ГлавнаяВся прозаМалые формыНовеллы → Ровно 337 миллиметров...

 

Ровно 337 миллиметров...

15 декабря 2011 - Константин ВАРБ

Не думай о секундах свысока!!! Ровно 337 миллиметров...

     
      "В жизни, знаешь ли ты, всегда есть место подвигам. И те, который не находят их для себя, - те просто лентяи и трусы, или не понимают жизни, потому что, кабы люди понимали жизнь, каждый захотел бы оставить после свою тень в ней. И тогда жизнь не пожирала бы людей бесследно..." Изергиль.
      "Старуха Изергиль" М. Горький.
     
      " Этот мир наполнен познанием боли, а я ревную о месте, где подвиг неуместен, и миг наполнен большим, чем бессмыслицей бытия падающей на камень капли." А.Б. Латов.
      - сколы "Уходя" 1 д. "Стратегия" 2 д. "МММ" К.ВАРБ
     
     
      1.
     
      Секунда. Эта секунда осветила всю мою жизнь...
      Секунда. Этой секундой была освещена вся её жизнь!
      В этой секунде идеал совершенства. Можно и не проверять: ровно 337 миллиметров.
      Я беру её на руки... И опускаю... Не могу! Плачу.
      Слух у неё был абсолютный!
      Настроит, потом ударит в камертон, и улыбнётся!
      Зачем, спрашиваю?
      - Хочу всегда соответствовать!
      И этот камертон был главным предметом в её косметичке...
      Он и теперь звенит: Эль...
      Как долго я её знал. Как мало мы были вместе...
      Тогда я только учился играть. То была первая совместная репетиция оркестра!
      Я великолепно выучил свою партию. Я играл артистично и самозабвенно... - и это было ужасно! - я солировал!!!
      Вдруг меня прожёг её взгляд; взывающий недоумённой укоризной... Я сник. Взглянул на палочку и увидел: тише.
      Так я стал входить в оркестр.
      Потом, я проходил мимо неё, и она спросила, как меня зовут.
      - Олег.
      - Олег, ты очень хорошо играешь, но... если что, всегда смотри на меня, подскажу.
      А меня зовут просто:
      Эль!
      И подала мне руку... Я её без сопротивления перевернул и робко пожал.
      - Варвар!
      Какие же мы были дети. И игрались как дети.
      Но такой Ольга всегда и была от первого мгновенья и до самого-самого последнего.
      Я играл на виолончели, а она была первая секунда, первая вторая скрипка, первая скрипка оркестра. Серый кардинал. Прирождённый лидер. На репетициях она всегда стояла у меня перед глазами. Справа дирижёр, слева она, только на неё и смотрел, на палочку лишь поглядывал, вместе с ней клеили оркестр. Так и привык сверяться с каждым её движением, каждым её взглядом.
      Общались, пока были дети. Через год она стала взрослеть. И стала старше меня тогда на Вечность! Говорить стало не о чём. Практически перестали. Только смотрели...
      Никогда не мог понять, почему она играет не приму, а секунду...
      Нравится, люблю, говорит, секунду... Свою секунду!
      Лишь на выпускном экзамене впервые увидел их вместе, свою секунду со своей секундой...
      Полное единение совершенства!!!
      Ольга закончила школу, и я лишь тогда понял, как мне её не хватает, что она для меня значит. Нет, ничего я тогда не понял...
     
      И в консерватории я начал учиться, когда она уже заканчивала.
      Видел её только из зала на сцене.
      Смотрел, закрыв глаза, и слушал, нет, слышал (ЮРГ - глубоко чувствовать), с восхищением.... Ловя сердцем....
      К тому времени я об Ольге уже давно и мечтать перестал, хотя думал о ней непрестанно.
      Лицом к лицу виделся с ней один лишь раз, о, лучше бы его не было:
      Вечером я провожал после ансамбля, весело обнимаясь, Светку, и мы с ней встретились! Я увидел её взгляд, что это был за взгляд! В нём было всё! И понял, что это конец... Может быть, поэтому её дневники я так никогда и не открывал.
      Вскоре она закончила и стала работать в симфоническом оркестре.
      И, наконец, полностью исчезла из моей жизни...
      Навсегда!!!
      Так я, по крайней мере, думал.
      Да так оно и было.
      Той Ольги для меня больше никогда уже не было!!!
     
      2.
     
      Ольга!!!
      Это был сон. Тот сон, когда спишь несколько часов, а встаёшь бодрым и полным сил. Тот сон, который властно обрывает зов Любви!
      Ольга!!!
      Это была она! Была не во сне, а наяву... Была вчера! То есть сегодня, лишь несколько часов назад.
      Ольга!!!
     
      Через пятнадцать минут, я уже летел в казино ко всему приготовленный... Влетел - не было. Играл - не было. Опоздал...
      На следующий день был и утром и вечером. Увы!
      Лишь третий раз увидел её издали. Нет, всё-таки не она! Обознался! Движения другие...
      Но как же на неё похожа!!!
     
      - Свет, мой солнышко, скажи!
      - Лежк, ну, что...
      - Свет, ты мне друг или нет?
      - В каком это смотря смысле?
      - Ты можешь для меня выполнить маленькое-маленькое дельце?
      - Опять маленькое, опять к стерве... Я так рада, что разошлись...
      - Нет, там всё забыто и улажено...
      - Что тогда?
      - Ладно, Свет, извини...
     
      Удача улыбнулась тем же вечером.
      Олег, есть предложение организовать квартет, но настоящий. Серьёзный человек хочет.
      Если соберёшь, понравитесь, то будут заказы. Понял?
      Ещё бы не понял!!! Это просто дар Судьбы!!!
     
      - Светк, есть возможность поиграть вместе, и за хорошие деньги! А?
      - Ура! Когда?
      - Квартетом!
      - А кто четвёртым?
      - Вот тут вся надежда на тебя, и только на тебя, ты же с кем только не общаешься!
      - Ага, то я у вас с Костиком болтушка, а как чуть что, то значит ко мне, Светик, помоги...
      - Помнишь, в консерватории была такая Ольга, у неё великолепнейшая Секунда, я её знаю с детства, учились в школе вместе, вот бы её найти!
      - Ну, ты даёшь... Поняла!
     
      На Светку надейся, а сам не плошай. Обзвонил всех кого смог найти и знал. Нет. Всё безрезультатно. Единственно новое, что жила где-то на Пролетарке. Остаётся, конечно же, "Alma mater", ну и, в крайнем случае, её оркестр и всё! Два дня бродил по Москве...
     
