ГлавнаяВся прозаМалые формыНовеллы → Поддерживаем и одобряем!

 

Поддерживаем и одобряем!

 

            Первый, приватизированный в области завод, привлекал к себе повышенное внимание властных органов. Не проходило и недели, чтобы завод не посетила какая ни будь комиссия. В основном из «Дома с шарами» - областного исполнительного комитета, что сейчас облгосадминистрацией зовется. Мне, как директору, работать совершенно некогда было. Каждый день я, либо заседал с очередной комиссией, либо писал бумаги в ответ на вопросы предыдущей и многих других комиссий.

            Доведенный до отчаяния, я решился, в духе совдепии,  на меру, которую раньше отрицал и ненавидел. Хотелось работать по-новому, без партийной и бюрократической волокиты. Оказалось, что рано, а наиболее действенными оказались старые методы партийных бюрократов.

            Подумав, я назначил рабочее собрание сотрудников предприятия. Отработали повестку дня и вопросы, входящие в нее. Кратенько, в виде тезисов, подготовил доклад. Назначил выступающих и, в духе партократии, проинструктировал их.

            В назначенное время, все управление и свободные от смены рабочие собрались в актовом зале завода. В докладе основной упор я делал на помехи, создаваемые властными органами. Выступающие единодушно поддержали меня и, гневно осуждали то, что им было мною указано.

Но тут слово попросил незапланированный электросварщик Василий Степанович. Я еще, по наивности своей решил, что вот, дескать, и рабочих проняло и дошло, и они, а не только подготовленные ораторы за общие интересы стоят. Василий Степанович встал, солидно  откашлялся и начал:

- А вот в субботу мы с Петькой работали. Нам как, это в получку вольют или отдельно выдадут?

- Василий Степанович, - прервал его я, - вы в субботу вдвоем с Петром работали. Этот вопрос только вас двоих касается. Мы сейчас наш общий вопрос решаем. То, что всему заводу работать мешает. Понял? Так что давай по существу.

- Хорошо,  - согласился Василий, - Я ж как раз по существу. Если в получку эти деньги вставят, то мы их и не почувствуем, а если…

- Вася! Садись! Будем мы из-за твоих трех рублей … Задолбал! – зашикали вокруг.

- Да я только…

- Да сиди, уже.  

Следующий выступающий предложил одобрить проект Обращения рабочего собрания к облисполкому. Единогласно постановили подписать протокол всеми присутствующими. Мне захотелось полностью соблюсти форму партийных собраний. А эта форма требовала перед закрытием собрания спросить присутствующих:

- У кого есть замечания по проведению собрания?

            Тут же поднялся Василий Степанович:

            - У меня замечание. Тут все-таки неясно.  Вот эти деньги, что мы в субботу…

            - Да садись ты! Дай собрание закончить, а потом лезь…

            - Я, это… Так деньги можно будет сегодня получить? А то мне надо…

            - Знаем, что тебе надо. Выпить тебе надо, вот что тебе надо.

            Собрание я все-таки закрыл. Когда все стали расходиться, я позвал Василия Степаныча к себе. Он пришел вместе с Петькой. Я написал записку кассиру:

            - На, иди, получи свои деньги. Из горла вытащишь! Горит тебе, что ли? Попробуй завтра на работу не выйти – уволю и весь сказ!

            Они радостные убежали. Хорошо хоть подписи свои под протоколом и Обращением поставили.

А протокол собрания очень сильно подействовал. Во всех высоких кабинетах, куда бы я с оправдательными бумагами не заходил, в первую очередь все начальники протокол и Обращение рассматривали. Особенно, сколько подписей стояло под ним. Госпрессинг ослаб.

 

© Copyright: Александр Шипицын, 2012

Регистрационный номер №0056961

от 20 июня 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0056961 выдан для произведения:

 

            Первый, приватизированный в области завод, привлекал к себе повышенное внимание властных органов. Не проходило и недели, чтобы завод не посетила какая ни будь комиссия. В основном из «Дома с шарами» - областного исполнительного комитета, что сейчас облгосадминистрацией зовется. Мне, как директору, работать совершенно некогда было. Каждый день я, либо заседал с очередной комиссией, либо писал бумаги в ответ на вопросы предыдущей и многих других комиссий.

