ГлавнаяВся прозаМалые формыНовеллы → Куплено - продано

 

Куплено - продано

2 июня 2012 - Игорь Коркин

Здравствуйте! Меня зовут Локов Эдуард. Я – москвич. Моя основная профессия – переводчик. Я перевожу слепых с одной стороны улицы на другую. В 97-году я устроился в одну неплохую организацию, занимающуюся подобными услугами. Работая в ней, мои человекопереводы достигали до полутора тысячи человек за смену. Однажды, зимой, я простудился и не смог встать с постели к положенному времени. Естественно, мои клиенты замёрзли, дожидаясь меня на морозе, и не смогли перейти улицу самостоятельно. Всё очень просто – меня уволили. Денежки быстро закончились, я доел последние запасы, которые оставил на чёрный день и принялся штудировать газету "Работа и зарплата", которую нашёл на ступеньках лестничной площадки в моём подъезде. Листы были очень скомканы, но я расправил их с помощью утюга. Также этот железный предмет помог мне подсушить странные пятна, оставленные неизвестными гостями моего подъезда. Я знал цифры, поэтому довольно быстро собрал все листы в порядке очерёдности.
Надо сказать, что в далёком 97-м году в русский лексикон стремительно вливались новые, ранее неизвестные мне слова, поэтому, я, как дуб, просто читал их, не зная, что на самом деле делает человек такой-то профессии. Битый час я просидел за этой вонючей газетой и решил немного вздремнуть, однако голод не давал мне это сделать, я натянул респиратор и продолжил работу соискателя. Вскоре мои уставшие глаза обратили внимание на странное название:
"Риэлторская компания "Мы за ценой не постоим" будет рада новым сотрудникам. Опыт не требуется"
Надо сказать, что слова "риэлтор", "ритейлер", "ротвейлер", "римейкер" для меня ничего не означали, поэтому я пропустил это объявление, но прилипчивая песенка из ранее просмотренного фильма "Белорусский вокзал" так прилипла ко мне, что я почему то решил, что "Мы за ценой не постоим" не будет против моей хорошей зарплаты.
Пройдя несколько арок по указанному адресу, я очутился во внутреннем дворе старых обшарпанных домов, плотной стеной окруживших меня. Надо сказать, что фасады этой Бастилии до уровня третьего этажа напоминали настоящую несмываемую доску объявлений. Не надо было спрашивать у какой-нибудь бабушки об интересующей вас фирме или конкретном человеке, можно было просто постоять, посмотреть вокруг и всё – блюдце с секретами сразу разбивалось. Все первые этажи занимали фирмы с различными названиями, смысл которых никто не мог понять. На самих стенах вплоть до третьего этажа любой прохожий мог узнать, кто, когда и в какое время предоставляет услуги эротического характера, кто стирает, развлекает и играет на свадьбах, делает качественный ремонт, прочищает унитазы, кормит и сразу усыпляет домашних животных, кто продаёт мебель и сдаёт комнаты, выносит помойные вёдра за сигарету, торгует квашеной капустой и самогонкой, подбирает ключи к любой квартире. Настраивает любые инструменты, в том числе и музыкальные. Например:
"Тамада – телефон", а рядом "Даю с 8-00 до 17-00 без выходных – телефон и имя – Котик, причём котик мог быть обоих полов - как самочка, так и кобелёк. "Баянист – телефон", а рядом "Сосу с 23-00 до 6-00 на вашей территории, воскресенье выходной – телефон". Что сосу, никто не указывал.
"Наверное, голодный человек, палец сосёт" - подумал я.
Или:
"Продам кота, который носит продукты с чужих балконов". Наверное, закормил хозяина.
"Отдам кровь за соответствующее вознаграждение".
"Выловлю всех тараканов за одну ночь".
"Две киски хотят парного молочка"
"Клею самоклеющиеся обои".
"Отсасываю воду во время и после потопа"
"Поговорю серьёзно с вашей тёщей".
"Обменяю полные бутылки на пустые, а потом, наоборот".
Тоесть, чисто теоретически, можно было заказать того, кто откроет тебе квартиру, кто даст тебе или пососёт твой палец. Потом, там же, выпить самогонки, закусить квашеной капустой, а баянист или тамада скрасит обыденность сексуальных услуг. Полный сервис!
Судя по облезлым стенам мокрого подвального помещения, никто больше не претендовал на этот "крысятник", и я, естественно, сразу догадался, о какой цене на мой труд может пойти речь. В подвале, перед входом в само помещение, была лужа, в которой лежали кирпичи для прохода клиентов. В воде плавала фанерная табличка с надписью: "Извените за ниудобсва".
"Почему неудобства? – подумал я, ведь кирпичики расставлены точно по ходу ног человека. Даже очень удобно".
Маленький коридорчик насчитывал всего три двери, на одной из которых висел крупный амбарный замок для запирания амбаров с мукой от голодающих людей. Я решил зайти в первую полуоткрытую дверь и резко дёрнул за ручку, которая почему-то сразу оторвалась. Виновато и нежно держа её на обеих руках, словно сердце Бонивура, я зашёл внутрь.
