ГлавнаяВся прозаМалые формыНовеллы → Крымская психология

 

Крымская психология

27 мая 2012 - Игорь Коркин

Психологом, так же, как и венерологом, трудно устроиться на работу, тем более, если ты вчерашний студент. Конечно, чтобы получит "тёплое" место, нужен опыт и какие-то связи, а чтобы наработать опыт и связи, нужно устроиться на какое-нибудь место, пусть даже и не совсем тёплое. Вот такой замкнутый круг. В поисках разрыва этого круга я и обнаружил в московской газете "Изо рта в рот" весьма странное объявление:
"Отдел внутренних дел "Хамовники" возьмёт на работу психолога с опытом альпиниста".
Честно говоря, я слабо представлял, что такое "внутренние дела" альпиниста и поэтому с любопытством позвонил:
- Здрасьте, я по объявлению.
- Да, на какую позицию?
Слово "позиция" было слишком широким для моего понимания, омонимом, тоесть, одинаковым по звучанию, но разным по смыслу словом. Первое - позиция на фронте. "На позиции девушка ублажала бойца". Второе - шахматная позиция. Позиция в половом акте, а экспозиция - предыдущая позиция в этом же акте. Всё это за секунду прокрутилось в моей голове, пошла вторая, а голос на другом конце линии ждал, ждал, и молчал.
- Ну, на ту, которую вы хотите..
- Что хотите? Нам нужны милиционеры и психолог-альпинист.
- Да, да, - воскликнул я, готовый хоть за что-то уцепиться. - Я психолог..
- Что вы заканчивали?
- МГППУ.
- Какой пэпэу?
- Московский.
- Сколько часов налаза?
- Какого налаза?
- По горам..
- Каким горам?
- Вы же альпинист, вам виднее..
- Тянь-Шань, Гималаи, Памир, Кордильеры, - я вспоминал курс географии, пройдённый в школе.
- Даже Кордильеры? Когда вы это всё успели?
- Ну я так, в студенческих отрядах..
- Ладно, диплом, пенсионное, налоговое, трудовая, военное, приписное, медицинская есть?
- Есть.
- Характеристика с прежнего места работы есть?
- Есть со всех работ..
- Всё это в двух экземплярах есть?
- Есть, даже в трёх, я приду с ксероксом.
- Какой вес?
- Мой?
- Нет, документов..
- Ноль девять килограмма
- Прекрасно. Все эти бумаги должны быть заверены нотариально.
- Я знаю, со мной придёт нотариус и архивариус.
- Хорошо, приходите.
Когда я был оформлен и зачислен в штат, офицер с плеядой звёзд на погонах предложил мне осмотреть моё рабочее место. Суровое лицо "Звёздного" так и говорило:
"Выезжаем. Труп".
- А компьютер там есть? - робко спросил я.
- Там много чего есть, психолог. Зонтик не забудь, дождь собирается, - железным голосом процедил Звёздный.
- Какой зонтик? Разве я не во внутренних органах?
- Можешь взять любой, даже китайский.
Всё очень просто. В Москве, на Крымском валу, есть мост, который так и называется - "Крымский". Для тридцатых годов прошлого века, конечно, он был современным, дизайн его висячих конструкций удивлял москвичей и гостей столицы. Многие приходили сюда насладиться видом Москвы, пройдя по нему от метро до Парка Культуры, подышать свежим воздухом Москва-реки и, конечно, сфотографироваться напамять. Ну, а кто-то приходил сюда по другой причине, совсем несовместимой с понятием "жизнь", и уж поверьте, речные красоты этих людей не очень-то интересовали.
- Нравится? - спросил Звёздный.
- А что, эта экскурсия в порядке бонуса?
- Нет, дорогой психолог, это и есть твой объект.
- Не понял. Причём тут психология? Какое отношение..
- Прямое, мой друг, прямое, - успокоил меня офицер.
- Крымский мост - это Мекка для самоубийц. Если кто хочет что-то доказать окружающему его миру или красиво уйти из жизни, обязательно залазит на верхушку одной из конструкций и обращает на себя внимание, общаясь с народом и рассказывая ему о своих проблемах и радостях.
- Самоубийцы? А я тут причём?
- Понимаешь, когда очередной дурачок оказывается на верхушке, никаких силовых методов применять нельзя.
- А разве надо что-то применять? Человек же сам хочет уйти в мир иной. Зачем ему мешать?
