ГлавнаяВся прозаМалые формыНовеллы → Генеральская память

 

Генеральская память

28 февраля 2012 - Александр Шипицын

Генерал, как и все земные, в смысле рядовые, летчики денежки за классность получал. Это 600 рубликов, советских. Неплохие денежки, жаль только, что раз в год. Многие их даже своими считали. Женам не отдавали, а потихоньку пропивали. Нашему генералу, ничто человеческое чуждо не было. Вот только не пил он как другие летчики. Говорят, за любым банкетом пятьдесят грамм выпьет и больше ни-ни. Даже когда сам командующий наливал – стойко отказывался. Так и он с удовольствием классные денежки получал.
 В штабе дивизии денежки Любаша выдавала. Она, бывало, насыплет перед собой гору мелочи, что бы офицеры сами, насколько им совесть позволит обирать бедную женщину, брали причитающуюся им мелочь. Так как все были сплошь гусары, никто к мелочи и не прикасался. Только один раз Генку Старовойтова, два друга попросили за них получку получить и талоны ему дали. Тут Генка в двусмысленное положение попал, не взять мелочь, еще дружки подумают, что он попользовался. Взять, что о нем Любаша подумает? Решил брать. Фиг с ней, с Любашей! Вот он за первого получает и 75 копеек из кучи берет. Любаша на него строго посмотрела. Он выдержал, за второго берет 54 копейки, Любаша еще строже смотрит: «Что ж ты, прощелыга, сироту грабишь?!». Генка по инерции за себя восемьдесят копеек набирать стал, тут Любаша так на него зыркнула, что он всю мелочь обратно ссыпал и удрал быстренько.
 Так вот, эта Любаша, деньги за классность в финчасти получила. И желая выслужиться, генералу и заму полковнику Васькову на КДП передала. Еще позвонила и долго перед Васьковым жеманилась, мол, какая она заботливая. Потом в штаб дивизии пошла, деньги раздавать. Там забылась, и когда генерал с полетов пришел, она его позвала и еще раз 600 рублей выдала. В ведомости-то его подписи нее было. А он ничего, хороший человек, взял второй раз и не побрезговал. Это, он подумал, Любанька от души старается.
 Любаша начала кассу сводить, а шестисот рубчиков-то и не хватает. Она в слезы – потеряла. И мелочь не перекрывает потерю. А девушка она была одинокая, от нее муж из-за жадности ее ушел. Она у него все карманы выгребала. А тут, ситай, три ее получки как в воду канули. Думала она, думала и вспомнила, что на КДП генералу деньги передавала. Ну и побежала к нему на прием. Сидит как овечка скромная в приемной. Зашла когда позвали. Сразу с порога в слезы:
 - Товарищ генерал, ы-ы-ы-ы-ы…, я вам два раза классные выдала. А-а-а-а-аа-…ошиблась я, как лучше хотела у-у-у-у-уу…
 - Так что вы хотите?
 - Денежки ы-ы-ы-ы-ы… шестьсот рубликов а-а-а-а-а…. верните у-у-у-у-у-у-у-ы.
 - Ничего не помню. Какие шестьсот рублей?
 - Ну, как же? – слезы у нее на всех ресницах висят, -  Как же, товарищ генерал? Васьков передал вам на КДП.
 - Я расписывался за них? Нет! И разговоров никаких! Я не могу о всяких пустяках помнить и не позволю, что бы кто-то этим пользовался.
 - Ы-ы-ы-ы-ы-ы…! А-а-а-а-а-а…! У-у-у-у-у-у!
 С тем и ушла. И в политотдел обращалась, и в парткомиссию. Там ей сказали, что она, наверное, сама их потеряла, а теперь генерала обобрать собралась. И раз она такой элемент нечестности проявляет, то ее лучше вообще из финчасти попросить Поыкала она, поакала. Даже поукала где-то. Никакой пользы. Девчонки в финчасти по десятке скинулись, и летчики по рублю дали, а мелочь совсем брать перестали. Вот так и вывернулась, а то хоть в петлю.
 А генерала, когда провожали всей дивизией на подарок, цветной японский телевизор, скинулись. Моряки ванинские с Хокайдо привезли. На прощальном построении ему телик преподнесли. Он даже прослезился:
- Благодарю личный состав дивизии, - так и сказал, - за ваш скромный подарок.
Ну, оговорился человек, с кем не бывает. А может, и не оговорился, кто его деньги считал?
  Генерал по случаю отвала в Доме Офицеров банкет для всей дивизии дал. В смысле на банкет деньги вся дивизия сдавала. Кого пригласили, по 17 рублей 50 копеек сдавали, а кого не пригласили те по 10 рублей. Я считаю, очень справедливо. Почему все и приглашенные и не приглашенные одинаково сдавать должны?  И для банкета оба полка на субботу воскресенье с довольствия сняли и повара из сэкономленных продуктов не банкет сделали, а сказку. И семьи свои месяц только деликатесами кормили. А уж спирта и брусники  для подкрашивания – этого добра у нас в дивизии море целое было. А про румынский гарнитур, лодку и две Газ-24 я уже рассказывал. Если кому любопытно дождитесь, когда рассказ «Эх! Жизнь комендантская» модераторы пропустят. 
 