- У вас паук на пиджаке сидит, - сказал худощавый блондин с длинными волнистыми волосами.
Не слушая его, я вытащил записку с фамилией нужного мне человека:
- Цыклин Олег, это вы? – спросил я и выложил на его стол "ароматный" лист рекламной газеты.
- Да, а разве вы не видите, что у меня на бэйджике пишется? – нервно ответил ходячий скелет и отбросил лист в сторону.
- Да, а что, вы разве не видите, что у меня на бэйджике пишется?
Чисто интуитивно я догадался, что новое для меня слово "бэйджик" обозначает табличку, приколотую к одежде человека, на которой пишется его фамилия и занимаемая должность. Так вот, на табличке я прочёл:
"Циклин О.Н Мэнэжэр"
Я почемуто вспоминал правописание некоторых частиц русского языка.
"Ча-ща, джы-ши. Чёрт, как же правильно пишется слово "Циклин"? Какая буква должна следовать за "Ц", "И" или "Ы"? Вроде "на цыпочках" пишется с "Ы"".
- Так вы будете убирать паука с пиджака или нет? – настаивал волосатый скелет.
- Скажите, мэнэжэр, вы уверены, что слово "Циклин" пишется с буквой "И" после "Цэ"?
Пока он думал, я внимательно пригляделся к табличке. Слово "Циклин мэнэжэр" было написано фиолетовым карандашом на кусочке тетрадного листа в клетку, разорванного по краям. Листочек закрывало стёклышко. Такие я видел на масках сварщиков. Так вот, тетрадный листок был приклеен к стёклышку сварщика двумя тонкими ленточками малярного скотча.
- Так вы паука с пиджака снимать будете? – продолжал настаивать Скелет.
- Это брошь! – невозмутимо парировал я.
Удар был такой силы, что очки Циклина зациклились только на пауке, а язык застрял где-то далеко в гортани.
А мысль о правильности написания его фамилии попрежнему не давала мне покоя.
"Цыновка, менструальный цыкл, мотоцыкл, цырк".
Наконец, мэнэжэр заглотил порцию кислорода и нервно произнёс:
- Ну, а ваша фамилия, какая?
- Локов Эдуард Матвеевич.
Циклин постучал кулаком в перегородку, которая издала звук разрываемого детского картона:
- Рима, принеси бланк анкеты и "а четыре" для заявления.
Через минуту пирамидального вида женщина зашла в кабинет начальника. На её пиджаке, смахивающего на стиральную доску, красовался такой же бэйджик с красивой фамилией "Цыцына".
- Так, Эдуард Матвеевич, пока мы вас посадим на тариф – пятьсот долларов в месяц. Дальнейшее наше сотрудничество будет зависеть только от вас.
- Римочка,- оформляй человечка.
- Как вас зовут? – обратилась ко мне Цыцына.
- Лохов он, Лохов, - перебил меня Скелет.
Конечно, моё нутро протестовало, но слово "пятьсот" уже грело мой голодный желудок и сушило промокшие от дождя полуразвалившиеся ботинки.
- Да, Римочка, срочно сделай нашему новому работнику бэйджик.
Только дверь за Римочкой закрылась, Циклин сходу спросил меня:
- Эдик, ты с риэлторами сталкивался когда-нибудь?
"Это уже вопрос по существу. Может, это вид борьбы, или, другой вид спорта?"
- Нет не толкался.
- Всё очень просто. Риэлтор – это тот же купи-продай, только в области приобретения, продажи или аренды жилья. Утром, к десяти утра вместе с Римочкой будете заходить ко мне за заказами. Тебя, Эдик, я пока посажу на комнаты. Советую завести две большие тетради – одну для хозяев, другую для арендаторов.
Внезапно, бесшумно в дверях появилась Римочка
- Готово, Олег Николаевич.
- Обязательно это надень, - Олег Циклин сунул мне такое же изобретение, как у него. Под стёклышком было написано:
"Лохов Э.М"
- Олег, вы сварщик? – спросил я наконец.
Это был нокаут.

Цыцына Римма была агентом со стажем и меня прикрепили к ней, типа стажёром. С самого утра на следующий день Скелет выдал нам несколько адресов, как гончие псы, принялись за работу. Мы с Риммой сидели в одной комнате, в которой, по всей вероятности располагалась прачечная. У каждого из нас был свой городской телефон. Я открыл свою новенькую тетрадь и в разделе "Хозяева" прочёл:
"Возьму двух мужчин, без собаки, не синяков, не курящих, восемь квадратов".
Я тупо уставился на эту надпись, ничего не понимая. Олег объяснил, что удачная сделка – это 20% со сделки – в карман агента. Время шло, а я не знал, что делать. Цыцына, сидящая напротив, быстро говорила:
- Телефон? Зачем вам телефон? Телевизор? Вы, что, в Москву приехали телевизор смотреть?