- С одной стороны ты, конечно, прав, ну, а с другой, - общественное мнение, видеосъёмка. Что скажут о нашей стране иностранцы? В политическом аспекте это серьёзно.
- Так я не понял, я, что, должен снимать их оттуда?
- Нет, ты психолог, и твоё основное оружие это слово, которое должно подействовать на воспалённые мозги дурачка.
- И что я ему скажу?
- Тебя ж учили на это. У тебя должны быть свои методы.
- Высота тут немалая, как залезть на него?
- Не переживай, психолог, завтра с тобой поработает наш железный альпинист. Это тебе не Тянь-Шань. Думаю, за пару-тройку дней будешь лазать туда с завязанными глазами. Тут есть за что зацепиться, уже не одна тысяча смельчаков забиралась. Вот, гляди..
Офицер с лёгкостью взобрался на металлическую конструкцию и проворно пролез десяток метров.
- Понял? - пробуя перекричать непрекращающийся шум машин, крикнул он сверху вниз.
Фуражка соскочила с его головы и, гонимая ветром, через какие-то две секунды представляла собой красно-синее вдавленное в бетонное покрытие моста пятно.
- И как часто дурачки приходят сюда? - спросил я своего гида, нещадно ругающегося из-за потери "красной шапочки".
- Не переживай, с завидной регулярностью, работы хватит до пенсии. Если что, есть подработка - разговоры с бандитами-вакхабитами, лимоновцами-омоновцами, коммунистами-пропагандистами, телефонистами-террористами, баптистами-садистами, автомобилистами-рецидивистами, зкстремистами-антифашистами, онанистами-нудистами, боевиками, киднепперами, маньяками, садистами, людоедами и другим столичным бомондом. Они не оставят тебя без куска хлеба.  

© Copyright: Игорь Коркин, 2012

Регистрационный номер №0050946

от 27 мая 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0050946 выдан для произведения:

Психологом, так же, как и венерологом, трудно устроиться на работу, тем более, если ты вчерашний студент. Конечно, чтобы получит "тёплое" место, нужен опыт и какие-то связи, а чтобы наработать опыт и связи, нужно устроиться на какое-нибудь место, пусть даже и не совсем тёплое. Вот такой замкнутый круг. В поисках разрыва этого круга я и обнаружил в московской газете "Изо рта в рот" весьма странное объявление:
"Отдел внутренних дел "Хамовники" возьмёт на работу психолога с опытом альпиниста".
Честно говоря, я слабо представлял, что такое "внутренние дела" альпиниста и поэтому с любопытством позвонил:
- Здрасьте, я по объявлению.
- Да, на какую позицию?
Слово "позиция" было слишком широким для моего понимания, омонимом, тоесть, одинаковым по звучанию, но разным по смыслу словом. Первое - позиция на фронте. "На позиции девушка ублажала бойца". Второе - шахматная позиция. Позиция в половом акте, а экспозиция - предыдущая позиция в этом же акте. Всё это за секунду прокрутилось в моей голове, пошла вторая, а голос на другом конце линии ждал, ждал, и молчал.
- Ну, на ту, которую вы хотите..
- Что хотите? Нам нужны милиционеры и психолог-альпинист.
- Да, да, - воскликнул я, готовый хоть за что-то уцепиться. - Я психолог..
- Что вы заканчивали?
- МГППУ.
- Какой пэпэу?
- Московский.
- Сколько часов налаза?
- Какого налаза?
- По горам..
- Каким горам?
- Вы же альпинист, вам виднее..
- Тянь-Шань, Гималаи, Памир, Кордильеры, - я вспоминал курс географии, пройдённый в школе.
- Даже Кордильеры? Когда вы это всё успели?
- Ну я так, в студенческих отрядах..
- Ладно, диплом, пенсионное, налоговое, трудовая, военное, приписное, медицинская есть?
- Есть.
- Характеристика с прежнего места работы есть?
- Есть со всех работ..
- Всё это в двух экземплярах есть?
- Есть, даже в трёх, я приду с ксероксом.
- Какой вес?
- Мой?
- Нет, документов..
- Ноль девять килограмма
- Прекрасно. Все эти бумаги должны быть заверены нотариально.
- Я знаю, со мной придёт нотариус и архивариус.
- Хорошо, приходите.
