ГлавнаяВся прозаМалые формыНовеллы → Баллада о "десятке"

 

Баллада о "десятке"

5 октября 2012 - Makarenkoff-&-Smirnova Co.

Анатолич был старый автомобилист, да и в принципе, почти уже старый человек. К тому же он был верный автомобилист. Когда-то в молодости он купил по случаю «десятку» вазовского производства, и оказалось, что этот автомобиль будет служить ему верой и правдой много лет. Он поменял жену, дети от первой жены заканчивали школу, а машина была все та же.


«Десятка» досталась ему не девочкой, в паспорте уже стоял штамп о первом браке, но обращался прежний собственник с ней аккуратно, на жизнь она не жаловалась и особых проблем Анатоличу поначалу не доставляла.

Тогда Анатолич был еще молод, и считал, что автомобиль, особенно отечественного производства, при определенных вложениях должен был обязательно соответствовать любым пожеланиям хозяина.
Модернизировались тормоза, чиповались микросхемы в бошевских мозгах, поменялось две магнитолы (панели периодически воровались местной шпаной путем разбития стекла в двери водителя, и расковыривания отверткой замка в ней же). Для проезда по дачным грунтовым дорогам был увеличен дорожный просвет с помощью специальных вставок в подвеску. В общем, «десятка» стала полем для экспериментов. Дело в том, что Анатолич давно мечтал о внедорожнике, но за неимением средств не мог себе позволить его покупку, поэтому пытался воплотить какие-то мечты в доступный для переделок легковой седан.

Шло время. Анатолич взрослел, многие запросы теряли свою привлекательность, уже не хотелось преодолевать метровой глубины грязевые бассейны, и обгонять на трассе порши и ауди тт. «Десятка» тоже покрывалась возрастными морщинами, понимая, что хозяину уже не надо что-то доказывать окружающим за счет содержания ее в идеальном состоянии, и постепенно с этим смирялась.

Ушла вторая жена, дети стали самостоятельными, и у Анатолича осталась только машина.

Теперь они с хозяином достигли определенной гармонии в жизни, и не требовали друг от друга подвигов и особого друг к другу отношения. Слишком много было пережито совместно, спидометр показывал восьмикратный объезд Земли по экватору, и эти восемь экваторов были пройдены отнюдь не по враждебным вылизанным автобанам, а исключительно по российским «направлениям».

Потребности Анатолича ограничивались отныне поездками в Тульскую область, в деревню, где, судя по показаниям забугорного навигатора, значилась конечная точка маршрута под названием «001 Дом».
Оба были опытными путешественниками. В багажнике «десятки» постоянно находились следующие аксессуары, на все случаи жизни:
-трос (с крюками и скобами, нагрузка 20 тонн)
-провода прикуривательные
-лопата для снега (т.н. движок)
-лопата пехотная (саперная)
-набор ключей всяких разных
-устройство зарядное для аккумулятора (оно же бустер)
-масло и антифриз для долива
-ну и всякое наполнение, которого требует ГИБДД.

Каждый пункт этого списка был прочувствован личными переживаниями в различных дорожных ситуациях, в которые два компонента этого тандема попадали за многие годы практически супружеской жизни.

«Десятка» все чаще стояла под подъездом невостребованной, осыпаемая то листвой, то липовыми клейкими семенами, то снежной колючей крупой. Хозяин ее уже не так ревностно следил за периодичностью прохождения технического обслуживания. Забывал, когда менял масло и свечи зажигания. Он начал относиться к ней, как к себе – дышу, и ладно, хожу, и слава Богу. Хотя по-прежнему заботился о здоровом питании, заправляя бензин на брендовой заправке.

Однажды наступила зима, непостоянная, как его жизнь, с перепадами температур от +5 до -30 градусов по шкале старика Цельсия. Двигатель «десятки» то забивался снежной мокрой кашей, сводящей с ума датчик поступающего в него воздуха, то замерзал до образования в масляном картере тещиного холодца, который сковывал все потуги хоть как-то пытаться завести мотор.