      Светка сказала; телефон мне обещали достать, но дело плохо, и понеслась рассказывать без перерыва.
      - Исполнитель уникальный, ну я же её тоже помню. Любит солировать. Увлекается. В симфоничке, почти сразу стала первой секундой. Но то с дирижёром насчёт трактовки партитуры начнёт спорить, то ещё чего-нибудь. Не её дирижёр. Мнения об использовании вторых скрипок у них принципиально расходились. А когда из-за неё, на концерте пару раз секунды с альтами прим провалили, и те с басами разошлись, то она, вместо того чтобы исправиться, заявила; а куда же альты за мною поехали. Так её за систематическое растаскивание оркестра и выгнали. Это ж на всей оркестровой карьере - крест. Так подло... Съели.
      Некоторое время бедствовала. Лежк, ну как же ты так...
      Сейчас, не говорит с кем, но играет. Зарабатывает, как нам и не снится! Подругам такие подарки дарит, с ума сойти! Говорят, серебристый Опель купила.
      - Играет, говоришь?
      - Да и за большие деньги!!! Так, что, опять, увы, Лежк...
      КАЗИНО!!!
     
      3.
     
      Казино.
      И всё-таки Светка - молодец! На служебной парковке у казино стоял Опель серый металлик. Талисманчиком висит медвежонок со скрипкой! Ручной! В ухе булавка с мудрёно завязанным бантиком. Надо же вспомнилось... Сомнений уже не было.
      Это был самый трудный шаг в моей жизни.
      Подходил и останавливался. Отходил и возвращался. Сломался, наконец, и вошёл.
      Открыли стол. Дилером - она!!! Выдержка - абсолютная! И бровью не поведёт, не дрогнет, как манекен. Артистизм - высочайший!
      Стала сдавать карты.
      - Эль!
      Поймав мгновенную слабость, коварная колода скользнула из сильных, длинных и тонких пальцев. Карты рассыпались...
      Вызвала пит-босса и заявила: "Я этого человека знаю, я не могу играть..."
      Повернулась, прикрыла лицо руками и исчезла.
      Я решил продолжить играть и подождать, но она больше так и не появилась.
      Вышел. Её машины уже не было.
     
      Светка достала телефон.
      - Аллё!
      - Прости меня за всё, Эль!!!
      - Гудки... Пимп - пимп - пимп.
     
      Я уже высчитал её смены и приехал под утро. Стал между выходом и машиной.
      Ждать пришлось недолго.
      Вышла, заметила меня, пошла в сторону, я двинулся наперерез. Обречённо направилась к машине.
      - Олег! Зачем ты меня преследуешь!
      - Эль!!!
      - Садись, сказала она сухо.
      - Эль...
      - Я за рулём без году неделя. Не отвлекай!
      Ехали молча. Бывает же так, не мог собраться не только с мыслями, но и с чувствами. Пустота полная и нагнетающая. А она рядом...
      Помнится, один известный дирижёр говорил; выучиться водить машину проще, чем гамму до-мажор на любом инструменте, даже на фа-но. А дальше, всё зависит от мастерства и дисциплины.
      Она всегда соответствовала!
      Так ни слова не говоря, приехали.
      Двор показался мне знаком. Однажды мы играли в нём с ней вместе в детстве.
      - Эль, мы же здесь, кажется, уже были!
      Взгляд заставил меня замолчать надолго.
      Вылезли, зашли в подъезд, на скрипучем лифте поднялись.
      - Вот здесь я и живу. Здесь и выросла... Неужели не знал?
      - Нет...
      Поймав влажный взор, стиснул челюсть...
      - А я и не переезжала. Входи!
      Это было совершенно естественно, как никогда до, и абсолютно неожиданно, как никогда боле...
      Полное растворение в ином. Совершенное отражение. Преображение в единстве. Обретение друг друга...
      А тогда, насытившись друг другом до боли, всё равно не могли оторваться.
      Я её не то, что обцеловал. Облизал. Всю!
      Где ты была?
      Где же был я!!!
      Что же мы с собой сделали... Как же мы были без себя... Столько лет.
      Гуляли, потом, за всё непрожитое, часами. Были, если не на седьмом небе, то уж на бруствере набережной - это точно, ходили, стремясь напиться друг другом ... над ледяной бездной! Безумие!!! Брал, буквально носил на руках. Какой же она казалась лёгкой! Кружил. Шутил:
      - Тебе не страшно?
      - Нет, хочу умереть счастливой!
      - Я тоже, но жить долго-долго, и чтобы сказка закончилась в один день!
      - Зачем? Нет. Так не бывает... Что же это за сказка, о которой потом никто не расскажет?
      Упивались в дыхание! Снимал её, а тогда...
      А тогда, мы счастливые и обессиленные сидели, уже на кухне, ненаглядно любуясь. И не могли найти слов. Так и не могли! Правда!
      А потом она сказала:
      - Я так устала, я хочу спать, я уже вторые сутки без отдыха. Олег, но если хочешь, можешь остаться.
      - А можно вместе?
      - Хочешь, можно и вместе... Но... Только без глупостей!!!
      Солнце клонилось к закату, и мы спали, довольные, как дети...
     
      4.
     
      Я проснулся первым. Аккуратно освободившись, встал.
      Старая, но прекрасно по-новому обставленная квартира. Правда, сырая.
      Кофе без кофеина... Мате. Тоже подсела... Артисты.
      Треть года в разъездах, у меня, у Кости со Светкой - у всех. Обеды в ресторане - в то время когда неделями нет денег даже на чёрный хлеб. Но иногда везёт...
      Однако!!!
      Это у меня севрюжина и чёрная икра как безденежная диета.
      А тут свободная уверенность, переходящая в бездумный хаос.
      Чай с бутербродом.
      Оделся и вышел на балкон.
      Светало.
      Городской смог отсвечивал первые лучи как горный хрусталь!
      Стояла московская золотая осень в мёртво-зелёном мармеладе лип и голых, осыпавшимися лимонными дольками, клёнах.
      "Я встал и поднял к верху руки - вспомнился Блок - ко мне по воздуху неслись зари торжественные звуки, багрянцем одевая высь. Казалось, женщина вставала..." ( У Блока герой вызывает Зарю "и трижды поднял руки", а здесь сдаётся ей на милость - автор.)
      Ольга спала крепко. Весь мир наполнялся светом и счастьем! Час застыл в мгновенье...
      Но это только казалось...
      Ольга уже встала, сидела неприбранная на кухне, склонив голову на вытянутые руки, и ... плакала.
      Вздрогнула на шаги: Олег!!!
      - Что?!-?
      - Я думала, ты ушёл...
      - Куда? Эль...
      И отринула, как мне показалось, от осеннего холода.
     