Когда я был оформлен и зачислен в штат, офицер с плеядой звёзд на погонах предложил мне осмотреть моё рабочее место. Суровое лицо "Звёздного" так и говорило:
"Выезжаем. Труп".
- А компьютер там есть? - робко спросил я.
- Там много чего есть, психолог. Зонтик не забудь, дождь собирается, - железным голосом процедил Звёздный.
- Какой зонтик? Разве я не во внутренних органах?
- Можешь взять любой, даже китайский.
Всё очень просто. В Москве, на Крымском валу, есть мост, который так и называется - "Крымский". Для тридцатых годов прошлого века, конечно, он был современным, дизайн его висячих конструкций удивлял москвичей и гостей столицы. Многие приходили сюда насладиться видом Москвы, пройдя по нему от метро до Парка Культуры, подышать свежим воздухом Москва-реки и, конечно, сфотографироваться напамять. Ну, а кто-то приходил сюда по другой причине, совсем несовместимой с понятием "жизнь", и уж поверьте, речные красоты этих людей не очень-то интересовали.
- Нравится? - спросил Звёздный.
- А что, эта экскурсия в порядке бонуса?
- Нет, дорогой психолог, это и есть твой объект.
- Не понял. Причём тут психология? Какое отношение..
- Прямое, мой друг, прямое, - успокоил меня офицер.
- Крымский мост - это Мекка для самоубийц. Если кто хочет что-то доказать окружающему его миру или красиво уйти из жизни, обязательно залазит на верхушку одной из конструкций и обращает на себя внимание, общаясь с народом и рассказывая ему о своих проблемах и радостях.
- Самоубийцы? А я тут причём?
- Понимаешь, когда очередной дурачок оказывается на верхушке, никаких силовых методов применять нельзя.
- А разве надо что-то применять? Человек же сам хочет уйти в мир иной. Зачем ему мешать?
- С одной стороны ты, конечно, прав, ну, а с другой, - общественное мнение, видеосъёмка. Что скажут о нашей стране иностранцы? В политическом аспекте это серьёзно.
- Так я не понял, я, что, должен снимать их оттуда?
- Нет, ты психолог, и твоё основное оружие это слово, которое должно подействовать на воспалённые мозги дурачка.
- И что я ему скажу?
- Тебя ж учили на это. У тебя должны быть свои методы.
- Высота тут немалая, как залезть на него?
- Не переживай, психолог, завтра с тобой поработает наш железный альпинист. Это тебе не Тянь-Шань. Думаю, за пару-тройку дней будешь лазать туда с завязанными глазами. Тут есть за что зацепиться, уже не одна тысяча смельчаков забиралась. Вот, гляди..
Офицер с лёгкостью взобрался на металлическую конструкцию и проворно пролез десяток метров.
- Понял? - пробуя перекричать непрекращающийся шум машин, крикнул он сверху вниз.
Фуражка соскочила с его головы и, гонимая ветром, через какие-то две секунды представляла собой красно-синее вдавленное в бетонное покрытие моста пятно.
- И как часто дурачки приходят сюда? - спросил я своего гида, нещадно ругающегося из-за потери "красной шапочки".
- Не переживай, с завидной регулярностью, работы хватит до пенсии. Если что, есть подработка - разговоры с бандитами-вакхабитами, лимоновцами-омоновцами, коммунистами-пропагандистами, телефонистами-террористами, баптистами-садистами, автомобилистами-рецидивистами, зкстремистами-антифашистами, онанистами-нудистами, боевиками, киднепперами, маньяками, садистами, людоедами и другим столичным бомондом. Они не оставят тебя без куска хлеба.
Дома я пролистал свои студенческие конспекты в поисках способов борьбы с такими "особыми" людьми. Оказалось, что всё очень просто, как заезженные колёса старой деревенской брички.
Первая неделя моей службы прошла спокойно и безмятежно в многочасовых боях с кроссвордами и измятыми в клочья журналами эротического содержания. В конце концов, мне надоели виртуальные женские персонажи, и я стал лениво рассматривать движущуюся женскую натуру в окно своего кабинета на Фрунзенской набережной. А они бежали, летели, говорили по телефону, садились в свои иномарки, совсем не понимая и не осознавая, что всё это просто мельтешение, которое прекрасно заметно со стороны, а если брать точнее, с моей точки обзора.