Единственно, кто мог реально мне помочь в данном случае, это была Римочка, которая так старалась "уболтать" клиента, что её цыцы тряслись, вырываясь из двух тесных матерчатых колпаков. Наконец, она назначила встречу, выдохнула и положила трубку.
- Рим, а что такое "синяк"?
- Эдик, это лицо, отличающееся от лица русского человека.
- В смысле? Глазами, ушами?
- Всем..
- Почему их не хотят селить, разве они не люди?
- Это не объяснишь, ты работай, не теряй время.
Надо было подобрать двух мужчин на восемь квадратов. В разделе "Арендаторы" я нашёл объявление "Семья цыган снимет комнату"
- Рим, скажи, а цыгане, это синяки или нет?
- Не знаю. Так, Эдик, я поехала на сделку, ты поработай один. Если что, Олег тебе поможет.
Только Цыцына цыцнула из прачечной, я сразу набрал телефон хозяина:
- Слушаю, - раздался в трубке голос неизвестного пола.
- Я квартирный агент..
- Ну, и что дальше?
- Как, что, семья цыган снимет комнату..
- Какую комнату?
- Ну, вашу, наверное..
- А почему вы думаете, что она её снимет?
- Ну, вы же хотите сдать комнату двум мужчинам, а семья цыган хочет её снять.
- Вы разве не представляете, что означает семья цыган?
- Нет, не представляю..
- Так какие проблемы? Представьте.
В трубке раздались короткие гудки.
Я опять уткнулся в тетрадь:
"Сдам койко-место в запроходной комнате холостой девушке".
Я не знал, что такое "койко-место" и запроходная комната, но "холостая", примерно представлял – без мужа, значит.
В разделе "Арендаторы" я нашёл таки женщину, но с ребёнком.
"Интересно, с ребёнком, это холостая или нет. Вроде, ребёнок – это не мужчина. Надо позвонить сначала хозяину".
- Здрасьте, я агент..
- Очень хорошо! Где ваш клиент?
- Женщина с ребёнком хочет снять запроходную комнату, - прочёл я.
- Нет, там уже живёт одна женщина. Полностью сдать не можем. Только место на втором ярусе двухъярусной кровати.
- У вас, что, поезд?
- А вы, что, проводник?
- Нет, агент.
- Агент проводника?
Удивительно, но на второй ярус согласился только мужчина по имени Вагит.
- А мужчина по имени Вагит вас устроит? – спросил я после небольшого перерыва.
- Какой ещё Вагин? Нам нужна девушка-студентка на койко-место.
Всё, мои нервы сдали. Захотелось есть, и я вышел во двор почитать объявления в поисках забегаловки. Долго искать не пришлось, объявление "Пирожки со вкусом мяса здесь" было начертано красной краской над входом в подвал. Я спустился вниз и пошёл по слабоосвещённому коридору. Действительно, откуда-то изнутри доносился запах стряпни, а на стрелках- путеводителях писалось: "пирожки здесь". После десяти минутного хождения по стрелкам я пришёл на то место, откуда и пришёл.
"Чёртовы пирожки. Интересно узнать, как это, со вкусом мяса. Вот бы попробовать".
Так ничего не найдя, я вернулся в офис. На моём месте сидел Олег.
- Эдик, мы так не договаривались. Мне нужен проворный агент. Пока ты ходил-гулял, я нашёл тебе заказ. Сейчас поедешь на Чкаловскую.
Всё очень просто. Я встретился с девушкой-клиенткой и пошёл устраивать её на койко-место. Нас встретил татуированный с ног до головы мужчина средних лет. Он не представился и сразу начал рассказывать о преимуществах и недостатках своей "трёшки":
- Я музыкант и редко бываю дома, - начал он.
- Вы нам не нужны, нам нужна комната. Где ваша комната?
Бог тату открыл довольно большую комнату, которая до потолка была завалена всевозможными музыкальными инструментами, в основном, духовыми. Трубы и валторны висели даже на потолке, привязанные цепями. Раскладушка музыканта находилась между двумя пианино.
- Я не понял, что это?
- Ну, вы же сами сказали, чтобы я показал вам мою комнату. Вот она.
- Хорошо, - терпеливо и членораздельно сказал я. – Поставим вопрос так. В какой части вашей музыкальной квартиры находится комната для девушки, которая пришла со мной. Я – агент.
Бог тату открыл ещё одну комнату, значительно меньших размеров. На одной из двух кроватей лежало что-то непонятное вверх спиной. Между кроватями на полу маленький телевизор, а по соседству ведро, в которое в потолка капала вода. Ещё одно ведро "ловило" капли в углу, у двери.
- Что, у вас крыша протекает? – спросила клиентка и поставила свой саквояж на пол.
- Нет, это соседка. Она страдает шизофренией. Воду забыла выключить..
- И что же теперь делать? – продолжала свой допрос будущая квартирантка.
В это время тело, покоящееся на кровати зашевелилось и перевернулось на спину. Это была девушка. Ни капли не стесняясь своих топов, она возмущённо протянула:
- Как, что делать? Когда вёдра наполнятся водой, вылить их в унитаз, а пустые поставить на прежнее место.
