ГлавнаяВся прозаМалые формыНовеллы → Белым по черному

 

Белым по черному

11 июня 2014 - Юрий Урм
Однажды летом 1964 года - трое, влюбленных в музыку, совсем молодых людей- Анатолий Матрашилин, Гуннар Грапс и автор этих строк - договорились собраться на первую в их жизни репетицию. Договорились мы встретиться во дворе моего дома, что расположен в Таллинне, на улице Кундери. Все мы жили в центре Таллинна, в одном районе, рядом с пионерским парком, который через много лет, Гуннар назвал парком подонков.

 Было нам по 12- 13 лет, Гуннар учился в музыкальной школе, игре на виолончели. Я часто видел, как он своей быстрой и необычной походкой торопился в музыкальную школу. Шагал он ступая на носки, отрывая пятки от земли, а зачехленная виолончель трепыхалась у него на спине, в такт с каждым шагом…
 
Они с Толиком сразу сумели сразу сыграть несколько мелодий, у меня же не получилось ничего, и слёзы навернулись на глаза. Я очень быстро расстался с иллюзией того, что стоит взять гитару в руки и все сразу получится. Я решил, во что - бы то не стало, научиться играть на гитаре и попросил Гуннара, дать мне на время его дешевенькую гитару.
 
 Гуннар дал мне ее, не колеблясь. Я пришел с ней домой и стал подбирать разные мелодии - Pikulino, Luna Napoletana, Dona, Bala-bala, Julija. Через несколько дней, кое-что у меня стало получаться. Когда я вернул гитару назад, Гуннар обнаружил, что гитара совсем расстроена и удивившись, спросил - как же я смог на ней хоть что-то подобрать. Я тоже удивился, узнав, что ее надо настраивать и подбирал мелодии на такой гитаре - какую уж получил…

Следующий раз репетиция была назначена у Гуннара, дома. Я посмотрел на часы и понял, что опаздываю. Надев свои единственные брюки, я с ужасом обнаружил, что на колене зияет огромная дыра. Времени было в обрез и я, недолго думая, схватил - иголку и нитки. За неимением времени и желания искать другие нитки, я зашил черные брюки – первыми попавшимися под руки - белыми. Получилось ужасно, но я понадеялся, что смогу быстро и незаметно и перебежать из своего двора в соседский, где жил Гуннар. Преодолев без свидетелей проходной двор, я прибежал в дом, где на втором этаже жил Гуннар.
 
 Со стороны Тартуского шоссе в этом доме располагался милицейский участок, а две другие стороны дома выходили на два разных двора, разделенных пристроенными домами. Из этих дворов можно было попасть в разные парадные. Среди других, в этом доме жил и будущий известный эстонский рок музыкант. Я поднялся по крутой деревянной лестнице на второй этаж, зашел в квартиру и к своему ужасу обнаружил, что его сестра, красавица со светлыми длинными локонами, дома, и она будет присутствовать на репетиции.
 
Я вошел в комнату и встал, прижавшись коленом к стене, пытаясь скрыть от ее глаз, плод моего высокого портняжного искусства. Однако, как потом неоднократно в моей жизни случалось, из неловкого положения я все- таки выйти не сумел. Гуннар, сидя за пианино, не понял, почему я стою, с гитарой, у стены и попросил, чтобы я подошел к пианино и присоединился к ним с Толиком. Мне ничего не оставалось, как отойти от спасительной стены. Я медленно, как перед казнью - проковылял до пианино. Тут- то и произошло то, чего я очень боялся: сестра, сидевшая на кресле-напротив, увидела мои черные брюки, зашитые белыми нитками, да еще и через край. Она взорвалась неподдельным смехом, засмеялись и музыканты, я же был подавлен и расстроен. С самого детства я тяжело переживал ситуации, когда давал повод окружающим смеяться над собой...

У Гуннара была довольно большая коллекция черно-белых фотографий Beatles, Rolling stones и других популярных групп, причем с автографами, я спросил у Гуннара - являются ли эти автографы подлинными, он ответил утвердительно, и глаза у него, при этом излучали абсолютную честность этого заявления. Я поверил ему и остался под очень большим впечатлением. 

В этот раз мы уже могли кое-что исполнять втроем и это обнадеживало. Это было счастливое время, у каждого из нас троих были отличные перспективы стать в будущем хорошими музыкантами. Все трое имели отличный слух и громадное желание музицировать. В дальнейшем наши пути разошлись. Гуннар Играл в ансамбле Satellites,
Mikronid а позже создал группу Magnetic band , объездил весь СССР и стал настоящей рок звездой, Толик всю жизнь профессионально музицировал, участвовал в ансамбле Satellites, Poisimehed и Laine, а я много лет проработал музыкантом в Таллиннских ресторанах. Каждый из нас остался с музыкой до конца.

