ГлавнаяВся прозаКрупные формыПовести → Утро не предвещало. Главы 10 и 11.

 

Утро не предвещало. Главы 10 и 11.

18 февраля 2012 - Лев Гущин

        Глава 10

Эсхатология и прочее.
 
                                Не в первый уже раз  Глеб с Маришкой  проводили время в задушевной беседе с Флиппером и Селеной. Рядом с ними было хорошо и спокойно. Сириусяне стали со временем более откровенны. То ли они почувствовали, что люди улавливают их сдержанное и настороженное состояние, то ли убедились в безопасности разглашения землянам секретной информации, но некоторых пор серая пелена недомолвок меж ними спала и они начали воспринимать друг друга, если не как  друзья, то уже как старые и близкие приятели. Так или иначе, но киты совершенно откровенно и подробно поведали о сути спецоперации:
                                 - В результате трансформы, произошедшей с вами, как с расой гуманоидов, приблизительно в десяти тысячах особей  произошло раскрытие Зерен. Результат этого трудно оценить как нам, так и вам самим. Нам - потому, что последствия явления выходят за рамки нашего миропонимания и возможностей восприятия. Вам - потому, что вы сейчас подобны младенцам, только что появившимся на свет. Вы еще толком не осознаете кто вы такие и чем сейчас обладаете. Наша задача теперь - быть на этом этапе вашими няньками и поводырями, чтобы вы ненароком не причинили вред ни себе, ни окружающим и получили вовремя совет опытного старшего друга, - доверительно повествовал Флиппер, -  Мы в самом деле опасались до времени открывать вам глаза на произошедшее. Но теперь убедились в том, что вы не  только достаточно добры и гуманны, но и в достаточной мере осторожны и адекватны. Не только вы двое, но и все, кто прошел через трансформу. И теперь мы можем рассказать все, что сумели узнать о произошедшем с вами. А там уж выбор за вами как с этим поступать и как с этим жить. Но! Прежде, чем рассказать об этом мы должны внести некоторые коррективы в ваше миропонимание. Так сказать скорректировать вашу Картину Мира. 
                                Видимо кожа Флиппера несколько подсохла на воздухе он извинился и на несколько секунд погрузился в воду. Следом нырнула Селена. Глеб с Маришкой стояли у кромки воды и любовались их мощными, но такими изящными телами. Полукиты, полудельфины, полулюди. Удивительная звездная раса. Властелины необъятных космических просторов запросто беседовали с ними и говорили о том, люди раньше и помыслить не могли. И теперь они были намерены сообщить им нечто совсем уж невероятное. Ребята сгорали от нетерпения и желания приобщиться к неведомым им тайнам Мироздания. Наконец сириусяне плавно поднялись к поверхности и их синие до черноты головы без малейшего всплеска показались над водой. 
                                - Так я продолжу? - поинтересовался Флиппер.
                                Глеб с Маришкой синхронно кивнули.
                                - Скажите мне, друзья мои, что вы думаете об устройстве Вселенной? - задал вопрос Флиппер и сам же ответил на него, -  Я наперед уже знаю, что вы поведаете о «Теории Большого Взрыва», о воззрениях древних, изложенных в «Ведах» и иных древних источниках знаний, о сотворении Богом Мира за семь дней. Все это легко читается  в вашем уме. Вы же об этом мне хотели поведать?
                                 Земляне снова синхронно кивнули, ничуть уже не удивляясь умением сириусянина читать их мысли. Этой способностью они и сами уже овладели в достаточной степени и поэтому не видели в этом ничего необычного.
                                - Все это отчасти так. Но именно «отчасти». Потому, как вся эта информация была дана вашим предкам нашими предками. Вся ваша раса до определенного времени развивалась по нашим лекалам. И все древние источники - это ничто иное, как основы нашего миропонимания, приспособленные к вашему довольно примитивному сознанию. Не обижайтесь. Но в самом деле ваша цивилизацию невозможно даже сравнивать в развитыми цивилизациями Коалиции. Но в вас мы усмотрели поразительные возможности к развитию. Поэтому и подготовили пакет знаний первой необходимости в виде откровений. Из этих откровений вы узнали о Боге. Так ведь?
                                Ребята снова, в который уже раз, дружно кивнули.
                                - Но вы так и не сумели постичь суть Бога. Не сумели осознать его место и его роль в создании Мироздания. Именно это и послужило причиной всех трагедий, которые постигали вас на протяжении всего периода существования человечества. Вы не нашли дороги к Творцу. Получая вновь и вновь сокровенные знания вы каждый раз утрачивали главное, что несли они. Вы утрачивали понимание Божественной Сути. И это неминуемо приводило к искажениям, а потом и извращениям Знания. А ведь Истина так проста! Реальности не существует!
                                То, что далее ребята узнали от инопланетянина об устройстве Мироздания даже их, прошедших через горнило Перехода и познавших многие ранее сокрытые тайны Вселенной, повергло в состояние полнейшей прострации. Да и как возможно было не лишиться дара речи и не впасть в полную растерянность от такого! Сначала Флиппер передал слово Селене и она поведала им  об одном из сказаний, передаваемом испокон из уст в уста во всех границах  сириусианским владений. 
 
