ГлавнаяВся прозаМалые формыНовеллы → Народное ликование в Амстердаме

 

Народное ликование в Амстердаме

1 июня 2014 - Юрий Урм
В связи с технической проблемой, возникшей с автобусом, на котором я вместе с группой туристов из Эстонии, путешествовали по Европе, все мы вышли из него в районе центрального железно -дорожного вокзала города Амстердам.
Наша группа сильно отличалась своим внешним видом от местных. В 1995 году, в Голландии был в моде черный цвет, меня поражали молодые девушки в тонких, полупрозрачных платьях серого или черного цвета, в комплекте с тяжелыми черными ботинками на громадной платформе. Эта особенная северная эстетика трудно воспринималась нами, прибывшими из тоже далеко не южной страны.
Наши женщины были одеты по погоде - в светлые и в основном белые тона, это выделяло нас всех, из большой толпы людей, на площади перед вокзалом. Время тянулось медленно и мы стояли наблюдая картинки из жизни местных людей. Недалеко от нас заиграл трубач. Он раскрыл чемодан для пожертвований и рядом с ним собралась группа зевак и помощников.  Играл он из рук вон плохо, врал каждую третью ноту и я отвернулся, чтобы не показывать ему свою неприязнь. Несмотря на ужасную игру трубача, ко мне подошел один человек из его свиты и в жесткой форме потребовал   проявить уважение к талантливому музыканту, заплатив ему гульденами. Никто из нас не отреагировал на претензию и он ушел сильно разочарованным. Позже, он неоднократно, с укором и откровенной злобой поглядывал на нас.

Напротив нас на островке стояла полицейская машина, в ней сидели полицейские они периодически отвечали на звонки и звонили сами, а в перерывах, между своими профессиональными переговорами по телефону, они внимательно и с явной симпатией, поглядывали на наших женщин, в белом. Изредка они обменивались между собой впечатлениями от облика женщин из чужой страны, так разительно отличавшихся от тех, кого они привыкли видеть, ежедневно. Они с приятными улыбками на лицах, вели меж собой явно мужские разговоры.

Идиллия прекратилась после очередного звонка, мужчины мгновенно преобразились, они переключились на предстоящее решение проблем и быстро уехали в неизвестном направлении.

Прошло немало времени, а мы все еще стояли у вокзала и продолжали ждать свой автобус из ремонта. Далее мы временно перебазировались в помещение вокзала. Там к нам подошел чернокожий житель Голландии с какими-то тарелками и кастрюльками в руках. Он попросил меня посторожить его вещи и при этом похвалился большим заработком сегодняшнего дня, который не преминул тут же продемонстрировать нам. В руках его действительно была впечатляющая пачка гульденов. Я отказался брать на свою ответственность его не реализованный товар, чем сильно задел его. Он стал обвинять меня в расизме, несколько раз спросил меня: ты не любишь негров? Я оставил его провокационный вопрос без ответа, так как люблю я только самых близких родственников, а к остальным отношусь толерантно. Воздух накалился и тут один из пассажиров разрядил обстановку, он согласился посторожить вещи настырного торгаша. Все мы вновь вернулись на свежий воздух.

На площадь вернулся и полицейский автобус, с теми же людьми, он сделал маневр на кругу и неожиданно, прямо у нас на глазах столкнулся с проезжавшим по площади трамваем. Думаю, причиной их невнимательности стало то, что парни были приятно удивлены и очарованы тем, что женщины в белом, все еще были на площади, они так увлеклись наблюдением за женщинами, что не заметили этот чертов трамвай.  Несмотря на то, что звук от удара и был очень громким, авария была не очень серьезной.  При этом ремонт транспорта в Европе очень дорог, за каждое движение работнику приходится платить, естественно настроение у полицейских сильно испортилось.

Они снова въехали на тот же островок и стали ждать приезда дорожной полиции. Тут началось что-то невообразимое: люди на площади, как по команде, начали кричать, улюлюкать, бросать в воздух головные уборы и откровенно ржать над полицейскими, глядя им прямо в глаза. Начался стихийный праздник ненависти. В своих проявлениях злорадства они не придерживались никаких, даже минимальных рамок приличия, я уже не говорю о хотя-бы малейшем намеке на - проявлении сочувствия.

Мы молча стояли ошарашенные от увиденного и услышанного, никому из нас не пришло в голову присоединиться к этому дикому шабашу, и мы лишь с удивлением осознавали то, что не любят брата полицейского не только у нас, но и в этой, благополучной стране.

Наши взгляды встретились со взглядами полицейских, обе стороны испытывали неловкость и дискомфорт от этой жуткой, атмосферы народного ликования, по поводу большой неприятности у тех, кто призван охранять покой и жизнь этих самых горлопанов на площади. И ведь действительно охраняют, и покой и жизнь, как ни странно, иногда и ценой своей собственной жизни… 
Мы молча посочувствовали им, они это поняли и с благодарностью приняли...

