ГлавнаяВся прозаКрупные формыПовести → Утро не предвещало. Главы 4 и 5.

 

Утро не предвещало. Главы 4 и 5.

18 февраля 2012 - Лев Гущин

 Глава 4.

День и ночь - сутки прочь.
 
                               К исходу третьих суток Глеб достаточно хорошо  адаптировался к новым условиям своего существования. Он смирился с одиночеством и перестал удивляться чему-либо. На вездесущих слизней теперь смотрел так, как раньше смотрел на бродячих собак или голубей. То есть вовсе перестал их замечать. Но к исходу третьего вечера он вдруг осознал, что слизни пропали! Он специально облазил полквартала, но так и не нашел ни одного!
                               - Да куда ж они подевались то!? - даже забеспокоился он, - Или опять какая-то напасть надвигается?  Где-то  в глубине души Глеб ощущал некую угрозу. Сердце подсказывало ему, что приближается Нечто величественное и грандиозное.  Напряженность в атмосфере выросла до такой степени, что волосы на голове стали шевелиться, как в мощном магнитном поле. Казалось, что электричеством насыщен весь воздух. Напитан, словно губка водой. Но вреда все это организму никакого не причиняло. Напротив в такой атмосфере ему было комфортно и вольготно! Воздух тонизировал и бодрил. Впрочем похоже это был уже не воздух, а прохладный коктейль из самых разнообразных ионов. Он как бы кипел и был живым. Все вокруг полыхало холодным  внутренним огнем. Видимо по этой причине и не было темно, хотя уже наступила ночь и в небе зажглись звезды. Ночь была фиолетово-темной. Необычайно темной. Практически мрачной. И в этом мраке Земля полыхала различными оттенками фосфоресцирующего света. Жуть брала от такого зрелища!  Сердце замерло в ожидании очередного чуда. И оно не замедлило случиться.
                               Земля под ногами вздрогнула и, как курьерский поезд ринулась к только ей ведомой точке назначения. Но почему-то Глеба не сбило с ног. Атмосфера не слетела с Земли, как платок с головы от порыва ветра. Не возник ветер страшной силы. Напротив воздух даже не шелохнулся. Он был словно студень, словно жидкий кристалл. Глеб спокойно стоял на ногах и с замиранием сердца следил за этим сверхъестественным полетом. Казалось, что космос обрушился на Землю всей своей неисчерпаемостью и необъятностью. Ливни и протуберанцы энергий нещадно хлестали по планете. Они бы начисто смели с нее все, но преображенная атмосфера стоически сносила эти удары. Она лишь жалобно постанывала и отзывалась феерическими разноцветными всполохами, на фоне которых северное сияние выглядело бы жалко и неприглядно. Мимо планеты проносились какие-то огромные объекты. Это чувствовалось по вдруг усиливающемуся гравитационному воздействию то с одной, то с другой стороны.  Глеба кидало то вправо, то влево, то придавливало к земле, то подбрасывало вверх. Но он стоически выдерживал все кульбиты планеты. Неожиданно она вошла в какой-то особо энергонасыщенный слой. Все вокруг вспыхнуло ярким  сине-фиолетовым всполохом. Глеб сам весь вспыхнул, как будто облитый этим свечением.  Ему показалось, отчего насквозь промыли им. Он стоял совершенно опустошенный и ничего не мог понять. Одно ему было очевидно. Он жив, если это можно так назвать, и находится на Земле, которая по каким-то причинам сбесилась и, оставив Солнце, ринулась к иным светилам. Это звучало глупо и абсурдно, но все в действительности обстояло именно так!
                               Глеб осмотрелся по сторонам. Он увидел, что теперь его окружает некий прозрачный светящийся кокон. Откуда тот  взялся он так и не понял, но ему было ясно, что это его защита и надежда на то, что он все-таки еще поживет.  Взгляд Глеба выцепил из пространства неподалеку еще один похожий на его кокон. Потом еще и еще!
                               - Так вот в чем дело! - догадался он, - Перед полетом все люди были окуклены, словно созревшие для метаморфозы гусеницы! Спасибо тому, кто о нас позаботился! Земной поклон ему!
                               Теперь ему было понятно куда пропали все вокруг. Невидимый Друг и Хозяин позаботился о том,  чтобы живущие на Земле смогли без потерь перенести предстоящий перелет к новому месту жительства. Но что это за место? И для чего все Это было нужно? Этого Глеб никак понять не мог. Да и не его ума дело это было! 
                              Сколько времени продолжался этот фантастический перелет Глеб вряд ли мог бы сказать. Может день, а может неделю. Но видимо он подходил к концу. Это стало понятно по затихающему мельканию звезд и замедлению интенсивности светопреставления в небе. Прошло еще несколько часов и все вдруг замерло. Это состояние покоя было настолько неожиданно, что потрясло Глеба больше, чем, возможно, сам перелет. - Неужели все! - подумал он, - Что ж? Теперь надо сказать здравствуй новый дом? Здравствуй новое Солнце?
 
***
                              Глеб не сразу смог привыкнуть к Новой Земле и новым условиям жизни. Но постепенно все становилось на круги своя. Все было как во сне. Впрочем действительность даже превосходила любой из снов, так как  познавалась через новые ощущения и через иные возможности. Здесь все было по иному, начиная с самой материи. Она была гораздо менее плотной, чем на Земле и гораздо белее энергетически насыщенной. Тело Глеба было легким, словно на Луне или даже не каком-либо крупном астероиде. Но при этом физика была таковой, что он не ощущал необходимости в переучивании. То ли в нем были заложены навыки существования в такой среде, то ли разница в потере плотности тела перекрывалась разницей в физических константах. Как бы то ни было, но ему здесь было чудесно. Он мог одним прыжком перекрывать огромные расстояния. Он мог запросто запрыгнуть на крышу трехэтажного дома. Наконец он банально мог летать! Эту возможность он открыл для себя неожиданно, когда промахнулся в прыжке через очередной котлован новостройки. Во внутреннем неконтролируемом порыве он инстинктивно попытался продолжить полет и это ему удалось! Он благополучно достиг противоположного края котлована!  Ему это так понравилось, что в дальнейшем он только и делал, что совершенствовал  свои летные навыки. При одном из таких перелетов это и случилось.
                              Краем глаза Глеб заметил некое движение возле собственного дома, где он по прежнему обитал. Это было так неожиданно, что он пролетел несколько десятков метров. Когда он вернулся, то никого не обнаружил поблизости. По привычке  он стал метаться то туда, то сюда, заглядывая во все закоулки. Тщетно…  Лишь когда он несколько утомился, то вспомнил о своих новых способностях. Глеб замер на некоторое время и попробовал увидеть окружающее пространство внутренним зрением. Эту способность видеть внутренним зрением он тоже открыл в себе совершенно случайно, когда спросонья никак не мог определить причину доносящегося извне шума. Тогда он поленился встать с постели. Но представил себе, что встал и подошел к окну. При этом он явственно увидел как с крыши противоположного дома срывается кусок обветшалого шифера и пикирует на асфальт, разлетаясь вдребезги от удара. Все это он увидел настолько явно, что от удивления соскочил с постели и бросился к окну. На противоположной стороне улицы и в самом деле лежали осколки шифера, над которыми клубилось быстро рассеивающееся облачко пыли. Глеб уже привык ко многому, но эта его новая способность привела его в полнейший восторг!
С тех пор он то и дело развлекался тем, что сканировал тот или иной уголок города, а потом летел туда, чтобы убедиться в точности увиденного. Видение ни разу не подвело. Ему стало досадно, что в нужный момент он забыл о своей новой способности.
                               Глеб сосредоточился и прикрыл глаза. Сосредоточившись на возникшем мысленном экране он медленно стал сканировать местность. Результат не заставил себя долго ждать.
                                Где-то на уровне подвала противоположного здания он обнаружил маленькое, содрогающееся от страха тельце ребенка. Девочка. Лет 7-8. Маленькая испуганная и одинокая. Очень испуганная. Практически сходящая от ужаса с ума. Радость заполнила сердце Глеба. Не один! Конец одиночеству!  Не в силах больше сдерживать себя он кинулся в подвал. Но путь ему преградила запертая металлическая дверь. Он было начал ломиться в нее, но тут осознал, что только напугает девочку. Что делать? Он попытался позвать ее.
                               - Не бойся меня, малышка! - громко, но спокойно произнес он, - Открой мне. Давай поговорим. Я так рад, что нашел тебя! Не бойся! Я - друг!
                               Ответа не последовало. За дверью  стояла гробовая тишина. Глеб прислушался. Слух мгновенно обострился и он отчетливо услышал лихорадочное биение маленького сердечка и жалобное истеричное всхлипывание.
                               Внутренний экран показал ему ребенка. Девочка залезла под старую металлическую кровать и закуталась в какое-то подобие одеяла.
                               - Я тебя вижу. Но ты не пугайся. - сказал Глеб, - Я хочу тебе сказать, что ты тоже можешь видеть меня. Ты можешь не отвечать мне. Только пообещай, что сделаешь так, как я тебе скажу. После этого ты увидишь меня через дверь. Поверь мне. Если поверишь, то увидишь и убедишься, что я не опасен. Хорошо? Если ты согласна, то кивни мне головой. Я увижу.
                                Он всмотрелся и увидел, что после нескольких мгновений раздумий девочка нерешительно кивнула.
                                - Хорошо. - сказал он, - Теперь закрой глаза и постарайся увидеть экран как в кино. Он скорее всего будет синим или фиолетовым. Видишь?
                                - Вижу, дяденька, - услышал он тоненький, еще испуганный голосок.
                                -  Теперь постарайся увидеть на экране меня. Просто захоти увидеть того, кто с тобой сейчас разговаривает. Сначала, может, и не будет четкости. Тогда ты мысленно покрути колесико, как у бинокля.  Ты в бинокль смотрела когда-нибудь?
                                  - Да. Много раз. Мы с мамой и папой часто в театр ходили. Только я и так хорошо тебя вижу. Ты добрый. Я сейчас открою.
                                   Через несколько секунд лязгнула щеколда и перед Глебом возникло очаровательное создание измазанное строительной пылью и паутиной.
                                   - Да это я должен тебя испугаться! Ну ты и страшилка! - засмеялся он. Девочка удивленно осмотрела себя и тут же залилась задорным смехом. Но постепенно смех перешел в истерический. Из глаз ее хлынули ручьем слезы. Сердце Глеба сжалось от боли и жалости к попавшему в такой жуткий переплет ребенку. Он машинально обнял девочку и стал гладить ее по белокурым вьющимся локонам. Та сначала еще больше зашлась в рыданиях, но постепенно успокоилась и затихла. Глеб подхватил девочку на руки и вынес на улицу. От яркого света та зажмурилась и отвернулась, уткнувшись личиком Глебу в плечо. Когда он занес ребенка домой, то она уже крепко спала. Утром она охотно позавтракала и поведала о том, что с ней произошло. История Маришки оказалась трагичной и даже жуткой. Как смогло только сознание ребенка выдержать  все это!?
 