Много лет спустя, в 1998 году Satelites собрались вновь. Мы решили сыграть на презентации книги В. Салуметса - Рок рапсодия, посвященной истории поп и рок музыки Эстонии. Мы сознательно  вышли без клавишных, чтобы используя минимальный набор музыкальных инструментов, сыграть тот самый, старый репертуар, с которого когда–то начинали,причем в его первозданном звучании. Концерт этот прошел в Сосси клубе. После нескольких репетиций, ансамбль Satellites успешно выступил на гала- концерте, вместе с другими группами, собравшимися вновь после многих лет… Вечер прошел в атмосфере доброжелательности и взаимной поддержки.

 Среди прочих, это мероприятие посетили музыканты из Финляндии, присутствовал и Як Иола. Все участники концерта не стеснялись эмоций и обменивались приветствиями и автографами. С того вечера в моем экземпляре книги остались автографы Тармо Пихлапа, Гуннара Грапса и многих других, известных эстонских музыкантов. Гуннар постоянно улыбался и не успевал отвечать на приветствия многочисленных коллег. Он был в ударе, отлично сыграл с ансамблем Мikronid.
 Вместе с нами он великолепно сыграл на барабанах, спел и гениально сымпровизировал на губной гармонике. Наше совместное выступление было записано на компакт - диск и теперь, когда мне хочется,я просматриваю его, вновь и вновь.*

После нашего совместного выступления, мы с Гуннаром договорились записаться дуэтом, но я не спешил и к сожалению - опоздал навсегда...

Когда я вспоминаю Гуннара, первое, что приходит мне на ум - так это то, что будучи латышом, он очень доброжелательно общался и с эстонцами и с русско-говорящими коллегами.
Мне навсегда запомнилась его открытая улыбка, невероятная память на слова сотен песен, стабильный ритм его барабанов и волшебные звуки его губной гармоники…


* Прослушать  запись одной из песен, исполненных нами на этом концерте:   
                          В Youtube:
                   /watch?v=BzW8Y2AqBLs
 

© Copyright: Юрий Урм, 2014

Регистрационный номер №0220352

от 11 июня 2014

[Скрыть] Регистрационный номер 0220352 выдан для произведения: Однажды летом 1964 года - трое, влюбленных в музыку, совсем молодых людей- Анатолий Матрашилин, Гуннар Грапс и автор этих строк - договорились собраться на первую в их жизни репетицию. Договорились мы встретиться во дворе моего дома, что расположен в Таллинне, на улице Кундери. Все мы жили в центре Таллинна, в одном районе, рядом с пионерским парком, который через много лет, Гуннар назвал парком подонков.

 Было нам по 12- 13 лет, Гуннар учился в музыкальной школе, игре на виолончели. Я часто видел, как он своей быстрой и необычной походкой торопился в музыкальную школу. Шагал он ступая на носки, отрывая пятки от земли, а зачехленная виолончель трепыхалась у него на спине, в такт с каждым шагом…

Они с Толиком сразу сумели сразу сыграть несколько мелодий, у меня же не получилось ничего, и слёзы навернулись на глаза. Я очень быстро расстался с иллюзией того, что стоит взять гитару в руки и все сразу получится. Я решил, во что - бы то не стало, научиться играть на гитаре и попросил Гуннара, дать мне на время его дешевенькую гитару.

 Гуннар дал мне ее, не колеблясь. Я пришел с ней домой и стал подбирать разные мелодии - Pikulino, Luna Napoletana, Dona, Bala-bala, Julija. Через несколько дней, кое-что у меня стало получаться. Когда я вернул гитару назад, Гуннар обнаружил, что гитара совсем расстроена и удивившись, спросил - как же я смог на ней хоть что-то подобрать. Я тоже удивился, узнав, что ее надо настраивать и подбирал мелодии на такой гитаре - какую уж получил…

Следующий раз репетиция была назначена у Гуннара, дома. Я посмотрел на часы и понял, что опаздываю. Надев свои единственные брюки, я с ужасом обнаружил, что на колене зияет огромная дыра. Времени было в обрез и я, недолго думая, схватил - иголку и нитки. За неимением времени и желания искать другие нитки, я зашил черные брюки – первыми попавшимися под руки - белыми. Получилось ужасно, но я понадеялся, что смогу быстро и незаметно и перебежать из своего двора в соседский, где жил Гуннар. Преодолев без свидетелей проходной двор, я прибежал в дом, где на втором этаже жил Гуннар.