***
 
                                Это был рассказ о жизни Избранника, удостоившегося великой чести нисхождения на него божественного откровения. Сказание было древним. Как сама сириусянская цивилизация. Собственно с него она и началась и развивалась на протяжении неисчислимого количества лет. Сказание влилось в души землян, словно струя свежего воздуха и напоило их живительной силой. Творец вещал пророку:
                                        
***
 
Тебе  я  выскажу  признанье:
«От  скуки  я  страдаю,  сын!»
«Пойми   меня,   ведь  я  один!
Я  Вечен,  я  Везде, я  Всюду!
Вчера  и   завтра  я  пребуду.
Во  мне  есть  Все  и  нету  Ничего.
Познанием  себя  лишь  самого
Могу  потешить  я  себя  отчасти.
Творю  Миры  и  Время  в  одночасье.
И  в  одночасье  рушу  их  от  скуки.
И  вновь  творю,  не  покладая  руки.
Нет  Мира  без  меня,  есть  я  зато без  Мира.
Миры   творя  не  жажду   быть  кумиром.
Я   жажду  только  лишь  самопознанья.
Такое  главное  живущим  всем  заданье
Даю  пред  тем,  как  жизни  в  них  вдохнуть.
«Сыны,  мои! – я,  наставляя  в  Путь,
Вам  говорю,  частичку   отделяя
От  плоти  каждый  раз,  и  вам  вручая,
- Не  забывайте  вы  откуда!
Несите  Свет  мой  вы  повсюду!»
Вступая   в  жизнь  любой  из  вас
И,  получая  мой  наказ,
Клянется,  что  с  рожденья  и  до  смерти
Блюсти  завет  мой  будет.  В  круговерти
И  суете  мирской  слепой  рутины
Всегда  он  будет  помнить  чьим  был  сыном
Иль  дщерью,  снисходя  в  сей  бренный  мир.
Клянется  предо  мной:  не  сотворит  кумир,
Не  осквернит  себя  он  богохульством,
Ни  похотью,  ни  жадности  безумством,
Предательством  себя  не  осквернит,
И  щедрым  будет,  коль  судьба  ссудит.
И  справедливым  будет,  благородным.
Что  славой  не  прельстится  он  народной.
 
***
 
Клянется  каждый  так,  обет  давая.  
Наверняка  обет  дающий  знает,  
Что  в  бренный  мир  сей  снизойдя, 
Врата  из  Рая  проходя,
Забудет   он  про  все,  что  прежде  было 
С  ним  до  рожденья.  Только  у   могилы
Вернется  память  лишь  на  миг,
Чтоб  жизнь  свою  он  всю  постиг,
Пред  тем,   как  вновь  со  мною  слиться.
Приму  я  с  радостью  частицу
Себя  в  себя.  Сольемся  с  ней
В  любви  взаимной.  Веселей
Тогда  мне  станет  жить  Нигде,
В  Безвременье  и  Пустоте.
 
***
 
Пойми,  мой  сын,  одна  отрада
Мне  в  вас!  Лишь  вы   награда
Мне  за  мои  труды  и  муки.
Люблю  вас  всех.  Любые  звуки
И  песни,  чувства  и  дела,
Труды  и  книги,  города,
Дороги,  замки,  корабли
Все,  что  в  трудах  создали  вы,
С  любовью  трепетной  творили,
Не  спали  ночи,  худо  жили,
Недоедали  вы  подчас,
Когда  вдруг  посещала  вас
Мной  с  неба  посланная  Муза.
Я  рад  всегда,  когда  для  пуза
У  сыновей  найдется  время
Лишь  на  задворках  вдохновенья.
И  это  верно.  Ведь  душа  первична.
Она  не  ест.  А  телу  же  обычно
Немного  надо.  Я  скажу  тебе,
Что  тело  не  нуждается  в  еде.
Ошеломлен?  Но  это  так.
Секрет  тут  в  том,  что  мясо  на  костях,
И  кровь,  и  мозг  и  прочая  начинка -
Бессмертны.  Не  нуждаются  в  починке.
И  им  не  надобно  другой  еды
Помимо  Солнца  света  и  воды
И  соли,  что  с  водою  входит.
Такая  мысль  тебя  заводит?
 
***
 
Ошеломленный  тот не  в  силах
Был молвить слово.  Но спросил  он:
« Ну  как  же,  Боже,  без  еды?
Не  будет  сил  ведь  никаких!?»
Ответил  Вышний  Отче сыну:
« Скажи  ты мне,  а  где  же  силу
Берешь  для  жизни?» – «Ну,  в  еде….
Быть  может  сила  вся  в  воде?
Ведь  без  воды  и  жизни нет.
Она нам - Мать, как ты - Отец.
»
«Почти  ты   прав,  но  дальше  мысли.
Еще  ты  от  чего  зависишь?»
«Без  воздуха, - сказал  дельфин,
Я  б  и  минуты  не  прожил!»
«Ты  прав, - ему  Господь  сказал, 
-Таким  я  этот  мир  создал.
Раскрою  я  тебе  основы
Существования  мирского.
Дыханье  есть  Основа  Жизни.
Таким  я  этот  мир  замыслил
Коль  дышишь  -  жив, 
Коль  нет - то  мертв.
И  суть  дыхания  не  в  том,
Что  воздух  поглощая  ртом
Ты  насыщаешь  им  все  тело.
Совсем  в  другом  дыханья  дело.
Но,  чтоб  ты  понял  я  сначала
Раскрою  Бытия  Начала».
 
***
 
Есть  только  Я.  И  я  есть  Свет.   
В  безвременье  и  пустоте  
Сияющий   Любовью  Вечной  
Невестой  в  платье  подвенечном  
Томлюсь,  как  дева  в  ожиданье
Соитья  таинства  познанья.
Но  уж  когда  терпенья  нет
Я  останавливаю  Свет.
Частично.  Только  самый  малый
Ничтожный  лучик.  Наблюдаю
Как, тормозя,  рождает  он  
И  Твердь  и  Время.  Сей  Закон
Есть  Первый,  из  моих  Законов
Существования  мирского.
Вся  Твердь  есть  Свет  приторможённый,
Летящий  луч,  в  спираль  скручённый,
В  клубок  свернувшись,  ставший  твердью.
И,   походя,   родивший   Время.
Ты  понял  ли  в  чем  смысл  Творенья?   
Частицы  Света  из   Движенья  
Однажды  выпав,   из  Потока, 
Рождаются  как  луч  иного,
Уже  вещественного  Света, 
Что  освещает   все  планеты.
Они  летят,  творя   Пространство
И  Время.  Их  непостоянство  
Все  больше  тормозит  полет,
И  это,  стало  быть,  ведет
К  тому,  что,  прекративши  ток,  
Луч  света,  свернутый  в  клубок.
Становится  вещественной  частицей,
Внутри  которой  свет  кружится,
Но  вырваться  не  может  из  тенет,
Доколе  вновь  разбег  не  наберет.
И  так  она  недвижна  Вечно.
Хотя  вращается,  конечно,
Сама  в  себе,  и  мниться  ей,
Что  в  мире  всех  она  важней.
 