В это время в дверь позвонили, и музыкант открыл дверь.
- Вы давали объявление на койко-место? – раздался женский голос.
- Да, я давал в три агентства.
- Так оно ещё не сдано?
- Сдано!!! – громко и зло закричала моя клиентка. – Вы опоздали. Сколько я вам должна?
Честно говоря, я не ожидал такого развития событий, поэтому и сказал, что взбрело в голову:
- Двести баксов фирме, остальное решайте с хозяином.
Подписав все необходимые документы, через десять минут я уже бежал по длинным лестничным маршам старого дома.
"Есть! Первая сделка прошла успешно".
Вид заработанных денег окрылил меня, сподвиг на ещё более ответственные риэлторские сделки.
"Семья из Молдавии снимет однокомнатную квартиру"
"Однушка для большой семьи"
Я уже прекрасно знал, что эти два объявления прекрасно сочетаются между собой. Я знал, что такая квартира спокойно может принять до пятидесяти жильцов и получал процент и бонус.
Сделки сыпались одна за другой. Скоро мы расширились и взяли ещё одного агента на работу. Мне достался дополнительный офис на третьем этаже, окна которого выходили в наш внутренний двор. Под моим окном кто-то написал жёлтой краской:
"Аладьи из страуса в квартире 139"
Надо сказать, что мы работали дружно, предлагая подходящих клиентов друг другу. Я часами не отрывал трубку от уха , а Цыцына становилась под окно и кричала на весь двор:
- Эдик, тебе не нужны две девочки?
Совсем не обращая внимания, что окружающим это может быть понято двояко, я также кричал во всё воронье горло:
- Вот как раз-то мне нужны два мальчика.
Бабки, сидящие на лавках, крестились и уходили в свои квартиры.
Надо сказать, что Цыцына вовсе не была против игры с её цыцами. Но, как быть, если я не расставался с трубкой и тетрадью? Выход нашёлся быстро. В левой руке я держал трубку, тетрадь клал на спину агенту, стоящую вместо стола и спокойно занимался тремя делами одновременно: говорил, записывал и гонял младшего Лохова в Римкиной лоханке.
Через три года, поднакопив деньжат, я отпочковался от Циклина и открыл своё собственное агентство недвижимости "Городъ". Страна вставала с колен, приобретая недвижимость, которая расходилась, как горячие пирожки. Я набрал штат агентов, который в течение трёх лет достиг пятидесяти человек.
Накопив достаточную сумму, я решил, что сам заслужил хорошую квартиру. Высотный дом только строился, и приехал посмотреть на свои будущие апартаменты. Перегородок в готовой коробке пока не было, но общая квадратура в триста пятьдесят метров квадратных меня вполне устраивала. Квартира находилась в двух уровнях, верхний из которых выходил на площадку будущего зимнего сада.
Оставшись довольным увиденным, я спустился вниз и направился в банк за авансом. Мой путь к авто пролегал через старую пятиэтажку. Старушка вынесла ведро размоченного хлеба голубям, которые уже ждали своего кормчего. Большая стая голодных птиц дружно набросилась на корм, а я не мог пройти, так как по обе стороны единственного узкого прохода были вырыты две довольно широкие траншеи. Мне ничего не оставалось, как стоять и следить за ужином пернатых. На фасаде пятиэтажки, обращённом к моему будующему дому, кто-то написал жирными чёрными буквами:
"Смерть буржуям".
Увидев, что я с негодованием смотрю на эту надпись, старушка спросила меня:
- А разве неправда? Снесли парк с детским городком сказок, закрыли солнце своим небоскрёбом. У меня даже цветы завяли на окне.
"Разве я буржуй? Я честно всё заработал. Начал с нуля, платил налоги, не спал ночами, работал, как проклятый. Я не подхожу под такое определение"
Но старушке нельзя было объяснить этого, поэтому, когда голуби закончили свою трапезу и освободили мне путь, я спешно ушёл от ненавистного взгляда пожилой женщины. Я даже постеснялся сесть в свой "Ягуар", просто шёл, куда глаза глядят.
"Чем же я занимался? Что полезного сделал людям? Неужели почти десять лет жизни прошли напрасно?"
Все эти вопросы не давали мне прийти в чувство, ощутить себя на этой планете, удержаться на ногах.
Вдруг, я увидел человека в красной спецовке, который переводил небольшую группу слепых через широкую улицу. Группа слепых людей дожидалась своей очереди. Недолго думая и зная, что сказать им, я взял двух человек за руки и аккуратно повёл их через дорогу. Они несколько раз поблагодарили меня, пожелали крепкого богатырского здоровья и хорошей семьи. В этот момент я почему-то ощутил себя намного счастливее, чем тогда, когда смотрел с площадки своего будущего зимнего сада на сплошную, бесформенную массу железных коней, мчавшихся без остановок в десять рядов по Садовому кольцу.