***
                               В этом году она пошла в школу. Только не в первый, а сразу во второй класс. Маришка была ребенком индиго. Учеба ей давалась легко, играючи. Она казалось была пропитана информацией обо всем. С детства она привыкла к окружавшему ее восхищению взрослых и вязкой и тяжелой зависти сверстников. Но ее как-то не очень задевала эта зависть. Она жила в своем мире. Мире кристальных изумрудных городов  и розовых живых и веселых облаков. Этот мир населяли самые разные существа. Были среди них и эльфы и гномы. Были великаны и говорящие животные. Мир был светлым и добрым. В нем не было места злобе и зависти, не было места Злу. Этот мир отличался от иллюзорного мира детских мечтаний. Маришка в нем реально могла находится. Когда она оставалась одна, то, закрыв глаза и очень возжелав, она реально переносилась в желанный мир. По взрослому это называлось телепортацией. Но Маришка об этом не знала. Она просто уходила туда, куда влекло ее сердце, куда рвалась утомленная озлобленным миром душа.
                                 Жизнь Маришки не была  тяжелой и обездоленной. Семья была вполне благополучной и зажиточной. Недостатка в вещах и игрушках она не испытывала. Родители баловали единственного ребенка, как только могли. Особенно старался отец. Любой Маришкин каприз исполнялся незамедлительно.  Только вот капризов у нее не было. Ее как-то мало интересовали те вещи, которые привлекали ее сверстников. Она все больше пребывала в состоянии познания таинственного мира. Впрочем при этом она не была замкнутой и нелюдимой. Напротив она была девочкой компанейской и имела немало друзей. Возможно друзей у нее было бы больше, если бы их не отпугивала бы погруженность девочки в ее внутренний мир.
                               В общем до поры до времени все шло нормально. Но отец очень много работал. Как понял Глеб у того был свой бизнес и судя по всему не маленький. И тот самозабвенно его приумножал, совершенно не появляясь дома. Приходил запоздно и исчезал рано утром, пока дочка спала. Маленькая Маришка для того, чтобы увидеть папу специально ложилась пораньше спать . Тогда она могла проснувшись рано утром перехватить от него несколько ласковых слов и нежное объятие. Редкий день, когда папа был дома, для нее был настоящим праздником! Всей семьей они отправлялись куда-нибудь отдохнуть. Папа был выдумщик и всегда преподносил сюрпризы. То они катались по реке на кораблике в сопровождении клоунов и фокусников, то попадали в театр на сказку, которая продолжалась для них даже после того, когда остальные зрители уходили. За кулисами было так интересно! 
                                Но однажды все закончилось. Папа заболел. Он стал грустным. Раньше он был как новогодний фейерверк. А теперь ходил, словно в воду опущенный. Мама тоже стала вся не своя. Она кажется сразу постарела. Папе становилось все хуже и хуже. Он почти престал ходить на работу. Был или дома, или в больнице. Но врачи ничего не могли сделать. Никто ничего не мог понять. А Маришка видела! Раньше она этого не замечала, а теперь видела, что за папой постоянно следует какой-то темный сгусток. Словно гриб-трутовик он присосался к задней стороне шеи. С каждым днем он становился все больше и наливался темнотой. Маришка пыталась рассказать об этом родителям, но они пропускали все мимо ушей. Что может понимать ребенок!? Но Маришка была настойчива. Однажды она наотрез отказалась ужинать и безаппеляционно заявила, что не будет кушать, пока ее не выслушают. Родители удивились этому демаршу, но были внимательны. То, что они услышали от дочери привело их в шоковое состояние. Маришка видела как они оба сошли с лица и долго не могли промолвить ни словечка. А что она такого сказала!? Да всего то, что папа болеет из-за гриба, который вырос на шее и пустил корни ему в живот? Что гриб комком разросся где-то между грудью и животом (она показала где именно) и пустил корешки и вверх и вниз ( их тоже показала). И что такого? Она много чего такого видела постоянно. И в доме видела всякое и в других местах. И в людях видела всякие болячки. Чего тут особенного? Но на родителей ее заявление подействовало как бейсбольная бита. Они обалдели от такого. Диагноз врачей гласил: Рак поджелудочной железы в последней стадии с многочисленными метастазами. Неоперабелен. Как? Откуда ребенок мог знать это?
                                - Маришенька! Ты откуда это знаешь? - спросили они в голос.
                                - Так видно же, - удивленно ответила дочь и удивилась сама:
                                - Разве вы не видите!?
                                - Нет, Мариша! Нет! Этого человек не может видеть!!!
                                -  Почему!? Я же вижу!!!
                               Для нее было удивительно, что кто-то не может видеть очевидного. Неужели невозможно увидеть то, что прямо перед глазами!?
                                -  Я и у мамы такой же гриб вижу. Только он маленький. И сидит не на шее, а вот тут ( она показала пальчиком в район печени). И корешков у  него нет.
Мама обследовалась у врача на следующий же день. Диагноз Маришки подтвердился. Рак печени в самой начальной стадии. Маму спасли. Ей немедленно сделали операцию. Но папа умер. Мариша не могла этого принять. Папа был и вдруг его не стало. Глупая толстая тетка сказала ей, что он уехал далеко-далеко. Так не может быть! Так не должно быть!!!  В конце концов она же видит папу! Просто он как-то изменился. Вернее раздвоился. Один, который мертвый, лежал в гробу посреди зала. А второй был тут же. Рядом со всеми. Почему-то он стал прозрачным и невесомым. Папа что-то хотел сказать, но его не было слышно. Девочка пыталась поговорить об этом со взрослыми, но они все были угрюмы и подавлены и ничего не хотели слышать. Даже мама не слышала. Она обнимала дочь и нервно гладила ее по головке. И плакала, плакала, плакала. После похорон папы все стало по другому. Все стало плохо. Мама замкнулась в себе и только плакала. От нее стало постоянно пахнуть вином и лекарствами. Она все время пила или спала. Маришка была полностью предоставлена сама себе. Впрочем она не была одна. Всегда рядом был кто-нибудь из невидимых другим друзей.  Друзья то и предупредили ее о том, что скоро все изменится и что ей надо готовиться к далекому путешествию. И в самом деле она почувствовала, что тело ее меняется. Она видела, как из него уходят, стекая вниз, темноватые ручейки и капельки, а сверху вливаются огненные потоки. Она чувствовала преображение, но не отдавала отчета происходящему. Ну что может осознать маленький ребенок!? А потом случился Переход.
 