***
 
Так  Твердь  рождаема  мной  в  Мире.
Сначала  Свет,  потом,  по  мере
Рассеянья  начальной  силы,
Огонь  и  Воздух  а,  за  ними,
Вода,  Металл.  Последний  Камень.
 Он  тверд  и  вечен.  Света  пламень
Закручен  в  нем,  что  не  достать
И  вновь  его  не  разогнать.
Зато  он  самый  вечный  в  Мире
Из  всех,  что  плавились  в  горниле. 
Но  должен  ты  одно  понять,  
Что  вся  земная  благодать
Сотворена  была  из  Света.
Иного  просто  в  Мире  нету.
Все  в  мире  Свет,  но  разный   он.
И  разница  всего  лишь  в  том,
Насколько  он  остановился,
Насколько  скорости  лишился,
Насколько  от  меня  отстал.
Таков  Творения  финал.
 
***
 
Теперь  послушай  про  Второй
Мирской,  мной  писаный,  Закон: 
Хоть  каждая  частичка  в  Мире
Живет  раздельно  с  остальными,
Но  в  ней  всегда  царит  стремленье
К   скорейшему  объединенью
С  такими  точно  как  она.
И  тем  желанием  полна  
Любая  сущность  в  бренном  мире.
То  память,  что  когда-то  были
Они  лучом  единым  Бога,
Но  разделились  у  Порога,
Возникши  в  Мире  сем  подлунном,
И,  в  упоении  безумном,
Что   «Я»  своё  все  получили,
Все  про  Единство  позабыли.
 
 
***
 
Второй  закон  гласит  о  том,
Что  каждый  бренный  обречен
На  две  судьбы:  ко  мне  стремиться,
 Чтоб  поскорей  объединиться,
Или  скитаться  в  одиночку,
Все  больше  скручиваясь  в  точку.
Исхода  два  всегда  пред  вами:
Иль  Светом  стать,  горя  как  пламень,
Иль  стать  землей,  пополнить  Мрак,
Моих  надежд  не  оправдав.  
И  чтоб  не  мыкались  напрасно
Подобно  малым  детям  в  яслях
Я  регулярно  посылаю 
 Заветы  вам.  Их  принимают
Мои  Посланцы,  что  известны. 
Такие  ж  бренные,  из  плоти.
Но  только преданы  заботе
Моей  с  рожденья  и  до  смерти.
Ты  знаешь  ли,  что  ваши  дети,
Кто  с  детства  взращен  без  отца,
Всю  жизнь  любим  мной  до  конца? 
 
 
***
 
Так  мир  животный  я  устроил
И  равновесие  такое 
 В  его  основу  заложил.
Чтоб  рядом  с  сильным  слабый  жил
Различье  дал  я  им  в  еде.
Сравни  ты  сам.  Когда  и  где
Ты  видел  ли,  чтоб  кит  гнал  рыбу
Не  так,  чтоб  за  бросок настигнуть,
А  так,  чтоб  до  смерти  загнать?
Так  вот:  мной  не  дано  сигать
Тебе, как рыбе!  Дело  в  том,
Что  все  заложено  огнем,
Текущим  в  жилах  у  живущих.
Мой  Свет, что  вам  с  небес  отпущен,
Есть  Сила  для  всего  живого.
Растение  же   первооснова,
Которая,  поймавши  свет,
Его  способна  на  обед
Употребить,  вогнав  в  кольцо
Вращения  внутри  листов.
Свет  разделив  на  радугу  внутри
Растение,  назад  лишь  отпустив 
Зеленый  луч, становиться  способно
Взрастить  себя  и  дать  потомство.
Ты  понял,  что  растение  есть  свет,
В  котором  зелени  всего  лишь  нет?
Вся  зелень,  выйдя  наизнанку
Растенье,  сделала  желанной
Едой  для  тварей  всяких  в  мире,
Что  от  растений  расплодились.
 
 
***
 
 
Итак,  в  растениях  вся  сила,
Что свет  движения  лишила 
Прямого.  И  загнала  в  круг.
Зато  она  дала  сомкнуть
В едино  Воду, Землю,  Воздух
Огнем  наполнить,  что  не  просто,
Создать  животное  из  тлена
Движеньем  наполнить  члены.
И  так  Вода зазеленела,
Хорошее  то  было  дело!
«А что   же  дальше,  Боже,  было? 
Что  остальное  сотворило: 
И  рыб, и  вас, и  гадов  разных,  
И  всех  зверей  разнообразных?»
Все  очень  просто.  Так  случилось
Что  как-то,  где-то  приключилось
Растенью  погибать  без  света.
Трагичного  тут,  право,  нету.
Смерть  есть  всего  лишь  переход
К  бессмертью  от  земных  забот.
Но  то  растенье  не  смирилось.
Коль  нету  света – устремилось
Отнять  питанье  у  других.
Оно  впитало  соки  их.
Так  совершился  без  сомненья
Впервые  акт  грехопаденья.
Так  появились  каннибалы,
Что  вместо  света  поедали
Себе  подобных.  Этот  грех
Родил  немало  к  жизни  тех,
Кто  мог  питанье  получать
Уж  без  зеленого  луча.
Еще  немного  света  было
Потеряно,  когда  впервые 
Иные    твари  появились,
На  свет  животные  родились.
И  вот  творение  другое  
Уж  ест  растение  морское.
Наверно  спросишь,  почему
Не  дал  способность  я  ему
Подобно  зелени  простой
Питаться  с  неба  прямо  мной?
« Да  дал  я,  дал!  Способен  каждый
Питаться  мной.  Лишь  только  жажды
Не  испытала  б  тварь  земная,
А  пищи  ей  всегда  хватает
Идущей  с  неба.  Не  помрет, 
Коли на твердь не попадет,
Дышать  сумеет,  дух  вбирая,
Мной  посылаемый  всегда  ей!
Но  только  лень  вам  дух  вбирать.
Спешите  вы  скорей  пожрать,
Употребив  простую  пищу,
Что  свет  хранит  уже  не  высший,
А  обедненный  и  не  полный,
Рабом  желудков  став  безвольной.
 
