ГлавнаяПрозаМалые формыНовеллы → Ночь на скачках

 

Ночь на скачках

1 июня 2012 - Игорь Коркин

Элла Слоник, владелица фирмы "Булки на полке" проверяла отчёт бухгалтера Лидии Защёкиной.
- Лидочка, зайди ко мне. Есть несколько вопросов, - чётко сказала Элла по телефону.
Защёкина работала всего несколько месяцев, а пришла в "Булки на полке" из клининговой компании "Полы без окурков", где работала оператором посудомоечной машины в столовой. Вообще-то Защёкина тоже поначалу работала у Эллочки в буфете, но бухгалтер уволилась и возникла необходимость замещения вакантного места. Лидочка сразу понравилась сотрудникам, особенно, хозяйке. Буфет находился в одной из комнат офиса, так что все находящиеся там люди могли свободно передвигаться по всем помещениям.
Защёкина быстро завоевала душу "Булок на полке" и скоро стала центром всей официальной и неофициальной офисной тусовки. Пока мылись тарелки в машинке, Лидочка докладывала работникам фирмы о новостях в мире, о погоде, о распродажах в магазинах одежды, о причинах отсутствия какого-нибудь работника. Лидочка знала напамять около тысячи телефонных номеров, в том числе номера сотовых телефонов всех сотрудников офиса. Компьютером Защёкина овладела довольно быстро, и уже скоро рядом с её посудомоечным аппаратом стоял навороченый ноут. В буфете работал повар и поломойка. Численность работников офиса никогда не переваливала за два десятка, а буфетом пользовались только десять человек, так что бедной Лидочке приходилось заталкивать в машину целых десять тарелок.
В принципе, раньше буфета в офисе не было, об этом только говорили, а дело так и не сдвигалось с мёртвой точки. Не сдвигалось, пока не случилось вот что.
Холостая тридцатилетняя владелица фирмы Слоник возвращалась самолётом со средиземного курорта. Две недели пролетели быстро, и ей так не хотелось опять погружаться с головой в эту пшеничную муку, сахарный песок, дрожжи, растительное масло и прочий хлебопекарский бред. Слоник с неохотой открыла свой походный компьютер и стала просматривать новости хлебопекарного бизнеса в мире, закачанные ранее. А в соседнем кресле как раз и сидела Лидочка Защёкина. Она лениво посмотрела на дисплей соседки и так же лениво промурлыкала:
- Муку на этой неделе лучше приобретать в Казахстане, там правительство платит дотации фермерам и оплачивает доставку в пункт назначения. В итоге прибыль составляет 160%.
Элла не поверила своим ушам и глазам. Забыв о компьютере, она повернулась к соседке:
- Извините, откуда у вас такая информация?
- Кстати, - продолжала Лидочка. - В каком аэропорту вас встречают?
- В Шереметьево, - уверенно ответила Слоник.
- Правильно, по расписанию, но как раз в это время туда же прибывает делегация из Японии, так что наш самолёт приземлится во Внуково.
В этот момент динамики в салоне затрещали, и женский голос пропел:
- Уважаемые пассажиры, приносим вам свои извинения за причинённые неудобства: наш самолёт по ряду причин совершит посадку на аэродроме "Внуково".
- Не переживайте, меня будет встречать знакомый мужчина на машине, так что я подброшу вас в ваше "Бескудниково".
У Эллы отвисла челюсть, она даже не смогла задать Лидочке вопрос.
- Партию конфискованных духов "Гипноз" в компании "Арбат престиж" завезли только в торговый комплекс "Икс Эл" на Дмитровском шоссе.
В зале терминала Лидочка быстро получила свой багаж, а у Эллы исчез.
- Что делать? - спросила Элла Лидочку.
- Доставайте телефон и набирайте номер.
- Какой?
Защёкина быстро продиктовала номер диспетчерской службы аэропорта. Итог, - через десять минут служащий терминала вручил Эллочке Слоник её багаж и извинился. А ещё через пять минут молодой человек с комплекцией пончика уже вёз на своей потрёпанной "копейке" двух курортных тёток.
- А, а вы, кем работаете? - осторожно спросила Слоник свою странную попутчицу.
- Ложки-вилки мою, - серьёзно ответила Защёкина.
- Нет, я серьёзно, - стояла на своём хозяйка "Булок на полке".
- Официально я работаю оператором посудомоечной машины в компании "Полы без окурков". Ну, и ещё я дополнительно отвечаю людям на все вопросы.
- Как это?
- Ну, например, становлюсь в людном месте с табличкой "Ответ на вопрос за десять рублей". Постою 2-3 часа, и достаточно.
Слоник замолчала.
"Откуда она знает всё?" - думала она.
А всё объяснялось просто. Семья Защёкиных жила в глухой сибирской деревушке, школы там не было, а ходит за десять вёрст в соседнее село каждый день маленькая Лида не могла. В годы войны, когда проходила всеобщая эвакуация населения страны в большой дом Павла, прадеда Лиды, привезли около трёх тысяч книг. Это всё и объясняло. Лида не имела образования, но знала всё. Плюс ко всему, она так развила свою память, что спокойно запоминала десятизначные числа с первого раза.
- Лида, идите ко мне работать.
- Кем?
- Ну, придумаем что-нибудь.
- А буфет у вас есть?
- Нет, а что, это имеет значение?