 
 

© Copyright: Игорь Коркин, 2012

Регистрационный номер №0052748

от 2 июня 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0052748 выдан для произведения:

Здравствуйте! Меня зовут Локов Эдуард. Я – москвич. Моя основная профессия – переводчик. Я перевожу слепых с одной стороны улицы на другую. В 97-году я устроился в одну неплохую организацию, занимающуюся подобными услугами. Работая в ней, мои человекопереводы достигали до полутора тысячи человек за смену. Однажды, зимой, я простудился и не смог встать с постели к положенному времени. Естественно, мои клиенты замёрзли, дожидаясь меня на морозе, и не смогли перейти улицу самостоятельно. Всё очень просто – меня уволили. Денежки быстро закончились, я доел последние запасы, которые оставил на чёрный день и принялся штудировать газету "Работа и зарплата", которую нашёл на ступеньках лестничной площадки в моём подъезде. Листы были очень скомканы, но я расправил их с помощью утюга. Также этот железный предмет помог мне подсушить странные пятна, оставленные неизвестными гостями моего подъезда. Я знал цифры, поэтому довольно быстро собрал все листы в порядке очерёдности.
Надо сказать, что в далёком 97-м году в русский лексикон стремительно вливались новые, ранее неизвестные мне слова, поэтому, я, как дуб, просто читал их, не зная, что на самом деле делает человек такой-то профессии. Битый час я просидел за этой вонючей газетой и решил немного вздремнуть, однако голод не давал мне это сделать, я натянул респиратор и продолжил работу соискателя. Вскоре мои уставшие глаза обратили внимание на странное название:
"Риэлторская компания "Мы за ценой не постоим" будет рада новым сотрудникам. Опыт не требуется"
Надо сказать, что слова "риэлтор", "ритейлер", "ротвейлер", "римейкер" для меня ничего не означали, поэтому я пропустил это объявление, но прилипчивая песенка из ранее просмотренного фильма "Белорусский вокзал" так прилипла ко мне, что я почему то решил, что "Мы за ценой не постоим" не будет против моей хорошей зарплаты.
Пройдя несколько арок по указанному адресу, я очутился во внутреннем дворе старых обшарпанных домов, плотной стеной окруживших меня. Надо сказать, что фасады этой Бастилии до уровня третьего этажа напоминали настоящую несмываемую доску объявлений. Не надо было спрашивать у какой-нибудь бабушки об интересующей вас фирме или конкретном человеке, можно было просто постоять, посмотреть вокруг и всё – блюдце с секретами сразу разбивалось. Все первые этажи занимали фирмы с различными названиями, смысл которых никто не мог понять. На самих стенах вплоть до третьего этажа любой прохожий мог узнать, кто, когда и в какое время предоставляет услуги эротического характера, кто стирает, развлекает и играет на свадьбах, делает качественный ремонт, прочищает унитазы, кормит и сразу усыпляет домашних животных, кто продаёт мебель и сдаёт комнаты, выносит помойные вёдра за сигарету, торгует квашеной капустой и самогонкой, подбирает ключи к любой квартире. Настраивает любые инструменты, в том числе и музыкальные. Например:
"Тамада – телефон", а рядом "Даю с 8-00 до 17-00 без выходных – телефон и имя – Котик, причём котик мог быть обоих полов - как самочка, так и кобелёк. "Баянист – телефон", а рядом "Сосу с 23-00 до 6-00 на вашей территории, воскресенье выходной – телефон". Что сосу, никто не указывал.
"Наверное, голодный человек, палец сосёт" - подумал я.
Или:
"Продам кота, который носит продукты с чужих балконов". Наверное, закормил хозяина.
"Отдам кровь за соответствующее вознаграждение".
"Выловлю всех тараканов за одну ночь".
"Две киски хотят парного молочка"
"Клею самоклеющиеся обои".
"Отсасываю воду во время и после потопа"
"Поговорю серьёзно с вашей тёщей".
"Обменяю полные бутылки на пустые, а потом, наоборот".
Тоесть, чисто теоретически, можно было заказать того, кто откроет тебе квартиру, кто даст тебе или пососёт твой палец. Потом, там же, выпить самогонки, закусить квашеной капустой, а баянист или тамада скрасит обыденность сексуальных услуг. Полный сервис!
Судя по облезлым стенам мокрого подвального помещения, никто больше не претендовал на этот "крысятник", и я, естественно, сразу догадался, о какой цене на мой труд может пойти речь. В подвале, перед входом в само помещение, была лужа, в которой лежали кирпичи для прохода клиентов. В воде плавала фанерная табличка с надписью: "Извените за ниудобсва".
"Почему неудобства? – подумал я, ведь кирпичики расставлены точно по ходу ног человека. Даже очень удобно".
Маленький коридорчик насчитывал всего три двери, на одной из которых висел крупный амбарный замок для запирания амбаров с мукой от голодающих людей. Я решил зайти в первую полуоткрытую дверь и резко дёрнул за ручку, которая почему-то сразу оторвалась. Виновато и нежно держа её на обеих руках, словно сердце Бонивура, я зашёл внутрь.