***
 
Когда  Завет  даю  я  вам?
Когда  уже  невмочь  лучам
Пробиться  сквозь  телесный  плен.
Когда  не  светитесь  совсем.
Когда  глаза  тусклы,  как  камень,
Когда  не  пышет  сердца  пламень,
Когда  гордыня  больше  вас,
Когда  заботит  лишь  запас
Накопленных  земных  богатств.
Когда  кругом  засилье  братств,
Сетей  и  прочих   свор  безумных.
Которым  много  полоумных
Несут  последнее  в  надежде  
Урвать  побольше,  побезбрежней,
Но  остаются  «на  бобах».
Когда  вся  вера  на  словах,
Когда  во  храмах  сплошь  злословье.
Когда  в сердцах не храм - зловонье.
Когда  не  судят  по  делам,
Но  верят  лживым  чудесам.
Когда  на  исповеди   тайна
Для  всех  стоящих  достоянна,
Как  словно  в  очереди  дрязги.
Когда  священник  без  опаски
Взывает  к  пастве  лишь  о  мзде
И  служит  мне  за  жертвы  те
Когда  все  так,  то  очевидна
Уж  близкая  кончина  Мира.
И  чтоб  не  сгинуло  Творенье
Снисходит  Божье Откровенье 
На  избранных  сынов  моих,
Теперь  и  ты  один  из  них.
 
                                Это Откровение было первым из тех, что получили сириусяне от Всевышнего. Оно заложило основы их працивилизации и вывело к невероятным высотам духа. Оно же и было положено в основу Учений, которые сириусяне давали впоследствии патронируемым ими цивилизациям. 
                                Лишь на первый взгляд Откровение выглядело, как историческое повествование в стихах. За стихотворной формой скрывались сокровенные ритмы и  наитончайшие энергии. Оно связывало читающего с Высшим миром и приводило к соприкосновению с ним. Наконец оно дало основы миропонимания  сириусянам и стало основой для многих развившиеся впоследствии наук.
 
***
                                Когда Селена закончила этот экскурс в историю сириусянской философии и религии, в разговор включился Флиппер. Он был логичен конкретен, как всякий мужчина. Флиппер оперировал точными формулировками и лаконичными фразами.
                                 - Современная наука, объединившая все ученые умы Коалиции, в настоящее время базируется на следующих постулатах:
                                 Во-первых вся Вселенная - есть акт Творения.
                                 Во-вторых  Творец является Источником и Сутью Света.
                                 В-третьих Свет - категория вневременная и внепространственная. Свет не имеет каких-либо физических характеристик и являет собой Принцип. Принцип Света - Объединение и Преумножение.
                                  В-четвертых Материальный или Явленный мир - часть Мироздания, возникшая в результате выплеска Света Творцом вовне. Выплеснутый Свет породил Свет Явленный. Свет Явленный, в свою очередь породил Пространство и Время. 
                                  В-пятых Свет Явленный, распространяясь в Пространстве, со Временем теряет скорость линейную и приобретает спин. За счет этого его кинетическая энергия переходит в энергию потенциальную, что, в свою очередь приводит к проявлению света в пространстве в виде материальных частиц.
                                 Эти пять постулатов лежат в основе современной сириусянском философии. По сути они гласят о том, что весь Явленный Мир - суть голограмма, сотканная из Света, проявленного в Пространстве-Времени. В соответствие же с ними следует полагать, что весь Явленный Мир - есть часть Творца, проявленная в пространственно-временной форме. То есть: Все есть Бог. Однако сам факт проявленности в пространстве-времени говорит о том, что Явленный Мир частично изолирован от Творца и имеет определенную степень самостоятельности. В соответствие с философско-религиозными воззрениями сириусян во всякую частицу Мира Явленного заложено стремление к Источнику. В своем высшем проявлении это стремление носит название Жизнь. Жизнь же, в своем высшем проявлении носит название Разум. Именно Разум ведет всякое животное начало к Источнику путем Творческого Горения. Цивилизация Сириуса, а впоследствии и вся Коалиция, на протяжение многих и многих тысяч лет упорно и победоносно шла по этому нелегкому пути Восхождения. Были на нем успехи, были и потери и падения. Во всяком случае все было прогнозируемо и предсказуемо. Предсказуемо до той поры, пока однажды не было совершено величайшее открытие, перевернувшее в сознании представления о сути гуманоида, как существа.
                                Сначала на Сириусе, а значительно позже и на Орионе, на Дессе и на Дайе и в других цивилизациях в отдельных особях было обнаружено Зерно. В первый момент открытию не придали особого значения. Оно просто вызвало удивление у первооткрывателей и только. Исследуя причины ухудшения состояния здоровья одного из духовных лидеров Сириуса, специалисты обнаружили в организме точку с высочайшей концентрацией энергии. В соответствие с анатомо-энергетическим строением организма здесь и в самом деле должен был располагаться энергетический узел. Но концентрация энергии! Она была колоссальной! Количества энергии в ней достигало такого уровня, что хватило бы на приведение в движение целой планеты! Невероятно!!! И подобная мощь была сосредоточена в образовании, размерами с маковое зернышко! Сначала ученые не поверили ни глазам, ни приборам. Но факт подтвердился! Это стало сенсацией! Человек- звезда! Ученый мир пребывал в полнейшем восторге! Это ли не было доказательством родства  Сириусян со Всевышним!? Подтверждались древние Сказания и Пророчества о создании пращуров по образу и подобию божьему. Это открытие переворачивало все ранее существовавшие воззрения на природу и устройство живого организма. Сама суть гуманоидного существа представала теперь в ином виде. Да и устройство Мира и приоритеты в нем начинали выглядеть иначе. Однако стройности и согласованности во взглядах на эти эсхатологические вопросы меж ученых деятелей духовных лидеров так и не было достигнуто. Не хватало какой-то малости. Поле было вспахано, но не засеяно. 
                                 Во Вселенной ничего не может произойти вне Закона. Если даже что-то подобное и случается, то непременно сразу же включаются механизмы, приводящие нестационарность к равновесному состоянию. И чем больше в ней энергии и воли к отклонению от буквы Закона,  тем больше силы приводящие ее к равновесному со Вселенной состоянию. Это тоже Закон. И он незыблем. Иногда случается, что система  в своем самоубийственном упорстве преодолевает таки Рубеж, когда она еще может находится в рамках Закона. В таком случае этот нестационарный кусок переводится в Антивселенную, где попадает в тот пространственно-временной континуум, в котором происходящие в нем процессы вновь встраиваются в рамки Закона. Заумную фразу можно заменить таким примитивным примером: деятельность террориста в нашей действительности будет в обратном течение времени выглядеть вполне героической. Закон НЕЗЫБЛЕМ. Это наиглавнейшее из правил для сущего.
                                В процессе развития каждого творения в проявленном мире  периоды накопления чередуются с периодами изменения. Это эволюционно-революционная парадигма, лежащая в основе общего для всего сущего Закона Развития. Сириусянская цивилизация в определенный момент времени в очередной раз подошла к состоянию необходимости революционных преобразований. Сигналом тому как раз послужил факт открытия Зерна внутри гуманоидной сути. Он требовал осмысления и изменения философской концепции понимания сириусянина ( и иных гуманоидов, в коих было открыто наличие Зерна), как существа. Старые представления о биологии, философские и религиозные концепции требовали в сей час пересмотра и переосмысления. Но ни наука, ни духовные лидеры не могли этого дать. Тут необходимо было Откровение Свыше. Сириус ждал очередного Пророка. 
                                Но пришел не Пророк. Миру был явлен Вершитель.
 