© Copyright: Юрий Урм, 2014

Регистрационный номер №0218221

от 1 июня 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0218221 выдан для произведения:
В связи с технической проблемой, возникшей с автобусом, на котором я вместе с группой туристов из Эстонии, путешествовали по Европе, все мы вышли из него в районе центрального железно -дорожного вокзала города Амстердам.
Наша группа сильно отличалась своим внешним видом от местных. В 1995 году, в Голландии был в моде черный цвет, меня поражали молодые девушки в тонких, полупрозрачных платьях серого или черного цвета, в комплекте с тяжелыми черными ботинками на громадной платформе. Эта особенная северная эстетика трудно воспринималась нами, прибывшими из тоже далеко не южной страны.
Наши женщины были одеты по погоде - в светлые и в основном белые тона, это выделяло нас всех, из большой толпы людей, на площади перед вокзалом. Время тянулось медленно и мы стояли наблюдая картинки из жизни местных людей. Недалеко от нас заиграл трубач. Он раскрыл чемодан для пожертвований и рядом с ним собралась группа зевак и помощников.  Играл он из рук вон плохо, врал каждую третью ноту и я отвернулся, чтобы не показывать ему свою неприязнь. Несмотря на ужасную игру трубача, ко мне подошел один человек из его свиты и в жесткой форме потребовал   проявить уважение к талантливому музыканту, заплатив ему гульденами. Никто из нас не отреагировал на претензию и он ушел сильно разочарованным. Позже, он неоднократно, с укором и откровенной злобой поглядывал на нас.

Напротив нас на островке стояла полицейская машина, в ней сидели полицейские они периодически отвечали на звонки и звонили сами, а в перерывах, между своими профессиональными переговорами по телефону, они внимательно и с явной симпатией, поглядывали на наших женщин, в белом. Изредка они обменивались между собой впечатлениями от облика женщин из чужой страны, так разительно отличавшихся от тех, кого они привыкли видеть, ежедневно. Они с приятными улыбками на лицах, вели меж собой явно мужские разговоры.

Идиллия прекратилась после очередного звонка, мужчины мгновенно преобразились, они переключились на предстоящее решение проблем и быстро уехали в неизвестном направлении.

Прошло немало времени, а мы все еще стояли у вокзала и продолжали ждать свой автобус из ремонта. Далее мы временно перебазировались в помещение вокзала. Там к нам подошел чернокожий житель Голландии с какими-то тарелками и кастрюльками в руках. Он попросил меня посторожить его вещи и при этом похвалился большим заработком сегодняшнего дня, который не преминул тут же продемонстрировать нам. В руках его действительно была впечатляющая пачка гульденов. Я отказался брать на свою ответственность его не реализованный товар, чем сильно задел его. Он стал обвинять меня в расизме, несколько раз спросил меня: ты не любишь негров? Я оставил его провокационный вопрос без ответа, так как люблю я только самых близких родственников, а к остальным отношусь толерантно. Воздух накалился и тут один из пассажиров разрядил обстановку, он согласился посторожить вещи настырного торгаша. Все мы вновь вернулись на свежий воздух.

На площадь вернулся и полицейский автобус, с теми же людьми, он сделал маневр на кругу и неожиданно, прямо у нас на глазах столкнулся с проезжавшим по площади трамваем. Думаю, причиной их невнимательности стало то, что парни были приятно удивлены и очарованы тем, что женщины в белом, все еще были на площади, они так увлеклись наблюдением за женщинами, что не заметили этот чертов трамвай.  Несмотря на то, что звук от удара и был очень громким, авария была не очень серьезной.  При этом ремонт транспорта в Европе очень дорог, за каждое движение работнику приходится платить, естественно настроение у полицейских сильно испортилось.

Они снова въехали на тот же островок и стали ждать приезда дорожной полиции. Тут началось что-то невообразимое: люди на площади, как по команде, начали кричать, улюлюкать, бросать в воздух головные уборы и откровенно ржать над полицейскими, глядя им прямо в глаза. Начался стихийный праздник ненависти. В своих проявлениях злорадства они не придерживались никаких, даже минимальных рамок приличия, я уже не говорю о хотя-бы малейшем намеке на - проявлении сочувствия.

Мы молча стояли ошарашенные от увиденного и услышанного, никому из нас не пришло в голову присоединиться к этому дикому шабашу, и мы лишь с удивлением осознавали то, что не любят брата полицейского не только у нас, но и в этой, благополучной стране.

Наши взгляды встретились со взглядами полицейских, обе стороны испытывали неловкость и дискомфорт от этой жуткой, атмосферы народного ликования, по поводу большой неприятности у тех, кто призван охранять покой и жизнь этих самых горлопанов на площади. И ведь действительно охраняют, и покой и жизнь, как ни странно, иногда и ценой своей собственной жизни… 
Мы молча посочувствовали им, они это поняли и с благодарностью приняли...

Рейтинг: 0 291 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!