Анатолич употреблял горячительные напитки. Не часто, не чаще, чем все его соотечественники. При этом он оставался автомобилистом, и помнил про свой автомобиль, замерзающий у подъезда. Он знал, что если он хочет поехать к себе в Тульскую область, «десятке» надо уделить внимание - обязательно ее завести и прогреть двигатель, заодно подзарядив аккумулятор.

Он пошел к машине, вставил ключ в замок зажигания, повернул. Механический организм проснулся. Замороженная система с трудом выполнила все свои обязанности, но тем не менее двигатель завелся. Анатолич вздохнул и переключился на очередные задачи – покупку двух бутылок водки. Убедившись, что все работает, он поставил машину на ручной тормоз, не глуша мотор неторопливо вылез из машины, закрыл ключом дверь, и пошел в ближайший магазин.

Организм Анатолича очень требовал водки. Очень. Поэтому, купив необходимое для организма сырье, он поспешил домой, чтобы употребить лекарство. Ведь на самом деле, сколько народу умерло, не получив в критический момент каких-то 50 грамм водки! Анатолич был образованным человеком, мало того, он был общительным человеком, и был обладателем тысяч историй про несвоевременную смерть из-за отсутствия своевременного опохмела.

«Десятка» преданно разогревалась, на оплетке руля, несмотря на мороз, сохранялось тепло рук Хозяина, пластмассовое тело ключа зажигания зафиксировало жировые папилляры его отпечатков пальцев. Пока биологический организм Анатолича реанимировался спиртовым раствором, механический организм его автомобиля всеми своими запчастями сохранял верность Хозяину.

Но, как известно, неправильный опохмел – прямой путь к запою. Продукты распада этиленгликоля начисто вытеснили из электрохимических процессов мозга Анатолича оперативную информацию о происходящем в реальном времени. Он по прежнему помнил как его зовут, он узнавал в лицо соседку, которую чуть не сбил, вываливаясь из подъезда за третьей бутылкой водки. Он нашел свою квартиру и даже попал ключом в скважину. Но про машину он забыл.

Датчики приборов усердно отражали состояние «десяткиного» организма. Они показывали, зарядку аккумулятора, обороты и температуру двигателя. Все показатели были стабильны… кроме уровня топлива.

Как ни странно, биологический организм Анатолича был менее ресурсоемок, нежели механический организм его автомобиля. В квартире было тепло, сердце и печень, подпитываемые комфортной для обмена веществ жидкостью, перешли в холостой режим, спящий мозг, не требующий дополнительных источников энергии, не тревожил хозяина вовсе.

Холостой режим двигателя «десятки» в условиях пониженной температуры наоборот, требовал усиленного питания. И он его получал. Уровень топлива понижался, как уровень моря во время отлива, но, в отличие от моря, необратимо.

Хозяин спал. Периодически просыпаясь, он неосознанно доливал внутрь себя водки по требованию организма.

Двигатель «десятки» употреблял последние литры качественного бензина, за что, наверное, был благодарен Хозяину.

Анатолич допил последние капли алкоголя из третьей бутылки.

Двигатель автомобиля высосал последнее топливо из бензобака.

Не получающее бензина зажигание пару раз пустило искру в пустые цилиндры и обреченно опустило руки. Двигатель заглох.

Сердце Анатолича, изношенное перенасыщенной алкоголем кровью, засбоило.

Приборная доска светилась всеми индикаторами, отчитываясь о бесперебойной работе электрической системы и пока еще действующем аккумуляторе.

Мозг Анатолича, пытаясь защитить себя от умирания, пустил кровообращение по малому кругу, отключив от снабжения кислородом ненужные ему конечности.