***
 
                                За несколько дней до Перехода Маришка сильно болела. Это не была какая-то простуда или грипп, или другая какая-то детская болезнь. У нее случилась горячка. Она буквально «сгорала». Запредельно поднялась температура. Надо было бы вызвать врача, но мать была в очередном запое и мало что способна была понять. Она конечно дала дочери жаропонижающее, аспирин и т.д. Но это совсем не помогало. Маришка чувствовала, что как-бы «выгорает» изнутри. Она понимала, что это не совсем болезнь. Она видела, что в ней сгорает все ненужное и остается чистый Свет. Внутренний голос подсказывал ей, что идет подготовка к чему-то очень важному и грандиозному.  
                                В ту ночь  она крепко спала. Жар накануне спал и наконец-то она смогла спокойно уснуть. Сон ее был крепок и спокоен. Обычно ей снились невероятные по своей жизненности и реальности сны, но в этот раз она провалилась в сон, как в омут.   А утром она с удивлением обнаружила, что дома осталась одна. Мама куда-то ушла. Это было очень странно. Обычно она долго спала по утрам. Маришка обошла квартиру, но маму нигде не обнаружила. Она подошла к окну и отдернула плотную тяжелую штору. То, что она увидела повергло ее в шок. Ровно такой же, как и Глеба. Впрочем нет. Дело в том, что она уже видела нечто подобное в своих снах. Незадолго до болезни все приснилось ей точно таким же. Те же змееподобные деревья, тот же струистый и лучистый снег. Но тут все было реально! Может ей все снится!? Маришка протерла глазки, тряхнула головкой, но все оставалось прежним. Все же это не сон!  Но что же тогда случилось!? Ею овладела паника. Что делать!? Ей стало страшно. Очень страшно. Но тут где-то не то рядом, не то прямо в голове прозвучало:
                                -  Не бойся, принцесса! Пришло Время Свершения. Твое Время. Все будет хорошо. Ни о чем не беспокойся. Просто замри и жди.
                                Голос не был чужим. Это был как-бы ее собственный голос, только не маленькой девочки, а ее - взрослой. Это было так странно. А голос продолжал говорить:
                                - Все на Земле давно готовилось к этому. Ты ведь чувствовала это?
                                Маришка кивнула в ответ. Она действительно чувствовала, что грядет какое-то важное Событие. К тому же ей чудился Полет. Не просто порхание птички, а Полет Огромный. Перелет Мира с одного места к другому. Только она не представляла что это могло бы значить.
                                 -  Пришло время Земле перелететь к другому Солнышку, - ласково продолжал объяснять голос, - Они стали разными. Солнышко постарело, а Земля выросла. И люди выросли. Правда не все, немногие. Приходит время и всякому становится нужно покинуть родительский дом и уйти в другой, чтобы начать строить новую жизнь. Так случилось и с вами. Земля сейчас приготовилась немного пробежаться по космосу. Но ты не бойся. С тобой ничего не случится. Просто затаись и жди. Наберись терпения и жди. Никуда пока не выходи из дома. Набери побольше воды. Она тебе пригодится.
                                - А кто ты? - спросила голос Маришка.
                                - Я - это ты, - ответил загадочный голос и исчез.
                                Маришка мало что поняла, но набрала таки воды во все, что смогла найти. Потом, когда все пропало, и вода в том числе, она была очень благодарна голосу за подсказку. Сам Переход или Перелет привел ее в ужас, но она все же как-то перетерпела. Хуже было, когда она поняла, что пропали все люди! И мама тоже!!! Когда до нее это дошло, то она просто остолбенела, а потом долго и нескончаемо ревела от страха и одиночества. Еще ее очень сильно напугали слизни, появившиеся невесть откуда. Она видела раньше их во снах. Но тут эти твари появились наяву. Она столкнулась нос к носу с целой оравой. Они было бросились к ней, но она успела юркнуть в подвал. Там она и нашла себе убежище. Глеб заметил ее, когда она пыталась перебраться из подвала домой. Там все же было роднее. К тому же там был запас воды и еды. Впрочем голода она практически не испытывала. К ее удивлению голод, если и появлялся, то моментально проходил, стоило ей только появиться на солнышке. У нее сложилось впечатление, что солнышко питает ее своим светом. Она пробовала есть обычную пишу, но кусок не лез в горло. Организм принимал еду, но чувства голода не было. Зато потом пища стояла внутри неприятным комком и не хотела перевариваться.
                                Прокрадываясь к дому Маришка заметила чью-то пролетевшую тень. Она было подумала, что это слизень, но они не летали так высоко и не так быстро. Испугавшись, что это может быть какая-то новая и опасная тварь она со всех ног метнулась обратно в подвал. Тут ее Глеб и нашел, чему она была несказанно рада. Был рад и Глеб. Одиночество закончилось и появилась надежда, что они не одни, что еще где-то есть пережившие Переход люди. И, возможно, они совсем недалеко.
 
                                                                                      
     Глава 5.
Робинзоны Космоса.
 
                                Прошло несколько дней после радостного события. Вдвоем жизнь была намного веселее. Глеб совсем уже вошел в роль старшего в семье. В нем откуда-то изнутри поднялись отцовские чувства и теперь он стал  вовсе , как наседка. Сердце Маришки тоже немного оттаяло и на ее светлом умытом личике время от времени стала появляться улыбка. Тогда со своими золотистыми кучерявыми волосиками она выглядела совсем, как солнышко. Солнышко… Да где оно это Солнышко!? Вокруг были совсем иные звезды, иные светила. Причем они не находились на одном месте. Земля медленно, но заметно дрейфовала по просторам Вселенной. Видно путь ее не был закончен и она еще не достигла места назначения. Но беспокойства этот дрейф им не доставлял. Атмосфера на планете держалась, как приклеенная. Даже сильных ветров не наблюдалось. Это было очень странно, но Глеб уже ничему не удивлялся. А Маришка, по своему малолетству, все воспринимала, как само собой разумеющееся. Впрочем насчет малолетства говорить было бы не правильно. Рассудок ребенка вовсе не был детским. Девочка была зрела и умна не по годам. Порой она разговаривала с Глебом на равных. Знаний и жизненного опыта ей, конечно, не хватало. Но ум ее был блестящим. Да и насчет знаний… Порой она выдавала такое, что Глеб чуть не лишался дара речи. 
                               Как-то они заговорили насчет дальнейшего поиска людей. Глеб рассказал Маришке, что облазил и облетал всю округу, но кроме десятка коконов никого не нашел.
                                - Да они здесь, дядя Глеб, под землей. Глубоко. - безапелляционно заверила его девочка.
                                - Они там. Их много. Просто мы их не видим. Я не знаю почему не видим, но они там. Очень глубоко. Иногда я чувствую их дыхание, иногда движение. Но они не такие, как мы. Они как бы спят. И завернуты в коконы, как гусеницы. Они чего-то ждут. Но их очень-очень трудно различить. Да вот же они, посмотри сам!
                                Вечерело. Вообще в этих условиях полета было сложно говорить о какой-то смене времени суток. Светила сменяли одно другое. Они как бы передавали Землю друг другу по эстафете. Звезды были разные. Но, однако, все оказывались близки по своим параметрам к Солнцу. Во всяком случае по своему визуальному восприятию. Земля шла, как курьерский поезд от одной станции к другой. Невидимый машинист уверенно вел ее к месту назначения. Только вот, похоже, что все пассажиры, кроме двоих, спали. Лишь эти двое, как неприкаянные шастали туда-сюда по поезду, силясь что-либо понять. Глеб, включив все свои уровни восприятия, всматривался  в участки под землей, на которые ему указывала Маришка. В какой-то момент ему и в самом деле показалось, что он видит прозрачные серебристые коконы, стоявшие и лежавшие в разных местах. Достаточно много . Он насчитал два десятка, но потом сбился со счета. Маришка утверждала, что их намного больше , но он не смог разглядеть остальные. Видение охватывало площадь размером в квартал. Ну, может два. Это было бы высокой плотностью населения, проявись люди в реальности!  Но они почему-то находились в неком не то подземном, не то пограничном слое. Все это было довольно странно. И совсем не исчезли и не были рядом. Странно…
                                - Да ничего странного, - сказала Маришка, словно прочтя мысли Глеба, - Они просто слабенькие. Вот их и закутали и закопали..
                                - Ну все то она знает! А нас почему не закутали?
                                - Не знаю… Я думала, что на нас коконов не хватило. Но мне сказали, что не в этом дело. Что нам коконов не надо. Что мы успели подготовиться.
                                 - Кто сказал!? - Глеб прямо подскочил, - Кто тебе мог об этом сказать?  Ты с кем-то разговаривала!? С кем!? Когда!?  Где он!?
                                - Да нигде, - напуганная бурной реакцией Глеба, насупившись произнесла девочка, - Нигде. Я их не вижу. Просто разговариваю. В голове. А ты их что ли не слышишь!? - в свою очередь удивилась она.
                                - Нет… А кто они? - осторожно спросил Глеб, подумав о том, что девочка не вынесла переживаний и у нее начались галлюцинации.
                                 - Да нет у меня глюков! - обиделась Маришка. Она все же читала его мысли! - Я в самом деле разговариваю. Только не всегда это получается. Они отвечают, когда мне совсем плохо. Они добрые и все знают. Они успокаивают и сразу становится хорошо. Я думаю, что это мама и папа. Да ты сам поговори с ними!
                                 - Да как!? - воскликнул Глеб, - Как с ними говорить то?
                                 - А ты просто закрой глаза и спроси о чем хочешь. Если сразу не ответят, то спрашивай еще и еще. Они все равно ответят.
                                 - Хорошо, Мариш, я попробую. А сейчас пойдем-ка спать. Устал я что-то сегодня.
***
                                      