- Ваш выход, товарищ Маузер, - раздался за спиной голос дежурного. - Дежурка уже ждёт вас, скорее, ушлые телевизионщики уже там.
Погода особо не баловала, поэтому по совету промышленного альпиниста я обзавёлся штормовкой, которую сразу надел. За пояс засунул бутылку водки, приготовленную заранее.
Мой первый дурачок стоял по стойке "смирно", прижав вытянутые руки к бёдрам. Он не кричал, не матерился, не высказывал никаких требований и, вообще, на публику не работал.
"Так, что о таких потенциальных жмуриках говорит психология?" - думал я.
В том-то и дело, что всё не вписывалась в научный шаблон, этот случай не поддавался никакой логике. Этому дурачку не нужна была толпа. А что тогда? Эх, неужели придётся лезть?"
Обычно, самоубийцы-тихушники кончают себя без лишнего шума и помпы - вешаются где-нибудь в сараюшке или на крючке для люстры, ночью бросаются с высотки или моста в реку, наконец, вскрывают себе вены. Заметьте - это всё по- тихому. А вот так называемые "ораторы" собирают целые толпы, сборища, часами рассказывая зевакам о своих проблемах в семье и на работе.
Но вот загвоздка, этот полуголый тип в ковбойской шляпе ничего не требовал, не угрожал сброситься, он просто стоял и смотрел вдаль, на шпиль МГУ. Неотложка, шайгушка, ментушка, огнюшка, видюшка и толпа зевак, как обычно, терпеливо ждала самого интересного - прыжка.
"Зачем такая толпа? Из-за одного идиота собирать две сотни людей? Иррационально и неэкономно. Раньше надо было с ним заниматься, входить в его проблемы, искать пути выхода из его жизненного тупика, не ждать, пока отчаявшийся человек залезет на московский социальный индикатор - Крымский мост. Всем было начихать на него, а теперь он чихает на всех сверху вниз".
- Ну, что, психолог, готов? - похлопал меня по плечу Звёздный.
Ничего не сказав, я поправил скрытый под майкой микрофон, и под прицелом нескольких камер и восторженных взглядов зевак полез наверх. Кроссовки с шипами хорошо обеспечивали соединение обуви с холодным металлом железной конструкции. Ковбой стоял и не двигался. Следуя инструкции, я не стал приближаться к нему более, чем на три метра.
- Привет, Ковбой Мальборо! - крикнул я, стараясь придавить дрожь в голосе.
Наверху было довольно холодно и ветрено, порыв ветра мог спокойно сбросить меня вниз.
- А тебя какой чёрт занёс сюда? - спокойным голосом спросил самоубийца.
"Всё, это проверка на вшивость. Сейчас всё зависит от моего ответа. Если я скажу, что он является виною сборища под мостом, начнётся сплошная философия, мыльные пузыри, смысл жизни, карма, бхутта и прочая хрень".
Внезапно меня осенило.
- Слушай, уйди из кадра. Там, внизу фильм снимают. Я играю самоубийцу в этом дубле, а ты, как назло, залез на моё место. Слезь на десять минут, а потом опять залезешь.
- Оставь меня в покое, - сквозь городской шум крикнул мужчина. - Ко мне приходит муза.
- Кто приходит?
- Я - поэт, мне нужны деньги, а дома ничего не сочиняется. Стирка, пелёнки, макароны, крики, тёща - всё это не очень-то настраивает на лирический лад.
- А здесь располагает? Слушай, давай вместе снимемся в фильме..
- В фильме? - выпучил глаза Ковбой и поправил тесьму на стремящейся в небо шляпе. - А гонорар будет?
- Конечно, в сто раз больше, чем за твои глупые стишки.
- Хорошо, давай!
"Вот и всё, значит, водку сам выпью".
- Ковбой, тебя как зовут?
- Прокл, я - поэт Прокл.
- Хорошо, Прокл, по сценарию фильма тебе надо просто помахать правой рукой в камеру и сразу начать спуск. Только маши приветливо, вот так.
Я сделал пару дирижёрских жестов.
- Понял? Попробуй.
Ковбой, стесняясь, махнул рукой.
- Прокл, время-деньги. Вот так, так. Понял?
Новоиспечённый артист сделал жест пассажира трамвая, прозевавшего свою остановку и нервно протирающего заледенелое стекло.
- Ладно, Прокл, тебе нравится Анджелина Джоли?
- Конечно!