Мозг двигателя, заключенный в микросхеме, когда-то подверженной чип-тюнингу для улучшения скоростных характеристик «десятки», почувствовал недостаток питания, вследствие начинающегося обморожения электрических проводов и цепей. У «десятки» не было конечностей, которые можно было отсоединить от питания для сохранения мозга. Микросхема в отчаянии сформировала электрический импульс и отправила его в пространство, в надежде докричаться до Хозяина.

Анатолич стал задыхаться. Немеющая рука попыталась дотянуться до мобильного телефона, но только свалила его с табуретки, стоящей возле кровати.

Однако сигнал автомобиля все же достиг телефона, замкнул нужные цепи, и произвел набор последнего номера в телефонной книжке аппарата. Номера второй жены Анатолича. Она жила неподалеку, знала о пагубных пристрастиях бывшего мужа, и при этом не питала к нему патологической ненависти. Взяв трубку и не услышав от мужа отклика, она заподозрила неладное. И приехала, благо у нее остались ключи от двери.

Анатолича отвезли в больницу. Он остался жив, но пролежал там семь месяцев.

А через полгода проржавевшую «десятку» эвакуировали по программе мэра об очистке дворов от бесхозных транспортных средств. Хозяин был в больнице, и за нее некому было заступиться.

Ослабевший от лечения, поддерживаемый бывшей женой, жарким летним днем он шел по двору, и не увидел своей машины.

Бывшая жена ничего не смогла ответить на его вопрос, а потом они поднялись в квартиру, и житейские заботы неизбежно заменили в его сознании воспоминания о старом утраченном автомобиле.

Постепенно здоровье восстановилось, наладились отношения с детьми, и однажды младший сын, недавно сдавший на права, по телефону похвалился, что купил по дешевке машину, «чтоб убивать», и что подъедет показать.

Да, он купил ту самую «десятку». Папа конечно же сразу ее узнал, и благословил сына на аккуратную езду, наказав обращаться с машиной бережно.

В бошевских мозгах стояла новая микросхема. Импульс нашарил в районе водительского сиденья биение хозяйского сердца и настроился к нему в унисон…

© Copyright: Makarenkoff-&-Smirnova Co., 2012

Регистрационный номер №0081930

от 5 октября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0081930 выдан для произведения:

Анатолич был старый автомобилист, да и в принципе, почти уже старый человек. К тому же он был верный автомобилист. Когда-то в молодости он купил по случаю «десятку» вазовского производства, и оказалось, что этот автомобиль будет служить ему верой и правдой много лет. Он поменял жену, дети от первой жены заканчивали школу, а машина была все та же.


«Десятка» досталась ему не девочкой, в паспорте уже стоял штамп о первом браке, но обращался прежний собственник с ней аккуратно, на жизнь она не жаловалась и особых проблем Анатоличу поначалу не доставляла.

Тогда Анатолич был еще молод, и считал, что автомобиль, особенно отечественного производства, при определенных вложениях должен был обязательно соответствовать любым пожеланиям хозяина.
Модернизировались тормоза, чиповались микросхемы в бошевских мозгах, поменялось две магнитолы (панели периодически воровались местной шпаной путем разбития стекла в двери водителя, и расковыривания отверткой замка в ней же). Для проезда по дачным грунтовым дорогам был увеличен дорожный просвет с помощью специальных вставок в подвеску. В общем, «десятка» стала полем для экспериментов. Дело в том, что Анатолич давно мечтал о внедорожнике, но за неимением средств не мог себе позволить его покупку, поэтому пытался воплотить какие-то мечты в доступный для переделок легковой седан.

Шло время. Анатолич взрослел, многие запросы теряли свою привлекательность, уже не хотелось преодолевать метровой глубины грязевые бассейны, и обгонять на трассе порши и ауди тт. «Десятка» тоже покрывалась возрастными морщинами, понимая, что хозяину уже не надо что-то доказывать окружающим за счет содержания ее в идеальном состоянии, и постепенно с этим смирялась.

Ушла вторая жена, дети стали самостоятельными, и у Анатолича осталась только машина.