                                Сон пришел мгновенно. Глеб спал, как убитый. А утром, если время пробуждения можно назвать утром, проснувшись и вспомнив вчерашний разговор с Маришкой, попытался «поговорить» с невидимками. Но как-то ничего не вышло. То ли скепсис его был слишком велик, то ли у Маришки и в самом деле с головой что-то было не ладно. Как бы ни было, но разговор не получился. Да и ладно. Не привыкать. Не впервой ему было справляться с трудностями без посторонней помощи. С детства не был этим избалован. Но когда же все-таки закончится этот перелет! Ну так надоела неопределенность! Где же пристанище!!!
                                - Да скоро. Скоро! - вдруг услышал он голос, возникший где-то внутри его естества, - Еще один этап остался. И все встанет на свои места.
                                 Глеб оторопел. 
                                  - Я не понял… Кто это? - недоуменно спросил он.
                                  - Я… Как бы тебе это объяснить… Я - это ты. Ты - это я.
Звучит банально, как штамп, но это правда. Чистая. Рафинированная. Мы с тобой - одно. Но разделенное. Так нужно для Эволюции.
                                - А поконкретнее можно?
                                - Можно и конкретнее. Но поймешь ли? Скажу по простому. В так называемых вами «тонких мирах» тоже существует жизнь. Но ваши представления о них мягко говоря не верны. Наиболее приближена к истинной трактовка сосуществования миров в «Агни-Йоге», переданной через Рерихов. В ученье верно расставлены приоритеты. Во главе всего сущего стоит Иерархия Света. И все живущие во Вселенной светоносные души имеют единственную цель и задачу - труд на благо Иерархии. Общее благо. Здесь труд - не повинность, а творческое горение, сердечная самоотдача, коллективное и индивидуальное сотворчество. Ничто другое не является более ценным, чем нахождение души в состоянии творческого горения. Созидание - вот ключ к пониманию тайн бытия. Созидая душа растет, набирает потенциал, поднимается в Иерархии все выше и выше. При этом она расширяет свои возможности и горизонты. Этот процесс настолько увлекателен, что все то, что у вас на Земле считалось интересным, блекнет на фоне этого, как свет свечи на фоне солнечного диска. Но жизнь в человеческом теле необычайно ценна! И за право прожить в нем свой век борются многие души. Не каждой выпадает такой шанс. 
                                - А чего такого ценного в нашей жизни? - удивился Глеб.
                                - А то, что на душу  в теле накладывается огромное количество ограничений и запретов. Во-первых  в теле заключена лишь часть души. Причем не лучшая часть. Напротив, в тело помещается то, что нуждается в корректировке, изменении, улучшении. Самое худшее, что есть в душе. При этом остальная часть не имеет права напрямую воздействовать на кусочек, руководящий телом. Она остается лишь Наблюдателем. И всячески сопереживает тому, что происходит с человеком - носителем. Она может лишь чуть-чуть подсказывать. Не явно. Шепотом. Вы называете это голосом Совести. И это верно. Это Ваш голос. Голос вашего большого Я.
Мой голос для тебя, Глеб. И для Маришки тоже. Голос Эуриэля. Голос многих, кем вы были и кем еще будете. Голос Того, кто становился всеми вами до всех времен и вне всех времен. Ценность же земной жизни заключается в том, что в отличие от свободных душ, люди живут в пространственно- временных потоках. Наличие конкретного потока времени дает возможность за короткий срок прочувствовать и пережить столько, что в более тонком пространстве на это  потребовалось  бы многократно большее  количество времени. К тому же плотное тело работает как барокамера. В нем душа подвергается таким нагрузкам, которые многократно ускоряют процессы очищения и накачки энергией. В этом и заключается ценность жизни в теле. В возможности скоростного вызревания души. Для сравнения приведу такой пример. Возьмем три куска угля. Один бросим в костер, другой закопаем в землю, а третий засунем в ту же землю, но в самые глубокие недра. Первый сгорит. Второй пролежит долго и немного изменится. А из третьего от огромных давлений и температур родится алмаз. Вот и души желают стать такими алмазами. Потому и стоят в очередь на заселение в тело. Я понятно объясняю?
                                - Да ясно. Я догадывался о чем-то таком. 
                                - Немудрено. Я же постоянно с вами. И подсказываю по мере возможности.
                                - У меня другой вопрос. Для чего нужна была эта переброска Земли в иной место? И почему мы с Маришкой только уцелели? И что за коконы на остальных? И почему они упрятаны под землю? Впрочем насчет последнего вроде понятно…
                                - Ты верно все понял. Перемещение планеты - это процесс закономерный. Когда планета, которая, да будет тебе известно, является живой и высокодуховной сущностью, выполняет определенную задачу и достигает определенного духовного потенциала, она уже не может существовать в прежнем окружении. Это чревато нарушением духовного, а следовательно и энергетического баланса. Но во Вселенной царит Закон Гармонии. Подобное должно быть в подобном. И тогда для планеты подбирается пространство, в котором она сможет плодотворно продолжить свое духовное совершенствование. А потом происходит Переход. Планета перемещается, а вместе с ней могут быть перемещены и ее обитатели. Но только те, которые  достигли достаточного уровня развития.
                               - А остальные? 
                               - Для остальных создается дубликат планеты, ее клон. В него помещается менее зрелая духовная сущность. И на нем они дозревают для дальнейшего восхождения. Но под планетой надо понимать не низкоэнергетическую материальную оболочку, а ее поднятое до определенного уровня энергетики физическое тело. Оно настолько напитано духовной субстанцией, что по своим характеристикам становится близким к низшему уровню тонкой материи. По простому надо понимать так. Камень остается, а душа из него уходит, унося с собой биосферу.
                               - А коконы? Надо полагать - скафандры?
                              - Ну да. Биологическая защита.
                              - Не понял… А как же мы с Маришкой!? - Глеб был ошарашен.
Всех защитили, а их голыми бросили в открытый космос! Это что за вивисекция!? Что за эксперименты!?
                              - Ну не психуй! Никаких экспериментов. Просто вы с ней Иные…
                              - Какие такие Иные!? Что за иные!? Из другого теста что-ли?
                              - Именно! Из другого теста. Ты верно выразился.
                              - И что это за тесто такое?
                             - Я говорил уже тебе, что высокие духи сознательно воплощаются в простейших мирах и простейших телах. И тут есть определенные ограничения. Ну, скажем, нельзя опустится очень высокому духу на очень низкий уровень. Тело просто сгорит, не выдержав его энергии. Даже в обычных случаях погружения в тело душа обычно делит свои иньские и яньские энергии и заселяет их в два тела мужское и женское. Так что не зря вы всю жизнь ищите свои вторые половинки. Но иногда очень высокие духи воплощаются в очень грубых материях. Делают они это для выполнения определенных миссий. Они сами подготавливают ситуацию и тела для этой ситуации. В процессе жизни тел они проводят  их через тяжелые испытания и лишения, чтобы те обрели нужную чистоту и частоту. В такие сосуды они опускаются не сразу, а постепенно на протяжении многих лет. Процесс погружения может длиться десятилетиями. И лишь после этого человек приступает к выполнению своей миссии.
                               - Так значит я и Маришка… - догадался Глеб.
                               - Да. Ты и она - это я. То есть часть меня. 
                               - Но возраст!? Мы же разного возраста!
                               - Это не имеет значения. Ваше течение времени для меня, как река. Я вижу ее с берега всю, на всем ее протяжении. Это вы плывете по ней, словно в лодке. Но я больше не могу быть с тобой. Это чревато тяжелыми последствиями для тела. Даже для прошедшего частичное преображение, как у тебя. Мне пора оставить тебя.
                              - Жаль. У меня еще столько вопросов! 
                               - Всему свое время. Потерпите еще немного. Еще один этап Перехода и вы будете на месте. И в телах к этому времени завершится мутация. Живите. Смотрите. Изучайте и познавайте. Это же замечательно!
                               В этот момент Глеб почувствовал, как нечто в самом деле покинуло его. Сразу стало как-то грустно и одиноко. Будто из дома ушли разом все домочадцы.
 
     ***
                                Дрейф планеты продолжался. Глеб с Маришкой, к которой он теперь относился с еще большим трепетом и обожанием, не спеша обживали преображенную планету и привыкали к новым телам. Определенно чувствовалось истончение материи. Все материалы, начиная от металла и камня и заканчивая их собственными телами, изменили свои физические характеристики. Они стали несколько легче и, как-бы точнее выразиться, более взаимопроникаемыми. Так, например, бетон и кирпич домов стал более вязким. Он уже не крошился от удара молотка или лома, а проминался, словно дерево. Да и сам стальной лом стал мягким, словно сделанный из свинца. Только весил он как алюминиевый. Деревянные предметы будто насытились воздухом. Твердые ранее планки тарных ящиков у магазина стали похожи на пробковые. Но при этом были довольно таки упруги и эластичны. Все вокруг стало другим. Тела тоже претерпели серьезные изменения. Даже по сравнению с тем состоянием, в котором они стартовали из солнечной системы. Они стали намного легче и подвижнее. Мышцы и кожа приобрели невероятную эластичность. Конечности могли деформироваться без всякой боли и ущерба для себя. Глеб хорошо запомнил тот момент, когда смог достать из водосточного коллектора упавший туда пистолет. При этом он не поднимал решетки, а просунул руку сквозь частые прорези в крышке люка. По земным меркам подобное было не мыслимо! Более того он смог дотянуться до пистолета рукой, хотя тот лежал на полутораметровой глубине. Рукам просто вытягивалась и вытягивалась, не причиняя ему неудобства или боли. А потом, схватив пистолет, спокойно восстановилась до прежней формы.
                                И еще удивляла его способность нового тела проникать в толщу  материальных тел. Прохождение сквозь стены, ранее немыслимое, стало реальностью! Процесс был несколько неприятен, но при необходимости это можно было сделать. Неприятность заключалась в давлении. Когда атомы и молекулы тела просачивались через массу бетонного монолита, то возникало ощущение колоссального давления. Будто попадаешь в зону очень высокого давления. Закладывало в ушах и подступала тошнота. Голова кружилась, как при перегрузках. Но все это было кратковременно, практически мгновенно. И к этому можно было привыкнуть. Как ни странно, но Маришка ко всему привыкала быстрей его. Вообще она чувствовала себя тут, как рыба в воде. Все открытия, как правило, совершала она и потом с радостью делилась ими с Глебом.
Она же и заметила, что планета вошла в какой-то особый слой космоса. 
                                Глеб тоже обратил внимание, что резко возросла плотность окружающих звезд. Очевидно Земля проходила через ядро какой-то галактики. Определить через какое именно естественно не представлялось возможным. Тут и маститый астроном бы не справился. Но плотность звезд была невероятной! Небо было усыпано ими, как будто многократно изрешечено мелкой и крупной дробью. И даже картечью. Некоторые звезды были настолько крупны, что смотрелись как Венера или Марс  при их максимальном сближении с Землей. А уж свечение! Невозможно стало разобрать где день, а где ночь. Постоянного светила теперь у Земли не было. И об эстафете теперь говорить уже не приходилось. Она просто плыла, как утлая лодчонка среди гигантских пламенеющих айсбергов. Лоцман знал свое дело. Их же участью было смиренно ждать окончания этого удивительного путешествия.
 

