская душа, однако! От них можно всего ожидать …

И тут заходит высокий мужчина, до боли знакомое лицо, силюсь вспомнить его фамилию, но не могу. Он странным взглядом «упирается» мне прямо в глаза. Тоже вспоминает? Глаза у него какие-то … «не такие» – уж слишком синхронно двигаются зрачки. И, вдруг, на мгновение они разбежались в разные стороны – один остался глядеть на меня, а другой упёрся в мою собеседницу. «Не могу идентифицировать личность – пояснил он даме – Уже просканировал даже очень давние архивы и … никакой информации (это он, видимо, обо мне)!». Я медленно протянул ему свой паспорт. Глаза сошлись вместе и сфокусировались на дате моего рождения. «Не может этого быть!» - вырвалось у вошедшего. «Перемещение во времени согласно последним научным достижениям … пока невозможно! Перемещение во времени согласно последним научным достижениям … пока невозможно! Перемещение во времени согласно последним научным достижениям … пока невозможно!» - монотонно запричитал он. «Робот Р-148, временно отключитесь для перенастройки!» - подала команду женщина. Он опустил руки по швам, полностью выпрямился и застыл, словно в стойке «смирно», глаза как бы потускнели. «Что-то не сработало в блоке юмора, где-то в программе допущен пробел, видимо! – пояснила она мне – сейчас настройщики перепрограммируют блок и всё будет в порядке!».

«Владимир Петрович, ну что, как экскурсия? Не надоело? Ностальгия ещё не заела?» - послышался Димкин голос из коридора - это меня словно вернуло к действительности. И тут во всём КДП погас свет. Стало очень тихо.

Через пару секунд свет появился вновь. Я лежал на кровати – в окно, прямо в глаза бил яркий луч солнца. Утро … я проснулся. Ну, надо же – такой яркий сон, словно на Яву всё было.

 

20.07.2014г. Рубцов В.П. UN7BV. Астана. Казахстан.

Рейтинг: +2 202 просмотра
Комментарии (4)
Денис Маркелов # 20 июля 2014 в 15:11 0
Интересная фантастика
Владимир Рубцов # 20 июля 2014 в 22:24 0
Спасибо, Денис! Дело в том, что это мой настоящий сон - как проснулся так сразу и записал ...
Анна Магасумова # 22 июля 2014 в 19:30 0
Нам часто снятся сны со смыслом!
Владимир Рубцов # 22 июля 2014 в 20:28 0
Похоже на то! Спасибо!

 

Популярная проза за месяц
103
81
79
75
70
68
67
62
61
58
56
55
54
54
54
53
53
51
49
49
49
48
48
47
46
45
44
43
Лесное озеро 4 августа 2017 (Тая Кузмина)
39
35