- У вас паук на пиджаке сидит, - сказал худощавый блондин с длинными волнистыми волосами.
Не слушая его, я вытащил записку с фамилией нужного мне человека:
- Цыклин Олег, это вы? – спросил я и выложил на его стол "ароматный" лист рекламной газеты.
- Да, а разве вы не видите, что у меня на бэйджике пишется? – нервно ответил ходячий скелет и отбросил лист в сторону.
- Да, а что, вы разве не видите, что у меня на бэйджике пишется?
Чисто интуитивно я догадался, что новое для меня слово "бэйджик" обозначает табличку, приколотую к одежде человека, на которой пишется его фамилия и занимаемая должность. Так вот, на табличке я прочёл:
"Циклин О.Н Мэнэжэр"
Я почемуто вспоминал правописание некоторых частиц русского языка.
"Ча-ща, джы-ши. Чёрт, как же правильно пишется слово "Циклин"? Какая буква должна следовать за "Ц", "И" или "Ы"? Вроде "на цыпочках" пишется с "Ы"".
- Так вы будете убирать паука с пиджака или нет? – настаивал волосатый скелет.
- Скажите, мэнэжэр, вы уверены, что слово "Циклин" пишется с буквой "И" после "Цэ"?
Пока он думал, я внимательно пригляделся к табличке. Слово "Циклин мэнэжэр" было написано фиолетовым карандашом на кусочке тетрадного листа в клетку, разорванного по краям. Листочек закрывало стёклышко. Такие я видел на масках сварщиков. Так вот, тетрадный листок был приклеен к стёклышку сварщика двумя тонкими ленточками малярного скотча.
- Так вы паука с пиджака снимать будете? – продолжал настаивать Скелет.
- Это брошь! – невозмутимо парировал я.
Удар был такой силы, что очки Циклина зациклились только на пауке, а язык застрял где-то далеко в гортани.
А мысль о правильности написания его фамилии попрежнему не давала мне покоя.
"Цыновка, менструальный цыкл, мотоцыкл, цырк".
Наконец, мэнэжэр заглотил порцию кислорода и нервно произнёс:
- Ну, а ваша фамилия, какая?
- Локов Эдуард Матвеевич.
Циклин постучал кулаком в перегородку, которая издала звук разрываемого детского картона:
- Рима, принеси бланк анкеты и "а четыре" для заявления.
Через минуту пирамидального вида женщина зашла в кабинет начальника. На её пиджаке, смахивающего на стиральную доску, красовался такой же бэйджик с красивой фамилией "Цыцына".
- Так, Эдуард Матвеевич, пока мы вас посадим на тариф – пятьсот долларов в месяц. Дальнейшее наше сотрудничество будет зависеть только от вас.
- Римочка,- оформляй человечка.
- Как вас зовут? – обратилась ко мне Цыцына.
- Лохов он, Лохов, - перебил меня Скелет.
Конечно, моё нутро протестовало, но слово "пятьсот" уже грело мой голодный желудок и сушило промокшие от дождя полуразвалившиеся ботинки.
- Да, Римочка, срочно сделай нашему новому работнику бэйджик.
Только дверь за Римочкой закрылась, Циклин сходу спросил меня:
- Эдик, ты с риэлторами сталкивался когда-нибудь?
"Это уже вопрос по существу. Может, это вид борьбы, или, другой вид спорта?"
- Нет не толкался.
- Всё очень просто. Риэлтор – это тот же купи-продай, только в области приобретения, продажи или аренды жилья. Утром, к десяти утра вместе с Римочкой будете заходить ко мне за заказами. Тебя, Эдик, я пока посажу на комнаты. Советую завести две большие тетради – одну для хозяев, другую для арендаторов.
Внезапно, бесшумно в дверях появилась Римочка
- Готово, Олег Николаевич.
- Обязательно это надень, - Олег Циклин сунул мне такое же изобретение, как у него. Под стёклышком было написано:
"Лохов Э.М"
- Олег, вы сварщик? – спросил я наконец.
Это был нокаут.

Цыцына Римма была агентом со стажем и меня прикрепили к ней, типа стажёром. С самого утра на следующий день Скелет выдал нам несколько адресов, как гончие псы, принялись за работу. Мы с Риммой сидели в одной комнате, в которой, по всей вероятности располагалась прачечная. У каждого из нас был свой городской телефон. Я открыл свою новенькую тетрадь и в разделе "Хозяева" прочёл:
"Возьму двух мужчин, без собаки, не синяков, не курящих, восемь квадратов".
Я тупо уставился на эту надпись, ничего не понимая. Олег объяснил, что удачная сделка – это 20% со сделки – в карман агента. Время шло, а я не знал, что делать. Цыцына, сидящая напротив, быстро говорила:
- Телефон? Зачем вам телефон? Телевизор? Вы, что, в Москву приехали телевизор смотреть?
Единственно, кто мог реально мне помочь в данном случае, это была Римочка, которая так старалась "уболтать" клиента, что её цыцы тряслись, вырываясь из двух тесных матерчатых колпаков. Наконец, она назначила встречу, выдохнула и положила трубку.