© Copyright: Лев Гущин, 2012

Регистрационный номер №0027930

от 18 февраля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0027930 выдан для произведения:

 Глава 4.

День и ночь - сутки прочь.
 
                               К исходу третьих суток Глеб достаточно хорошо  адаптировался к новым условиям своего существования. Он смирился с одиночеством и перестал удивляться чему-либо. На вездесущих слизней теперь смотрел так, как раньше смотрел на бродячих собак или голубей. То есть вовсе перестал их замечать. Но к исходу третьего вечера он вдруг осознал, что слизни пропали! Он специально облазил полквартала, но так и не нашел ни одного!
                               - Да куда ж они подевались то!? - даже забеспокоился он, - Или опять какая-то напасть надвигается?  Где-то  в глубине души Глеб ощущал некую угрозу. Сердце подсказывало ему, что приближается Нечто величественное и грандиозное.  Напряженность в атмосфере выросла до такой степени, что волосы на голове стали шевелиться, как в мощном магнитном поле. Казалось, что электричеством насыщен весь воздух. Напитан, словно губка водой. Но вреда все это организму никакого не причиняло. Напротив в такой атмосфере ему было комфортно и вольготно! Воздух тонизировал и бодрил. Впрочем похоже это был уже не воздух, а прохладный коктейль из самых разнообразных ионов. Он как бы кипел и был живым. Все вокруг полыхало холодным  внутренним огнем. Видимо по этой причине и не было темно, хотя уже наступила ночь и в небе зажглись звезды. Ночь была фиолетово-темной. Необычайно темной. Практически мрачной. И в этом мраке Земля полыхала различными оттенками фосфоресцирующего света. Жуть брала от такого зрелища!  Сердце замерло в ожидании очередного чуда. И оно не замедлило случиться.
                               Земля под ногами вздрогнула и, как курьерский поезд ринулась к только ей ведомой точке назначения. Но почему-то Глеба не сбило с ног. Атмосфера не слетела с Земли, как платок с головы от порыва ветра. Не возник ветер страшной силы. Напротив воздух даже не шелохнулся. Он был словно студень, словно жидкий кристалл. Глеб спокойно стоял на ногах и с замиранием сердца следил за этим сверхъестественным полетом. Казалось, что космос обрушился на Землю всей своей неисчерпаемостью и необъятностью. Ливни и протуберанцы энергий нещадно хлестали по планете. Они бы начисто смели с нее все, но преображенная атмосфера стоически сносила эти удары. Она лишь жалобно постанывала и отзывалась феерическими разноцветными всполохами, на фоне которых северное сияние выглядело бы жалко и неприглядно. Мимо планеты проносились какие-то огромные объекты. Это чувствовалось по вдруг усиливающемуся гравитационному воздействию то с одной, то с другой стороны.  Глеба кидало то вправо, то влево, то придавливало к земле, то подбрасывало вверх. Но он стоически выдерживал все кульбиты планеты. Неожиданно она вошла в какой-то особо энергонасыщенный слой. Все вокруг вспыхнуло ярким  сине-фиолетовым всполохом. Глеб сам весь вспыхнул, как будто облитый этим свечением.  Ему показалось, отчего насквозь промыли им. Он стоял совершенно опустошенный и ничего не мог понять. Одно ему было очевидно. Он жив, если это можно так назвать, и находится на Земле, которая по каким-то причинам сбесилась и, оставив Солнце, ринулась к иным светилам. Это звучало глупо и абсурдно, но все в действительности обстояло именно так!
                               Глеб осмотрелся по сторонам. Он увидел, что теперь его окружает некий прозрачный светящийся кокон. Откуда тот  взялся он так и не понял, но ему было ясно, что это его защита и надежда на то, что он все-таки еще поживет.  Взгляд Глеба выцепил из пространства неподалеку еще один похожий на его кокон. Потом еще и еще!
                               - Так вот в чем дело! - догадался он, - Перед полетом все люди были окуклены, словно созревшие для метаморфозы гусеницы! Спасибо тому, кто о нас позаботился! Земной поклон ему!
                               Теперь ему было понятно куда пропали все вокруг. Невидимый Друг и Хозяин позаботился о том,  чтобы живущие на Земле смогли без потерь перенести предстоящий перелет к новому месту жительства. Но что это за место? И для чего все Это было нужно? Этого Глеб никак понять не мог. Да и не его ума дело это было! 
                              Сколько времени продолжался этот фантастический перелет Глеб вряд ли мог бы сказать. Может день, а может неделю. Но видимо он подходил к концу. Это стало понятно по затихающему мельканию звезд и замедлению интенсивности светопреставления в небе. Прошло еще несколько часов и все вдруг замерло. Это состояние покоя было настолько неожиданно, что потрясло Глеба больше, чем, возможно, сам перелет. - Неужели все! - подумал он, - Что ж? Теперь надо сказать здравствуй новый дом? Здравствуй новое Солнце?
 
***
                              Глеб не сразу смог привыкнуть к Новой Земле и новым условиям жизни. Но постепенно все становилось на круги своя. Все было как во сне. Впрочем действительность даже превосходила любой из снов, так как  познавалась через новые ощущения и через иные возможности. Здесь все было по иному, начиная с самой материи. Она была гораздо менее плотной, чем на Земле и гораздо белее энергетически насыщенной. Тело Глеба было легким, словно на Луне или даже не каком-либо крупном астероиде. Но при этом физика была таковой, что он не ощущал необходимости в переучивании. То ли в нем были заложены навыки существования в такой среде, то ли разница в потере плотности тела перекрывалась разницей в физических константах. Как бы то ни было, но ему здесь было чудесно. Он мог одним прыжком перекрывать огромные расстояния. Он мог запросто запрыгнуть на крышу трехэтажного дома. Наконец он банально мог летать! Эту возможность он открыл для себя неожиданно, когда промахнулся в прыжке через очередной котлован новостройки. Во внутреннем неконтролируемом порыве он инстинктивно попытался продолжить полет и это ему удалось! Он благополучно достиг противоположного края котлована!  Ему это так понравилось, что в дальнейшем он только и делал, что совершенствовал  свои летные навыки. При одном из таких перелетов это и случилось.
                              Краем глаза Глеб заметил некое движение возле собственного дома, где он по прежнему обитал. Это было так неожиданно, что он пролетел несколько десятков метров. Когда он вернулся, то никого не обнаружил поблизости. По привычке  он стал метаться то туда, то сюда, заглядывая во все закоулки. Тщетно…  Лишь когда он несколько утомился, то вспомнил о своих новых способностях. Глеб замер на некоторое время и попробовал увидеть окружающее пространство внутренним зрением. Эту способность видеть внутренним зрением он тоже открыл в себе совершенно случайно, когда спросонья никак не мог определить причину доносящегося извне шума. Тогда он поленился встать с постели. Но представил себе, что встал и подошел к окну. При этом он явственно увидел как с крыши противоположного дома срывается кусок обветшалого шифера и пикирует на асфальт, разлетаясь вдребезги от удара. Все это он увидел настолько явно, что от удивления соскочил с постели и бросился к окну. На противоположной стороне улицы и в самом деле лежали осколки шифера, над которыми клубилось быстро рассеивающееся облачко пыли. Глеб уже привык ко многому, но эта его новая способность привела его в полнейший восторг!
С тех пор он то и дело развлекался тем, что сканировал тот или иной уголок города, а потом летел туда, чтобы убедиться в точности увиденного. Видение ни разу не подвело. Ему стало досадно, что в нужный момент он забыл о своей новой способности.
                               Глеб сосредоточился и прикрыл глаза. Сосредоточившись на возникшем мысленном экране он медленно стал сканировать местность. Результат не заставил себя долго ждать.
                                Где-то на уровне подвала противоположного здания он обнаружил маленькое, содрогающееся от страха тельце ребенка. Девочка. Лет 7-8. Маленькая испуганная и одинокая. Очень испуганная. Практически сходящая от ужаса с ума. Радость заполнила сердце Глеба. Не один! Конец одиночеству!  Не в силах больше сдерживать себя он кинулся в подвал. Но путь ему преградила запертая металлическая дверь. Он было начал ломиться в нее, но тут осознал, что только напугает девочку. Что делать? Он попытался позвать ее.
                               - Не бойся меня, малышка! - громко, но спокойно произнес он, - Открой мне. Давай поговорим. Я так рад, что нашел тебя! Не бойся! Я - друг!
                               Ответа не последовало. За дверью  стояла гробовая тишина. Глеб прислушался. Слух мгновенно обострился и он отчетливо услышал лихорадочное биение маленького сердечка и жалобное истеричное всхлипывание.
                               Внутренний экран показал ему ребенка. Девочка залезла под старую металлическую кровать и закуталась в какое-то подобие одеяла.
                               - Я тебя вижу. Но ты не пугайся. - сказал Глеб, - Я хочу тебе сказать, что ты тоже можешь видеть меня. Ты можешь не отвечать мне. Только пообещай, что сделаешь так, как я тебе скажу. После этого ты увидишь меня через дверь. Поверь мне. Если поверишь, то увидишь и убедишься, что я не опасен. Хорошо? Если ты согласна, то кивни мне головой. Я увижу.
                                Он всмотрелся и увидел, что после нескольких мгновений раздумий девочка нерешительно кивнула.
                                - Хорошо. - сказал он, - Теперь закрой глаза и постарайся увидеть экран как в кино. Он скорее всего будет синим или фиолетовым. Видишь?
                                - Вижу, дяденька, - услышал он тоненький, еще испуганный голосок.
                                -  Теперь постарайся увидеть на экране меня. Просто захоти увидеть того, кто с тобой сейчас разговаривает. Сначала, может, и не будет четкости. Тогда ты мысленно покрути колесико, как у бинокля.  Ты в бинокль смотрела когда-нибудь?
                                  - Да. Много раз. Мы с мамой и папой часто в театр ходили. Только я и так хорошо тебя вижу. Ты добрый. Я сейчас открою.
                                   Через несколько секунд лязгнула щеколда и перед Глебом возникло очаровательное создание измазанное строительной пылью и паутиной.
                                   - Да это я должен тебя испугаться! Ну ты и страшилка! - засмеялся он. Девочка удивленно осмотрела себя и тут же залилась задорным смехом. Но постепенно смех перешел в истерический. Из глаз ее хлынули ручьем слезы. Сердце Глеба сжалось от боли и жалости к попавшему в такой жуткий переплет ребенку. Он машинально обнял девочку и стал гладить ее по белокурым вьющимся локонам. Та сначала еще больше зашлась в рыданиях, но постепенно успокоилась и затихла. Глеб подхватил девочку на руки и вынес на улицу. От яркого света та зажмурилась и отвернулась, уткнувшись личиком Глебу в плечо. Когда он занес ребенка домой, то она уже крепко спала. Утром она охотно позавтракала и поведала о том, что с ней произошло. История Маришки оказалась трагичной и даже жуткой. Как смогло только сознание ребенка выдержать  все это!?
 
