Для автора Азазелло

9 ноября 2015 - Neihardt
ЗНАКОМСТВО СО СТРОКОЙ
Азазелло
Есть ли в России поэт, не рассуждавший в стихах о поэтах и поэзии? Вопрос заведомо риторический: например, стихи подобной тематики мне доводится регулярно читать в присылаемых на критику подборках. В данном случае стихотворение меня порадовало. У автора Азазелло легкий слог, точно сформулированы мысли, поэт не чуждается эксперимента.
Итак, «Знакомство со строкой», автор - Азазелло.
«Знакомство» - слово многозначное. Это и система человеческих отношений, когда общение уже есть,  а крепкой дружбы еще нет: «Наше с Петей знакомство продлилось полгода, а потом он уехал и писем не писал».  И освоение новых знаний - «знакомство с основами неорганической химии», например. И приобретение нового контакта между людьми: «поехать в клуб знакомств, чтобы найти себе новую подругу». Какое же знакомство имеет в виду автор? Пожалуй, именно третий вариант: одушевленная талантом поэта строка сама представляется нам, да еще и так, будто была бы шаловливой девчонкой:
«Читатель, здравствуй, я - Строка!
Дочурка старшая Поэта. 
Я весела, чудна, легка,
А словом - юная кокетка. 

Я принимаю вид любой,
Владею сотней языков,
Знакома с каждою страной,
Освоила искусство слов.»
Стихотворение словно скачет «с места в карьер» - автор, выделив доминантный образ – олицетворенную строку,  весь остальной текст подчиняет и посвящает его развитию.
В первых двух строфах меня как критика смутила заметная разница в ритме, который в дальнейшем оказывается ближе к образцу первой строфы. Все-таки даже при самых смелых экспериментах надо считать слоги в стихотворном произведении.
«Коль захочу - осанка прямо!

                     А
             надоест
                      Так
           искривлюсь!

Хотите 
слева? 
                                          Или 
                                          справа? 

Хотите, 
           ле-
                се-
                   нкой
                          спу-
                               щусь?

Я свет во тьме, и тень для света,
Слогов и ритмов дирижер. 
Я - лучшая швея сюжетов,
Миров волшебных режиссёр...»
Автор, подобно своей лирической героине, играет словами, шалит, демонстрируя читателю разнообразие графической подачи стихотворного текста. Идея хороша! Только не потерять бы за формой суть…. Что «слева»? Что «справа»? Почему «расположусь на листе бумаги» - это всего лишь достройка смысла фразы по контексту, если автор преследует цель показать нам, читателям, всю красоту и разнообразие стихотворной графики? А в слове «лесенкой» более правильным был бы перенос  по слогам «ле- сен- кой».
В дальнейшем «представлении» строки, пожалуй, находкой является образ строки – «швеи сюжетов». Это уже претензия и на литературоведческое осмысление материала, а не только на красивость слога самого стихотворения. Запомнить бы это высказывание многим начинающим литераторам…
«...есть замок на большой планете,
Царят там мир, любовь, покой,
Там добродушен даже ветер!
А чтоб узнать о той планете,
Спустись строкою ниже, зритель,

Ещё разок
Строкою ниже, 
Опять строкой, 
И вновь строкой,
Спус-
       кай-
              ся
                 вниз
                       стро-
                              кой
                                    к
                                    отве-
                                           там!

Ах, не об этом, 
не об этом,
Мы говорили о другом!
Читатель, я порой с "приветом",
Коль у Поэта в голове-то 
Очнётся творческий дурдом!»


Эта трехстрофная композиция – фактически, элемент «сюжета в сюжете»: автор пытается путем включенного постороннего по содержанию элемента манипулировать вниманием читателя с целью показать ему возможности поэтической речи.  Жаль, что при этом призыв «Спустись строкою ниже, зритель» оторван от ритмического рисунка стихотворения в целом и слово «зритель» ни с чем не рифмуется.  Кроме того, лично меня немного утомило слишком частое повторение слов «строкой» и «строкою»… Перескакивающий с темы на тему смысл, конечно, работает на образ «творческого дурдома», но злоупотреблять этим приемом не следует.
«Я отвлеклась слегка, читатель, 
А, впрочем, надо продолжать ли?
Скажу ещё совсем чуть чуть,
Чтоб уловима стала суть.

Я королева рифм и формы, 
Колдунья образа и смысла!
Умы и души мною кормят,
Шатер фантазий мной же выстлан!

Читатель, я - твои глаза,
Рука, что нежно гладит сердце,
Я - океана бирюза,
Стиха счастливая невеста!»
 