- Рим, а что такое "синяк"?
- Эдик, это лицо, отличающееся от лица русского человека.
- В смысле? Глазами, ушами?
- Всем..
- Почему их не хотят селить, разве они не люди?
- Это не объяснишь, ты работай, не теряй время.
Надо было подобрать двух мужчин на восемь квадратов. В разделе "Арендаторы" я нашёл объявление "Семья цыган снимет комнату"
- Рим, скажи, а цыгане, это синяки или нет?
- Не знаю. Так, Эдик, я поехала на сделку, ты поработай один. Если что, Олег тебе поможет.
Только Цыцына цыцнула из прачечной, я сразу набрал телефон хозяина:
- Слушаю, - раздался в трубке голос неизвестного пола.
- Я квартирный агент..
- Ну, и что дальше?
- Как, что, семья цыган снимет комнату..
- Какую комнату?
- Ну, вашу, наверное..
- А почему вы думаете, что она её снимет?
- Ну, вы же хотите сдать комнату двум мужчинам, а семья цыган хочет её снять.
- Вы разве не представляете, что означает семья цыган?
- Нет, не представляю..
- Так какие проблемы? Представьте.
В трубке раздались короткие гудки.
Я опять уткнулся в тетрадь:
"Сдам койко-место в запроходной комнате холостой девушке".
Я не знал, что такое "койко-место" и запроходная комната, но "холостая", примерно представлял – без мужа, значит.
В разделе "Арендаторы" я нашёл таки женщину, но с ребёнком.
"Интересно, с ребёнком, это холостая или нет. Вроде, ребёнок – это не мужчина. Надо позвонить сначала хозяину".
- Здрасьте, я агент..
- Очень хорошо! Где ваш клиент?
- Женщина с ребёнком хочет снять запроходную комнату, - прочёл я.
- Нет, там уже живёт одна женщина. Полностью сдать не можем. Только место на втором ярусе двухъярусной кровати.
- У вас, что, поезд?
- А вы, что, проводник?
- Нет, агент.
- Агент проводника?
Удивительно, но на второй ярус согласился только мужчина по имени Вагит.
- А мужчина по имени Вагит вас устроит? – спросил я после небольшого перерыва.
- Какой ещё Вагин? Нам нужна девушка-студентка на койко-место.
Всё, мои нервы сдали. Захотелось есть, и я вышел во двор почитать объявления в поисках забегаловки. Долго искать не пришлось, объявление "Пирожки со вкусом мяса здесь" было начертано красной краской над входом в подвал. Я спустился вниз и пошёл по слабоосвещённому коридору. Действительно, откуда-то изнутри доносился запах стряпни, а на стрелках- путеводителях писалось: "пирожки здесь". После десяти минутного хождения по стрелкам я пришёл на то место, откуда и пришёл.
"Чёртовы пирожки. Интересно узнать, как это, со вкусом мяса. Вот бы попробовать".
Так ничего не найдя, я вернулся в офис. На моём месте сидел Олег.
- Эдик, мы так не договаривались. Мне нужен проворный агент. Пока ты ходил-гулял, я нашёл тебе заказ. Сейчас поедешь на Чкаловскую.
Всё очень просто. Я встретился с девушкой-клиенткой и пошёл устраивать её на койко-место. Нас встретил татуированный с ног до головы мужчина средних лет. Он не представился и сразу начал рассказывать о преимуществах и недостатках своей "трёшки":
- Я музыкант и редко бываю дома, - начал он.
- Вы нам не нужны, нам нужна комната. Где ваша комната?
Бог тату открыл довольно большую комнату, которая до потолка была завалена всевозможными музыкальными инструментами, в основном, духовыми. Трубы и валторны висели даже на потолке, привязанные цепями. Раскладушка музыканта находилась между двумя пианино.
- Я не понял, что это?
- Ну, вы же сами сказали, чтобы я показал вам мою комнату. Вот она.
- Хорошо, - терпеливо и членораздельно сказал я. – Поставим вопрос так. В какой части вашей музыкальной квартиры находится комната для девушки, которая пришла со мной. Я – агент.
Бог тату открыл ещё одну комнату, значительно меньших размеров. На одной из двух кроватей лежало что-то непонятное вверх спиной. Между кроватями на полу маленький телевизор, а по соседству ведро, в которое в потолка капала вода. Ещё одно ведро "ловило" капли в углу, у двери.
- Что, у вас крыша протекает? – спросила клиентка и поставила свой саквояж на пол.
- Нет, это соседка. Она страдает шизофренией. Воду забыла выключить..
- И что же теперь делать? – продолжала свой допрос будущая квартирантка.
В это время тело, покоящееся на кровати зашевелилось и перевернулось на спину. Это была девушка. Ни капли не стесняясь своих топов, она возмущённо протянула:
- Как, что делать? Когда вёдра наполнятся водой, вылить их в унитаз, а пустые поставить на прежнее место.
В это время в дверь позвонили, и музыкант открыл дверь.