***
                               В этом году она пошла в школу. Только не в первый, а сразу во второй класс. Маришка была ребенком индиго. Учеба ей давалась легко, играючи. Она казалось была пропитана информацией обо всем. С детства она привыкла к окружавшему ее восхищению взрослых и вязкой и тяжелой зависти сверстников. Но ее как-то не очень задевала эта зависть. Она жила в своем мире. Мире кристальных изумрудных городов  и розовых живых и веселых облаков. Этот мир населяли самые разные существа. Были среди них и эльфы и гномы. Были великаны и говорящие животные. Мир был светлым и добрым. В нем не было места злобе и зависти, не было места Злу. Этот мир отличался от иллюзорного мира детских мечтаний. Маришка в нем реально могла находится. Когда она оставалась одна, то, закрыв глаза и очень возжелав, она реально переносилась в желанный мир. По взрослому это называлось телепортацией. Но Маришка об этом не знала. Она просто уходила туда, куда влекло ее сердце, куда рвалась утомленная озлобленным миром душа.
                                 Жизнь Маришки не была  тяжелой и обездоленной. Семья была вполне благополучной и зажиточной. Недостатка в вещах и игрушках она не испытывала. Родители баловали единственного ребенка, как только могли. Особенно старался отец. Любой Маришкин каприз исполнялся незамедлительно.  Только вот капризов у нее не было. Ее как-то мало интересовали те вещи, которые привлекали ее сверстников. Она все больше пребывала в состоянии познания таинственного мира. Впрочем при этом она не была замкнутой и нелюдимой. Напротив она была девочкой компанейской и имела немало друзей. Возможно друзей у нее было бы больше, если бы их не отпугивала бы погруженность девочки в ее внутренний мир.
                               В общем до поры до времени все шло нормально. Но отец очень много работал. Как понял Глеб у того был свой бизнес и судя по всему не маленький. И тот самозабвенно его приумножал, совершенно не появляясь дома. Приходил запоздно и исчезал рано утром, пока дочка спала. Маленькая Маришка для того, чтобы увидеть папу специально ложилась пораньше спать . Тогда она могла проснувшись рано утром перехватить от него несколько ласковых слов и нежное объятие. Редкий день, когда папа был дома, для нее был настоящим праздником! Всей семьей они отправлялись куда-нибудь отдохнуть. Папа был выдумщик и всегда преподносил сюрпризы. То они катались по реке на кораблике в сопровождении клоунов и фокусников, то попадали в театр на сказку, которая продолжалась для них даже после того, когда остальные зрители уходили. За кулисами было так интересно! 
                                Но однажды все закончилось. Папа заболел. Он стал грустным. Раньше он был как новогодний фейерверк. А теперь ходил, словно в воду опущенный. Мама тоже стала вся не своя. Она кажется сразу постарела. Папе становилось все хуже и хуже. Он почти престал ходить на работу. Был или дома, или в больнице. Но врачи ничего не могли сделать. Никто ничего не мог понять. А Маришка видела! Раньше она этого не замечала, а теперь видела, что за папой постоянно следует какой-то темный сгусток. Словно гриб-трутовик он присосался к задней стороне шеи. С каждым днем он становился все больше и наливался темнотой. Маришка пыталась рассказать об этом родителям, но они пропускали все мимо ушей. Что может понимать ребенок!? Но Маришка была настойчива. Однажды она наотрез отказалась ужинать и безаппеляционно заявила, что не будет кушать, пока ее не выслушают. Родители удивились этому демаршу, но были внимательны. То, что они услышали от дочери привело их в шоковое состояние. Маришка видела как они оба сошли с лица и долго не могли промолвить ни словечка. А что она такого сказала!? Да всего то, что папа болеет из-за гриба, который вырос на шее и пустил корни ему в живот? Что гриб комком разросся где-то между грудью и животом (она показала где именно) и пустил корешки и вверх и вниз ( их тоже показала). И что такого? Она много чего такого видела постоянно. И в доме видела всякое и в других местах. И в людях видела всякие болячки. Чего тут особенного? Но на родителей ее заявление подействовало как бейсбольная бита. Они обалдели от такого. Диагноз врачей гласил: Рак поджелудочной железы в последней стадии с многочисленными метастазами. Неоперабелен. Как? Откуда ребенок мог знать это?
                                - Маришенька! Ты откуда это знаешь? - спросили они в голос.
                                - Так видно же, - удивленно ответила дочь и удивилась сама:
                                - Разве вы не видите!?
                                - Нет, Мариша! Нет! Этого человек не может видеть!!!
                                -  Почему!? Я же вижу!!!
                               Для нее было удивительно, что кто-то не может видеть очевидного. Неужели невозможно увидеть то, что прямо перед глазами!?
                                -  Я и у мамы такой же гриб вижу. Только он маленький. И сидит не на шее, а вот тут ( она показала пальчиком в район печени). И корешков у  него нет.
Мама обследовалась у врача на следующий же день. Диагноз Маришки подтвердился. Рак печени в самой начальной стадии. Маму спасли. Ей немедленно сделали операцию. Но папа умер. Мариша не могла этого принять. Папа был и вдруг его не стало. Глупая толстая тетка сказала ей, что он уехал далеко-далеко. Так не может быть! Так не должно быть!!!  В конце концов она же видит папу! Просто он как-то изменился. Вернее раздвоился. Один, который мертвый, лежал в гробу посреди зала. А второй был тут же. Рядом со всеми. Почему-то он стал прозрачным и невесомым. Папа что-то хотел сказать, но его не было слышно. Девочка пыталась поговорить об этом со взрослыми, но они все были угрюмы и подавлены и ничего не хотели слышать. Даже мама не слышала. Она обнимала дочь и нервно гладила ее по головке. И плакала, плакала, плакала. После похорон папы все стало по другому. Все стало плохо. Мама замкнулась в себе и только плакала. От нее стало постоянно пахнуть вином и лекарствами. Она все время пила или спала. Маришка была полностью предоставлена сама себе. Впрочем она не была одна. Всегда рядом был кто-нибудь из невидимых другим друзей.  Друзья то и предупредили ее о том, что скоро все изменится и что ей надо готовиться к далекому путешествию. И в самом деле она почувствовала, что тело ее меняется. Она видела, как из него уходят, стекая вниз, темноватые ручейки и капельки, а сверху вливаются огненные потоки. Она чувствовала преображение, но не отдавала отчета происходящему. Ну что может осознать маленький ребенок!? А потом случился Переход.
 