- А ты хотел бы её трахнуть?
- А кто не хотел бы?
- Так вот, представь, что ты заключил с ней пари. Если залезешь на мост, она отдаётся тебе.
- Представил?
- Да..
- Что представил? Как залез на мост или как она отдаётся тебе?
- Конечно, отдаётся.
- Слушай дальше. Брэд Питт, в сторонке, нервно теребит свою ахиллесову пяту, а Анджелина, увидев героя, тоесть, тебя, снимает с себя лифчик, машет им и кричит:
" Прокл! Я твоя, возьми меня прямо под этим грёбаным мостом".
- А ты ей в ответ, приветливо махая рукой и улыбаясь голливудской улыбкой, кричишь:
"Анджелина, милая! Я не какой-нибудь тебе Гуценко или Мухмамбетов"
- Как твоя фамилия?
- Задроненко.
- Так вот, ты орёшь во всё воронье горло:
"Я не какой-нибудь тебе Гоша Гуценко или Тима Мухмамбетов, я - Прокл Задроченко!"
- Понял?
- Да, я полез вниз, а ты, через минуту начинай. Запомни, через десять минут тысяча бариков ждут тебя внизу. Не успеешь - не получишь, понял?
- Понял, понял, раз, два, три..
Да, теперь я поистине гордился своей профессией. Когда я спустился вниз, толпа вопросительно посмотрела на меня. В это время Ковбой начал махать рукой и кричать. Через положенное время, вследствие установленной в его мозги программы, он благополучно коснулся ногами асфальта. Его приняли наши опера.
- Так, вы и есть режиссёр? - спросил актёр-дебютант Звёздного.
- Да, я и есть.
- А почему в милицейской форме?
- Я играю мента во втором дубле.
- Садись в машину.
- Зачем?
- Поедем на студию в кассу, деньги получать. Надо спешить, а то кассир уйдёт на обед.

Все восторженно смотрели на героя дня, то есть, на меня. Звёздный, посмотрев на часы, сказал:
- Так, психолог, твоя смена закончилась, можешь идти домой. Учти, сотовый не отключай.
Толпа и спецмашины исчезли в течение пяти минут. Когда я направился в сторону дома, ко мне подошла женщина лет двадцати пяти.
- Добрый вечер! Я видела вас там, наверху. Зачем вы туда полезли?
- Это моя работа.
- Работа? Это же опасно. Мало ли, что может сделать такой дурачок..
Красивый бело-голубой спортивный костюм плотно облегал фигуру незнакомки, отчётливо выделяя все её прелести.
"Да, мой дурачок знает, что бы он сделал, если занырнул в недра этого костюмчика".
- Вы спортсменка? - начал я.
- Почему вы так решили?
Мы пошли по мосту по направлению к парку.
- Ну, у вас неплохая фигура.
- Да, я занималась фигурным катанием.
- Ну и что, откатались?
- У меня сейчас бизнес, правда, небольшой.
- Какой?
- Мы обслуживаем несколько десятков фонтанов в городе.
- О, это интересно..
- Кстати, один из них в парке. Хотите посмотреть?
Я тысячу раз видел этот фонтан, даже купался в нём, но, будучи хорошим психологом, улыбчиво сказал:
- Здорово! Я давно тут не был. С удовольствием посмотрю.
Словом, "за счёт заведения" я катался на аттракционах, пил, гулял вместе с моей доброй феей, которая оказалась зажигательным и компанейским человеком. Я прекрасно знал, чем это обычно заканчивается и мучительно думал, куда её повести, вдобавок ко всему отсутствие средств тормозило моё благое намерение пригласить фею в какой-нибудь отель. Почти всю ночь мы провели в ночном клубе.
Светало. Я не мог разлепить сонные глаза. Чувствовал, что нахожусь где угодно, но не дома. Не та кровать - слишком мягкая, не тот запах. Сильное желание пить победило. Я открыл глаза. Ничего себе! Рядом со мной лежала спортсменка, только уже в другом костюме - костюме Евы.
"Пить! Пить! Водичка, водичка, погаси горящие уголья в печке!"
Водичка оказалась такой вкусной, что я выпил стакана три и потопал назад, в логово феи. Спортсменка спала, слегка расставив гладкие ноги.
"Было вчера или не было, я не знаю. Если было, можно, конечно, полезть внагляк, без прелюдий. А если не было, что она подумает?