Теперь они с хозяином достигли определенной гармонии в жизни, и не требовали друг от друга подвигов и особого друг к другу отношения. Слишком много было пережито совместно, спидометр показывал восьмикратный объезд Земли по экватору, и эти восемь экваторов были пройдены отнюдь не по враждебным вылизанным автобанам, а исключительно по российским «направлениям».

Потребности Анатолича ограничивались отныне поездками в Тульскую область, в деревню, где, судя по показаниям забугорного навигатора, значилась конечная точка маршрута под названием «001 Дом».
Оба были опытными путешественниками. В багажнике «десятки» постоянно находились следующие аксессуары, на все случаи жизни:
-трос (с крюками и скобами, нагрузка 20 тонн)
-провода прикуривательные
-лопата для снега (т.н. движок)
-лопата пехотная (саперная)
-набор ключей всяких разных
-устройство зарядное для аккумулятора (оно же бустер)
-масло и антифриз для долива
-ну и всякое наполнение, которого требует ГИБДД.

Каждый пункт этого списка был прочувствован личными переживаниями в различных дорожных ситуациях, в которые два компонента этого тандема попадали за многие годы практически супружеской жизни.

«Десятка» все чаще стояла под подъездом невостребованной, осыпаемая то листвой, то липовыми клейкими семенами, то снежной колючей крупой. Хозяин ее уже не так ревностно следил за периодичностью прохождения технического обслуживания. Забывал, когда менял масло и свечи зажигания. Он начал относиться к ней, как к себе – дышу, и ладно, хожу, и слава Богу. Хотя по-прежнему заботился о здоровом питании, заправляя бензин на брендовой заправке.

Однажды наступила зима, непостоянная, как его жизнь, с перепадами температур от +5 до -30 градусов по шкале старика Цельсия. Двигатель «десятки» то забивался снежной мокрой кашей, сводящей с ума датчик поступающего в него воздуха, то замерзал до образования в масляном картере тещиного холодца, который сковывал все потуги хоть как-то пытаться завести мотор.

Анатолич употреблял горячительные напитки. Не часто, не чаще, чем все его соотечественники. При этом он оставался автомобилистом, и помнил про свой автомобиль, замерзающий у подъезда. Он знал, что если он хочет поехать к себе в Тульскую область, «десятке» надо уделить внимание - обязательно ее завести и прогреть двигатель, заодно подзарядив аккумулятор.

Он пошел к машине, вставил ключ в замок зажигания, повернул. Механический организм проснулся. Замороженная система с трудом выполнила все свои обязанности, но тем не менее двигатель завелся. Анатолич вздохнул и переключился на очередные задачи – покупку двух бутылок водки. Убедившись, что все работает, он поставил машину на ручной тормоз, не глуша мотор неторопливо вылез из машины, закрыл ключом дверь, и пошел в ближайший магазин.

Организм Анатолича очень требовал водки. Очень. Поэтому, купив необходимое для организма сырье, он поспешил домой, чтобы употребить лекарство. Ведь на самом деле, сколько народу умерло, не получив в критический момент каких-то 50 грамм водки! Анатолич был образованным человеком, мало того, он был общительным человеком, и был обладателем тысяч историй про несвоевременную смерть из-за отсутствия своевременного опохмела.

«Десятка» преданно разогревалась, на оплетке руля, несмотря на мороз, сохранялось тепло рук Хозяина, пластмассовое тело ключа зажигания зафиксировало жировые папилляры его отпечатков пальцев. Пока биологический организм Анатолича реанимировался спиртовым раствором, механический организм его автомобиля всеми своими запчастями сохранял верность Хозяину.

Но, как известно, неправильный опохмел – прямой путь к запою. Продукты распада этиленгликоля начисто вытеснили из электрохимических процессов мозга Анатолича оперативную информацию о происходящем в реальном времени. Он по прежнему помнил как его зовут, он узнавал в лицо соседку, которую чуть не сбил, вываливаясь из подъезда за третьей бутылкой водки. Он нашел свою квартиру и даже попал ключом в скважину. Но про машину он забыл.