Глава 11.
Стая.
                                
                                В те времена состояние звездной системы Сириуса было не столь критично, как состояние Солнечной системы в начале 21 века. Космологически она находилась в фазе спокойствия. Цивилизация же напротив к этому моменту достигла достаточно напряженного состояния в своем развитии. Эгоцентризм отдельных особей и извращение базовых религиозно-философских концепции привело к разобщению и развращению общества. Агрессия захлестнула умы и души сириусян. В конце концов это привело к братоубийственной бойне, которая изрядно проредила общество. Вершитель явился в мир, во время очередной передышки, когда противоборствующие силы занимались зализыванием ран и подготовкой к очередному акту самоубийства. 
                                С рождения Он внешне ничем не отличался от остальных соплеменников. Только разве что был более мечтателен и задумчив, чем сверстники. Впрочем родился он в момент, когда в небе сложилась достаточно необычная конфигурация звезд и планет. К тому же его рождению предшествовали несколько необычные события, описанные в древнем пророчестве. Поэтому еще до рождения он стал центром внимания всей Стаи, ее надеждой на грядущее величие. Сразу же после рождения, вызвавшего ликование всего племени, он находился в поле постоянного внимания Духовного Наставника и лучших бойцов, неусыпно охраняющих его от каких-либо опасностей. 
                               Стая, членом которой была его мать, обитала в довольно умеренных широтах. Климат родины был суров. Однако холодные воды были полны жизни. Она здесь кипела, словно вода в подводных гейзерах, которых в этой местности было немало. Всякого в них обитавшего, холодные воды принуждали к активному поведению. Только жаждущий жизни мог выжить в этих суровых условиях. Поэтому огромной семье приходилось постоянно кочевать, следуя за мигрирующими косяками жирующей рыбы. (Тогда еще сириусяне не были вегетарианцами, коими стали впоследствии). Ко всему прочему воды вокруг кишели хищниками, способными атаковать когда угодно и где угодно. Поэтому китам приходилось постоянно быть настороже и вовремя уходить от надвигающейся опасности. Во время очередной и первой в Его жизни миграции впервые проявили себя Его сокрытые доныне способности.
                                 Случилось это, когда в погоне за огромным косяком любимого лакомства - мелкой, но жирной рыбешки-верховодки Он включился о процесс охоты. Удивительным образом в этот момент внутри стаи произошло Нечто. Каждый член стаи престал существовать, как отдельная особь. Стая ощутила себя единым организмом, в котором каждый ее член был малой частичкой целого. Сотни отдельных взглядов слились в один, всеохватывающий и всевидящий взгляд. Сотни слухов стали одним слухом, воспринимающим каждый самый легкий шепоток моря также тонко и отчетливо, как и всю царящую вокруг какофонию звуков. Биение сотен сердец выровнялось и слилось в единый резонирующий набат. Единый ум стал во главе охоты, направляя и организуя взаимодействие всех членов огромного организма. Каждое движение плавника и каждое сокращение мышцы подчинялось отныне этому командиру. Более того! Все, что ее окружало стаю, также включилось в этот процесс! Даже жертва, стая жирных и глупых криколеток, слилась в единстве со своими преследователями. В результате впервые за всю историю существования сириусян процесс насыщения превратился  из акта истребления в нечто иное, чему трудно было найти подходящее название. Это походило на священный акт принесения себя в жертву и принятия жертвы. Пиршество превратилось в священнодействие! Это почувствовал не только Наставник. Как-то разом это передалось всем соплеменникам и они в полнейшем ошеломлении прекратили поглощать замерших в покорной жертвенности мальков. Волна сопереживания поглотила всех и вся. Это длилось лишь краткий миг. В следующее мгновение киты пришли в себя и вновь ринулись поглощать бросившихся наутек опомнившихся криколеток. Один лишь Старейший, после неожиданно испытанного экстаза, завис в толще воды в состоянии полнейшего душевного  опустошении . Он ничего не понимал. Ему было ясно одно - свершилось Нечто, чему не было объяснения, но что являло собой Конец Времен. Полученные им от Учителя и преумноженные за многие годы жизни знания позволяли сделать такое заключение. Он ясно понимал, что Это не случайность. Это Начало чего-то нового, неизведанного, сулящего его соплеменникам множество открытий и свершений. Вместе с этим ему совершенно непонятна причина случившегося. Он мысленно восстанавливал картину произошедшего. Все было как всегда. Ничего необычного не произошло во время пиршества. Все та же голодная и жаждущая крови и насыщения сплоченная стая соплеменников. Все те же ошеломленные натиском и мечущиеся в в панике мириады сверкающих серебром рыбешек. Все тот же азарт и кураж. Все та же кипящая от тел и пенящаяся вода. Все, как всегда. И все же что-то было иначе. Что-то выглядело чужеродным и не вписывалось в общую картину. Маленькое темное тельце на самом ее краю. Зависший в отдалении подросток, не принимающий участия в пиршестве. И глаза. Его грустные и тоскливые глаза, излучающие на все Это сожаление и любовь. Взгляд, несущий Преображение. Именно в этот миг мир явился Он. 
                                 И Старейший нее ошибся.  С этой поры в стае стали происходить чудеса. Сначала они были незаметны, но со временем начали набирать силу, и вскоре стали очевидны всем. Эта стая на глазах окружающих ее группировок  претерпевала странные для всех превращения. Она перестала участвовать в кровопролитных набегах на соседей. Уединилась и замкнулась. Со временем она мигрировала в самый отдаленный и труднодоступный участок Океана. Те сведения, которые просачивались о ней вовне были настолько странны и необычны, что мало кто верил им. Говорили о том, что стая впала в религиозный экстаз и целиком погрузилась в медитативное самосозерцание. Судачили о том, что в результате эпидемии стая претерпела такой ущерб, что не могла далее выживать во враждебном мире. Однако все сведения были отрывочны и смутны. Толком же никто ничего не мог сказать о происходившем в стае. А в ней и в самом деле происходило Нечто.
 
