ГлавнаяВся прозаМалые формыНовеллы → Моряк на лошади

 

Моряк на лошади

article220223.jpg

Когда мы находимся на полевых аэродромах, дисциплинарные рамки расширяются. Из двойного гнета, начальственного и семейного, остается только один. И неудивительно, что каждую свободную минуту мы пускались во все тяжкие. И не только юные лейтенанты, они, кстати, были самыми скромными, но и серьезные комэски. Комэскам едва по тридцать лет было. Морская авиация, сэр.

            Так один из них, проснувшись в понедельник в незнакомой избе, глянул на ходики, потом на свои «Штурманские», сбросил пухлую белую руку со своего плеча и начал быстро и сосредоточенно одеваться.

            Выйдя на крыльцо, он поинтересовался у бабули, суетившейся по двору, что это за деревня. Бабушка сказала. Это озадачило комэска. После длительного допроса оказалось – до аэродрома десять километров, автобус ушел и будет только завтра. Единственный транспорт – колхозный Газ-51, но он в ремонте. Хотя, может, и починили. Дойти пешком ко времени самого важного на неделе построения не представлялось возможным. Дорогу, уходящую в туман, бабуля указала вполне понятно.

            Комэск тронулся в путь. Сразу за последней избой он увидел лошадь. К ее морде был привязан обрывок веревки. Больше никаких органов управления не наблюдалось. Комэск разбежался, хлопком оперся ладонями о лошадиный круп и запрыгнул на белую спину. Лошадь лениво затрусила, куда глаза глядят, но летчик дотянулся до обрывка веревки, ударил каблуками по гулкому брюху и добился, чтобы лошадь направила свой галоп по деревенской дороге.   

Из-за забора послышалось: «Э!». Потом еще раз, но громче. Потом крик:«Андрюха! Моряк лошадь украл!», « …ать! …ать! …ать! …заводи!». Пока старый «газон» запускался, да пока прогрелся, да пока экспедиция собралась, моряк с глаз скрылся. Но колхозники прекрасно знали, где в их лесных краях моряки водятся. И прямо на аэродром покатили.

            А комэск лошадке лениться не давал. В двадцать минут, которые оставались до построения, он доскакал до расположения полка. Бросил лошадь – и к строю. Его начальник штаба уж эскадрилью построил и к нему навстречу с докладом спешит. Тут и колхозники подоспели и к нему, с жалобой:

– Товарищ подполковник, ваш летчик нашу лошадь украл, – а сами на его брюки косятся.

Тут комэск в ярость пришел:

            - Кто посмел у колхозников лошадь украсть?! Да я того и с должности, и звания лишу и вообще. До чего дожили…! Лошадей красть!!!

            Видят крестьяне, что худо конокраду будет, а может, и белую лошадиную шерсть, что густо в командирские черные брюки понатыкалась, приметили, только они на попятную пошли.

            - Да, ладно, товарищ командир…! Мы кобылку… того… заберем. А если кому из летчиков покататься захочется или в гости к кому охота припадет…. Милости просим! Так мы кобылку того…, да?

            – Конечно, конечно. Только я этого так не оставлю. Я с негодяя семь шкур…

            И пошел в барак за щеткой, брюки чистить.

 

© Copyright: Александр Шипицын, 2014

Регистрационный номер №0220223

от 10 июня 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0220223 выдан для произведения:

Когда мы находимся на полевых аэродромах, дисциплинарные рамки расширяются. Из двойного гнета, начальственного и семейного, остается только один. И неудивительно, что каждую свободную минуту мы пускались во все тяжкие. И не только юные лейтенанты, они, кстати, были самыми скромными, но и серьезные комэски. Комэскам едва по тридцать лет было. Морская авиация, сэр.

            Так один из них, проснувшись в понедельник в незнакомой избе, глянул на ходики, потом на свои «Штурманские», сбросил пухлую белую руку со своего плеча и начал быстро и сосредоточенно одеваться.

            Выйдя на крыльцо, он поинтересовался у бабули, суетившейся по двору, что это за деревня. Бабушка сказала. Это озадачило комэска. После длительного допроса оказалось – до аэродрома десять километров, автобус ушел и будет только завтра. Единственный транспорт – колхозный Газ-51, но он в ремонте. Хотя, может, и починили. Дойти пешком ко времени самого важного на неделе построения не представлялось возможным. Дорогу, уходящую в туман, бабуля указала вполне понятно.

            Комэск тронулся в путь. Сразу за последней избой он увидел лошадь. К ее морде был привязан обрывок веревки. Больше никаких органов управления не наблюдалось. Комэск разбежался, хлопком оперся ладонями о лошадиный круп и запрыгнул на белую спину. Лошадь лениво затрусила, куда глаза глядят, но летчик дотянулся до обрывка веревки, ударил каблуками по гулкому брюху и добился, чтобы лошадь направила свой галоп по деревенской дороге.   

Из-за забора послышалось: «Э!». Потом еще раз, но громче. Потом крик:«Андрюха! Моряк лошадь украл!», « …ать! …ать! …ать! …заводи!». Пока старый «газон» запускался, да пока прогрелся, да пока экспедиция собралась, моряк с глаз скрылся. Но колхозники прекрасно знали, где в их лесных краях моряки водятся. И прямо на аэродром покатили.

            А комэск лошадке лениться не давал. В двадцать минут, которые оставались до построения, он доскакал до расположения полка. Бросил лошадь – и к строю. Его начальник штаба уж эскадрилью построил и к нему навстречу с докладом спешит. Тут и колхозники подоспели и к нему, с жалобой:

– Товарищ подполковник, ваш летчик нашу лошадь украл, – а сами на его брюки косятся.

Тут комэск в ярость пришел:

            - Кто посмел у колхозников лошадь украсть?! Да я того и с должности, и звания лишу и вообще. До чего дожили…! Лошадей красть!!!

            Видят крестьяне, что худо конокраду будет, а может, и белую лошадиную шерсть, что густо в командирские черные брюки понатыкалась, приметили, только они на попятную пошли.

            - Да, ладно, товарищ командир…! Мы кобылку… того… заберем. А если кому из летчиков покататься захочется или в гости к кому охота припадет…. Милости просим! Так мы кобылку того…, да?

            – Конечно, конечно. Только я этого так не оставлю. Я с негодяя семь шкур…

            И пошел в барак за щеткой, брюки чистить.

 

Рейтинг: +2 195 просмотров
Комментарии (6)
Лариса Чайка # 11 июня 2014 в 00:08 +1
Интереснейший рассказ,Александр!Перекликается немножко с сюжетом фильма "Вокзал на двоих",где тоже едва успели к перекличке!
Александр Шипицын # 11 июня 2014 в 10:47 +1
Лариса, честное слово, такого красивого спасиба я в жизни не видел. И вам - мерси!
Лариса Чайка # 11 июня 2014 в 16:24 0
За такой великолепный рассказ еще раз Вам Спасибо!
Александр Шипицын # 11 июня 2014 в 17:17 0
Лариса, вы меня убиваете - красота!
Юрий Ишутин ( Нитуши) # 11 июня 2014 в 09:03 0
Припрёт- и на ишака,и на верблюда сядешь! laugh
Александр Шипицын # 11 июня 2014 в 13:38 +1
Офицер и падать должен - головой в сторону построения.