Слово «чуть-чуть» надо было написать через дефис. Да и само его употребление здесь мне точным не кажется, потому что этого «чуть-чуть» потом оказывается еще четыре строфы!
И неужели читатель ранее не мог уловить суть образа, за что вы так обижаете свою аудиторию, уважаемый автор?
Фрагмент пресыщен образами, некоторые из которых интересны и свежи («Умы и души мною кормят, Шатер фантазий мной же выстлан!»), а некоторые запросто можно встретить и у других авторов («Колдунья образа и смысла»).
«Читатель - продолжать ли» - рифма, которая лично для меня красивой не выглядит, она не точна.
«Во мне серьезность и игра, 
Во мне загадки и ответы.
Заканчивать, кажись, пора.
Знакомство не прошло зазря!
А ты, читатель, помни это:

Я - Истина в устах Поэта!»
До сих пор олицетворенная Строка разговаривала с нами на относительно правильном литературном языке, что, наверное, логично. И тут вдруг заговорила по-простонародному, даже с применением диалектизмов: «зазря» да «кажись»… На мой взгляд, это портит стихи. Особенно – в контексте кульминационного утверждения, что строка – это «Истина в устах поэта»… Не вяжется, не создается единого образа разноплановой, но неизменно совершенной строки.
За финальную строку, тем не менее, можно сказать автору спасибо: кульминация в лирике часто «ложится» на финал, а он здесь исчерпывающе краток и несет главную мысль автора.
С точки зрения законов силлабо-тонического стихосложения, стихотворение написано
четырехстопным ямбом с пиррихиями. Схема первой строфы выглядит так:
-!-!-!-! (8) А
-!-!-!-!- (9)б
---!-!-! (8) А
-!-!---!- (9)б
В дальнейшем ни схема рифмовки, ни количество слогов в строке до конца не соблюдаются. Вряд ли в результате авторской ошибки, скорее – из-за того, что имеет место попытка в одном произведении показать все разнообразие ямбической строки.
О рифмах: не могу признать удачными сочетания типа «прямо - справа», «сердце – невеста».  Для меня это вообще не рифмы.
Спасибо за смелость, уважаемый автор, но мне кажется, над стихотворением еще надо поработать. Удачи!

© Copyright: Neihardt, 2015

Регистрационный номер №0316001

от 9 ноября 2015

[Скрыть] Регистрационный номер 0316001 выдан для произведения: ЗНАКОМСТВО СО СТРОКОЙ
Азазелло
Есть ли в России поэт, не рассуждавший в стихах о поэтах и поэзии? Вопрос заведомо риторический: например, стихи подобной тематики мне доводится регулярно читать в присылаемых на критику подборках. В данном случае стихотворение меня порадовало. У автора Азазелло легкий слог, точно сформулированы мысли, поэт не чуждается эксперимента.
Итак, «Знакомство со строкой», автор - Азазелло.
«Знакомство» - слово многозначное. Это и система человеческих отношений, когда общение уже есть,  а крепкой дружбы еще нет: «Наше с Петей знакомство продлилось полгода, а потом он уехал и писем не писал».  И освоение новых знаний - «знакомство с основами неорганической химии», например. И приобретение нового контакта между людьми: «поехать в клуб знакомств, чтобы найти себе новую подругу». Какое же знакомство имеет в виду автор? Пожалуй, именно третий вариант: одушевленная талантом поэта строка сама представляется нам, да еще и так, будто была бы шаловливой девчонкой:
«Читатель, здравствуй, я - Строка!
Дочурка старшая Поэта. 
Я весела, чудна, легка,
А словом - юная кокетка. 

Я принимаю вид любой,
Владею сотней языков,
Знакома с каждою страной,
Освоила искусство слов.»
Стихотворение словно скачет «с места в карьер» - автор, выделив доминантный образ – олицетворенную строку,  весь остальной текст подчиняет и посвящает его развитию.
В первых двух строфах меня как критика смутила заметная разница в ритме, который в дальнейшем оказывается ближе к образцу первой строфы. Все-таки даже при самых смелых экспериментах надо считать слоги в стихотворном произведении.
«Коль захочу - осанка прямо!

                     А
             надоест
                      Так
           искривлюсь!

Хотите 
слева? 
                                          Или 
                                          справа? 

Хотите, 
           ле-
                се-
                   нкой
                          спу-
                               щусь?