      Вскоре мы завтракали.
      Может сходить, если что купить?
      Зачем? У меня всё своё есть. Я столько лет прожила в нищете, а теперь могу себе всё-всё, что захочу, позволить.
      - Так много зарабатываешь?
      - Нет, конечно! Получаю иногда немножко... подарки за то, за это... Да, я теперь такая, подлая! Прости! ... Но, прежде всего, играю! Играю и выигрываю! Всё что здесь - своё, и всё - на свои! Только на свои! Ничего чужого. Давай научу!
      - А скрипка?
      - Скрипка, увы, в прошлом. Так, иногда, для себя. Не надо мне больно.
      - Эль, у меня заказ на квартет. Нужна секунда. Все свои. Тебя любят, помнят, хотят! Эль! ... Эль...
      - Олег, пойми, я уже почти пять лет не играю. Пять лет!!!
      - Ну и что! Играть не завтра, мы даже репертуар не обсуждали. Но всё серьёзно! Эль...
      - Хорошо, попробую.
     
      Играла на зубах, регулярно ломая на мелизмах триоли. Пару раз не дожала струну. Сколько ж она её не держала... Закончить пришлось в постели. Но это стало началом. Мастерство и в казино не оставишь. Уже недели через две была на уровне, спустя несколько месяцев, на своём.
      Тогда же она стала натаскивать меня на тонкости карточной игры. Есть некоторые виды игр, где вероятность возврата ставки близка к ста процентам. Поэтому опытный игрок, владея психологией игры и четко следуя стратегии, гарантированно выиграет если и не за счёт крупье, то у неопытного игрока, непременно.
      Рассказывала, машину за пять удачных игр выиграла. А если с дисциплинированным партнёром при полном взаимопонимании играть, то ... главное не зарываться, чтоб после игры не пришили...
     
      5.
     
      Раз семь осваивали технику совместной игры. Нарабатывали игровую дисциплину. Встречались как незнакомцы. Играли помалу. Учились.
      Первая коммерческая игра шла крайне тяжело. Фортуна раскачивала качели. За всю ночь сделали менее трёх. Правда и никогда позднее много более десяти штук грина старались не брать, излишки сливали и уходили...
      В тот первый раз устали очень, измотались совершенно, но всё утро бродили по дорогим магазинам. Купили... Большой девочке - большую куклу. Вот это была секунда. Правда! Я никогда не чувствовал такой радости в её сердце. Нет лгу! Позднее...
      Но тогда радость была затаённее и глубже...
      Похожа? - Спросила она, смотря на мне в глаза, с хитрой улыбкой.
      - На кого?
      - На меня!!!
      - Да...
      - Вот и назовём её, на счастье, Эль.
   Какой же она была ребёнок...
   А она и была ребёнком. И как ребёнок, снова как в детстве после первого концерта в ЦПКО, затащила меня в "Шоколадницу".  (Кафе напротив ЦБ России, на Якиманке)
   Кафе уже было далеко не детское, но она, нисколько не смущаясь, сидела с куклой, как с ребёнком, не давая ей ни минуты покоя.
   Свадьбу сыграли там же. Без каких либо артистов. Мы сами артисты. Не когда не предполагал, что у наших друзей столько талантов.
  
      А Новый Год встречали у меня вчетвером...
   Стали играть вместе с ней, какое наслажденье! Боготворили её. Сдружились, особенно со Светкой. Стали лучшие подруги. Выступали. Успешно.
      Однако и позднее все попытки вернуть ей оркестровую карьеру заканчивались неудачей - раскрылась в ансамбле. Никто не верил, что она столько не играла, да мы и не рассказывали...
      Вскоре мы обменялись и съехались в просторную квартиру на Якиманке с видом на Москву, ароматом шоколада и Петром - Гулливером.
      Но карьеру крупье казино, возможно, к сожалению, ей вскоре пришлось бросить. Засветились. Она даже обрадовалась: Наконец-то! А то по ночам только фишки и снятся. Хочу, закрыв глаза, видеть тебя!
   Знала бы что просила...
      От безделья, ей удалось устроиться преподавать в музыкальной школе. Вначале сомневалась. А потом понравилось. Новые впечатления. Эмоции, нервы, печали и радости...
   А за любую успешную карточную ночь мы делали больше, чем ей платили за год.
      Но была этим истинно довольна...
      Или это только казалось...
   Человек она была странный; могла подробно рассказывать о самом сокровенном, чётко разъяснять, интересно говорить часами, но никогда ничего не сказать о Главном.
   Я её как-то спросил:
   - Скажи!
   - О Главном не говорят, его невозможно выразить словами, да и знать не надо, можно только почувствовать, постараться передать - значит обмануть... Если я прошу: верь!
   И сама верила мне, себе, чему-то непонятному... Пыталась, видимо, переиграть судьбу.  
      А у нас было всё! Мы наслаждались счастьем, жили беспечно и о деньгах тогда не задумывались...
      Наивно верилось, что так будет всегда!
      И не копили. В принципе, а зачем? Тем более, когда они всегда могли превратиться в порошок.
      Единственно, что омрачало радость - это мои гастроли. Я бы бросил, но она не давала. Однако я прекрасно понимал, чего это ей стоит. Но ничего сделать мы, увы, не могли.
      Эти разлуки, полные одиночества, были для неё очень болезненны, хотя она никогда виду не подавала, порою пытаясь уверить меня в обратном, придумывая разные истории...
      Однако на самом деле места себе не находила. Не от ревности конечно. Ибо доверяли мы друг другу абсолютно. Да и как можно изменять самому себе?
      При любой возможности мы ехали вместе. Но только таких возможностей почти не было.
      Спасала её, вероятно, кукла.
      В тот раз из гастролей я вернулся, неожиданно, рано, и рано-рано утром.
      Вошёл достаточно тихо. Ольга спала в постели вдвоём в обнимку с ... куклой. К моему ужасу проснулась... Как же, она была смущена... Как же мне до сих пор неловко за причинённую ей тогда боль.
      Кукла её же и погубила!!!
     
      . 6.
     
      Тот год мы встретили с ёлкой. Живой. Дурная примета, не знал. Она захотела! Поехали....
      Завезла в какую-то глухомань. Остановились у запущенного лагеря. Долго ходили кругами по замысловатому ковру мха средь воздушной пены сугробов. Наконец она остановилась у молодой ели, и, войдя под нее, повернулась, прижав к щеке кончик лапы.
      - Это моя ёлочка! Какая же она теперь большая! Живая и здоровая! Как и я... Сколько же я не была здесь. Как я потом тогда болела!
      - Когда?
      - Неужели не помнишь? Меня тогда столько не было...
      Давай выкопаем вот эту маленькую, только осторожно, весной назад привезём...
      Маленькой елочке холодно зимой, елочку, елочку мы возьмём домой!
      Увы, к весне наша елочка засохла...
      Но на Новый Год она стояла живая и нарядная, и как казалось счастливая, наполняя дом ароматом живой лесной хвои.
      И вновь встречали квартетом.
      Обсуждали сплетни. Строили совместные планы. Желали друг другу счастья. Вспоминали, сколько раз я спасал их от разрыва.
      А мы с Ольгой за всю жизнь почти никогда не ссорились, и практически не разу не поскандалили. Всегда шли на уступки. Иногда возможно даже слишком.
      - Вы такая идеальная пара, как жаль, что у вас никогда не будет... - воскликнула, знающая все секреты Светка, и осеклась под взглядом Ольги;
      - Будет!
      - Да ты с ума сошла!
      - Я говорю, будет!!!
      А я тогда не знал, и не понял.
     
