ГлавнаяВся прозаМалые формыНовеллы → Прощай, Друг!

 

Прощай, Друг!

article135032.jpg

 Умер Юрий Степанович Исаков…

Мой университетский однокашник…

Мой верный и надёжный Друг…

…Это был самый добрый, самый мирный, самый щедрый душой и… самый неудачливый человек. При своих более двух метрах и медвежьей осанке, он никогда не хвастал силою!

И никогда никого не обижал…

И был сильный духом.

Всегда…

Он прожил большую и сложную жизнь. Был смел и рисков. Однажды с Севера он перебирался на Ставрополье. Жил и работал там . Работ он поменял много. Даже работал  судебным исполнителем. Но на Ставрополье не прижился. Тянул его Крайний Север…

…У него были золотые руки. На обувь, сшитую этими руками,  стояла очередь из высшей номенклатуры Коми республики…

Оттого у него были мощные блаты и он помогал очень многим. Помню, как он устраивал кучу студентов-заочников, приехавших на очередную сессию в Сыктывкарский государственный университет, в гостиницу.

И лишь однажды он мне за рюмкой проговорился:

«Вот сессия заканчивается, вы все разъезжаетесь и я потом полгода отрабатываю все эти ваши гостиницы…»

Сказал грустно, но не жалуясь…

Он никогда не жаловался.

Он был сильным.

И, как оловянный солдатик,  молча,  переносил все превратности своей судьбы.

А их хватало…

Он был не только первостатейным мастером, но и умным человеком. Его заметили и выдвинули на должность главного инженера центрального столичного Дома быта. При доме быта была пошивочная обувная фабрика. Там, в числе прочей обуви, шили чисто северную – пимы.

Это такие меховые сапожки из шкурок, снятых с оленьих ног. Обувь тёплая и очень модная. Особенно у женщин.

Сырьё для пим добывали в местах, где выращивались олени.

В дни массового забоя оленей, Юра вылетал к оленеводам поближе и скупал у них горы оленьих ног. В его задачи входило упаковать их и отправить самолётом в Сыктывкар на фабрику. Естественно, что это дорого обходилось фабрике, ибо самолёт перевозил 90% ненужных костей и только 10% нужного сырья – шкурок.

Вот Юрий Степанович и предложил снимать шкурки прямо там, в месте покупки и высылать самолётом только чистые выделанные шкурки.

Фабрика от этого получила колоссальный дополнительный доход.

А Юрий… срок.

Потому что однажды, набранные им работники по разделке оленьих ног запили и не пришли, шкурки стали портиться и Юрка сел и сам обработал гору оленьих ног. В ведомость он вписал работников с  трёх «п»; палец, пол, потолок и получил за «мёртвых душ» деньги, заработанные его честным трудом.

Но это были времена социализма в нашей стране. А в нашей стране всё, как известно, перелицовывается на наш российский лад: Если это социализм, то – ублюдочный, а про нынешний капитализм…  и говорить нечего!

И на Юрия  завели уголовное дело…

Может быть, Юрия и не посадили бы – его знало, без преувеличения сказать, пол северной столицы. Но Юрию «дамоклов меч», висевший над ним, был пострашнее суда и наказания.

Чтоб заглушить муки ожидания, он стал пить. И как-то раз в ресторане, заприметив следователя, ведущего его дело, полез к нему выяснять отношения.

По-русски рванув на груди рубаху, он заорал опешившему следаку:

- Посадить хочешь?! Так сади, сука!..

…Естественно, его забрали в кутузку и уже до суда не выпускали.

...Судья Юре попался умный и не сволочной. Он выяснил, что, вообще-то, никакого обмана государства и не было. Что объём работы,за который Юра получил деньги, он выполнил полностью. Но буква закона была нарушена…

…Впрочем, при социализме ли, при капитализме ли в России наблюдается одно. То, что наш мудрый народ оформил в горькую, но справедливую поговорку: «Воровать, так миллионы, а... обнимать, так королеву!»

Что касается королев, то их, по-видимому на всех не хватает.

 А вот кто ворует миллиарды – тот в тюрьме не сидит. В крайнем случае, под домашним арестом в 13-ти комнатах. С персональным поваром, массажисткой, парикмахером и маникюршей...
А то и вообще дома без всякого ареста. И приезжает в сверкающем лимузине, купленном, вероятно, за те, ворованные миллиарды, в Генпрокуратуру на вызов следователя. И ему открывает шлагбаум охрана и берёт "под козырёк", отдавая честь бесчестному Вору...  