***
 
                                За несколько дней до Перехода Маришка сильно болела. Это не была какая-то простуда или грипп, или другая какая-то детская болезнь. У нее случилась горячка. Она буквально «сгорала». Запредельно поднялась температура. Надо было бы вызвать врача, но мать была в очередном запое и мало что способна была понять. Она конечно дала дочери жаропонижающее, аспирин и т.д. Но это совсем не помогало. Маришка чувствовала, что как-бы «выгорает» изнутри. Она понимала, что это не совсем болезнь. Она видела, что в ней сгорает все ненужное и остается чистый Свет. Внутренний голос подсказывал ей, что идет подготовка к чему-то очень важному и грандиозному.  
                                В ту ночь  она крепко спала. Жар накануне спал и наконец-то она смогла спокойно уснуть. Сон ее был крепок и спокоен. Обычно ей снились невероятные по своей жизненности и реальности сны, но в этот раз она провалилась в сон, как в омут.   А утром она с удивлением обнаружила, что дома осталась одна. Мама куда-то ушла. Это было очень странно. Обычно она долго спала по утрам. Маришка обошла квартиру, но маму нигде не обнаружила. Она подошла к окну и отдернула плотную тяжелую штору. То, что она увидела повергло ее в шок. Ровно такой же, как и Глеба. Впрочем нет. Дело в том, что она уже видела нечто подобное в своих снах. Незадолго до болезни все приснилось ей точно таким же. Те же змееподобные деревья, тот же струистый и лучистый снег. Но тут все было реально! Может ей все снится!? Маришка протерла глазки, тряхнула головкой, но все оставалось прежним. Все же это не сон!  Но что же тогда случилось!? Ею овладела паника. Что делать!? Ей стало страшно. Очень страшно. Но тут где-то не то рядом, не то прямо в голове прозвучало:
                                -  Не бойся, принцесса! Пришло Время Свершения. Твое Время. Все будет хорошо. Ни о чем не беспокойся. Просто замри и жди.
                                Голос не был чужим. Это был как-бы ее собственный голос, только не маленькой девочки, а ее - взрослой. Это было так странно. А голос продолжал говорить:
                                - Все на Земле давно готовилось к этому. Ты ведь чувствовала это?
                                Маришка кивнула в ответ. Она действительно чувствовала, что грядет какое-то важное Событие. К тому же ей чудился Полет. Не просто порхание птички, а Полет Огромный. Перелет Мира с одного места к другому. Только она не представляла что это могло бы значить.
                                 -  Пришло время Земле перелететь к другому Солнышку, - ласково продолжал объяснять голос, - Они стали разными. Солнышко постарело, а Земля выросла. И люди выросли. Правда не все, немногие. Приходит время и всякому становится нужно покинуть родительский дом и уйти в другой, чтобы начать строить новую жизнь. Так случилось и с вами. Земля сейчас приготовилась немного пробежаться по космосу. Но ты не бойся. С тобой ничего не случится. Просто затаись и жди. Наберись терпения и жди. Никуда пока не выходи из дома. Набери побольше воды. Она тебе пригодится.
                                - А кто ты? - спросила голос Маришка.
                                - Я - это ты, - ответил загадочный голос и исчез.
                                Маришка мало что поняла, но набрала таки воды во все, что смогла найти. Потом, когда все пропало, и вода в том числе, она была очень благодарна голосу за подсказку. Сам Переход или Перелет привел ее в ужас, но она все же как-то перетерпела. Хуже было, когда она поняла, что пропали все люди! И мама тоже!!! Когда до нее это дошло, то она просто остолбенела, а потом долго и нескончаемо ревела от страха и одиночества. Еще ее очень сильно напугали слизни, появившиеся невесть откуда. Она видела раньше их во снах. Но тут эти твари появились наяву. Она столкнулась нос к носу с целой оравой. Они было бросились к ней, но она успела юркнуть в подвал. Там она и нашла себе убежище. Глеб заметил ее, когда она пыталась перебраться из подвала домой. Там все же было роднее. К тому же там был запас воды и еды. Впрочем голода она практически не испытывала. К ее удивлению голод, если и появлялся, то моментально проходил, стоило ей только появиться на солнышке. У нее сложилось впечатление, что солнышко питает ее своим светом. Она пробовала есть обычную пишу, но кусок не лез в горло. Организм принимал еду, но чувства голода не было. Зато потом пища стояла внутри неприятным комком и не хотела перевариваться.
                                Прокрадываясь к дому Маришка заметила чью-то пролетевшую тень. Она было подумала, что это слизень, но они не летали так высоко и не так быстро. Испугавшись, что это может быть какая-то новая и опасная тварь она со всех ног метнулась обратно в подвал. Тут ее Глеб и нашел, чему она была несказанно рада. Был рад и Глеб. Одиночество закончилось и появилась надежда, что они не одни, что еще где-то есть пережившие Переход люди. И, возможно, они совсем недалеко.
 
                                                                                      
     Глава 5.
Робинзоны Космоса.
 
                                Прошло несколько дней после радостного события. Вдвоем жизнь была намного веселее. Глеб совсем уже вошел в роль старшего в семье. В нем откуда-то изнутри поднялись отцовские чувства и теперь он стал  вовсе , как наседка. Сердце Маришки тоже немного оттаяло и на ее светлом умытом личике время от времени стала появляться улыбка. Тогда со своими золотистыми кучерявыми волосиками она выглядела совсем, как солнышко. Солнышко… Да где оно это Солнышко!? Вокруг были совсем иные звезды, иные светила. Причем они не находились на одном месте. Земля медленно, но заметно дрейфовала по просторам Вселенной. Видно путь ее не был закончен и она еще не достигла места назначения. Но беспокойства этот дрейф им не доставлял. Атмосфера на планете держалась, как приклеенная. Даже сильных ветров не наблюдалось. Это было очень странно, но Глеб уже ничему не удивлялся. А Маришка, по своему малолетству, все воспринимала, как само собой разумеющееся. Впрочем насчет малолетства говорить было бы не правильно. Рассудок ребенка вовсе не был детским. Девочка была зрела и умна не по годам. Порой она разговаривала с Глебом на равных. Знаний и жизненного опыта ей, конечно, не хватало. Но ум ее был блестящим. Да и насчет знаний… Порой она выдавала такое, что Глеб чуть не лишался дара речи. 
                               Как-то они заговорили насчет дальнейшего поиска людей. Глеб рассказал Маришке, что облазил и облетал всю округу, но кроме десятка коконов никого не нашел.
                                - Да они здесь, дядя Глеб, под землей. Глубоко. - безапелляционно заверила его девочка.
                                - Они там. Их много. Просто мы их не видим. Я не знаю почему не видим, но они там. Очень глубоко. Иногда я чувствую их дыхание, иногда движение. Но они не такие, как мы. Они как бы спят. И завернуты в коконы, как гусеницы. Они чего-то ждут. Но их очень-очень трудно различить. Да вот же они, посмотри сам!
                                Вечерело. Вообще в этих условиях полета было сложно говорить о какой-то смене времени суток. Светила сменяли одно другое. Они как бы передавали Землю друг другу по эстафете. Звезды были разные. Но, однако, все оказывались близки по своим параметрам к Солнцу. Во всяком случае по своему визуальному восприятию. Земля шла, как курьерский поезд от одной станции к другой. Невидимый машинист уверенно вел ее к месту назначения. Только вот, похоже, что все пассажиры, кроме двоих, спали. Лишь эти двое, как неприкаянные шастали туда-сюда по поезду, силясь что-либо понять. Глеб, включив все свои уровни восприятия, всматривался  в участки под землей, на которые ему указывала Маришка. В какой-то момент ему и в самом деле показалось, что он видит прозрачные серебристые коконы, стоявшие и лежавшие в разных местах. Достаточно много . Он насчитал два десятка, но потом сбился со счета. Маришка утверждала, что их намного больше , но он не смог разглядеть остальные. Видение охватывало площадь размером в квартал. Ну, может два. Это было бы высокой плотностью населения, проявись люди в реальности!  Но они почему-то находились в неком не то подземном, не то пограничном слое. Все это было довольно странно. И совсем не исчезли и не были рядом. Странно…
                                - Да ничего странного, - сказала Маришка, словно прочтя мысли Глеба, - Они просто слабенькие. Вот их и закутали и закопали..
                                - Ну все то она знает! А нас почему не закутали?
                                - Не знаю… Я думала, что на нас коконов не хватило. Но мне сказали, что не в этом дело. Что нам коконов не надо. Что мы успели подготовиться.
                                 - Кто сказал!? - Глеб прямо подскочил, - Кто тебе мог об этом сказать?  Ты с кем-то разговаривала!? С кем!? Когда!?  Где он!?
                                - Да нигде, - напуганная бурной реакцией Глеба, насупившись произнесла девочка, - Нигде. Я их не вижу. Просто разговариваю. В голове. А ты их что ли не слышишь!? - в свою очередь удивилась она.
                                - Нет… А кто они? - осторожно спросил Глеб, подумав о том, что девочка не вынесла переживаний и у нее начались галлюцинации.
                                 - Да нет у меня глюков! - обиделась Маришка. Она все же читала его мысли! - Я в самом деле разговариваю. Только не всегда это получается. Они отвечают, когда мне совсем плохо. Они добрые и все знают. Они успокаивают и сразу становится хорошо. Я думаю, что это мама и папа. Да ты сам поговори с ними!
                                 - Да как!? - воскликнул Глеб, - Как с ними говорить то?
                                 - А ты просто закрой глаза и спроси о чем хочешь. Если сразу не ответят, то спрашивай еще и еще. Они все равно ответят.
                                 - Хорошо, Мариш, я попробую. А сейчас пойдем-ка спать. Устал я что-то сегодня.
***
                                      