      Той весной негаданно начались непредвиденные траты и неожиданные расходы, пришлось восполнить игрой. И то не всё. Тяжело, не везло, как вообще в тот год, но что-то делали. Да и в наиболее интересных местах нас уже знали и помнили.
      Однако Ольга уже всё для себя решила, и летом ошарашила меня, неожиданным от неё вопросом:
      - Ты меня любишь...!?
      - Нет! Не то слово, ОБОЖАЮ!!!
      - А ты мог бы полюбить другую?
      - ???
      - А если потребуется? Очень потребуется! Ради меня!?
      - Ну, если очень похожа будет... И то разве во сне...
      - Очень-очень! Но наяву! Обещай!!!!!
      - Ну, если только ради тебя, постараюсь...
      - Как я тебе такая нравлюсь!
      - Ты мне любая нравишься! А в последнее время особенно; неожиданно сам для себя, добавил я.
   - Олег, если со мной вдруг когда-нибудь, что-нибудь случиться, ну нехорошее, то обязательно открой шкатулку, там всегда лежит письмо для тебя. Не забудь. Сразу же прочти. Обещай!!!
   - Прочту.
   Она повисла.
      - Я беременна, у нас будет ребёнок!!!
      - Здорово!
   - Я всё продумала, всё-всё должно быть хорошо...
   И не поверив себе, зарыдала, как-то виновато.
   - Не просто хорошо, а великолепно! Я просто счастлив!
   Мы опять говорили о совершенно разном, не понимая друг друга. Я действительно был счастлив, прежде всего, за неё, что её саморазлад прекратиться.
      Удалось выкроить окно и, чтобы сломать её тревоги, месяц поколесить по Европам. Для развлечения несколько раз играли по мелочи. А ведь нежданно везло! Но кто б знал... А тогда не хотелось портить отдых. Хотелось набраться впечатлений на несколько лет вперёд. Потратились сильно...
      Вернулись разбитыми и счастливейшими.
    
      7.
  
     Как-то вскоре по возвращению она пришла опечаленная и сказала:
      - Вероятно, мне нужно будет потратить не менее десяти тысяч.
      - Зачем?
      - Пока и сама не знаю, но будет необходимо, жизненно важно!
      Какие проблемы? Пойдём - выиграем.
      Есть ещё и контракт, правда кабальный.
      Я не знал и не предполагал, что наше развлечение так закончиться.
      Так и Ольга строить бюджет умела и если бы предполагала, то всё бы заблаговременно зарезервировала
      Три раза пытались взять банк.
      Безуспешно! Только начинаем играть по-крупному - ну не идёт карта, хоть умри!
      Всё хватит, сказала она, придётся по-честному, не нам одним деньги нужны, когда ещё снова начнём квартетом играть?
      - Может, машину продадим?
      - Нет. Ничего не хочу терять!
      Пришлось подписываться.
      Платили нам хорошо! Играли исключительно камерно, в центре и загородом.
      Ценит по-настоящему деловой человек классику, на ней любая бизнес-волна держится.
      Большие люди. Новые контакты. Разные... И каждый любит по-разному...
     
      В тот раз мне крупно нахамили, прошлось стерпеть, после концерта мы распрощались и сразу разъехались по разным трассам. Было воскресенье, и каждый решил добираться своим путём. Мы попали в пробку.
      И из-за пустяка с ней поссорились...
      Я развернул машину и свернул с трассы.
      - Куда ты меня везёшь?
      - Топиться!
      Она отвернулась презрительно...
      И до того пока я не остановил, не поворачивалась.
      BMW переполз канавы не хуже паркетного внедорожника.
      Внизу блестела река.
      - Эль, мы столько уже не отдыхали, так нельзя. Этот час ничего не решит! Пошли.
      Было октябрьское полнолуние. Последние теплые дни. Трава тонула в тяжёлой росе. Мы стояли на разбитом берегу у самой кромки воды в полном одиночестве и единстве с миром. Каждый наедине сам с собой и друг другом. Высокая Луна бросала тропинку по недоступной холодной реке, посылая нам в ноги серебристую волну.
      Плеснулась большая рыба.
      Наши взгляды встретились. Ольга светилась и лунела в ночи, как ангел.
      - Олег, если бы ты знал, как я тебя люблю!
      Это был самый долгий и глубокий романтический поцелуй. И самый нежный. Как оказалось прощальный, последний.
      Наедине, в стороне от тугого шоссе, всего лишь на час... (У Арсения Конецкого герои уходят на свиданье от шоссе, а здесь, наоборот Город, затягивает их назад - автор)
     
      Я знал её хорошо. И состояние её чувствовал. Она тогда была на полном пределе! Спрашивал:
      - Как ты? Может, закончим?
      - Сколько надо - выдержу.
      - Точно?
      - Не волнуйся...
      Контракт уже заканчивался. Оставалось совсем не много, утешал я себя.
      Ну почему я тогда не настоял на своём? Не прекратил это изощрённое самоубийство?
     
      А каждый раз она, как назло, выкладывалась по полной. До самого конца...
      Играли на Каширке. Приятные, имеющие вкус люди. С банкетом. Немного натуральной "Цимли". Вечер подходил к концу. Уже, играли на "bis" коду от фонаря. Вдруг она побледнела, выронила смычок и, прижав скрипку, осела.
      - Эль!
      Преодолевая смертный страх и невыносимую боль - улыбнулась. Глаза остекленели. Отяжелела.
      Порок сердца. Не знал! И не догадывался - всегда соответствовала!
      Хоронили Ольгу тоже по Каширке. Лишь когда отбросали медь, вспомнил. Надо же, два дня места себе не находил, и не вспомнил. Обещал, а забыл. Просила: сразу же! После смерти... Последнюю просьбу, так и не выполнил...
      Приехали. Открыл.
      Наверху сложенный лист: ПРОЧТИ!!! Написанный с месяц назад. Раскрыл.
      "Если будешь смотреть дневники, поймешь. Я любила тебя всегда. С первого взгляда в детстве. Зачем я это сделала? Я не хотела, чтобы наша любовь была бесплодной. Хотела сама. Прости!...
      Дочитал до конца: "Если будет дочка, назови в честь меня...
      Секунда, камертон и ... кукла. - Вот и всё, что от неё осталось.
      ...Эль."
     