Я свет во тьме, и тень для света,
Слогов и ритмов дирижер. 
Я - лучшая швея сюжетов,
Миров волшебных режиссёр...»
Автор, подобно своей лирической героине, играет словами, шалит, демонстрируя читателю разнообразие графической подачи стихотворного текста. Идея хороша! Только не потерять бы за формой суть…. Что «слева»? Что «справа»? Почему «расположусь на листе бумаги» - это всего лишь достройка смысла фразы по контексту, если автор преследует цель показать нам, читателям, всю красоту и разнообразие стихотворной графики? А в слове «лесенкой» более правильным был бы перенос  по слогам «ле- сен- кой».
В дальнейшем «представлении» строки, пожалуй, находкой является образ строки – «швеи сюжетов». Это уже претензия и на литературоведческое осмысление материала, а не только на красивость слога самого стихотворения. Запомнить бы это высказывание многим начинающим литераторам…
«...есть замок на большой планете,
Царят там мир, любовь, покой,
Там добродушен даже ветер!
А чтоб узнать о той планете,
Спустись строкою ниже, зритель,

Ещё разок
Строкою ниже, 
Опять строкой, 
И вновь строкой,
Спус-
       кай-
              ся
                 вниз
                       стро-
                              кой
                                    к
                                    отве-
                                           там!

Ах, не об этом, 
не об этом,
Мы говорили о другом!
Читатель, я порой с "приветом",
Коль у Поэта в голове-то 
Очнётся творческий дурдом!»


Эта трехстрофная композиция – фактически, элемент «сюжета в сюжете»: автор пытается путем включенного постороннего по содержанию элемента манипулировать вниманием читателя с целью показать ему возможности поэтической речи.  Жаль, что при этом призыв «Спустись строкою ниже, зритель» оторван от ритмического рисунка стихотворения в целом и слово «зритель» ни с чем не рифмуется.  Кроме того, лично меня немного утомило слишком частое повторение слов «строкой» и «строкою»… Перескакивающий с темы на тему смысл, конечно, работает на образ «творческого дурдома», но злоупотреблять этим приемом не следует.
«Я отвлеклась слегка, читатель, 
А, впрочем, надо продолжать ли?
Скажу ещё совсем чуть чуть,
Чтоб уловима стала суть.

Я королева рифм и формы, 
Колдунья образа и смысла!
Умы и души мною кормят,
Шатер фантазий мной же выстлан!

Читатель, я - твои глаза,
Рука, что нежно гладит сердце,
Я - океана бирюза,
Стиха счастливая невеста!»
 
Слово «чуть-чуть» надо было написать через дефис. Да и само его употребление здесь мне точным не кажется, потому что этого «чуть-чуть» потом оказывается еще четыре строфы!
И неужели читатель ранее не мог уловить суть образа, за что вы так обижаете свою аудиторию, уважаемый автор?
Фрагмент пресыщен образами, некоторые из которых интересны и свежи («Умы и души мною кормят, Шатер фантазий мной же выстлан!»), а некоторые запросто можно встретить и у других авторов («Колдунья образа и смысла»).
«Читатель - продолжать ли» - рифма, которая лично для меня красивой не выглядит, она не точна.
«Во мне серьезность и игра, 
Во мне загадки и ответы.
Заканчивать, кажись, пора.
Знакомство не прошло зазря!
А ты, читатель, помни это:

Я - Истина в устах Поэта!»
До сих пор олицетворенная Строка разговаривала с нами на относительно правильном литературном языке, что, наверное, логично. И тут вдруг заговорила по-простонародному, даже с применением диалектизмов: «зазря» да «кажись»… На мой взгляд, это портит стихи. Особенно – в контексте кульминационного утверждения, что строка – это «Истина в устах поэта»… Не вяжется, не создается единого образа разноплановой, но неизменно совершенной строки.
За финальную строку, тем не менее, можно сказать автору спасибо: кульминация в лирике часто «ложится» на финал, а он здесь исчерпывающе краток и несет главную мысль автора.
С точки зрения законов силлабо-тонического стихосложения, стихотворение написано
четырехстопным ямбом с пиррихиями. Схема первой строфы выглядит так:
-!-!-!-! (8) А
-!-!-!-!- (9)б
---!-!-! (8) А
-!-!---!- (9)б
В дальнейшем ни схема рифмовки, ни количество слогов в строке до конца не соблюдаются. Вряд ли в результате авторской ошибки, скорее – из-за того, что имеет место попытка в одном произведении показать все разнообразие ямбической строки.
О рифмах: не могу признать удачными сочетания типа «прямо - справа», «сердце – невеста».  Для меня это вообще не рифмы.
Спасибо за смелость, уважаемый автор, но мне кажется, над стихотворением еще надо поработать. Удачи!
 
Рейтинг: +1 467 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!