- Видите ли, мне обязательно надо мыть посуду в машинке.
- Зачем их мыть?
- Ну, чтобы они были чистыми.
- А разве другой кто-нибудь не сможет их помыть?
- Так как я, нет.
- Ну, хорошо, мы откроем буфет для работников и купим посудомоечную машину для вас.
- Не надо, я с "Полов без окурков" принесу, это моя собственная, я её в девяностые приватизировала.
Так и очутилась Лидочка Защёкина в "Булках на полке".
Через некоторое время бухгалтер фирмы уволилась по сокращению Штатов, хотя их количество по-прежнему почемуто составляет пятьдесят. Элла, недолго думая, предложила Лидочке пройти бухгалтерские курсы без отрыва от производства, в данном случае без отрыва от производства булок, которые пеклись вседенно и всенощно.
Через полгода Лидочка принесла своей подруге Элле красный диплом об окончании курсов и сразу заняла место бухгалтера фирмы. Теперь её родная машинка стояла на самом почётном месте. Воду и канализацию к ней, конечно, не подключили, но когда Лидочка сильно волновалась, она загружала машинку какой-нибудь посудой и через несколько минут вынимала её оттуда, причём проводила эту операцию несколько раз в день.
Слоник была довольна своей новой сотрудницей. Сеть булочных приносила прибыль, люди получали премии, бонусы, квартальные, суточные. А также годичные, месячные, дневные и минутные. Теперь, когда у Эллы не осталось долгов, когда значительно вырос её личный счёт в банке, настало время решить другие проблемы, личные. Зрелые годы Слоник проходили по формуле "товар - деньги - товар", а отношения с людьми - под объективами многочисленных камер, которыми был нашпигован офис. Владелица "Булок на полке" была уверена, что и все её телефоны прослушиваются конкурентами. А душа и тело Слоник просили не только материального и морального удовлетворения. Тридцатилетней Элле Слоник требовался другой, розовощёкий жёсткий слоник, который иногда мог бы прочистить её пыльный дисковод своим длинным хоботком.
- Привет, - сказала Элла, когда Лида села на диван в её кабинете. - Лид, понимаешь, это..я хотела, ну, ведь женщина не может всегда оставаться одна..
- Дальше не надо. Я всё поняла. "Бора-Бора". Элла, вы знаете, что это такое? - серьёзно спросила Лидочка.
- Нет.
-Так вот, "Бора-Бора" - это ночной развлекательный клуб, там есть женские дни. Можно спокойно его посещать, камер слежения там нет.
- А что там делают?
- Всё, о чём ты думаешь и никому не хочешь признаться в этом. Сегодня, как раз, можно пойти туда. Там предварительная запись.
Лидочка набрала номер на своём сотовом:
- Добрый день. Это клуб "Бора-Бора"? Мы хотим записаться на вечер. Как зовут? Лида и Элла. Спасибо. Хорошо. Ровно в десять мы будем.
Защёкина закончила разговор и встала:
- Элл, в половине десятого я заеду за тобой. На одежде сильно не зацикливайся, там не это главное.
- А что?
- Твоё желание.
Ровно в десять вечера подруги подошли к дверям клуба.
- Допры вэчэр! - улыбаясь всеми зубами, сказал секьюрити-негр. - Как вас савут?
- Мы Лида и Элла.
Негр посмотрел список.
- Тапро пожаловать.
- А, что, тут одни негры? - спросила Эллочка, когда сотрудницы "Булки на полке" наводили макияж в туалете.
- Не совсем, они русские негры.
- Это как?
- Ну, они помогают русским женщинам найти себя и постепенно входят в их образ.
- Куда входят?
- В образ.
На столиках, расположившихся перед импровизированной сценой, подруги увидели несколько пар. В основном, белые женщины с неграми.
- Ми очэн раты вам, - улыбчиво сказал распорядитель зала, высокий чернокожий человек в белой, как снег, рубашке. - Садитэс лубой стол.
Женщины заняли два свободных места перед сценой, на которой танцевали два почти голых чернокожих мужчины.
- Меня совут Самюэль, - сказал официант. - Что вы предпочитаете: ром, ликёр или виски?
- Ну, я не знаю, - начала, было, Элла.
Лида, как всегда, выручила подругу:
- Два коктейля "Львы саванны" и фруктов, пожалуйста.
- Неплохо танцуют, - кивнула Элла на сцену.
- Да, они знают толк в танцах, да и в другом деле мастера, - согласилась Защёкина.
- Лид, а зачем ты привела меня сюда? Тебе, что, нравятся негры?
- Ты ведь сама намекнула мне, что тебе нужен мужчина.
- Нет, я сказала, что нуждаюсь в человеке.
- А что, мужчина не человек?
- Такое иногда бывает, но редко. В основном мужчина - это самец, который нужен те.., то есть, нам.
Официант принёс заказ, поклонился и пожелал приятного аппетита.
Коктейль оказался сногсшибательным и уже разговор между подругами стал свободней, раскованнее и откровеннее.
- Лид, а ты чё, это..ну, спала с кем то из них?
- Ну, да. Я тоже не хотела сначала, а потом так понравилось. Я в этом заведении редкий гость. Слишком дорого для меня.
Официант заменил пустые стаканы на полные.
- Ну, а чем они отличаются от белых? - спросила Элла и сделала глоток через трубочку.