Младший психолог понял команду старшего и приготовился к психологической беседе со своей клиенткой.
"Интересно, почему утром, с похмелья, всегда так хочется?".
Спортсменка мирно посапывала. Я аккуратно пощупал мелкий мох на её лохматке, скользнул пальцами по скучающим розовым губам, немного приоткрыл их. "Психолог" зазвенел, я снял обёртку с него, знакомя малинового Чупа-чупса с новым объектом общения. Леденец не захотел знакомиться, он сразу приоткрыл розовые дверцы, потёрся на пороге и, согнув шею, юркнул внутрь. Тут прозвенел мой сотовый.
"Вот чёрт, только не сейчас, кто это? Это контракт, психолог. Ты должен ответить на звонок".
Чупа-Чупс уже затянул в избушку палочку, на которой сидел и никак не хотел выходить обратно".
"Эх, братец, скажи там, что вернёшься".
Я надавил с силой и под звуки телефонного "Турецкого марша" Моцарта зашёл наполную. Спортсменка проснулась.
- Наконец-то ты ожил, - сказала она. - Ничего с тобой вчера не могла сделать. Ладно, ответь на звонок, чтобы не нервировал, потом продолжим.
Это был ментовский голос:
- Психолог? Ты где?
- Я где? - спросил я жертву Чупа-чупса.
- На Зубовском.
- Так это недалеко, - продолжал голос. - Срочно дуй на мост, там дурак.
Электронные часы, стоящие на столике, закрывали женские трусики, но, всё равно, по оставшейся на виду части дисплея я догадался, что сейчас уже 5.00.
- Дурак? В пять утра? - тянул я время для более продолжительного знакомства с глубиной московских фонтанов.
- Вот и объяснишь ему, что в пять утра нельзя лазать по мостам.
Уже в коридоре спортсменка мне дала ключ от своей конуры.
Когда я появился на месте работы, кого там только не было. Дурачок орал во всё воронье горло, даже, порой перекрикивал шум автомобилей, мчавшихся по мосту. Он так жестикулировал руками, что даже сам Гергиев позавидовал бы ему.
"Эх, дирижёр, дирижёр, ты даже не представляешь, как хорошо я знаком с такими, как ты. Ты - в доску свой человек.
- Как нам повезло, психолог, что ты пришёл, - нервно протараторил Звёздный.
Когда я оказался на расстоянии пяти метров от Дирижёра, маэстро закончил махать своей невидимой палочкой и сурово крикнул в мою сторону:
- Не подходи, прыгну!
- А на хрен ты мне нужен? Я сам хочу прыгнуть, надоела мне эта жизнь.
"Единомышленник" - это почти полная победа.
- Подойди ближе, я плохо слышу, - мгновенно отреагировал Дирижёр.
- Что случилось?
Мысль пришла мгновенно.
- Я в десанте служил, по контракту. Через год пришёл в отпуск, с бабками и всё такое, а жена ушла к другому.
- Бывает, - задумчиво зевнул Дирижёр. - А ты, десантник, что, с парашютом что ли хочешь сигануть?
- А ты когда-нибудь видел парашют?
- Нет.
- Хочешь прыгнуть с ним?
- Я же тогда не разобьюсь.
- Нет, я тебе дам мешок, который надо одеть на себя, а ты будь умней, не надевай, тогда обязательно разобьёшься. Просто будешь держать его в руке. Это и есть прыжок с парашютом.
Толпа замерла в ожидании.
- Ладно, - сказал я. - Тебя как зовут?
- Иннокентий.
- Прекрасно, Кеша. Бахнуть хочешь?
- А перед смертью разве можно бухать?
- Солдатам перед боем давали сто грамм водки.
- Ладно, давай.
Я открыл бутылку и подал ему.
- А стакан?
- Может тебе ещё и официанта с бифстроганами заказать?
Дирижёр отпил несколько глотков и закашлял. Я сделал то же самое.
- Слышь, Кеш, ты что, тоже из-за девки?
- Да уж, сильно любил, а она..
- Кеш, меня на Зубовском две шмары ждут. Как раз ты и не помешаешь..Давай спустимся, сходим к ним, на прощание. Потом, если что, обратно вернёмся.
- Меня схватят и посадят..
- Ты, что, дурак? Это комиссия по вопросу замены металла на сгнивших конструкциях.
- А я думал, это из-за меня.