- Вы давали объявление на койко-место? – раздался женский голос.
- Да, я давал в три агентства.
- Так оно ещё не сдано?
- Сдано!!! – громко и зло закричала моя клиентка. – Вы опоздали. Сколько я вам должна?
Честно говоря, я не ожидал такого развития событий, поэтому и сказал, что взбрело в голову:
- Двести баксов фирме, остальное решайте с хозяином.
Подписав все необходимые документы, через десять минут я уже бежал по длинным лестничным маршам старого дома.
"Есть! Первая сделка прошла успешно".
Вид заработанных денег окрылил меня, сподвиг на ещё более ответственные риэлторские сделки.
"Семья из Молдавии снимет однокомнатную квартиру"
"Однушка для большой семьи"
Я уже прекрасно знал, что эти два объявления прекрасно сочетаются между собой. Я знал, что такая квартира спокойно может принять до пятидесяти жильцов и получал процент и бонус.
Сделки сыпались одна за другой. Скоро мы расширились и взяли ещё одного агента на работу. Мне достался дополнительный офис на третьем этаже, окна которого выходили в наш внутренний двор. Под моим окном кто-то написал жёлтой краской:
"Аладьи из страуса в квартире 139"
Надо сказать, что мы работали дружно, предлагая подходящих клиентов друг другу. Я часами не отрывал трубку от уха , а Цыцына становилась под окно и кричала на весь двор:
- Эдик, тебе не нужны две девочки?
Совсем не обращая внимания, что окружающим это может быть понято двояко, я также кричал во всё воронье горло:
- Вот как раз-то мне нужны два мальчика.
Бабки, сидящие на лавках, крестились и уходили в свои квартиры.
Надо сказать, что Цыцына вовсе не была против игры с её цыцами. Но, как быть, если я не расставался с трубкой и тетрадью? Выход нашёлся быстро. В левой руке я держал трубку, тетрадь клал на спину агенту, стоящую вместо стола и спокойно занимался тремя делами одновременно: говорил, записывал и гонял младшего Лохова в Римкиной лоханке.
Через три года, поднакопив деньжат, я отпочковался от Циклина и открыл своё собственное агентство недвижимости "Городъ". Страна вставала с колен, приобретая недвижимость, которая расходилась, как горячие пирожки. Я набрал штат агентов, который в течение трёх лет достиг пятидесяти человек.
Накопив достаточную сумму, я решил, что сам заслужил хорошую квартиру. Высотный дом только строился, и приехал посмотреть на свои будущие апартаменты. Перегородок в готовой коробке пока не было, но общая квадратура в триста пятьдесят метров квадратных меня вполне устраивала. Квартира находилась в двух уровнях, верхний из которых выходил на площадку будущего зимнего сада.
Оставшись довольным увиденным, я спустился вниз и направился в банк за авансом. Мой путь к авто пролегал через старую пятиэтажку. Старушка вынесла ведро размоченного хлеба голубям, которые уже ждали своего кормчего. Большая стая голодных птиц дружно набросилась на корм, а я не мог пройти, так как по обе стороны единственного узкого прохода были вырыты две довольно широкие траншеи. Мне ничего не оставалось, как стоять и следить за ужином пернатых. На фасаде пятиэтажки, обращённом к моему будующему дому, кто-то написал жирными чёрными буквами:
"Смерть буржуям".
Увидев, что я с негодованием смотрю на эту надпись, старушка спросила меня:
- А разве неправда? Снесли парк с детским городком сказок, закрыли солнце своим небоскрёбом. У меня даже цветы завяли на окне.
"Разве я буржуй? Я честно всё заработал. Начал с нуля, платил налоги, не спал ночами, работал, как проклятый. Я не подхожу под такое определение"
Но старушке нельзя было объяснить этого, поэтому, когда голуби закончили свою трапезу и освободили мне путь, я спешно ушёл от ненавистного взгляда пожилой женщины. Я даже постеснялся сесть в свой "Ягуар", просто шёл, куда глаза глядят.
"Чем же я занимался? Что полезного сделал людям? Неужели почти десять лет жизни прошли напрасно?"
Все эти вопросы не давали мне прийти в чувство, ощутить себя на этой планете, удержаться на ногах.
Вдруг, я увидел человека в красной спецовке, который переводил небольшую группу слепых через широкую улицу. Группа слепых людей дожидалась своей очереди. Недолго думая и зная, что сказать им, я взял двух человек за руки и аккуратно повёл их через дорогу. Они несколько раз поблагодарили меня, пожелали крепкого богатырского здоровья и хорошей семьи. В этот момент я почему-то ощутил себя намного счастливее, чем тогда, когда смотрел с площадки своего будущего зимнего сада на сплошную, бесформенную массу железных коней, мчавшихся без остановок в десять рядов по Садовому кольцу.

 
 
Рейтинг: +2 306 просмотров
Комментарии (1)
Ольга Баранова # 5 июня 2012 в 22:49 0
Больно, горько, но с юмором. Здорово!!! live1