А вот алкаш какой, если упрёт с будуна бутылку в супермаркете, тот, да, отсидит по полной! И никаких ему домашних арестов, не говоря о персональных поварах и лимузинах...

..Вот и Юре дали за его работу и за рационализаторство 3 года «химии». То есть принудительных работ на стройках социализма. И сослали на близлежащий кирпичный завод. На адову работу, куда не могли набрать желающих из свободного люда...

...Вышел Юрий досрочно. Но о карьере можно было забыть. И университетский диплом не помог...

Но он, не отчаиваясь, сел на своё старое место, шить обувь…

И постарался забыть о своих потерях.

Как истинно сильный духом человек, Юрий Степанович, если и вспоминал о пережитом, то не иначе, как с улыбкой и находил что-то курьезное:

«Ты представляешь, - рассказывал он с присущим ему юмором, - я-то и ФИО "мёртвых душ", и данные их  паспортов  «с потолка»  брал! И обалдел, когда судья объявлял свидетеля, которого я выдумал с ног до головы! Во, ментовка работает! Представляешь, понаходили таких же людей!»

Он умел «держать удар», наш Юрка…

У него была успешная жена, работающая где-то в министерстве, и двое прекрасных дочек, но, очевидно после его суда, что-то там в семье разладилось и Юра, как настоящий мужчина, не стал  делить  нажитое пополам и ушёл из дома, как говорится, в чём стоял…

И начал всё снова. С первого колышка.

Он купил в пригороде земельный участочек и построил там домишко. Времена пришли рыночные и он стал работать сам на себя. На дому.

И хоть работал он неистово, по 10-12 часов сгибаясь над сапожной лапой, да гонораров больших не нажил. Оказалось, что рыночная экономика ему чужда. Он брал со своих клиентов помалу, так как там, на окраине,  жили такие же бедолаги,  как и он. Абрамовичей там не наблюдалось. Вот он и тратил полдня, чтобы спасти какой-либо бабульке ботиночки, ремонт которых, вообще-то, обошёлся бы ей в другой мастерской дороже, чем обновка.

…Но на жизнь хватало. Нашлась женщина, которой стал небезразличен Юрий Степанович. Его, вообще-то, женщины не обходили вниманием. И видный собой бородач за 2 метра ростом, и настоящий мужик, каких теперь мало. А женщины настоящего мужика за версту чуют...
Да те женщины, что ему были нужны, были замужем и не решались ломать свою жизнь ради него. Вот и стал он жить с той, которой он был нужен…

…Сына этой женщины он полюбил, как собственного. Многократно разбитая жизнь Юрия, стала как-то налаживаться. В сыне он души не чаял, вероятно, надеялся, что когда тот вырастет, будет им с женой опора на старости лет...

…Да жизнь готовила ему новые испытания. Неожиданно (а беда – она всегда неожиданна!) у Юрия признали сахарный диабет. Причём, очень скоро болезнь прогрессировала до той стадии, когда требовался шприц...

Но Юрка бодрился и не сдавался.

Тогда судьба забрала у него самое дорогое – сына. Артур, уже превратившийся в стройного юношу как-то страшно нелепо погиб – сбила автомашина. Юра ковылял к сыну в больницу почти ежедневно. Но мальчику выжить было, видать, не суждено…

Юрий заметно сдал. Он стал прикладываться чаще к бутылке, чего ему делать категорически было нельзя. И это не преминуло сказаться на течении его опасной болезни. Началась гангрена ноги и вскоре пришлось ампутировать стопу…

И тогда Юрка держался как мог. Не скуля и не плача. Он вскоре переехал из Сыктывкара в город Печору – на свою малую родину. Он по-прежнему , как мог,  крепился и никому не досаждал своими проблемами.

Ему пытались помочь его однокашники, которые занимали должности. Но ничего не удалось. То ли медицина была бессильна, то ли должности эти у его соучениц были невысокие, то ли ему уже просто не хотелось жить…

И Юрий Степанович Исаков – человек трудной, невыносимо трудной судьбы вчера умер.

Вероятно, это как раз тот случай, когда в нашем жалостливом народе об усопшем говорят:

- Отмучился...


Мир праху твоему, дорогой Юрий!

Ты жил грешно; любил женщин и любил застолья, но ты жил гораздо чище иных стерильных абстинентов, и показных святош.

И ты имел удивительное свойство характера, ныне очень редкое свойство:

Ты искренне любил людей!