      Март - Октябрь 2009
      Const/ВАРБ

© Copyright: Константин ВАРБ, 2011

Регистрационный номер №0004819

от 15 декабря 2011

[Скрыть] Регистрационный номер 0004819 выдан для произведения:

Не думай о секундах свысока!!! Ровно 337 миллиметров...

     
      "В жизни, знаешь ли ты, всегда есть место подвигам. И те, который не находят их для себя, - те просто лентяи и трусы, или не понимают жизни, потому что, кабы люди понимали жизнь, каждый захотел бы оставить после свою тень в ней. И тогда жизнь не пожирала бы людей бесследно..." Изергиль.
      "Старуха Изергиль" М. Горький.
     
      " Этот мир наполнен познанием боли, а я ревную о месте, где подвиг неуместен, и миг наполнен большим, чем бессмыслицей бытия падающей на камень капли." А.Б. Латов.
      - сколы "Уходя" 1 д. "Стратегия" 2 д. "МММ" К.ВАРБ
     
     
      1.
     
      Секунда. Эта секунда осветила всю мою жизнь...
      Секунда. Этой секундой была освещена вся её жизнь!
      В этой секунде идеал совершенства. Можно и не проверять: ровно 337 миллиметров.
      Я беру её на руки... И опускаю... Не могу! Плачу.
      Слух у неё был абсолютный!
      Настроит, потом ударит в камертон, и улыбнётся!
      Зачем, спрашиваю?
      - Хочу всегда соответствовать!
      И этот камертон был главным предметом в её косметичке...
      Он и теперь звенит: Эль...
      Как долго я её знал. Как мало мы были вместе...
      Тогда я только учился играть. То была первая совместная репетиция оркестра!
      Я великолепно выучил свою партию. Я играл артистично и самозабвенно... - и это было ужасно! - я солировал!!!
      Вдруг меня прожёг её взгляд; взывающий недоумённой укоризной... Я сник. Взглянул на палочку и увидел: тише.
      Так я стал входить в оркестр.
      Потом, я проходил мимо неё, и она спросила, как меня зовут.
      - Олег.
      - Олег, ты очень хорошо играешь, но... если что, всегда смотри на меня, подскажу.
      А меня зовут просто:
      Эль!
      И подала мне руку... Я её без сопротивления перевернул и робко пожал.
      - Варвар!
      Какие же мы были дети. И игрались как дети.
      Но такой Ольга всегда и была от первого мгновенья и до самого-самого последнего.
      Я играл на виолончели, а она была первая секунда, первая вторая скрипка, первая скрипка оркестра. Серый кардинал. Прирождённый лидер. На репетициях она всегда стояла у меня перед глазами. Справа дирижёр, слева она, только на неё и смотрел, на палочку лишь поглядывал, вместе с ней клеили оркестр. Так и привык сверяться с каждым её движением, каждым её взглядом.
      Общались, пока были дети. Через год она стала взрослеть. И стала старше меня тогда на Вечность! Говорить стало не о чём. Практически перестали. Только смотрели...
      Никогда не мог понять, почему она играет не приму, а секунду...
      Нравится, люблю, говорит, секунду... Свою секунду!
      Лишь на выпускном экзамене впервые увидел их вместе, свою секунду со своей секундой...
      Полное единение совершенства!!!
      Ольга закончила школу, и я лишь тогда понял, как мне её не хватает, что она для меня значит. Нет, ничего я тогда не понял...
     
      И в консерватории я начал учиться, когда она уже заканчивала.
      Видел её только из зала на сцене.
      Смотрел, закрыв глаза, и слушал, нет, слышал (ЮРГ - глубоко чувствовать), с восхищением.... Ловя сердцем....
      К тому времени я об Ольге уже давно и мечтать перестал, хотя думал о ней непрестанно.
      Лицом к лицу виделся с ней один лишь раз, о, лучше бы его не было:
      Вечером я провожал после ансамбля, весело обнимаясь, Светку, и мы с ней встретились! Я увидел её взгляд, что это был за взгляд! В нём было всё! И понял, что это конец... Может быть, поэтому её дневники я так никогда и не открывал.
      Вскоре она закончила и стала работать в симфоническом оркестре.
      И, наконец, полностью исчезла из моей жизни...
      Навсегда!!!
      Так я, по крайней мере, думал.
      Да так оно и было.
      Той Ольги для меня больше никогда уже не было!!!
     
      2.
     
      Ольга!!!
      Это был сон. Тот сон, когда спишь несколько часов, а встаёшь бодрым и полным сил. Тот сон, который властно обрывает зов Любви!
      Ольга!!!
      Это была она! Была не во сне, а наяву... Была вчера! То есть сегодня, лишь несколько часов назад.
      Ольга!!!
     
      Через пятнадцать минут, я уже летел в казино ко всему приготовленный... Влетел - не было. Играл - не было. Опоздал...
      На следующий день был и утром и вечером. Увы!
      Лишь третий раз увидел её издали. Нет, всё-таки не она! Обознался! Движения другие...
      Но как же на неё похожа!!!
     
      - Свет, мой солнышко, скажи!
      - Лежк, ну, что...
      - Свет, ты мне друг или нет?
      - В каком это смотря смысле?
      - Ты можешь для меня выполнить маленькое-маленькое дельце?
      - Опять маленькое, опять к стерве... Я так рада, что разошлись...
      - Нет, там всё забыто и улажено...
      - Что тогда?
      - Ладно, Свет, извини...
     
      Удача улыбнулась тем же вечером.
      Олег, есть предложение организовать квартет, но настоящий. Серьёзный человек хочет.
      Если соберёшь, понравитесь, то будут заказы. Понял?
      Ещё бы не понял!!! Это просто дар Судьбы!!!
     
      - Светк, есть возможность поиграть вместе, и за хорошие деньги! А?
      - Ура! Когда?
      - Квартетом!
      - А кто четвёртым?
      - Вот тут вся надежда на тебя, и только на тебя, ты же с кем только не общаешься!
      - Ага, то я у вас с Костиком болтушка, а как чуть что, то значит ко мне, Светик, помоги...
      - Помнишь, в консерватории была такая Ольга, у неё великолепнейшая Секунда, я её знаю с детства, учились в школе вместе, вот бы её найти!
      - Ну, ты даёшь... Поняла!
     
      На Светку надейся, а сам не плошай. Обзвонил всех кого смог найти и знал. Нет. Всё безрезультатно. Единственно новое, что жила где-то на Пролетарке. Остаётся, конечно же, "Alma mater", ну и, в крайнем случае, её оркестр и всё! Два дня бродил по Москве...
     