***
                                Да. Виновником всему был Он - маленький китенок, родившийся при обычном стечении звезд и обстоятельств. Он - рожденный с великой Миссией Преображения. Сила его росла вместе с ним. И влияние его светлой души  все более  распространялось на соплеменников. Мгновения душевного парения и экстаза, ранее редкостные стали все чаще овладевать соплеменниками. В эти минуты они преставали ощущать себя китами и становились едиными со всем окружающим их естеством. С каждым днем просветление все более овладевало ими. Они стали видеть и чувствовать по другому. Разум их прояснился и грань меж Добром и Злом стала видимой всем. Они видели Его уже не как соплеменника, но как светоносное Чудо, явленное им свыше. Да и сами они с каждым днем все более переставали быть прежними ненасытными и беспощадными хищниками и становились совершенно иными существами. Те, кто встречал их в океанских просторах, говорили, что вроде от стаи исходило некое свечение. Но мало кто верил в это. Однако трудно что-либо утаить в полном глаз и ушей пространстве. С каждым днем слухи становились все громче и обрастали всевозможными деталями. Наличие чего-то чужеродного и необъяснимого испокон являлось раздражающим фактором в любом обществе. Тут же, в пределах влияния двух мощных и многочисленных, враждующих спокон веков, группировок, оно стало невыносимым. Все внимание противников в какой-то момент переместилось и сосредоточилось на стае. По сговору сторон было принято решение о ее тотальном истреблении чужаков. Вот тут и случилось Чудо.
                               Факт сговора враждующих сторон уже сам по себе был необычен. Такого еще не случалось за всю историю межклановой вражды. Но никто не придал этому значения. Двум истребительным отрядам была поставлена задача найти и уничтожить отщепенцев не нанося друг другу вреда. Кромешной ночью они незаметно подкрались к логову стаи отшельников. Атака должна была пройти молниеносно и без потерь. Но едва только каратели приблизились к стае на расстояние видимости стало очевидным, что операция пройдет с осложнениями. Взору карателей предстало удивительное зрелище.
                                     В толще черной, как смоль, ночной воды повисли гирлянды светящихся, словно кальмары тел. Но это были киты! Свечение, исходившее от них, было не ярким. Но заметным. Оно пульсировало в ритм их сердец. Не то сердца бились в едином ритме, не то свечение синхронизировало их, но пульсация была монолитной и ритмичной. Странно, но она имела определенный ареал распространения и после него резко обрывалась, гранича с мрачной чернотой воды. Эта картина была настоль величава и прекрасна, что несколько загасила воинственный пыл в сердцах воинов. При приближении отрядов ритм пульсации участился и свечение несколько усилилось. Крайние особи  стали беспокойно подергиваться. Медлить было нельзя. Командиры властно прорычали сигнал атаки. Черными молниями закаленные в битвах тела бесстрашно и яростно бросились на врага. Несколько мгновений и все было бы кончено.
                                Но что это!? Достигнув границы меж светом и темнотой бойцы словно наткнулись на невидимую стену. Вода здесь оказалась какой-то загустевшей и упругой, словно тело осьминога. Словно резиновая она прогнулась, а затем отбросила назад атакующих. Ошеломленные неожиданным препятствием они чуть промедлили, собираясь в атакующий строй,  и вновь бросились в атаку. Однако пыл был уже не тот. Каратели были ошарашены и деморализованы.  Вторая атака захлебнулась точно также, как и первая. А противник в это время уже очнулся от сна и с любопытством взирал на атакующих. В глазах отщепенцев каратели не видели ни страха, ни ненависти. Бездонная чернота глаз отщепенцев лучилась светом и любовью! Отщепенцы жалели их! Их, которые покорили множество народов и уничтожили полчища врагов! Это было унизительно! И вновь последовала атака, и вновь захлебнулась, как и две предыдущие. С этого момента начало происходить  нечто совсем уж непредсказуемое. Гнев в сердцах карателей либо поутих, либо усилился. В зависимости от этого они невольно поделились на две группы. Те, что остыли, внезапно испытали как на них изнутри окружавшего обороняющихся свечения излилась волна необычных и забытых ими ощущений. Словно материнская любовь настигла их и окутала своим теплым и ласковым покрывалом. Сердцам стало так уютно и спокойно, что захотелось уткнуться в материнский теплый бок и замереть подле него до скончания дней. В неге и наслаждении бойцы замерли в толще, боясь упустить бесценное мгновение. 
                                Те же, кто сохранил в сердцах гнев, с утроенной силой ринулись в последний бросок.
                                 - Победа или смерть!!! - зазвучал на всю округу боевой клич. Зазвучал и вскоре стих. В этот раз стена не отбросила атакующих. Она мягко приняла тела и не гася их напора перевела векторы направления. Словно по тоннелям в два рукава сфера провела их по своему периметру и замкнула друг на друга. В яростном безумии обе группы столкнулись в лобовой атаке. Мгновения - и все было закончено. Окровавленные и растерзанные тела в кровавых ореолах плавно стали опускаться ко дну. А вокруг воцарилось полнейшее безмолвие. Смерть пожала смерть, жизнь сохранила жизнь.
 