                                Сон пришел мгновенно. Глеб спал, как убитый. А утром, если время пробуждения можно назвать утром, проснувшись и вспомнив вчерашний разговор с Маришкой, попытался «поговорить» с невидимками. Но как-то ничего не вышло. То ли скепсис его был слишком велик, то ли у Маришки и в самом деле с головой что-то было не ладно. Как бы ни было, но разговор не получился. Да и ладно. Не привыкать. Не впервой ему было справляться с трудностями без посторонней помощи. С детства не был этим избалован. Но когда же все-таки закончится этот перелет! Ну так надоела неопределенность! Где же пристанище!!!
                                - Да скоро. Скоро! - вдруг услышал он голос, возникший где-то внутри его естества, - Еще один этап остался. И все встанет на свои места.
                                 Глеб оторопел. 
                                  - Я не понял… Кто это? - недоуменно спросил он.
                                  - Я… Как бы тебе это объяснить… Я - это ты. Ты - это я.
Звучит банально, как штамп, но это правда. Чистая. Рафинированная. Мы с тобой - одно. Но разделенное. Так нужно для Эволюции.
                                - А поконкретнее можно?
                                - Можно и конкретнее. Но поймешь ли? Скажу по простому. В так называемых вами «тонких мирах» тоже существует жизнь. Но ваши представления о них мягко говоря не верны. Наиболее приближена к истинной трактовка сосуществования миров в «Агни-Йоге», переданной через Рерихов. В ученье верно расставлены приоритеты. Во главе всего сущего стоит Иерархия Света. И все живущие во Вселенной светоносные души имеют единственную цель и задачу - труд на благо Иерархии. Общее благо. Здесь труд - не повинность, а творческое горение, сердечная самоотдача, коллективное и индивидуальное сотворчество. Ничто другое не является более ценным, чем нахождение души в состоянии творческого горения. Созидание - вот ключ к пониманию тайн бытия. Созидая душа растет, набирает потенциал, поднимается в Иерархии все выше и выше. При этом она расширяет свои возможности и горизонты. Этот процесс настолько увлекателен, что все то, что у вас на Земле считалось интересным, блекнет на фоне этого, как свет свечи на фоне солнечного диска. Но жизнь в человеческом теле необычайно ценна! И за право прожить в нем свой век борются многие души. Не каждой выпадает такой шанс. 
                                - А чего такого ценного в нашей жизни? - удивился Глеб.
                                - А то, что на душу  в теле накладывается огромное количество ограничений и запретов. Во-первых  в теле заключена лишь часть души. Причем не лучшая часть. Напротив, в тело помещается то, что нуждается в корректировке, изменении, улучшении. Самое худшее, что есть в душе. При этом остальная часть не имеет права напрямую воздействовать на кусочек, руководящий телом. Она остается лишь Наблюдателем. И всячески сопереживает тому, что происходит с человеком - носителем. Она может лишь чуть-чуть подсказывать. Не явно. Шепотом. Вы называете это голосом Совести. И это верно. Это Ваш голос. Голос вашего большого Я.
Мой голос для тебя, Глеб. И для Маришки тоже. Голос Эуриэля. Голос многих, кем вы были и кем еще будете. Голос Того, кто становился всеми вами до всех времен и вне всех времен. Ценность же земной жизни заключается в том, что в отличие от свободных душ, люди живут в пространственно- временных потоках. Наличие конкретного потока времени дает возможность за короткий срок прочувствовать и пережить столько, что в более тонком пространстве на это  потребовалось  бы многократно большее  количество времени. К тому же плотное тело работает как барокамера. В нем душа подвергается таким нагрузкам, которые многократно ускоряют процессы очищения и накачки энергией. В этом и заключается ценность жизни в теле. В возможности скоростного вызревания души. Для сравнения приведу такой пример. Возьмем три куска угля. Один бросим в костер, другой закопаем в землю, а третий засунем в ту же землю, но в самые глубокие недра. Первый сгорит. Второй пролежит долго и немного изменится. А из третьего от огромных давлений и температур родится алмаз. Вот и души желают стать такими алмазами. Потому и стоят в очередь на заселение в тело. Я понятно объясняю?
                                - Да ясно. Я догадывался о чем-то таком. 
                                - Немудрено. Я же постоянно с вами. И подсказываю по мере возможности.
                                - У меня другой вопрос. Для чего нужна была эта переброска Земли в иной место? И почему мы с Маришкой только уцелели? И что за коконы на остальных? И почему они упрятаны под землю? Впрочем насчет последнего вроде понятно…
                                - Ты верно все понял. Перемещение планеты - это процесс закономерный. Когда планета, которая, да будет тебе известно, является живой и высокодуховной сущностью, выполняет определенную задачу и достигает определенного духовного потенциала, она уже не может существовать в прежнем окружении. Это чревато нарушением духовного, а следовательно и энергетического баланса. Но во Вселенной царит Закон Гармонии. Подобное должно быть в подобном. И тогда для планеты подбирается пространство, в котором она сможет плодотворно продолжить свое духовное совершенствование. А потом происходит Переход. Планета перемещается, а вместе с ней могут быть перемещены и ее обитатели. Но только те, которые  достигли достаточного уровня развития.
                               - А остальные? 
                               - Для остальных создается дубликат планеты, ее клон. В него помещается менее зрелая духовная сущность. И на нем они дозревают для дальнейшего восхождения. Но под планетой надо понимать не низкоэнергетическую материальную оболочку, а ее поднятое до определенного уровня энергетики физическое тело. Оно настолько напитано духовной субстанцией, что по своим характеристикам становится близким к низшему уровню тонкой материи. По простому надо понимать так. Камень остается, а душа из него уходит, унося с собой биосферу.
                               - А коконы? Надо полагать - скафандры?
                              - Ну да. Биологическая защита.
                              - Не понял… А как же мы с Маришкой!? - Глеб был ошарашен.
Всех защитили, а их голыми бросили в открытый космос! Это что за вивисекция!? Что за эксперименты!?
                              - Ну не психуй! Никаких экспериментов. Просто вы с ней Иные…
                              - Какие такие Иные!? Что за иные!? Из другого теста что-ли?
                              - Именно! Из другого теста. Ты верно выразился.
                              - И что это за тесто такое?
                             - Я говорил уже тебе, что высокие духи сознательно воплощаются в простейших мирах и простейших телах. И тут есть определенные ограничения. Ну, скажем, нельзя опустится очень высокому духу на очень низкий уровень. Тело просто сгорит, не выдержав его энергии. Даже в обычных случаях погружения в тело душа обычно делит свои иньские и яньские энергии и заселяет их в два тела мужское и женское. Так что не зря вы всю жизнь ищите свои вторые половинки. Но иногда очень высокие духи воплощаются в очень грубых материях. Делают они это для выполнения определенных миссий. Они сами подготавливают ситуацию и тела для этой ситуации. В процессе жизни тел они проводят  их через тяжелые испытания и лишения, чтобы те обрели нужную чистоту и частоту. В такие сосуды они опускаются не сразу, а постепенно на протяжении многих лет. Процесс погружения может длиться десятилетиями. И лишь после этого человек приступает к выполнению своей миссии.
                               - Так значит я и Маришка… - догадался Глеб.
                               - Да. Ты и она - это я. То есть часть меня. 
                               - Но возраст!? Мы же разного возраста!
                               - Это не имеет значения. Ваше течение времени для меня, как река. Я вижу ее с берега всю, на всем ее протяжении. Это вы плывете по ней, словно в лодке. Но я больше не могу быть с тобой. Это чревато тяжелыми последствиями для тела. Даже для прошедшего частичное преображение, как у тебя. Мне пора оставить тебя.
                              - Жаль. У меня еще столько вопросов! 
                               - Всему свое время. Потерпите еще немного. Еще один этап Перехода и вы будете на месте. И в телах к этому времени завершится мутация. Живите. Смотрите. Изучайте и познавайте. Это же замечательно!
                               В этот момент Глеб почувствовал, как нечто в самом деле покинуло его. Сразу стало как-то грустно и одиноко. Будто из дома ушли разом все домочадцы.
 
     ***
                                Дрейф планеты продолжался. Глеб с Маришкой, к которой он теперь относился с еще большим трепетом и обожанием, не спеша обживали преображенную планету и привыкали к новым телам. Определенно чувствовалось истончение материи. Все материалы, начиная от металла и камня и заканчивая их собственными телами, изменили свои физические характеристики. Они стали несколько легче и, как-бы точнее выразиться, более взаимопроникаемыми. Так, например, бетон и кирпич домов стал более вязким. Он уже не крошился от удара молотка или лома, а проминался, словно дерево. Да и сам стальной лом стал мягким, словно сделанный из свинца. Только весил он как алюминиевый. Деревянные предметы будто насытились воздухом. Твердые ранее планки тарных ящиков у магазина стали похожи на пробковые. Но при этом были довольно таки упруги и эластичны. Все вокруг стало другим. Тела тоже претерпели серьезные изменения. Даже по сравнению с тем состоянием, в котором они стартовали из солнечной системы. Они стали намного легче и подвижнее. Мышцы и кожа приобрели невероятную эластичность. Конечности могли деформироваться без всякой боли и ущерба для себя. Глеб хорошо запомнил тот момент, когда смог достать из водосточного коллектора упавший туда пистолет. При этом он не поднимал решетки, а просунул руку сквозь частые прорези в крышке люка. По земным меркам подобное было не мыслимо! Более того он смог дотянуться до пистолета рукой, хотя тот лежал на полутораметровой глубине. Рукам просто вытягивалась и вытягивалась, не причиняя ему неудобства или боли. А потом, схватив пистолет, спокойно восстановилась до прежней формы.
                                И еще удивляла его способность нового тела проникать в толщу  материальных тел. Прохождение сквозь стены, ранее немыслимое, стало реальностью! Процесс был несколько неприятен, но при необходимости это можно было сделать. Неприятность заключалась в давлении. Когда атомы и молекулы тела просачивались через массу бетонного монолита, то возникало ощущение колоссального давления. Будто попадаешь в зону очень высокого давления. Закладывало в ушах и подступала тошнота. Голова кружилась, как при перегрузках. Но все это было кратковременно, практически мгновенно. И к этому можно было привыкнуть. Как ни странно, но Маришка ко всему привыкала быстрей его. Вообще она чувствовала себя тут, как рыба в воде. Все открытия, как правило, совершала она и потом с радостью делилась ими с Глебом.
Она же и заметила, что планета вошла в какой-то особый слой космоса. 
                                Глеб тоже обратил внимание, что резко возросла плотность окружающих звезд. Очевидно Земля проходила через ядро какой-то галактики. Определить через какое именно естественно не представлялось возможным. Тут и маститый астроном бы не справился. Но плотность звезд была невероятной! Небо было усыпано ими, как будто многократно изрешечено мелкой и крупной дробью. И даже картечью. Некоторые звезды были настолько крупны, что смотрелись как Венера или Марс  при их максимальном сближении с Землей. А уж свечение! Невозможно стало разобрать где день, а где ночь. Постоянного светила теперь у Земли не было. И об эстафете теперь говорить уже не приходилось. Она просто плыла, как утлая лодчонка среди гигантских пламенеющих айсбергов. Лоцман знал свое дело. Их же участью было смиренно ждать окончания этого удивительного путешествия.
 
Рейтинг: 0 204 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!