- Я думаю, ты об этом сегодня узнаешь.
Внезапно в зале погас свет, включилась синяя подсветка, заиграл саксофон, спустя несколько секунд к нему присоединилась бас-гитара и ударные.
- Как красиво играют, - радостно и удивлённо воскликнула Слоник.
- Мошна вас пригласит танэц? - возле Эллы стоял высокий мускулистый негр.
Элла опешила, она не ожидала этого, поэтому и смотрела на мужчину с недоумением. А он улыбался ей так приветливо, так сердечно, что ноги сами встали и понесли её истосковавшееся по ласке тело на встречу этой бурной, плотской любви.
- Как вас совут? - приятным тенором спросил Эллу её чернокожий партнёр по танцу.
- Элла.
- Мэня Тим. Вы любите танцевать?
- Не очень.
Тим ненавязчиво обнял Эллу обеими руками за талию и прижался к ней. Она была в тоненьком вечернем платье, поэтому прекрасно чувствовала каждую частицу тела своего кавалера. Музыка всё играла. Элла случайно взглянула в сторону и увидела танцующую пару рядом с ней. Это была Лида с кавалером-африканцем, только танцевали они так, как будто были знакомы десять лет. Лидочка просто висела на чёрном парне, а он что-то говорил и целовал её в голову. Немного осмелев, Элла крепче обняла Тима, и он не остался в долгу. Парень превосходил Эллу по росту на целую голову, так что она чувствовала на своём животе его окрепшую, тёплую плоть. Горячая волна острого желания пронзила всё её тело, голова закружилась, ноги подкосились.
Через несколько минут, когда танец закончился, они уже вчетвером сидели за столиком и дружно беседовали. Кавалера Лиды звали Беном. Женщины заказали ещё еды, и спиртного и скоро языковой барьер между ними исчез совсем и уступил место языку любви и страсти.
Когда подруги пришли в туалет привести себя в порядок, Лида сказала:
- Элл, если хочешь продолжение вечера, больше не пей.
- Что ты подразумеваешь под словом "продолжение"?
- Как, что. Ты разве не хочешь этого парня?
- Пока он не предлагал.
- А он и не предложит, ты должна купить его.
- Правда? И сколько?
- Триста евро на всю ночь. Если хочешь, заплати и за моего, и мы прямо сейчас свалим к тебе.
- Зачем негру евро? Он, что, из евро зоны приехал. Ну, у них же там сомалийские гульдены или мозамбикские тугрики.
- Нет, деньги мы отдадим хозяину этого бизнеса. Ну, что надумала?
- Всё так просто? Никогда не покупала парней.
Да, у Эллы были, конечно, "шальные", "осколочные" мужчины, но плотный бизнес-график мешал серьёзно заняться этим делом. Тело, между тем, требовало своего.
- Ну, что молчишь? Нравится тебе этот Тим?
- Вроде ничего. Помнишь, ты говорила об отличии белых от негров?
- А, помнишь? Значит, не так пьяна. Это хорошо.
Через какой-то час дружная четвёрка уже сидела на большом мягком диване в гостиной Эллочкиной квартиры. Бен заметил диски на полке.
- Мошна посмотрет?
- Конечно, - ответила хозяйка.
Когда мужчины принялись рассматривать звуковые носители, Лида тихо сказала Элле:
- Месяц назад этих парней в клубе не было. Это эфиопы, "тридцатники". А в прошлом месяце в клуб завезли десять "четвертаков" из Мозамбика.
- Откуда ты знаешь возраст Бена и Тима. Вроде об этом речь не шла. Ты, что видела их паспорта?
- Нет, у эфиопов самые крупные хоботы во всей Африке, минимум тридцать сантиметров, а у мозамбикцев меньше, двадцать пять.
- Я не могу представить, какой это длины.
Через минуту Элла возвратилась из спальни с закроечным метром м сразу отмотала его до отметки "тридцать". Челюсть её передёрнулась:
- Ты, что, с ума сошла? Они же убьют нас.
- Не убьют, они чувствуют, когда можно глубже войти.
- Ну, я не знаю, я боюсь..
- Слушай, подруга, уже второй час ночи. Деньги заплачены, им-то абсолютно всё равно. Позови своего Тима в кухню чай попить.
- Чай? Зачем? Мы разве в клубе не напились?
- Элла, ну что же ты такая недогадливая?
Когда, наконец, хозяйка налила две чашки чая и поставила розетку с вареньем на кухонный стол, Тим сказал:
- Чай, это есть хорошо!
- А, вы, ты, правда, из Эфиопии?
- Да, да, Эфиопия, Эфиопия.
Из гостиной уже не доносились звуки беседы Лидочки и Бена. Элла заволновалась, и, делая вид, что пошла в туалет, украдкой заглянула в гостиную. Глаза её выкатились, она даже забыла, куда шла и что Тим наблюдает за ней в этот момент из кухни. У Лидочки во рту находилась небольшая часть крупного чёрно-коричневого дрына. Она обхватила его обеими руками. Бен держал голову Защёкиной и наклонял её на себя, помогая своей партнёрше. Дрын только на четверть вмещался во рту Лидочки. Дальнейшее его продвижение вглубь гортани вызывало у женщины рвотный рефлекс. Бен посадил партнёршу на своё место, снял с неё последнее бельё, согнул белые ножки Лиды в коленях. Сим-сим ждал своего Али-Бабу. Эфиоп не спешил, он аккуратно смазал своим длинным языком весь пылающий кратер женщины. Она тихо постанывала. Бен привстал, навёл голову гиганта на цель и, аккуратно, делая круговые движения, начал спуск в жерло вулкана. Когда добрая половина чёрного дрына исчезла в дебрях Лидочкиных джунглей, хозяйка вулкана вскрикнула. Бен, чувствуя это, немного вышел.