Датчики приборов усердно отражали состояние «десяткиного» организма. Они показывали, зарядку аккумулятора, обороты и температуру двигателя. Все показатели были стабильны… кроме уровня топлива.

Как ни странно, биологический организм Анатолича был менее ресурсоемок, нежели механический организм его автомобиля. В квартире было тепло, сердце и печень, подпитываемые комфортной для обмена веществ жидкостью, перешли в холостой режим, спящий мозг, не требующий дополнительных источников энергии, не тревожил хозяина вовсе.

Холостой режим двигателя «десятки» в условиях пониженной температуры наоборот, требовал усиленного питания. И он его получал. Уровень топлива понижался, как уровень моря во время отлива, но, в отличие от моря, необратимо.

Хозяин спал. Периодически просыпаясь, он неосознанно доливал внутрь себя водки по требованию организма.

Двигатель «десятки» употреблял последние литры качественного бензина, за что, наверное, был благодарен Хозяину.

Анатолич допил последние капли алкоголя из третьей бутылки.

Двигатель автомобиля высосал последнее топливо из бензобака.

Не получающее бензина зажигание пару раз пустило искру в пустые цилиндры и обреченно опустило руки. Двигатель заглох.

Сердце Анатолича, изношенное перенасыщенной алкоголем кровью, засбоило.

Приборная доска светилась всеми индикаторами, отчитываясь о бесперебойной работе электрической системы и пока еще действующем аккумуляторе.

Мозг Анатолича, пытаясь защитить себя от умирания, пустил кровообращение по малому кругу, отключив от снабжения кислородом ненужные ему конечности.

Мозг двигателя, заключенный в микросхеме, когда-то подверженной чип-тюнингу для улучшения скоростных характеристик «десятки», почувствовал недостаток питания, вследствие начинающегося обморожения электрических проводов и цепей. У «десятки» не было конечностей, которые можно было отсоединить от питания для сохранения мозга. Микросхема в отчаянии сформировала электрический импульс и отправила его в пространство, в надежде докричаться до Хозяина.

Анатолич стал задыхаться. Немеющая рука попыталась дотянуться до мобильного телефона, но только свалила его с табуретки, стоящей возле кровати.

Однако сигнал автомобиля все же достиг телефона, замкнул нужные цепи, и произвел набор последнего номера в телефонной книжке аппарата. Номера второй жены Анатолича. Она жила неподалеку, знала о пагубных пристрастиях бывшего мужа, и при этом не питала к нему патологической ненависти. Взяв трубку и не услышав от мужа отклика, она заподозрила неладное. И приехала, благо у нее остались ключи от двери.

Анатолича отвезли в больницу. Он остался жив, но пролежал там семь месяцев.

А через полгода проржавевшую «десятку» эвакуировали по программе мэра об очистке дворов от бесхозных транспортных средств. Хозяин был в больнице, и за нее некому было заступиться.

Ослабевший от лечения, поддерживаемый бывшей женой, жарким летним днем он шел по двору, и не увидел своей машины.

Бывшая жена ничего не смогла ответить на его вопрос, а потом они поднялись в квартиру, и житейские заботы неизбежно заменили в его сознании воспоминания о старом утраченном автомобиле.

Постепенно здоровье восстановилось, наладились отношения с детьми, и однажды младший сын, недавно сдавший на права, по телефону похвалился, что купил по дешевке машину, «чтоб убивать», и что подъедет показать.

Да, он купил ту самую «десятку». Папа конечно же сразу ее узнал, и благословил сына на аккуратную езду, наказав обращаться с машиной бережно.

В бошевских мозгах стояла новая микросхема. Импульс нашарил в районе водительского сиденья биение хозяйского сердца и настроился к нему в унисон…

Рейтинг: +1 884 просмотра
Комментарии (1)
Бен-Иойлик # 5 октября 2012 в 18:46 +1
buket4