            Доведенный до отчаяния, я решился, в духе совдепии,  на меру, которую раньше отрицал и ненавидел. Хотелось работать по-новому, без партийной и бюрократической волокиты. Оказалось, что рано, а наиболее действенными оказались старые методы партийных бюрократов.

            Подумав, я назначил рабочее собрание сотрудников предприятия. Отработали повестку дня и вопросы, входящие в нее. Кратенько, в виде тезисов, подготовил доклад. Назначил выступающих и, в духе партократии, проинструктировал их.

            В назначенное время, все управление и свободные от смены рабочие собрались в актовом зале завода. В докладе основной упор я делал на помехи, создаваемые властными органами. Выступающие единодушно поддержали меня и, гневно осуждали то, что им было мною указано.

Но тут слово попросил незапланированный электросварщик Василий Степанович. Я еще, по наивности своей решил, что вот, дескать, и рабочих проняло и дошло, и они, а не только подготовленные ораторы за общие интересы стоят. Василий Степанович встал, солидно  откашлялся и начал:

- А вот в субботу мы с Петькой работали. Нам как, это в получку вольют или отдельно выдадут?

- Василий Степанович, - прервал его я, - вы в субботу вдвоем с Петром работали. Этот вопрос только вас двоих касается. Мы сейчас наш общий вопрос решаем. То, что всему заводу работать мешает. Понял? Так что давай по существу.

- Хорошо,  - согласился Василий, - Я ж как раз по существу. Если в получку эти деньги вставят, то мы их и не почувствуем, а если…

- Вася! Садись! Будем мы из-за твоих трех рублей … Задолбал! – зашикали вокруг.

- Да я только…

- Да сиди, уже.  

Следующий выступающий предложил одобрить проект Обращения рабочего собрания к облисполкому. Единогласно постановили подписать протокол всеми присутствующими. Мне захотелось полностью соблюсти форму партийных собраний. А эта форма требовала перед закрытием собрания спросить присутствующих:

- У кого есть замечания по проведению собрания?

            Тут же поднялся Василий Степанович:

            - У меня замечание. Тут все-таки неясно.  Вот эти деньги, что мы в субботу…

            - Да садись ты! Дай собрание закончить, а потом лезь…

            - Я, это… Так деньги можно будет сегодня получить? А то мне надо…

            - Знаем, что тебе надо. Выпить тебе надо, вот что тебе надо.

            Собрание я все-таки закрыл. Когда все стали расходиться, я позвал Василия Степаныча к себе. Он пришел вместе с Петькой. Я написал записку кассиру:

            - На, иди, получи свои деньги. Из горла вытащишь! Горит тебе, что ли? Попробуй завтра на работу не выйти – уволю и весь сказ!

            Они радостные убежали. Хорошо хоть подписи свои под протоколом и Обращением поставили.

А протокол собрания очень сильно подействовал. Во всех высоких кабинетах, куда бы я с оправдательными бумагами не заходил, в первую очередь все начальники протокол и Обращение рассматривали. Особенно, сколько подписей стояло под ним. Госпрессинг ослаб.

 

Рейтинг: +2 530 просмотров
Комментарии (2)
Юрий Алексеенко # 21 июня 2012 в 06:58 0
Александр, всё классно, написано отлично, однако слаба связь между выступлением Василия Степановича и принятым решением собрания.... Слова Василия Степановича следовал бы увязать с причинами, позволившими ослабить Госпрессинг. Творческих вам удач !
Александр Шипицын # 22 июня 2012 в 07:28 0
Дорогой, Юрий! Благодарю за ваше внимание к рассказу. Вася тут как раз вставлен именно для того, чтобы показать: Что мне до судеб галактики, когда меня правый ботинок жмет. И плевать ему на наши общие заботы. Спасибо!