Очевидно, больше чем они тебя…

Прости нас, Юрий за это!

------------------------------------------------------------
Питер-Сыктывкар,  4 мая 2013 года

ПОСЛЕСЛОВИЕ:

Мне прислали из Сыктывкара письмо:

"Юру похоронили на Эжвинском кладбище. Были из однокурсников: Петя и Люда Жмако, Степанов, Катерина, Зинаида, Зоя, Надежда.Уварова и Тамара приехать из Ухты не смогли и очень сожалеют. Старцевой позвонили. Кобрин трубку не берет, может номер поменял.

Хоронила его первая жена Татьяна и дочери,все прошло очень хорошо,а мы даже спели его любимую "Где-то есть город..."

Юра последнее время жил у Татьяны ,ждали квоту на лечение,хотя купил однушку в Печоре-Кожве,умер в больнице.

Степанов сказал, что его, еще до кучи его болячек, умудрились заразить гепатитом при переливании крови от зтого он и умер. Лежал в гробу очень желтый и худой..."

Да, видимо Судьбе было угодно щедро оделить Юрия бедами и под конец жизни...

---------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Песня "Город детства" была любимой песней Юрия...

© Copyright: Матвей Тукалевский, 2013

Регистрационный номер №0135032

от 4 мая 2013

[Скрыть] Регистрационный номер 0135032 выдан для произведения:

Умер Юрий Степанович Исаков…

Мой университетский однокашник…

Мой верный и надёжный Друг…

 

…Это был самый добрый, самый мирный, самый щедрый душой и… самый неудачливый человек. При своих более двух метрах и медвежьей осанке, он никогда не хвастал силою!

И никогда никого не обижал…

И был сильный духом.

Всегда…

Он прожил большую и сложную жизнь. Был смел и рисков. Однажды с Севера он перебирался на Ставрополье. Жил и работал там . Работ он поменял много. Даже работал  судебным исполнителем. Но на Ставрополье не прижился. Тянул его Крайний Север…

…У него были золотые руки. На обувь, сшитую этими руками,  стояла очередь из высшей номенклатуры Коми республики…

Оттого у него были мощные блаты и он помогал очень многим. Помню, что он устраивал кучу студентов-заочников, приехавших на очередную сессию в Сыктывкарский государственный университет.

И лишь однажды он мне за рюмкой проговорился:

«Вот сессия заканчивается, вы все разъезжаетесь и я потом полгода отрабатываю все эти ваши гостиницы…»

Сказал грустно, но не жалуясь…

Он никогда не жаловался.

Он был сильным.

И, как оловянный солдатик,  молча,  переносил все превратности своей судьбы.

А их хватало…

Он был не только первостатейным мастером, но и умным человеком. Его заметили и выдвинули на должность главного инженера центрального столичного Дома быта. При доме быта была пошивочная обувная фабрика. Там, в числе прочей обуви, шили чисто северную – пимы.

Это такие меховые сапожки из шкурок, снятых с оленьих ног. Обувь тёплая и очень модная. Особенно у женщин.

Сырьё для пим добывали в местах, где выращивались олени.

В дни массового забоя оленей, Юра вылетал к оленеводам поближе и скупал у них горы оленьих ног. В его задачи входило упаковать их и отправить самолётом в Сыктывкар на фабрику. Естественно, что это дорого обходилось фабрике, ибо самолёт перевозил 90% ненужных костей и только 10% нужного сырья – шкурок.

Вот Юрий Степанович и предложил снимать шкурки прямо там, в месте покупки и высылать самолётом только чистые выделанные шкурки.

Фабрика от этого получила колоссальный дополнительный доход.

А Юрий… срок.

Потому что однажды, набранные им работники по разделке оленьих ног запили и не пришли, шкурки стали портиться и Юрка сел и сам обработал гору оленьих ног. В ведомость он вписал работников с  трёх «п»; палец, пол, потолок и получил за «мёртвых душ» деньги, заработанные его честным трудом.

Но это были времена социализма в нашей стране. А в нашей стране всё, как известно, перелицовывается на наш российский лад: Если это социализм, то – ублюдочный, а про нынешний капитализм…  и говорить нечего!

И на Юрия  завели уголовное дело…

Может быть, Юрия и не посадили бы – его знало, без преувеличения, пол северной столицы. Но Юрию «дамоклов меч», висевший над ним, был пострашнее суда и наказания.