 Со стороны Тартуского шоссе в этом доме располагался милицейский участок, а две другие стороны дома выходили на два разных двора, разделенных пристроенными домами. Из этих дворов можно было попасть в разные парадные. Среди других, в этом доме жил и будущий известный эстонский рок музыкант. Я поднялся по крутой деревянной лестнице на второй этаж, зашел в квартиру и к своему ужасу обнаружил, что его сестра, красавица со светлыми длинными локонами, дома, и она будет присутствовать на репетиции.
 
Я вошел в комнату и встал, прижавшись коленом к стене, пытаясь скрыть от ее глаз, плод моего высокого портняжного искусства. Однако, как потом неоднократно в моей жизни случалось, из неловкого положения я все- таки выйти не сумел. Гуннар, сидя за пианино, не понял, почему я стою, с гитарой, у стены и попросил, чтобы я подошел к пианино и присоединился к ним с Толиком. Мне ничего не оставалось, как отойти от спасительной стены. Я медленно, как перед казнью - проковылял до пианино. Тут- то и произошло то, чего я очень боялся: сестра, сидевшая на кресле-напротив, увидела мои черные брюки, зашитые белыми нитками, да еще и через край. Она взорвалась неподдельным смехом, засмеялись и музыканты, я же был подавлен и расстроен. С самого детства я тяжело переживал ситуации, когда давал повод окружающим смеяться над собой...

У Гуннара была довольно большая коллекция черно-белых фотографий Beatles, Rolling stones и других популярных групп, причем с автографами, я спросил у Гуннара - являются ли эти автографы подлинными, он ответил утвердительно, и глаза у него, при этом излучали абсолютную честность этого заявления. Я поверил ему и остался под очень большим впечатлением. 

В этот раз мы уже могли кое-что исполнять втроем и это обнадеживало. Это было счастливое время, у каждого из нас троих были отличные перспективы стать в будущем хорошими музыкантами. Все трое имели отличный слух и громадное желание музицировать. В дальнейшем наши пути разошлись. Гуннар Играл в ансамбле Satelites,
Mikronid а позже создал группу Magnetic band , объездил весь СССР и стал настоящей рок звездой, Толик всю жизнь профессионально музицировал, участвовал в ансамбле Satelites, Poisimehed и Laine, а я много лет проработал музыкантом в Таллиннских ресторанах. Каждый из нас остался с музыкой до конца.

Много лет спустя, в 1998 году Satelites собрались вновь. Мы решили сыграть на презентации книги В. Салуметса - Рок рапсодия, посвященной истории поп и рок музыки Эстонии. Мы сознательно  вышли без клавишных, чтобы используя минимальный набор музыкальных инструментов, сыграть тот самый, старый репертуар, с которого когда–то начинали,причем в его первозданном звучании. Концерт этот прошел в Сосси клубе. После нескольких репетиций, ансамбль Satellites успешно выступил на гала- концерте, вместе с другими группами, собравшимися вновь после многих лет… Вечер прошел в атмосфере доброжелательности и взаимной поддержки.

 Среди прочих, это мероприятие посетили музыканты из Финляндии, присутствовал и Як Иола. Все участники концерта не стеснялись эмоций и обменивались приветствиями и автографами. С того вечера в моем экземпляре книги остались автографы Тармо Пихлапа, Гуннара Грапса и многих других, известных эстонских музыкантов. Гуннар постоянно улыбался и не успевал отвечать на приветствия многочисленных коллег. Он был в ударе, отлично сыграл с ансамблем Мikronid.
 Вместе с нами он великолепно сыграл на барабанах, спел и гениально сымпровизировал на губной гармонике. Наше совместное выступление было записано на компакт - диск и теперь, когда мне хочется,я просматриваю его, вновь и вновь.*

После нашего совместного выступления, мы с Гуннаром договорились записаться дуэтом, но я не спешил и к сожалению - опоздал навсегда...

Когда я вспоминаю Гуннара, первое, что приходит мне на ум - так это то, что будучи латышом, он очень доброжелательно общался и с эстонцами и с русско-говорящими коллегами.
Мне навсегда запомнилась его открытая улыбка, невероятная память на слова сотен песен, стабильный ритм его барабанов и волшебные звуки его губной гармоники…


* В youtube можно послушать  запись одной из песен, исполненных нами на этом концерте:   
http://www.youtube.com/watch?v=BzW8Y2AqBLs
 
Рейтинг: 0 210 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!