      Светка сказала; телефон мне обещали достать, но дело плохо, и понеслась рассказывать без перерыва.
      - Исполнитель уникальный, ну я же её тоже помню. Любит солировать. Увлекается. В симфоничке, почти сразу стала первой секундой. Но то с дирижёром насчёт трактовки партитуры начнёт спорить, то ещё чего-нибудь. Не её дирижёр. Мнения об использовании вторых скрипок у них принципиально расходились. А когда из-за неё, на концерте пару раз секунды с альтами прим провалили, и те с басами разошлись, то она, вместо того чтобы исправиться, заявила; а куда же альты за мною поехали. Так её за систематическое растаскивание оркестра и выгнали. Это ж на всей оркестровой карьере - крест. Так подло... Съели.
      Некоторое время бедствовала. Лежк, ну как же ты так...
      Сейчас, не говорит с кем, но играет. Зарабатывает, как нам и не снится! Подругам такие подарки дарит, с ума сойти! Говорят, серебристый Опель купила.
      - Играет, говоришь?
      - Да и за большие деньги!!! Так, что, опять, увы, Лежк...
      КАЗИНО!!!
     
      3.
     
      Казино.
      И всё-таки Светка - молодец! На служебной парковке у казино стоял Опель серый металлик. Талисманчиком висит медвежонок со скрипкой! Ручной! В ухе булавка с мудрёно завязанным бантиком. Надо же вспомнилось... Сомнений уже не было.
      Это был самый трудный шаг в моей жизни.
      Подходил и останавливался. Отходил и возвращался. Сломался, наконец, и вошёл.
      Открыли стол. Дилером - она!!! Выдержка - абсолютная! И бровью не поведёт, не дрогнет, как манекен. Артистизм - высочайший!
      Стала сдавать карты.
      - Эль!
      Поймав мгновенную слабость, коварная колода скользнула из сильных, длинных и тонких пальцев. Карты рассыпались...
      Вызвала пит-босса и заявила: "Я этого человека знаю, я не могу играть..."
      Повернулась, прикрыла лицо руками и исчезла.
      Я решил продолжить играть и подождать, но она больше так и не появилась.
      Вышел. Её машины уже не было.
     
      Светка достала телефон.
      - Аллё!
      - Прости меня за всё, Эль!!!
      - Гудки... Пимп - пимп - пимп.
     
      Я уже высчитал её смены и приехал под утро. Стал между выходом и машиной.
      Ждать пришлось недолго.
      Вышла, заметила меня, пошла в сторону, я двинулся наперерез. Обречённо направилась к машине.
      - Олег! Зачем ты меня преследуешь!
      - Эль!!!
      - Садись, сказала она сухо.
      - Эль...
      - Я за рулём без году неделя. Не отвлекай!
      Ехали молча. Бывает же так, не мог собраться не только с мыслями, но и с чувствами. Пустота полная и нагнетающая. А она рядом...
      Помнится, один известный дирижёр говорил; выучиться водить машину проще, чем гамму до-мажор на любом инструменте, даже на фа-но. А дальше, всё зависит от мастерства и дисциплины.
      Она всегда соответствовала!
      Так ни слова не говоря, приехали.
      Двор показался мне знаком. Однажды мы играли в нём с ней вместе в детстве.
      - Эль, мы же здесь, кажется, уже были!
      Взгляд заставил меня замолчать надолго.
      Вылезли, зашли в подъезд, на скрипучем лифте поднялись.
      - Вот здесь я и живу. Здесь и выросла... Неужели не знал?
      - Нет...
      Поймав влажный взор, стиснул челюсть...
      - А я и не переезжала. Входи!
      Это было совершенно естественно, как никогда до, и абсолютно неожиданно, как никогда боле...
      Полное растворение в ином. Совершенное отражение. Преображение в единстве. Обретение друг друга...
      А тогда, насытившись друг другом до боли, всё равно не могли оторваться.
      Я её не то, что обцеловал. Облизал. Всю!
      Где ты была?
      Где же был я!!!
      Что же мы с собой сделали... Как же мы были без себя... Столько лет.
      Гуляли, потом, за всё непрожитое, часами. Были, если не на седьмом небе, то уж на бруствере набережной - это точно, ходили, стремясь напиться друг другом ... над ледяной бездной! Безумие!!! Брал, буквально носил на руках. Какой же она казалась лёгкой! Кружил. Шутил:
      - Тебе не страшно?
      - Нет, хочу умереть счастливой!
      - Я тоже, но жить долго-долго, и чтобы сказка закончилась в один день!
      - Зачем? Нет. Так не бывает... Что же это за сказка, о которой потом никто не расскажет?
      Упивались в дыхание! Снимал её, а тогда...
      А тогда, мы счастливые и обессиленные сидели, уже на кухне, ненаглядно любуясь. И не могли найти слов. Так и не могли! Правда!
      А потом она сказала:
      - Я так устала, я хочу спать, я уже вторые сутки без отдыха. Олег, но если хочешь, можешь остаться.
      - А можно вместе?
      - Хочешь, можно и вместе... Но... Только без глупостей!!!
      Солнце клонилось к закату, и мы спали, довольные, как дети...
     
      4.
     
      Я проснулся первым. Аккуратно освободившись, встал.
      Старая, но прекрасно по-новому обставленная квартира. Правда, сырая.
      Кофе без кофеина... Мате. Тоже подсела... Артисты.
      Треть года в разъездах, у меня, у Кости со Светкой - у всех. Обеды в ресторане - в то время когда неделями нет денег даже на чёрный хлеб. Но иногда везёт...
      Однако!!!
      Это у меня севрюжина и чёрная икра как безденежная диета.
      А тут свободная уверенность, переходящая в бездумный хаос.
      Чай с бутербродом.
      Оделся и вышел на балкон.
      Светало.
      Городской смог отсвечивал первые лучи как горный хрусталь!
      Стояла московская золотая осень в мёртво-зелёном мармеладе лип и голых, осыпавшимися лимонными дольками, клёнах.
      "Я встал и поднял к верху руки - вспомнился Блок - ко мне по воздуху неслись зари торжественные звуки, багрянцем одевая высь. Казалось, женщина вставала..." ( У Блока герой вызывает Зарю "и трижды поднял руки", а здесь сдаётся ей на милость - автор.)
      Ольга спала крепко. Весь мир наполнялся светом и счастьем! Час застыл в мгновенье...
      Но это только казалось...
      Ольга уже встала, сидела неприбранная на кухне, склонив голову на вытянутые руки, и ... плакала.
      Вздрогнула на шаги: Олег!!!
      - Что?!-?
      - Я думала, ты ушёл...
      - Куда? Эль...
      И отринула, как мне показалось, от осеннего холода.
     