***
                                Отщепенцы не брали пленных. Они не уничтожали врагов. Удивительно, но у них просто не было врагов! К величайшему изумлению карателей они не были подвергнуты ни побоям, ни истязаниям. Более того! Отщепенцы встретили их так, словно они были не врагами, несколько минут назад рвавшимися уничтожить их племя, а были просто стаей сородичей, совершавшей миграции попутным курсом. Ни единого упрека, ни единого косого взгляда. Только спокойствие и радушие! Странные существа…
                                Но еще более странным было то,  что испытывали сами бойцы. Закаленные в бесчисленных битвах и не ведающие ни страха, ни жалости воины рыдали, словно раскаявшиеся в своих проступках дети. Муки проснувшейся совести были нестерпимы. Привыкшие к лишениям и боли самцы не могли сдержать эмоций раскаяния. Перед глазами каждого из них за короткие мгновения пробежала вся их прожитая жизнь. И теперь она не виделась им полной подвигов и славы. Теперь она казалась бессмысленной и даже позорной. Совесть глодала их. Совесть взывала к их сердцам. Что может быть больнее? И только полные сострадания глаза несколько минут назад казавшихся врагами сородичей, оказывали на них гипнотически успокаивающее действие. Чем дольше пребывали они в странной стае, тем более проникались чувствами умиротворенности и сострадания ранее забытыми или вовсе неведомыми. Словно заскорузлая грязь кусками сходила с их сердец. Словно свежая струя чистой, напоенной солнцем и воздухом воды омывала их. Чувства и эмоции напрочь забытые возвращались к ним. Они уже не были убийцами. Они вновь стали самими собой! От этого было так тяжело! Но это было так прекрасно!!! 
                                 Первыми их окружили степенные и суровые мужчины отщепенцев. Но даже они не излучали ни агрессии, ни злобы. Только сдержанность и спокойствие исходило от них. Убедившись в безопасности пришельцев, они дали разрешение приблизиться остальным.
                                Стая веселой гурьбой обступила пришельцев. В ней не было ни страха, ни агрессии. От китов на их потенциальных убийц исходили волны любопытства и благодушия. Что это было? Глупость и слабоумие!?  Но нет! В глазах отщепенцев явственно читались признаки недюжинного ума и ясного, ничем не омраченного сознания. Было это уверенностью в своей мощи и силе? Отчасти видимо так. Но тогда бы взгляд должен быть высокомерным и презрительным. Тут же вовсе не было признаков самодовольства. Напротив, всем своим поведением отщепенцы показывали радушие и дружелюбие. 
                                Однако самым поразительным было то, что и нападавшие каким-то чудным образом прониклись этим настроением. Волна умиротворения и благодушия напитала их самую потаенную суть и растворила себе всю былую агрессию и настороженность. Не прошло и нескольких минут, как былые противники слились воедино и дружной стаей вернулись на прежний курс миграции и как ни в чем ни бывало двинулись дальше. Свершилось Чудо.
Но на этом чудеса не закончились. Чем долее чужаки пребывали в этом удивительном племени, тем более росло в них удивление, и тем более они проникались духом иного миропонимания, постепенно, но неуклонно становясь совсем иными существами.
 