© Copyright: Александр Шипицын, 2012

Регистрационный номер №0030906

от 28 февраля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0030906 выдан для произведения:

Генерал, как и все земные, в смысле рядовые, летчики денежки за классность получал. Это 600 рубликов, советских. Неплохие денежки, жаль только, что раз в год. Многие их даже своими считали. Женам не отдавали, а потихоньку пропивали. Нашему генералу, ничто человеческое чуждо не было. Вот только не пил он как другие летчики. Говорят, за любым банкетом пятьдесят грамм выпьет и больше ни-ни. Даже когда сам командующий наливал – стойко отказывался. Так и он с удовольствием классные денежки получал.
 В штабе дивизии денежки Любаша выдавала. Она, бывало, насыплет перед собой гору мелочи, что бы офицеры сами, насколько им совесть позволит обирать бедную женщину, брали причитающуюся им мелочь. Так как все были сплошь гусары, никто к мелочи и не прикасался. Только один раз Генку Старовойтова, два друга попросили за них получку получить и талоны ему дали. Тут Генка в двусмысленное положение попал, не взять мелочь, еще дружки подумают, что он попользовался. Взять, что о нем Любаша подумает? Решил брать. Фиг с ней, с Любашей! Вот он за первого получает и 75 копеек из кучи берет. Любаша на него строго посмотрела. Он выдержал, за второго берет 54 копейки, Любаша еще строже смотрит: «Что ж ты, прощелыга, сироту грабишь?!». Генка по инерции за себя восемьдесят копеек набирать стал, тут Любаша так на него зыркнула, что он всю мелочь обратно ссыпал и удрал быстренько.
 Так вот, эта Любаша, деньги за классность в финчасти получила. И желая выслужиться, генералу и заму полковнику Васькову на КДП передала. Еще позвонила и долго перед Васьковым жеманилась, мол, какая она заботливая. Потом в штаб дивизии пошла, деньги раздавать. Там забылась, и когда генерал с полетов пришел, она его позвала и еще раз 600 рублей выдала. В ведомости-то его подписи нее было. А он ничего, хороший человек, взял второй раз и не побрезговал. Это, он подумал, Любанька от души старается.
 Любаша начала кассу сводить, а шестисот рубчиков-то и не хватает. Она в слезы – потеряла. И мелочь не перекрывает потерю. А девушка она была одинокая, от нее муж из-за жадности ее ушел. Она у него все карманы выгребала. А тут, ситай, три ее получки как в воду канули. Думала она, думала и вспомнила, что на КДП генералу деньги передавала. Ну и побежала к нему на прием. Сидит как овечка скромная в приемной. Зашла когда позвали. Сразу с порога в слезы:
 - Товарищ генерал, ы-ы-ы-ы-ы…, я вам два раза классные выдала. А-а-а-а-аа-…ошиблась я, как лучше хотела у-у-у-у-уу…
 - Так что вы хотите?
 - Денежки ы-ы-ы-ы-ы… шестьсот рубликов а-а-а-а-а…. верните у-у-у-у-у-у-у-ы.
 - Ничего не помню. Какие шестьсот рублей?
 - Ну, как же? – слезы у нее на всех ресницах висят, -  Как же, товарищ генерал? Васьков передал вам на КДП.
 - Я расписывался за них? Нет! И разговоров никаких! Я не могу о всяких пустяках помнить и не позволю, что бы кто-то этим пользовался.
 - Ы-ы-ы-ы-ы-ы…! А-а-а-а-а-а…! У-у-у-у-у-у!
 С тем и ушла. И в политотдел обращалась, и в парткомиссию. Там ей сказали, что она, наверное, сама их потеряла, а теперь генерала обобрать собралась. И раз она такой элемент нечестности проявляет, то ее лучше вообще из финчасти попросить Поыкала она, поакала. Даже поукала где-то. Никакой пользы. Девчонки в финчасти по десятке скинулись, и летчики по рублю дали, а мелочь совсем брать перестали. Вот так и вывернулась, а то хоть в петлю.
 А генерала, когда провожали всей дивизией на подарок, цветной японский телевизор, скинулись. Моряки ванинские с Хокайдо привезли. На прощальном построении ему телик преподнесли. Он даже прослезился:
- Благодарю личный состав дивизии, - так и сказал, - за ваш скромный подарок.
Ну, оговорился человек, с кем не бывает. А может, и не оговорился, кто его деньги считал?
  Генерал по случаю отвала в Доме Офицеров банкет для всей дивизии дал. В смысле на банкет деньги вся дивизия сдавала. Кого пригласили, по 17 рублей 50 копеек сдавали, а кого не пригласили те по 10 рублей. Я считаю, очень справедливо. Почему все и приглашенные и не приглашенные одинаково сдавать должны?  И для банкета оба полка на субботу воскресенье с довольствия сняли и повара из сэкономленных продуктов не банкет сделали, а сказку. И семьи свои месяц только деликатесами кормили. А уж спирта и брусники  для подкрашивания – этого добра у нас в дивизии море целое было. А про румынский гарнитур, лодку и две Газ-24 я уже рассказывал. Если кому любопытно дождитесь, когда рассказ «Эх! Жизнь комендантская» модераторы пропустят. 
 

Рейтинг: +6 481 просмотр
Комментарии (2)
Игорь Кичапов # 28 февраля 2012 в 21:59 +3
Генералитет,однако) Понравилось.Да. 39
Лена Эрлих # 29 февраля 2012 в 14:35 +3
Ой! Спасибо, Александр! Сначала подумала, что Генка - не гусар! kuku Потом взяла свои слова обратно. flo А то, что Любаша в пролете оказалась, так это - сама виновата, кто ж так с денежками обращается!? Они этого не любят!И кульминация! Банкет для вас -за счет вас! Есть такая практика! А не сможете придти? Ну, очень жаль! Пусть за вас другие порадуются! live1