      Вскоре мы завтракали.
      Может сходить, если что купить?
      Зачем? У меня всё своё есть. Я столько лет прожила в нищете, а теперь могу себе всё-всё, что захочу, позволить.
      - Так много зарабатываешь?
      - Нет, конечно! Получаю иногда немножко... подарки за то, за это... Да, я теперь такая, подлая! Прости! ... Но, прежде всего, играю! Играю и выигрываю! Всё что здесь - своё, и всё - на свои! Только на свои! Ничего чужого. Давай научу!
      - А скрипка?
      - Скрипка, увы, в прошлом. Так, иногда, для себя. Не надо мне больно.
      - Эль, у меня заказ на квартет. Нужна секунда. Все свои. Тебя любят, помнят, хотят! Эль! ... Эль...
      - Олег, пойми, я уже почти пять лет не играю. Пять лет!!!
      - Ну и что! Играть не завтра, мы даже репертуар не обсуждали. Но всё серьёзно! Эль...
      - Хорошо, попробую.
     
      Играла на зубах, регулярно ломая на мелизмах триоли. Пару раз не дожала струну. Сколько ж она её не держала... Закончить пришлось в постели. Но это стало началом. Мастерство и в казино не оставишь. Уже недели через две была на уровне, спустя несколько месяцев, на своём.
      Тогда же она стала натаскивать меня на тонкости карточной игры. Есть некоторые виды игр, где вероятность возврата ставки близка к ста процентам. Поэтому опытный игрок, владея психологией игры и четко следуя стратегии, гарантированно выиграет если и не за счёт крупье, то у неопытного игрока, непременно.
      Рассказывала, машину за пять удачных игр выиграла. А если с дисциплинированным партнёром при полном взаимопонимании играть, то ... главное не зарываться, чтоб после игры не пришили...
     
      5.
     
      Раз семь осваивали технику совместной игры. Нарабатывали игровую дисциплину. Встречались как незнакомцы. Играли помалу. Учились.
      Первая коммерческая игра шла крайне тяжело. Фортуна раскачивала качели. За всю ночь сделали менее трёх. Правда и никогда позднее много более десяти штук грина старались не брать, излишки сливали и уходили...
      В тот первый раз устали очень, измотались совершенно, но всё утро бродили по дорогим магазинам. Купили... Большой девочке - большую куклу. Вот это была секунда. Правда! Я никогда не чувствовал такой радости в её сердце. Нет лгу! Позднее...
      Но тогда радость была затаённее и глубже...
      Похожа? - Спросила она, смотря на мне в глаза, с хитрой улыбкой.
      - На кого?
      - На меня!!!
      - Да...
      - Вот и назовём её, на счастье, Эль.
   Какой же она была ребёнок...
   А она и была ребёнком. И как ребёнок, снова как в детстве после первого концерта в ЦПКО, затащила меня в "Шоколадницу".  (Кафе напротив ЦБ России, на Якиманке)
   Кафе уже было далеко не детское, но она, нисколько не смущаясь, сидела с куклой, как с ребёнком, не давая ей ни минуты покоя.
   Свадьбу сыграли там же. Без каких либо артистов. Мы сами артисты. Не когда не предполагал, что у наших друзей столько талантов.
  
      А Новый Год встречали у меня вчетвером...
   Стали играть вместе с ней, какое наслажденье! Боготворили её. Сдружились, особенно со Светкой. Стали лучшие подруги. Выступали. Успешно.
      Однако и позднее все попытки вернуть ей оркестровую карьеру заканчивались неудачей - раскрылась в ансамбле. Никто не верил, что она столько не играла, да мы и не рассказывали...
      Вскоре мы обменялись и съехались в просторную квартиру на Якиманке с видом на Москву, ароматом шоколада и Петром - Гулливером.
      Но карьеру крупье казино, возможно, к сожалению, ей вскоре пришлось бросить. Засветились. Она даже обрадовалась: Наконец-то! А то по ночам только фишки и снятся. Хочу, закрыв глаза, видеть тебя!
   Знала бы что просила...
      От безделья, ей удалось устроиться преподавать в музыкальной школе. Вначале сомневалась. А потом понравилось. Новые впечатления. Эмоции, нервы, печали и радости...
   А за любую успешную карточную ночь мы делали больше, чем ей платили за год.
      Но была этим истинно довольна...
      Или это только казалось...
   Человек она была странный; могла подробно рассказывать о самом сокровенном, чётко разъяснять, интересно говорить часами, но никогда ничего не сказать о Главном.
   Я её как-то спросил:
   - Скажи!
   - О Главном не говорят, его невозможно выразить словами, да и знать не надо, можно только почувствовать, постараться передать - значит обмануть... Если я прошу: верь!
   И сама верила мне, себе, чему-то непонятному... Пыталась, видимо, переиграть судьбу.  
      А у нас было всё! Мы наслаждались счастьем, жили беспечно и о деньгах тогда не задумывались...
      Наивно верилось, что так будет всегда!
      И не копили. В принципе, а зачем? Тем более, когда они всегда могли превратиться в порошок.
      Единственно, что омрачало радость - это мои гастроли. Я бы бросил, но она не давала. Однако я прекрасно понимал, чего это ей стоит. Но ничего сделать мы, увы, не могли.
      Эти разлуки, полные одиночества, были для неё очень болезненны, хотя она никогда виду не подавала, порою пытаясь уверить меня в обратном, придумывая разные истории...
      Однако на самом деле места себе не находила. Не от ревности конечно. Ибо доверяли мы друг другу абсолютно. Да и как можно изменять самому себе?
      При любой возможности мы ехали вместе. Но только таких возможностей почти не было.
      Спасала её, вероятно, кукла.
      В тот раз из гастролей я вернулся, неожиданно, рано, и рано-рано утром.
      Вошёл достаточно тихо. Ольга спала в постели вдвоём в обнимку с ... куклой. К моему ужасу проснулась... Как же, она была смущена... Как же мне до сих пор неловко за причинённую ей тогда боль.
      Кукла её же и погубила!!!
     
      . 6.
     
      Тот год мы встретили с ёлкой. Живой. Дурная примета, не знал. Она захотела! Поехали....
      Завезла в какую-то глухомань. Остановились у запущенного лагеря. Долго ходили кругами по замысловатому ковру мха средь воздушной пены сугробов. Наконец она остановилась у молодой ели, и, войдя под нее, повернулась, прижав к щеке кончик лапы.
      - Это моя ёлочка! Какая же она теперь большая! Живая и здоровая! Как и я... Сколько же я не была здесь. Как я потом тогда болела!
      - Когда?
      - Неужели не помнишь? Меня тогда столько не было...
      Давай выкопаем вот эту маленькую, только осторожно, весной назад привезём...
      Маленькой елочке холодно зимой, елочку, елочку мы возьмём домой!
      Увы, к весне наша елочка засохла...
      Но на Новый Год она стояла живая и нарядная, и как казалось счастливая, наполняя дом ароматом живой лесной хвои.
      И вновь встречали квартетом.
      Обсуждали сплетни. Строили совместные планы. Желали друг другу счастья. Вспоминали, сколько раз я спасал их от разрыва.
      А мы с Ольгой за всю жизнь почти никогда не ссорились, и практически не разу не поскандалили. Всегда шли на уступки. Иногда возможно даже слишком.
      - Вы такая идеальная пара, как жаль, что у вас никогда не будет... - воскликнула, знающая все секреты Светка, и осеклась под взглядом Ольги;
      - Будет!
      - Да ты с ума сошла!
      - Я говорю, будет!!!
      А я тогда не знал, и не понял.
     