Чтоб заглушить муки ожидания, он стал пить. И как-то раз в ресторане, заприметив следователя, ведущего его дело, полез к нему выяснять отношения.

По-русски рванув на груди рубаху, он орал опешившему следаку:

- Посадить хочешь, так сади,  сука!..

…Естественно, его забрали в кутузку и уже до суда не выпускали.

Судья Юре попался умный и не сволочной. Он выяснил, что, вообще-то, никакого обмана государства не было. Что объём работы Юра выполнил честно. Но буква закона была нарушена…

…Впрочем, при социализме ли, при капитализме ли в России наблюдается одно, что наш мудрый народ оформил в толковую и справедливую поговорку: «Воровать, так миллиона, а … спать, так с королевой!»

Что касается королев, то их, по-видимому на всех не хватает. А вот кто ворует миллиарды – тот в тюрьме не сидит. В крайнем случае, под домашним арестом в 13-ти комнатах. С персональным поваром, массажисткой, парикмахером и маникюршей…

А кто упёр с будуна бутылку в супермаркете, тот, да, отсидит по полной! И никаких ему домашних арестов, не говоря о персональных поварах…

 

..Вот и Юре дали за его работу и за рационализаторство 3 года «химии». То есть принудительных работ на стройках социализма. И сослали на близлежащий кирпичный завод. На адову работу, куда не могли набрать желающих из свободного люда…

…Вышел Юрий досрочно. Но о карьере можно было забыть. И университетский диплом не помог…

Но он, не отчаиваясь, сел на своё старое место шить обувь…

И постарался забыть о своих потерях.

Как истинно сильный духом человек, Юрий Степанович, вспоминая о пережитом, находил что-то курьезное:

«Ты представляешь, - рассказывал он с присущим ему юмором, - я-то и ФИО работничков и данные их  паспортов  «с потолка»  брал! И обалдел, когда судья объявлял свидетеля, которого я выдумал с ног до головы! Во, ментовка работает! Представляешь, понаходили таких же людей!»

Он умел «держать удар», наш Юрка…

У него была успешная жена и двое прекрасных дочек, но , очевидно после его суда что-то там в семье разладилось и Юра, как настоящий мужчина, не стал  делить  диван пополам и ушёл из дома, как говорится, в чём стоял…

И начал всё снова. С первого колышка.

Он купил в пригороде участочек и построил там домишко. Времена пришли рыночные и он стал работать сам на себя на дому.

И хоть работал он неистово, по 10-12 часов сгибаясь над сапожной лапой, да гонораров больших не нажил. Оказалось, что рыночная экономика ему чужда. Он брал со своих клиентов помалу, так как там, на окраине,  жили такие же бедолаги,  как и он. Абрамовичей там не наблюдалось. Вот он и тратил полдня, чтобы спасти какой-либо бабульке ботиночки, ремонт которых, вообще-то, обошёлся бы ей дороже, чем обновка. Если бы она отнесла свою древнюю обувку в другую мастерскую…

…Но на жизнь хватало. Нашлась женщина, которой стал небезразличен Юрий Степанович. Его, вообще-то, женщины не обходили вниманием. И видный собой бородач за 2 метра ростом, и настоящий мужик, каких теперь мало. Да те женщины, что ему нравились, были замужем и не решались ломать свою жизнь ради него. Вот и стал он жить с той, которой был нужен…

…У него родился сын - мечта любого мужчины. Артур . Многократно разбитая жизнь Юрия, стала как-то налаживаться. В сыне он души не чаял…

…Да жизнь готовила ему новые испытания. Неожиданно (а беда – она всегда неожиданна!) у Юрия признали сахарный диабет. Причём, очень скоро болезнь прогрессировала до той стадии, когда требовался шприц…

Но Юрка бодрился и не сдавался.

Тогда судьба забрала у него самое дорогое – сына. Артур, уже превратившийся в стройного юношу как-то страшно нелепо погиб – сбила автомашина. Юра ковылял к сыну в больницу почти ежедневно. Но мальчику выжить было, видать, не суждено…

Юрий заметно сдал. Он стал прикладываться чаще к бутылке, чего ему делать категорически было нельзя. И это не преминуло сказаться на течении его опасной болезни. Началась гангрена ноги и вскоре пришлось ампутировать стопу…

И тогда Юрка держался как мог. Не скуля и не плача. Он вскоре переехал из Сыктывкара в город Печору – на свою малую родину. Он по-прежнему , как мог,  держался и никому не досажал своими проблемами.

