Карандаш

15 октября 2014 - Владимир Невский
article245633.jpg

Жил на свете Карандаш. Графитовая душа. И наполнен был тот графит нежностью, добротой и любовью.

Влюбчивым был тот Карандаш. И больше всего он нуждался во взаимности. Ему так не хватало внимания, участия, тепла и света. Да только мир, что окружал его, не замечал этого. Что мог поставить простой Карандаш против разноцветных собратьев? Против благоухающих фломастеров и мелков, которые имели возможность приукрашивать мир? Делать его ярким, радужным, сочным. Таким приятным и вкусным.

И потому чувствовал он себя каким-то забытым и совсем одиноким. Может поэтому и стал изливаться его графитовая душа грустными словами, которые странным образом рифмовались в созвучные строчки.

А мир утопал в красках, солнечных зайчиках и мыльных пузырях, в которых плескалось солнышко. И что было миру до какого-то там самобытного поэта с его простыми, незамысловатыми виршами?

 

 Шли дни. Бежали недели. Летели года.

Карандаш затачивал свое мастерство. Стихи рождались все лучше и лучше. В строках грусти и печали стали мелькать проблески надежды и веры. Они своим внутренним светом украшали лирику, делая ее вполне привлекательной.

 

Пришло время и для влюбленности.

Это было трепетное, воздушное и такое хрупкое чувство. И в то же время, обладающее непомерной силой. Оно так охватило девственную душу Карандаша, что он буквально потерял голову. Чувствовал прилив сил, радости жизни, счастья. И это не смотря на все бессонные ночи и отсутствия аппетита. Ему тогда так наивно казалось, что и весь мир вокруг утопает в улыбках и радужном настроении. Но как же глубоко он ошибался. В смятение чувств, в прекрасном порыве, Карандаш написал признание в любви. Меняя стили и жанры, перемешивая прозу и поэзию, он написал что-то необычное, феерическое. Излил на бумаге весь спектр первого глубинного чувства.

Бумага этого не поняла, не приняла. Призвала на помощь Ластик. И тот, насмехаясь над бедным поэтом, в одночасье стер все его старания. Остались грязные разводы, крошки и боль. И глубокий, рваный след в его графитовой душе.

  

Потом пришла череда влюбленностей. Чувства были не такими яркими, сочными  и головокружительными. Да только Карандаш все близко принимал к сердцу, и каждое новое поражение истощала его душу. Череда правил и исключений из них.

Бумага не краснеет.

Бумага стерпит все.

Скомканная бумага.

Разорванная в клочья.

И кто сказал, что рукописи не горят? Еще как горят! Еще как пылают! Оставляют после себя либо россыпь мелкой, ничтожной золы, либо нагар. Такой жирный, коричневый и неприятный.

 

И вот уже, когда казалась: все!

Жизнь на исходе.

Стружка почти вся сошла.

И от графитовой души остались только крохи.

А времени оставалось лишь на то, что бы написать лишь мемуары и наставления потомкам.

 

Вдруг случилось Чудо!

И появилась Она!

Сама!

То был чистый лист Бумаги. Нет, не девственно чистый. Уж кто-то успел оставить штрихи и маленькие кляксы. Но Карандаш-то видел, что это лишь видимость. Пустое. Напускное. Мишура. Обман. Мираж.

Бумага была столь чиста и прекрасна, что даже было страшно к ней прикоснуться.

И вновь он пережил потрясение чувств. Всплеск. Вулкан. Смятение.

Опять бессонные ночи.

Снова лирика любви. Но какая! Написанная простыми словами, она блистала всеми цветами радуги.

И Бумага принимала.

И Бумага отвечала.

Им было так хорошо и гармонично вместе.

Пока чьи-то умелые руки, знающие все тонкости и секреты оригами, не сотворили из нее прекрасного Лебедя, и не отправили в полет. Она улетела, унося с собой частицу его души. Большой, огромной души, переполненной нежностью, теплом и, так и нерастраченной до конца, любовью.

 

Карандаш теперь тихо доживает свой век.

На что-то еще надеться. Глупый.

И совсем не спешит он более изливать души своей, в котором графита осталось не так уж и много.

А может и правильно делает. Там осталось лишь на то, чтобы написать свое прощальное стихотворение под грустным названием «Завещание»

© Copyright: Владимир Невский, 2014

Регистрационный номер №0245633

от 15 октября 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0245633 выдан для произведения:

Жил на свете Карандаш. Графитовая душа. И наполнен был тот графит нежностью, добротой и любовью.