- Из-за тебя? Больно ты им нужен. Тут по десять человек в день бросаются. Эка невидаль..
- Тогда окей!
Когда Дирижёр оказался на земле, предупреждённый Звёздный улыбчиво сказал:
- Ну, что, мужики, на Зубовский?
- Конечно, - радостно ответил Дирижёр.
Когда машина из психушки скрылась вместе с виновником шоу, Звёздный устало сказал мне:
- Ну, ладно, я отвлёк тебя. Иди, досыпай, вижу, что устал.

"Там ещё кто-то есть" - решил я, когда открыл квартиру фонтанщицы и тихо вошёл в прихожую. Из спальни доносились звуки сексуального состязания. Грубый мужской голос доминировал в этом дуэте любви и напоминал разбуженного медведя в своей берлоге. Женский надрывный стон звучал значительно тише, зато через равные промежутки времени, словно заведённые часы с голодной кукушкой.
Я открыл дверь в спальню. На меня уставилось знакомое круглое лицо с двумя мясистыми волосатыми щеками и дыркой посередине. Лицо подпрыгивало, создавая похлопывающие и чавкающие монотонные звуки. Обалдев от такой наглости, я подошёл к любвеобильной парочке и спросил верхнего борца:
- Простите, а вам она тоже ключ дала?
- От чего ключ, от сердца? - спросил мужчина, продолжая своё дело.
- Нет, от двери.
- Жэк
- Так вы управдом?
- Нет, муж.
- Учёный муж?
Дыхание борца чуть сбилось, но волосатое лицо продолжало поддерживать необходимый темп.
- Таня, кто это такой? Твой очередной толкач?
- Нет, нет, нет, - застонала спортсменка. - Это психолог. Тот, который нам нужен сейчас.
- Разве психолог не может быть толкачом?
- Нет, я вызывала его для консультации на дому.
- На консультацию к кому? - дыхание мужчины начало заметно сбиваться.
- Ты же сам..помнишь, говорил, что нам надо разобраться в наших отношениях вместе с психологом. Так вот, он пришёл, - прерывисто дыша, пропищала спортсменка.
- Может нам пока прекратить это всё. Ну, поговорить. Чаёк-кофеёк. Коньячок-четвертачок, - согласился мужчина.
- Зачем? Можно и совместить.., - загадочно предложила женщина.
- Ладно, психолог, - начал мужчина. Скажи, почему я только из дома, она сразу кого-то тащит в квартиру?
- Что, всех подряд? - удивлённо спросил я. Может, ей одного вас мало. Ей нужен кто-то ещё.
- Куда нужен?
- Ну, вот сюда, - я указал пальцем на постель.
- И что это изменит?
- Конечно, изменит.
- Что конкретно?
- Например, сейчас вы вдвоём, а будем втроём. Это и есть измена, тоесть, я хотел сказать, изменение..
- Ладно, согласен. Таня, давай поработаем в партере.
Спортсменка встала на четвереньки, а борец мигом пристроился сзади.
- Что, Тань, что-то хочешь сказать? - спросил спортсмен, мерно покачиваясь. - Тогда скажи в микрофон. Психолог, доставай микрофон.
Надеясь всё-таки, что это не муж, я погрузил своёй микрофон с распухшим набалдашником в рот "ораторше".
- Ну, мы слушаем тебя, - увеличивая темп, произнёс мужчина.
- Уууууууууууууу..
Во время своего выступления спортсменка несколько раз меняла трибуну и темп речи. Когда, наконец, наши микрофоны зааплодировали, сбросив море децибелов, спортсмен сказал:
- Танюх, я совсем забыл. У тёщи сегодня днюха. Надо спешить. Одевайся, мы вылетаем!
- Ккакой тёще? - спросил я, застёгивая штаны.
- Мы женаты уже шесть лет, - чётко сказал спортсмен.
"Интересно, почему меня не убили? А вообще-то есть пары, которые ищут третьего, даже четвёртого. Кстати, надо к венерологу заглянуть, так, на всякий случай".
Я даже не дождался лифта, боясь, что спортсмен-муж передумает. Побежал вниз по лестнице. Где-то в районе пятого этажа раздавались женские крики, и по мере моего приближения становились сильнее и отчётливее. Как я был удивлён, увидев женский зад, едва прикрытый махровым халатиком.
- Что случилось? - спросил я тоном специалиста-спасителя.