Элла чувствовала, что "течёт". Острая волна желания и страсти захлестнула её с головой. И вот, когда она, забыв о Тиме, аккуратно полезла рукой в своё огнедышащее жерло, кто-то обнял её сзади. Да, это был Тим, и Элле уже было всё равно, что он будет с ней делать. А он наклонил её, устранил последнее препятствие на своём пути. Элла почувствовала что-то очень тёплое и твёрдое, которое, раздвинув влажные ворота, медленно, поступательными движениями входило в неё глубже и глубже.
"Господи, где же конец?" - думала Элла.
Наконец, она опустилась на четвереньки и продолжала смотреть на Лиду и Бена. У болванки, входящей в неё, казалось, отсутствовал край. Внезапно сильная резкая боль пронзила все её внутренности. Элла, инстинктивно спасаясь от боли, пошла на четвереньках вперёд, однако напарник преследовал её до самого места утех Бена и Лиды. Элла положила голову на мягкую поверхность дивана и застонала,- всё, отступать было некуда. А Тим, обхватив ягодицы хозяйки, только набирал скорость. Бен и Лида, между тем, поменяли позу. Негр сел, откинулся на спинку дивана и выставил напоказ всем присутствующим своего "эфиопа".
"Это и есть тридцатник" - подумала Элла.
А Лида медленно навела свою цель на эту ракету и медленно, совершая возвратно-поступательные движения, почти полностью насадила себя на неё. Бен обхватил кольцом талию женщины, и вот уже пара запряжённых и осёдланных коней галопом мчалась к своему финишу. Элла тоже захотела повторить подвиг Защёкиной, а Тим, понял желание женщины, вышел из неё и занял свободное место рядом с Беном.
"А, что, мне тоже предстоит сесть на это?" - подумала Элла, глядя на снаряд, достающий Тиму почти до подбородка.
Что-то надо было делать, а пара лошадей продолжала свой бег. Они стонали и визжали от удовольствия, никого не боясь и не стесняясь.
Кто-то постучал по трубам отопления.
"Это соседи, слишком шумно" - заключила Элла.
Стучали быстро, но потом стук успокоился, утихомирился, принял спокойный монотонный темп. Лида тоже замедлила свой бег и вот уже приноровилась к нему, опускаясь в такт ударов по трубам.
"Молодец сосед, недаром имеет звание заслуженного дирижёра" - с гордостью подумала Эллочка.
Она встала на диван ногами в полный рост и посмотрела в глаза Тиму и другому господину, которого ей предстояло спрятать внутри себя.
"Будь, что будет" - подумала хозяйка "Булок на полке" и потихоньку начала спуск с Мон-Блана. Удивительно, но с каждым нажимом, давя тяжестью всего своего тела, Элла опускалась всё ниже и ниже. Когда добрая половина пути, наконец, была пройдена, она упёрлась руками о плечи Тима, контролируя своё приземление согнутыми ногами.
А монотонный звук всё продолжался, будто дирижёр видел всё, что творилось в соседской квартире. Элла, приноровившись к своему гостю, тоже стала подстраиваться под "трубный" темп, и вот уже через несколько секунд обе пары скакали на своих чёрных лошадках, стараясь не обгонять и не отставать друг от друга.
А темп стука постепенно увеличивался, диван скрипел и пищал под мощными ударами и массой четвёрки молодых резвых жеребцов. Внезапно Тим вскрикнул, поднял на своих мускулистых руках зад Эллы и разрядился на её тело, мощной струёй заливая грудь, лицо и живот наездницы нескончаемой массой белой тягучей лавы.
Бен и Лида тоже были готовы к прощальному салюту. Невидимый дирижёр увеличил стук до такой скорости, что капли пота непрерывно стекали на утомлённое лицо Бена. И вот, когда до вершины скалы остались считанные метры, и пара находилась у ворот рая, стук резко прекратился.
- Стучи! Стучи! - хором закричала великолепная четвёрка.
Крик был настолько сильным, что все жильцы дома по этому стояку начали долбить по своим трубам железными предметами.
- Да, да, это прекрасно! А, а, а..- вместе кричали любовники. - Падаем!!!
Бен не успел извлечь свой ствол пушки, как белый жидкий порох ручьём хлынул из горячего вулкана Лиды, стекая по бесконечной поверхности чёрного снаряда.
..Когда Элла Слоник проснулась, с трудом отрывая своё тело от липкой поверхности дивана, часы на столе показывали 14.30. Кроме неё в квартире никого не было.
"Да, неплохо было, если это не сон"
Хотелось пить. Элла попробовала подняться на ноги, но тотчас же упала опять на диван. Сильная боль в промежности мешала её дальнейшим движениям по квартире. Взгляд Эллы упал на тумбочку возле дивана. Там стояли две банки пива и записка:
"Эллочка, отдохни до завтра, я возьму "Булки на полке" на себя. Лида".