Влюбчивым был тот Карандаш. И больше всего он нуждался во взаимности. Ему так не хватало внимания, участия, тепла и света. Да только мир, что окружал его, не замечал этого. Что мог поставить простой Карандаш против разноцветных собратьев? Против благоухающих фломастеров и мелков, которые имели возможность приукрашивать мир? Делать его ярким, радужным, сочным. Таким приятным и вкусным.

И потому чувствовал он себя каким-то забытым и совсем одиноким. Может поэтому и стал изливаться его графитовая душа грустными словами, которые странным образом рифмовались в созвучные строчки.

А мир утопал в красках, солнечных зайчиках и мыльных пузырях, в которых плескалось солнышко. И что было миру до какого-то там самобытного поэта с его простыми, незамысловатыми виршами?

 

 Шли дни. Бежали недели. Летели года.

Карандаш затачивал свое мастерство. Стихи рождались все лучше и лучше. В строках грусти и печали стали мелькать проблески надежды и веры. Они своим внутренним светом украшали лирику, делая ее вполне привлекательной.

 

Пришло время и для влюбленности.

Это было трепетное, воздушное и такое хрупкое чувство. И в то же время, обладающее непомерной силой. Оно так охватило девственную душу Карандаша, что он буквально потерял голову. Чувствовал прилив сил, радости жизни, счастья. И это не смотря на все бессонные ночи и отсутствия аппетита. Ему тогда так наивно казалось, что и весь мир вокруг утопает в улыбках и радужном настроении. Но как же глубоко он ошибался. В смятение чувств, в прекрасном порыве, Карандаш написал признание в любви. Меняя стили и жанры, перемешивая прозу и поэзию, он написал что-то необычное, феерическое. Излил на бумаге весь спектр первого глубинного чувства.

Бумага этого не поняла, не приняла. Призвала на помощь Ластик. И тот, насмехаясь над бедным поэтом, в одночасье стер все его старания. Остались грязные разводы, крошки и боль. И глубокий, рваный след в его графитовой душе.

  

Потом пришла череда влюбленностей. Чувства были не такими яркими, сочными  и головокружительными. Да только Карандаш все близко принимал к сердцу, и каждое новое поражение истощала его душу. Череда правил и исключений из них.

Бумага не краснеет.

Бумага стерпит все.

Скомканная бумага.

Разорванная в клочья.

И кто сказал, что рукописи не горят? Еще как горят! Еще как пылают! Оставляют после себя либо россыпь мелкой, ничтожной золы, либо нагар. Такой жирный, коричневый и неприятный.

 

И вот уже, когда казалась: все!

Жизнь на исходе.

Стружка почти вся сошла.

И от графитовой души остались только крохи.

А времени оставалось лишь на то, что бы написать лишь мемуары и наставления потомкам.

 

Вдруг случилось Чудо!

И появилась Она!

Сама!

То был чистый лист Бумаги. Нет, не девственно чистый. Уж кто-то успел оставить штрихи и маленькие кляксы. Но Карандаш-то видел, что это лишь видимость. Пустое. Напускное. Мишура. Обман. Мираж.

Бумага была столь чиста и прекрасна, что даже было страшно к ней прикоснуться.

И вновь он пережил потрясение чувств. Всплеск. Вулкан. Смятение.

Опять бессонные ночи.

Снова лирика любви. Но какая! Написанная простыми словами, она блистала всеми цветами радуги.

И Бумага принимала.

И Бумага отвечала.

Им было так хорошо и гармонично вместе.

Пока чьи-то умелые руки, знающие все тонкости и секреты оригами, не сотворили из нее прекрасного Лебедя, и не отправили в полет. Она улетела, унося с собой частицу его души. Большой, огромной души, переполненной нежностью, теплом и, так и нерастраченной до конца, любовью.

 

Карандаш теперь тихо доживает свой век.

На что-то еще надеться. Глупый.

И совсем не спешит он более изливать души своей, в котором графита осталось не так уж и много.

А может и правильно делает. Там осталось лишь на то, чтобы написать свое прощальное стихотворение под грустным названием «Завещание»

Рейтинг: +1 309 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

 

 

Популярная проза за месяц
130
94
86
78
76
​Я И ТЫ 7 декабря 2017 (Эльвира Ищенко)
76
76
72
68
64
64
64
63
63
62
Перчатка 19 ноября 2017 (Виктор Лидин)
58
58
56
Сказка 11 декабря 2017 (Нина Колганова)
55
55
54
53
53
52
51
51
49
47
43
Синички 20 ноября 2017 (Тая Кузмина)
40