- Я застряла..
- Где застряла?
- Вы, что, не видите, что это мусоропровод?
- Как это произошло? - настаивал я.
- Я выкинула листы старой картонной коробки из-под телевизора, а они не упали вниз. Я попробовала их подтолкнуть рукой, которую опустила внутрь трубы до плеча. Рука застряла между листами картона.
- А на голову вам ничего не свалится?
- В это время редко выкидывают мусор.
- Ну-ка попробуйте шевельнуть рукой.
Я отошёл назад. Халатик задрался, обнажив пухленькие ягодицы мусорной пленницы.
- Тяните меня, только потихонечку, - запищала незнакомка.
- Прямо здесь?
- А где же ещё? Я ведь здесь застряла.
Я навалился сзади, обеими руками обхватил её и попытался вытащить.
- Аааа! Больно! Руку поломаете!
Моя рука невзначай скользнула по тонким трусикам. Тишина. Я аккуратно всунул пару пальцев между гладеньких ног пленницы.
- Может, сначала вытащишь? - переходя на "ты", спросила она.
- Ну, я же уже пробовал.
- А ты, что, один?
- А что, меня одного мало?
- МЧС ведь всегда приезжают группой..
- Я не из МЧС.
- Как так? А кто?
- Я психолог..
- Это как?
- Например, я объясняю тебе, что это судьба и от неё никуда не деться. До приезда спасателей стойте спокойно, старайтесь не шевелиться, а я буду делать всё, зависящее от меня. Стой тихо, не паникуй.
- Это МЧС тебя послало?
- Да, подготовить, прощупать тебя..
- Хорошо, я так и буду делать.
- Вот и чудненько! - сказал я и аккуратно до колен спустил её беленькие трусики.
Дурачок мой зашевелился и захотел пообщаться с клиенткой. Пока он искал жерло кожаного мусоропровода, сзади послышались чьи-то шаги. Я обернулся. Женщина преклонных лет несла два помойных ведра.
- Мусоропровод забит, - спокойно сказал я и сбросил свою грелку внутрь мусоропленницы.
- Чем забит?
- Ясно чем, мусором..
Я потихоньку начал прочищать мусоропровод, продвигая его всё глубже и глубже.
- А вы кто, мусорщик? - не унималась старуха.
- Ну, да, в каком-то роде..
- Ладно, внучек, я даже в очках плохо вижу. Только твой силуэт. Вот мои два ведра. Выбрось мусор из них, когда пробьёшь, а пустые вёдра оставь здесь.
- Хорошо, бабушка, хорошо, - сказал я, увеличивая темп.
"Проклятый мусор. Что за вонь? Сдох кто-то? Рыба тухлая? Кошачьи экскременты? Фууу!"
В это время мне позвонили:
- Алло..
- Психолог?
- Да, я, я, я,..
- Ты ещё на Зубовском? Что делаешь?
- Мусор пробиваю..
- На полставки устроился?
- Вроде того..
- Срочно на мост. Там группа нудистов-неонацистов..
- И что они нудят?
- Ничего они не нудят. Они уже наверху.
- Я попал в капкан.
- Медвежий?
- Нет, волосатый.
- Говори адрес, высылаю помощника.
- Ах, нудисты-культуристы, баптисты-садисты, уфологии-наркологи! Сколько вас на мою голову, - промычал я и вывел на свет божий психолога-младшего.
- Нет, спасибо, через пятнадцать минут буду.
- А я? - раздался женский голосок из жерла железной трубы.
В это время появился веснушчатый паренёк с мусорным ведром. Увидев наполовину свёрнутую картинку, он остановился.
- Извините, молодой человек, девушка застряла в мусоропроводе. Вы не поможете ей?
- А, вы, что? - спросил Веснушкин, отводя взгляд от голой попки пленницы.
- У меня нудисты..
- Кто?
- Ну, я психолог. Мне пора идти.
Я застегнул штаны и направился вниз по лестнице. Парень поставил ведро рядом с двумя бабушкиными и взглядом кобеля обнюхал зад сучки.
"Ну и чудненько! Пост сдал, пост принял" - обрадовался я и быстрей засеменил ногами.

 
 
Рейтинг: +1 431 просмотр
Комментарии (1)
Алиса Попадолуполос # 27 мая 2012 в 14:50 0
Ну, молодец! Давай продолжение шпарь! :)