1

© Copyright: Игорь Коркин, 2012

Регистрационный номер №0052345

от 1 июня 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0052345 выдан для произведения:

Элла Слоник, владелица фирмы "Булки на полке" проверяла отчёт бухгалтера Лидии Защёкиной.
- Лидочка, зайди ко мне. Есть несколько вопросов, - чётко сказала Элла по телефону.
Защёкина работала всего несколько месяцев, а пришла в "Булки на полке" из клининговой компании "Полы без окурков", где работала оператором посудомоечной машины в столовой. Вообще-то Защёкина тоже поначалу работала у Эллочки в буфете, но бухгалтер уволилась и возникла необходимость замещения вакантного места. Лидочка сразу понравилась сотрудникам, особенно, хозяйке. Буфет находился в одной из комнат офиса, так что все находящиеся там люди могли свободно передвигаться по всем помещениям.
Защёкина быстро завоевала душу "Булок на полке" и скоро стала центром всей официальной и неофициальной офисной тусовки. Пока мылись тарелки в машинке, Лидочка докладывала работникам фирмы о новостях в мире, о погоде, о распродажах в магазинах одежды, о причинах отсутствия какого-нибудь работника. Лидочка знала напамять около тысячи телефонных номеров, в том числе номера сотовых телефонов всех сотрудников офиса. Компьютером Защёкина овладела довольно быстро, и уже скоро рядом с её посудомоечным аппаратом стоял навороченый ноут. В буфете работал повар и поломойка. Численность работников офиса никогда не переваливала за два десятка, а буфетом пользовались только десять человек, так что бедной Лидочке приходилось заталкивать в машину целых десять тарелок.
В принципе, раньше буфета в офисе не было, об этом только говорили, а дело так и не сдвигалось с мёртвой точки. Не сдвигалось, пока не случилось вот что.
Холостая тридцатилетняя владелица фирмы Слоник возвращалась самолётом со средиземного курорта. Две недели пролетели быстро, и ей так не хотелось опять погружаться с головой в эту пшеничную муку, сахарный песок, дрожжи, растительное масло и прочий хлебопекарский бред. Слоник с неохотой открыла свой походный компьютер и стала просматривать новости хлебопекарного бизнеса в мире, закачанные ранее. А в соседнем кресле как раз и сидела Лидочка Защёкина. Она лениво посмотрела на дисплей соседки и так же лениво промурлыкала:
- Муку на этой неделе лучше приобретать в Казахстане, там правительство платит дотации фермерам и оплачивает доставку в пункт назначения. В итоге прибыль составляет 160%.
Элла не поверила своим ушам и глазам. Забыв о компьютере, она повернулась к соседке:
- Извините, откуда у вас такая информация?
- Кстати, - продолжала Лидочка. - В каком аэропорту вас встречают?
- В Шереметьево, - уверенно ответила Слоник.
- Правильно, по расписанию, но как раз в это время туда же прибывает делегация из Японии, так что наш самолёт приземлится во Внуково.
В этот момент динамики в салоне затрещали, и женский голос пропел:
- Уважаемые пассажиры, приносим вам свои извинения за причинённые неудобства: наш самолёт по ряду причин совершит посадку на аэродроме "Внуково".
- Не переживайте, меня будет встречать знакомый мужчина на машине, так что я подброшу вас в ваше "Бескудниково".
У Эллы отвисла челюсть, она даже не смогла задать Лидочке вопрос.
- Партию конфискованных духов "Гипноз" в компании "Арбат престиж" завезли только в торговый комплекс "Икс Эл" на Дмитровском шоссе.
В зале терминала Лидочка быстро получила свой багаж, а у Эллы исчез.
- Что делать? - спросила Элла Лидочку.
- Доставайте телефон и набирайте номер.
- Какой?
Защёкина быстро продиктовала номер диспетчерской службы аэропорта. Итог, - через десять минут служащий терминала вручил Эллочке Слоник её багаж и извинился. А ещё через пять минут молодой человек с комплекцией пончика уже вёз на своей потрёпанной "копейке" двух курортных тёток.
- А, а вы, кем работаете? - осторожно спросила Слоник свою странную попутчицу.
- Ложки-вилки мою, - серьёзно ответила Защёкина.
- Нет, я серьёзно, - стояла на своём хозяйка "Булок на полке".
- Официально я работаю оператором посудомоечной машины в компании "Полы без окурков". Ну, и ещё я дополнительно отвечаю людям на все вопросы.
- Как это?
- Ну, например, становлюсь в людном месте с табличкой "Ответ на вопрос за десять рублей". Постою 2-3 часа, и достаточно.
Слоник замолчала.
"Откуда она знает всё?" - думала она.
А всё объяснялось просто. Семья Защёкиных жила в глухой сибирской деревушке, школы там не было, а ходит за десять вёрст в соседнее село каждый день маленькая Лида не могла. В годы войны, когда проходила всеобщая эвакуация населения страны в большой дом Павла, прадеда Лиды, привезли около трёх тысяч книг. Это всё и объясняло. Лида не имела образования, но знала всё. Плюс ко всему, она так развила свою память, что спокойно запоминала десятизначные числа с первого раза.
- Лида, идите ко мне работать.
- Кем?
- Ну, придумаем что-нибудь.
- А буфет у вас есть?
- Нет, а что, это имеет значение?