      Той весной негаданно начались непредвиденные траты и неожиданные расходы, пришлось восполнить игрой. И то не всё. Тяжело, не везло, как вообще в тот год, но что-то делали. Да и в наиболее интересных местах нас уже знали и помнили.
      Однако Ольга уже всё для себя решила, и летом ошарашила меня, неожиданным от неё вопросом:
      - Ты меня любишь...!?
      - Нет! Не то слово, ОБОЖАЮ!!!
      - А ты мог бы полюбить другую?
      - ???
      - А если потребуется? Очень потребуется! Ради меня!?
      - Ну, если очень похожа будет... И то разве во сне...
      - Очень-очень! Но наяву! Обещай!!!!!
      - Ну, если только ради тебя, постараюсь...
      - Как я тебе такая нравлюсь!
      - Ты мне любая нравишься! А в последнее время особенно; неожиданно сам для себя, добавил я.
   - Олег, если со мной вдруг когда-нибудь, что-нибудь случиться, ну нехорошее, то обязательно открой шкатулку, там всегда лежит письмо для тебя. Не забудь. Сразу же прочти. Обещай!!!
   - Прочту.
   Она повисла.
      - Я беременна, у нас будет ребёнок!!!
      - Здорово!
   - Я всё продумала, всё-всё должно быть хорошо...
   И не поверив себе, зарыдала, как-то виновато.
   - Не просто хорошо, а великолепно! Я просто счастлив!
   Мы опять говорили о совершенно разном, не понимая друг друга. Я действительно был счастлив, прежде всего, за неё, что её саморазлад прекратиться.
      Удалось выкроить окно и, чтобы сломать её тревоги, месяц поколесить по Европам. Для развлечения несколько раз играли по мелочи. А ведь нежданно везло! Но кто б знал... А тогда не хотелось портить отдых. Хотелось набраться впечатлений на несколько лет вперёд. Потратились сильно...
      Вернулись разбитыми и счастливейшими.
    
      7.
  
     Как-то вскоре по возвращению она пришла опечаленная и сказала:
      - Вероятно, мне нужно будет потратить не менее десяти тысяч.
      - Зачем?
      - Пока и сама не знаю, но будет необходимо, жизненно важно!
      Какие проблемы? Пойдём - выиграем.
      Есть ещё и контракт, правда кабальный.
      Я не знал и не предполагал, что наше развлечение так закончиться.
      Так и Ольга строить бюджет умела и если бы предполагала, то всё бы заблаговременно зарезервировала
      Три раза пытались взять банк.
      Безуспешно! Только начинаем играть по-крупному - ну не идёт карта, хоть умри!
      Всё хватит, сказала она, придётся по-честному, не нам одним деньги нужны, когда ещё снова начнём квартетом играть?
      - Может, машину продадим?
      - Нет. Ничего не хочу терять!
      Пришлось подписываться.
      Платили нам хорошо! Играли исключительно камерно, в центре и загородом.
      Ценит по-настоящему деловой человек классику, на ней любая бизнес-волна держится.
      Большие люди. Новые контакты. Разные... И каждый любит по-разному...
     
      В тот раз мне крупно нахамили, прошлось стерпеть, после концерта мы распрощались и сразу разъехались по разным трассам. Было воскресенье, и каждый решил добираться своим путём. Мы попали в пробку.
      И из-за пустяка с ней поссорились...
      Я развернул машину и свернул с трассы.
      - Куда ты меня везёшь?
      - Топиться!
      Она отвернулась презрительно...
      И до того пока я не остановил, не поворачивалась.
      BMW переполз канавы не хуже паркетного внедорожника.
      Внизу блестела река.
      - Эль, мы столько уже не отдыхали, так нельзя. Этот час ничего не решит! Пошли.
      Было октябрьское полнолуние. Последние теплые дни. Трава тонула в тяжёлой росе. Мы стояли на разбитом берегу у самой кромки воды в полном одиночестве и единстве с миром. Каждый наедине сам с собой и друг другом. Высокая Луна бросала тропинку по недоступной холодной реке, посылая нам в ноги серебристую волну.
      Плеснулась большая рыба.
      Наши взгляды встретились. Ольга светилась и лунела в ночи, как ангел.
      - Олег, если бы ты знал, как я тебя люблю!
      Это был самый долгий и глубокий романтический поцелуй. И самый нежный. Как оказалось прощальный, последний.
      Наедине, в стороне от тугого шоссе, всего лишь на час... (У Арсения Конецкого герои уходят на свиданье от шоссе, а здесь, наоборот Город, затягивает их назад - автор)
     
      Я знал её хорошо. И состояние её чувствовал. Она тогда была на полном пределе! Спрашивал:
      - Как ты? Может, закончим?
      - Сколько надо - выдержу.
      - Точно?
      - Не волнуйся...
      Контракт уже заканчивался. Оставалось совсем не много, утешал я себя.
      Ну почему я тогда не настоял на своём? Не прекратил это изощрённое самоубийство?
     
      А каждый раз она, как назло, выкладывалась по полной. До самого конца...
      Играли на Каширке. Приятные, имеющие вкус люди. С банкетом. Немного натуральной "Цимли". Вечер подходил к концу. Уже, играли на "bis" коду от фонаря. Вдруг она побледнела, выронила смычок и, прижав скрипку, осела.
      - Эль!
      Преодолевая смертный страх и невыносимую боль - улыбнулась. Глаза остекленели. Отяжелела.
      Порок сердца. Не знал! И не догадывался - всегда соответствовала!
      Хоронили Ольгу тоже по Каширке. Лишь когда отбросали медь, вспомнил. Надо же, два дня места себе не находил, и не вспомнил. Обещал, а забыл. Просила: сразу же! После смерти... Последнюю просьбу, так и не выполнил...
      Приехали. Открыл.
      Наверху сложенный лист: ПРОЧТИ!!! Написанный с месяц назад. Раскрыл.
      "Если будешь смотреть дневники, поймешь. Я любила тебя всегда. С первого взгляда в детстве. Зачем я это сделала? Я не хотела, чтобы наша любовь была бесплодной. Хотела сама. Прости!...
      Дочитал до конца: "Если будет дочка, назови в честь меня...
      Секунда, камертон и ... кукла. - Вот и всё, что от неё осталось.
      ...Эль."
     
      Март - Октябрь 2009
      Const/ВАРБ

Рейтинг: 0 221 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!