Ему пытались помочь его однокашники, которые занимали должности. Но ничего не удалось. То ли медицина была бессильна, то ли должности эти у его соучениц были невысокие, то ли ему уже просто не хотелось жить…

И Юрий Степанович Исаков – человек трудной, невыносимо трудной судьбы вчера умер.

Это как раз тот случай, когда в нашем жалостливом народе об усопшем говорят:

- Отмучился…

Мир праху твоему, дорогой Юрий!

Ты жил грешно; любил женщин и любил застолья, но ты жил гораздо чище иных стерильных абстинентов, и показных святош.

И ты имел удивительное свойство характера, ныне очень редкое свойство:

Ты искренне любил людей!

Очевидно, больше чем они тебя…

Прости нас, Юрий за это!

Питер-Печора,  3 мая 2013 года

Рейтинг: +6 401 просмотр
Комментарии (13)
Amalia Eichmann # 5 мая 2013 в 00:01 0
К великому сожалению таких людей очень мало. По этому так больно когда они уходят......
Матвей Тукалевский # 5 мая 2013 в 21:09 0

Спасибо, Амалия за сопереживание и внимание к моим опусам!
9c054147d5a8ab5898d1159f9428261c

Светлана Бурашникова # 5 мая 2013 в 20:50 0
Матвей, милый человечище... мои соболезнования...
Я видела Ваши фото с Юрием с Севера, знаю, что значила для Вас дружба с этим человеком...
Если бы мои слова могли хоть капельку облегчить горечь потери...
Матвей Тукалевский # 5 мая 2013 в 21:17 +1

Спасибо Солнечный Лучик!
За сопереживание, за внимание к моей писанине, за то, что появляешься в моём мире!
Сколько их, друзей уже там... ждут меня...
Я не тороплюсь туда. Я люблю жизнь. Но тоскливо, порой становится от известий об уходящих туда родственниках, близких друзьях, любимых актёрах и актрис...
Грустно, ибо уходит туда МОЙ МИР. Потихоньку, но неумолимо!
"Медлительный уход друзей".
http://www.stihi.ru/2010/12/04/2004

Андрей Канавщиков # 5 мая 2013 в 21:59 0
Матвей, также выражаю свои соболезнования. Что же до прочитанного, то это - очень тёплый и пронзительный очерк. Грамотная режиссура текста и хорошее владение словом.
Матвей Тукалевский # 6 мая 2013 в 13:18 0

Спасибо, Андрей!
Вашей похвале я особо рад!
Хотя, поводов для радости особых то и нет...
Земля обеднела на одного хорошего Человека...

Надежда Рыжих # 8 мая 2013 в 06:31 0
Судьба печальна была.. И время прожили какое-то странное. Затронуло душу.Помню детское... Мама работала на сезонных работах в учхозе...Летом- прополка, посадка, уборка... в помощь брала меня и брата старшего.. Сама работала не покладая рук. Помню, пришла в бухгалтерию я ней, а там говорят, что три нормы она не могла выполнить, это вранье, поэтому платят за одну.. Я была поражена. Мы маме так активно помогали, т.к. к школе нужно было купить одежду, обувь и учебники
Матвей Тукалевский # 20 мая 2013 в 21:18 0

Спасибо, Надежда! Лето я живу за городом, на даче. Инет здесь отвратный, потому я редко прихожу в сайт. Не обессудьте! zst

Лариса Неводнiчик # 13 мая 2013 в 05:08 0
Хорошо,когда остаются такие друзья,которые помнят и им есть,что сказать.
Спасибо за память и за теплое сердце!
Матвей Тукалевский # 20 мая 2013 в 21:20 0

Спасибо, Ларисонька!
За внимание, за доброту, за сопереживание!
Летом - живу на даче, а здесь Инет не то, что в Питере. Поэтому простите за долгий неответ.
zst

Наталья Бойкова # 5 июня 2013 в 23:15 0
Мои соболезнования...Всегда тяжело терять близких. А когда начинают уходить из жизни друзья, чувствуешь, что времени остается совсем мало...
Владимир Проскуров # 10 июня 2013 в 23:45 0
Потом случается и плакать,
Но думаешь об этом лишь тогда,
Когда теряешь и когда нам падать,
Когда друзья уходят навсегда …
Матвей Тукалевский # 12 июня 2013 в 23:25 0

Спасибо, Владимир, за очередной экспромт!
Если перефразировать известные строки песни, то я бы сказал о Вас:
Не всем дано так щедро жить на память людям экспромты дарить!

c0137