- Видите ли, мне обязательно надо мыть посуду в машинке.
- Зачем их мыть?
- Ну, чтобы они были чистыми.
- А разве другой кто-нибудь не сможет их помыть?
- Так как я, нет.
- Ну, хорошо, мы откроем буфет для работников и купим посудомоечную машину для вас.
- Не надо, я с "Полов без окурков" принесу, это моя собственная, я её в девяностые приватизировала.
Так и очутилась Лидочка Защёкина в "Булках на полке".
Через некоторое время бухгалтер фирмы уволилась по сокращению Штатов, хотя их количество по-прежнему почемуто составляет пятьдесят. Элла, недолго думая, предложила Лидочке пройти бухгалтерские курсы без отрыва от производства, в данном случае без отрыва от производства булок, которые пеклись вседенно и всенощно.
Через полгода Лидочка принесла своей подруге Элле красный диплом об окончании курсов и сразу заняла место бухгалтера фирмы. Теперь её родная машинка стояла на самом почётном месте. Воду и канализацию к ней, конечно, не подключили, но когда Лидочка сильно волновалась, она загружала машинку какой-нибудь посудой и через несколько минут вынимала её оттуда, причём проводила эту операцию несколько раз в день.
Слоник была довольна своей новой сотрудницей. Сеть булочных приносила прибыль, люди получали премии, бонусы, квартальные, суточные. А также годичные, месячные, дневные и минутные. Теперь, когда у Эллы не осталось долгов, когда значительно вырос её личный счёт в банке, настало время решить другие проблемы, личные. Зрелые годы Слоник проходили по формуле "товар - деньги - товар", а отношения с людьми - под объективами многочисленных камер, которыми был нашпигован офис. Владелица "Булок на полке" была уверена, что и все её телефоны прослушиваются конкурентами. А душа и тело Слоник просили не только материального и морального удовлетворения. Тридцатилетней Элле Слоник требовался другой, розовощёкий жёсткий слоник, который иногда мог бы прочистить её пыльный дисковод своим длинным хоботком.
- Привет, - сказала Элла, когда Лида села на диван в её кабинете. - Лид, понимаешь, это..я хотела, ну, ведь женщина не может всегда оставаться одна..
- Дальше не надо. Я всё поняла. "Бора-Бора". Элла, вы знаете, что это такое? - серьёзно спросила Лидочка.
- Нет.
-Так вот, "Бора-Бора" - это ночной развлекательный клуб, там есть женские дни. Можно спокойно его посещать, камер слежения там нет.
- А что там делают?
- Всё, о чём ты думаешь и никому не хочешь признаться в этом. Сегодня, как раз, можно пойти туда. Там предварительная запись.
Лидочка набрала номер на своём сотовом:
- Добрый день. Это клуб "Бора-Бора"? Мы хотим записаться на вечер. Как зовут? Лида и Элла. Спасибо. Хорошо. Ровно в десять мы будем.
Защёкина закончила разговор и встала:
- Элл, в половине десятого я заеду за тобой. На одежде сильно не зацикливайся, там не это главное.
- А что?
- Твоё желание.
Ровно в десять вечера подруги подошли к дверям клуба.
- Допры вэчэр! - улыбаясь всеми зубами, сказал секьюрити-негр. - Как вас савут?
- Мы Лида и Элла.
Негр посмотрел список.
- Тапро пожаловать.
- А, что, тут одни негры? - спросила Эллочка, когда сотрудницы "Булки на полке" наводили макияж в туалете.
- Не совсем, они русские негры.
- Это как?
- Ну, они помогают русским женщинам найти себя и постепенно входят в их образ.
- Куда входят?
- В образ.
На столиках, расположившихся перед импровизированной сценой, подруги увидели несколько пар. В основном, белые женщины с неграми.
- Ми очэн раты вам, - улыбчиво сказал распорядитель зала, высокий чернокожий человек в белой, как снег, рубашке. - Садитэс лубой стол.
Женщины заняли два свободных места перед сценой, на которой танцевали два почти голых чернокожих мужчины.
- Меня совут Самюэль, - сказал официант. - Что вы предпочитаете: ром, ликёр или виски?
- Ну, я не знаю, - начала, было, Элла.
Лида, как всегда, выручила подругу:
- Два коктейля "Львы саванны" и фруктов, пожалуйста.
- Неплохо танцуют, - кивнула Элла на сцену.
- Да, они знают толк в танцах, да и в другом деле мастера, - согласилась Защёкина.
- Лид, а зачем ты привела меня сюда? Тебе, что, нравятся негры?
- Ты ведь сама намекнула мне, что тебе нужен мужчина.
- Нет, я сказала, что нуждаюсь в человеке.
- А что, мужчина не человек?
- Такое иногда бывает, но редко. В основном мужчина - это самец, который нужен те.., то есть, нам.
Официант принёс заказ, поклонился и пожелал приятного аппетита.
Коктейль оказался сногсшибательным и уже разговор между подругами стал свободней, раскованнее и откровеннее.
- Лид, а ты чё, это..ну, спала с кем то из них?
- Ну, да. Я тоже не хотела сначала, а потом так понравилось. Я в этом заведении редкий гость. Слишком дорого для меня.
Официант заменил пустые стаканы на полные.
- Ну, а чем они отличаются от белых? - спросила Элла и сделала глоток через трубочку.
- Я думаю, ты об этом сегодня узнаешь.
Внезапно в зале погас свет, включилась синяя подсветка, заиграл саксофон, спустя несколько секунд к нему присоединилась бас-гитара и ударные.
- Как красиво играют, - радостно и удивлённо воскликнула Слоник.
- Мошна вас пригласит танэц? - возле Эллы стоял высокий мускулистый негр.
Элла опешила, она не ожидала этого, поэтому и смотрела на мужчину с недоумением. А он улыбался ей так приветливо, так сердечно, что ноги сами встали и понесли её истосковавшееся по ласке тело на встречу этой бурной, плотской любви.
- Как вас совут? - приятным тенором спросил Эллу её чернокожий партнёр по танцу.
- Элла.
- Мэня Тим. Вы любите танцевать?
- Не очень.
Тим ненавязчиво обнял Эллу обеими руками за талию и прижался к ней. Она была в тоненьком вечернем платье, поэтому прекрасно чувствовала каждую частицу тела своего кавалера. Музыка всё играла. Элла случайно взглянула в сторону и увидела танцующую пару рядом с ней. Это была Лида с кавалером-африканцем, только танцевали они так, как будто были знакомы десять лет. Лидочка просто висела на чёрном парне, а он что-то говорил и целовал её в голову. Немного осмелев, Элла крепче обняла Тима, и он не остался в долгу. Парень превосходил Эллу по росту на целую голову, так что она чувствовала на своём животе его окрепшую, тёплую плоть. Горячая волна острого желания пронзила всё её тело, голова закружилась, ноги подкосились.
Через несколько минут, когда танец закончился, они уже вчетвером сидели за столиком и дружно беседовали. Кавалера Лиды звали Беном. Женщины заказали ещё еды, и спиртного и скоро языковой барьер между ними исчез совсем и уступил место языку любви и страсти.
Когда подруги пришли в туалет привести себя в порядок, Лида сказала:
- Элл, если хочешь продолжение вечера, больше не пей.
- Что ты подразумеваешь под словом "продолжение"?
- Как, что. Ты разве не хочешь этого парня?
- Пока он не предлагал.
- А он и не предложит, ты должна купить его.
- Правда? И сколько?
- Триста евро на всю ночь. Если хочешь, заплати и за моего, и мы прямо сейчас свалим к тебе.
- Зачем негру евро? Он, что, из евро зоны приехал. Ну, у них же там сомалийские гульдены или мозамбикские тугрики.
- Нет, деньги мы отдадим хозяину этого бизнеса. Ну, что надумала?
- Всё так просто? Никогда не покупала парней.
Да, у Эллы были, конечно, "шальные", "осколочные" мужчины, но плотный бизнес-график мешал серьёзно заняться этим делом. Тело, между тем, требовало своего.
- Ну, что молчишь? Нравится тебе этот Тим?
- Вроде ничего. Помнишь, ты говорила об отличии белых от негров?
- А, помнишь? Значит, не так пьяна. Это хорошо.
Через какой-то час дружная четвёрка уже сидела на большом мягком диване в гостиной Эллочкиной квартиры. Бен заметил диски на полке.
- Мошна посмотрет?
- Конечно, - ответила хозяйка.
Когда мужчины принялись рассматривать звуковые носители, Лида тихо сказала Элле:
- Месяц назад этих парней в клубе не было. Это эфиопы, "тридцатники". А в прошлом месяце в клуб завезли десять "четвертаков" из Мозамбика.
- Откуда ты знаешь возраст Бена и Тима. Вроде об этом речь не шла. Ты, что видела их паспорта?
- Нет, у эфиопов самые крупные хоботы во всей Африке, минимум тридцать сантиметров, а у мозамбикцев меньше, двадцать пять.
- Я не могу представить, какой это длины.
Через минуту Элла возвратилась из спальни с закроечным метром м сразу отмотала его до отметки "тридцать". Челюсть её передёрнулась:
- Ты, что, с ума сошла? Они же убьют нас.
- Не убьют, они чувствуют, когда можно глубже войти.
- Ну, я не знаю, я боюсь..
- Слушай, подруга, уже второй час ночи. Деньги заплачены, им-то абсолютно всё равно. Позови своего Тима в кухню чай попить.
- Чай? Зачем? Мы разве в клубе не напились?
- Элла, ну что же ты такая недогадливая?
Когда, наконец, хозяйка налила две чашки чая и поставила розетку с вареньем на кухонный стол, Тим сказал:
- Чай, это есть хорошо!
- А, вы, ты, правда, из Эфиопии?
- Да, да, Эфиопия, Эфиопия.
Из гостиной уже не доносились звуки беседы Лидочки и Бена. Элла заволновалась, и, делая вид, что пошла в туалет, украдкой заглянула в гостиную. Глаза её выкатились, она даже забыла, куда шла и что Тим наблюдает за ней в этот момент из кухни. У Лидочки во рту находилась небольшая часть крупного чёрно-коричневого дрына. Она обхватила его обеими руками. Бен держал голову Защёкиной и наклонял её на себя, помогая своей партнёрше. Дрын только на четверть вмещался во рту Лидочки. Дальнейшее его продвижение вглубь гортани вызывало у женщины рвотный рефлекс. Бен посадил партнёршу на своё место, снял с неё последнее бельё, согнул белые ножки Лиды в коленях. Сим-сим ждал своего Али-Бабу. Эфиоп не спешил, он аккуратно смазал своим длинным языком весь пылающий кратер женщины. Она тихо постанывала. Бен привстал, навёл голову гиганта на цель и, аккуратно, делая круговые движения, начал спуск в жерло вулкана. Когда добрая половина чёрного дрына исчезла в дебрях Лидочкиных джунглей, хозяйка вулкана вскрикнула. Бен, чувствуя это, немного вышел.
Элла чувствовала, что "течёт". Острая волна желания и страсти захлестнула её с головой. И вот, когда она, забыв о Тиме, аккуратно полезла рукой в своё огнедышащее жерло, кто-то обнял её сзади. Да, это был Тим, и Элле уже было всё равно, что он будет с ней делать. А он наклонил её, устранил последнее препятствие на своём пути. Элла почувствовала что-то очень тёплое и твёрдое, которое, раздвинув влажные ворота, медленно, поступательными движениями входило в неё глубже и глубже.
"Господи, где же конец?" - думала Элла.
Наконец, она опустилась на четвереньки и продолжала смотреть на Лиду и Бена. У болванки, входящей в неё, казалось, отсутствовал край. Внезапно сильная резкая боль пронзила все её внутренности. Элла, инстинктивно спасаясь от боли, пошла на четвереньках вперёд, однако напарник преследовал её до самого места утех Бена и Лиды. Элла положила голову на мягкую поверхность дивана и застонала,- всё, отступать было некуда. А Тим, обхватив ягодицы хозяйки, только набирал скорость. Бен и Лида, между тем, поменяли позу. Негр сел, откинулся на спинку дивана и выставил напоказ всем присутствующим своего "эфиопа".
"Это и есть тридцатник" - подумала Элла.
А Лида медленно навела свою цель на эту ракету и медленно, совершая возвратно-поступательные движения, почти полностью насадила себя на неё. Бен обхватил кольцом талию женщины, и вот уже пара запряжённых и осёдланных коней галопом мчалась к своему финишу. Элла тоже захотела повторить подвиг Защёкиной, а Тим, понял желание женщины, вышел из неё и занял свободное место рядом с Беном.
"А, что, мне тоже предстоит сесть на это?" - подумала Элла, глядя на снаряд, достающий Тиму почти до подбородка.
Что-то надо было делать, а пара лошадей продолжала свой бег. Они стонали и визжали от удовольствия, никого не боясь и не стесняясь.
Кто-то постучал по трубам отопления.
"Это соседи, слишком шумно" - заключила Элла.
Стучали быстро, но потом стук успокоился, утихомирился, принял спокойный монотонный темп. Лида тоже замедлила свой бег и вот уже приноровилась к нему, опускаясь в такт ударов по трубам.
"Молодец сосед, недаром имеет звание заслуженного дирижёра" - с гордостью подумала Эллочка.
Она встала на диван ногами в полный рост и посмотрела в глаза Тиму и другому господину, которого ей предстояло спрятать внутри себя.
"Будь, что будет" - подумала хозяйка "Булок на полке" и потихоньку начала спуск с Мон-Блана. Удивительно, но с каждым нажимом, давя тяжестью всего своего тела, Элла опускалась всё ниже и ниже. Когда добрая половина пути, наконец, была пройдена, она упёрлась руками о плечи Тима, контролируя своё приземление согнутыми ногами.
А монотонный звук всё продолжался, будто дирижёр видел всё, что творилось в соседской квартире. Элла, приноровившись к своему гостю, тоже стала подстраиваться под "трубный" темп, и вот уже через несколько секунд обе пары скакали на своих чёрных лошадках, стараясь не обгонять и не отставать друг от друга.
А темп стука постепенно увеличивался, диван скрипел и пищал под мощными ударами и массой четвёрки молодых резвых жеребцов. Внезапно Тим вскрикнул, поднял на своих мускулистых руках зад Эллы и разрядился на её тело, мощной струёй заливая грудь, лицо и живот наездницы нескончаемой массой белой тягучей лавы.
Бен и Лида тоже были готовы к прощальному салюту. Невидимый дирижёр увеличил стук до такой скорости, что капли пота непрерывно стекали на утомлённое лицо Бена. И вот, когда до вершины скалы остались считанные метры, и пара находилась у ворот рая, стук резко прекратился.
- Стучи! Стучи! - хором закричала великолепная четвёрка.
Крик был настолько сильным, что все жильцы дома по этому стояку начали долбить по своим трубам железными предметами.
- Да, да, это прекрасно! А, а, а..- вместе кричали любовники. - Падаем!!!
Бен не успел извлечь свой ствол пушки, как белый жидкий порох ручьём хлынул из горячего вулкана Лиды, стекая по бесконечной поверхности чёрного снаряда.
..Когда Элла Слоник проснулась, с трудом отрывая своё тело от липкой поверхности дивана, часы на столе показывали 14.30. Кроме неё в квартире никого не было.
"Да, неплохо было, если это не сон"
Хотелось пить. Элла попробовала подняться на ноги, но тотчас же упала опять на диван. Сильная боль в промежности мешала её дальнейшим движениям по квартире. Взгляд Эллы упал на тумбочку возле дивана. Там стояли две банки пива и записка:
"Эллочка, отдохни до завтра, я возьму "Булки на полке" на себя. Лида".
1

Рейтинг: 0 476 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!