***
                                Бытие в этом странном, не укладывающемся в рамки привычного миропонимания, племени в самом деле было необыкновенным. Стая жила, словно слаженный цельный организм. Каждая особь в ней была подобна отдельной клетке организма и, казалось, уже не могла сколь либо долго существовать сама по себе. И вместе с тем каждый кит в стае был личностью с присущими ей талантами и недостатками. Здесь не было видимости единства, как в обычной стае. Здесь не было привычной иерархической и клановой подчиненности. Здесь не было скрытого напряжения и противостояния, прикрытого видимостью общности. Здесь царило истинное единство и истинная общность. Радость и боль одного были общей радостью и болью. Сила всех питала силой нуждающегося. Беда одного растворялась во всеобщей сияющей любви и переставала быть таковой. Разум многих был слит в единый недюжинный ум, управлявший кланом и обеспечивающий его всем необходимым. И это вовсе не означало, что каждый отдельный кит был ничтожен и растворен в этом великолепном единстве. Напротив! Каждый был волен и поступал в соответствии со своими желаниями и своей совестью. Однако для каждого благо стаи было превыше его личных желаний и личное, как правило, приносилось в жертву общему. Впрочем это случалось чрезвычайно редко, так как личное всегда гармонично сочеталось и дополняло собой общее. Зато насколь великой силой обладала стая! 
                                Новички, ранее уже испытавшие на себе эту силу, теперь сами стали частью ее и могли видеть все изнутри и участвовать в управлении ею. Создание Барьера было процессом энергозатратным и предпринималось лишь в особых случаях. Как-то раз посреди ночи дозорный обнаружил подозрительное движение в пучине, над которой остановилась на ночь стая. Движение было стремительным и целенаправленным. К тому же впереди него распространялась сладковато-затхлая волна неистовой агрессии. Вмиг вокруг стаи был создан барьер. И вовремя. Из кромешной темноты глубин вырвалось несколько стремительных черных молний. В следующий миг в них можно было разглядеть ящероподобных чудовищ. Их глянцевые иссиня черные тела яростно извивались и без усилий пронзали спящую воду. Твари были огромны. Наименьшая из них была вдвое, а то и втрое больше кита. Похоже они были слепы. Глаз не было видно на их жутких и огромных костянистых, покрытых шипами и наростами головах. Да и тонкий пронзительный свист, исходящий от них, говорил, что они , как и киты, предпочитают видеть не свет, а звук. Звук исходил не из их громадных, усыпанных несколькими рядами смертоносных зубов, пастей, а откуда-то из верхней части черепа. Впрочем китам не было разницы откуда он исходит. Необходимо было срочно выставить и удержать на пути атакующих барьер. Новички впервые участвовали в этом и важно было точно скоординировать общие действия. Но все получилось так, как и должно было получиться. Барьер встал на пути атакующих невидимой, но неприступной преградой. Ничего не подозревая хищники на огромной скорости врезались в стену. Она надсадно загудела, но выдержала натиск. Один из хищников в момент удара видимо повернул голову и теперь погружался в пучину с переломанной шеей. Остальные же ударившись в стену не претерпели сколь-нибудь чувствительного ущерба. Однако они были сбиты с толку и озадачены. Глядя то на погружающегося ко дну соплеменника, то на спокойно глазеющих на них китов, они некоторое время колебались в раздумье, а затем стремглав бросились к тонущей туше. Не пропадать же добру!?
                                 Вскоре хищники вернулись, дабы закончить начатое. Но теперь они были сыты и атаковали неохотно. Даже лениво. После пары неудачных попыток проникнуть сквозь непонятную преграду они успокоились и нехотя один за одним погрузились в пучину.
                                  Так впервые новички стали участниками и сотворцами акта проявления Силы. По прошествии еще некоторого количества времени они узнали и увидели различные формы ее проявления. Был ли то процесс коллективной обороны, или совместная охота или оказание помощи нуждающемуся члену стаи. Да, да! Здесь происходило и такое! Если кто-то из членов стаи заболевал или получал травму, то его в подходящее для исцеления время со всех сторон окружало племя и все одновременно, кроме нескольких дозорных, киты погружались в особое трансовое состояние. Более всего это напоминало коллективный скоротечный сон, при котором их мысли и стремления сосредотачивались на вознесении мольбы Всевышнему об исцелении немощного собрата. 
 
***
 
                                 Факт искренней веры отшельников в некоего Всевышнего Отца оказался для новичков совершенно неожиданным. Сначала они даже не придали этому значения. Ну, подумаешь, еще один из богов… Но все оказалось намного серьезнее. Вся жизнь нового племени, все помысли и стремления его членов, неразрывно были связаны с Небесным Отцом. Уже сам факт их веры в бога, обитавшего вне океанских просторов был странным. Прежние боги жили исключительно в пределах водных просторов. И даже самый могущественный бог - Океан был сутью водных просторов. Этот же чужой бог не имел ничего общего с морем! Странно… Но не поверить в его могущество было просто невозможно! Мощь поклоняющегося ему племени сама говорила за себя. О! Этот бог и в самом деле был невероятно силен и велик, коли дал такие способности своим детям. А племя именно так себя и называло - «божьи дети». И дети эти были сильны, как боги! Но не только сила привлекала к ним и к их богу. Радостью и спокойствием наполнялось все, что соприкасалось с этим племенем. Сама жизнь казалось покровительствует ему. Великая сила созидания исходила  от него на все вокруг. Источником же этой силы внутри племени был совсем юный китенок, которого боготворили все, от мала до велика. История его появления в племени  столь невероятна, что заслуживала отдельного рассказа.
 

© Copyright: Лев Гущин, 2012

Регистрационный номер №0027937

от 18 февраля 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0027937 выдан для произведения:

        Глава 10

Эсхатология и прочее.
 
                                Не в первый уже раз  Глеб с Маришкой  проводили время в задушевной беседе с Флиппером и Селеной. Рядом с ними было хорошо и спокойно. Сириусяне стали со временем более откровенны. То ли они почувствовали, что люди улавливают их сдержанное и настороженное состояние, то ли убедились в безопасности разглашения землянам секретной информации, но некоторых пор серая пелена недомолвок меж ними спала и они начали воспринимать друг друга, если не как  друзья, то уже как старые и близкие приятели. Так или иначе, но киты совершенно откровенно и подробно поведали о сути спецоперации:
                                 - В результате трансформы, произошедшей с вами, как с расой гуманоидов, приблизительно в десяти тысячах особей  произошло раскрытие Зерен. Результат этого трудно оценить как нам, так и вам самим. Нам - потому, что последствия явления выходят за рамки нашего миропонимания и возможностей восприятия. Вам - потому, что вы сейчас подобны младенцам, только что появившимся на свет. Вы еще толком не осознаете кто вы такие и чем сейчас обладаете. Наша задача теперь - быть на этом этапе вашими няньками и поводырями, чтобы вы ненароком не причинили вред ни себе, ни окружающим и получили вовремя совет опытного старшего друга, - доверительно повествовал Флиппер, -  Мы в самом деле опасались до времени открывать вам глаза на произошедшее. Но теперь убедились в том, что вы не  только достаточно добры и гуманны, но и в достаточной мере осторожны и адекватны. Не только вы двое, но и все, кто прошел через трансформу. И теперь мы можем рассказать все, что сумели узнать о произошедшем с вами. А там уж выбор за вами как с этим поступать и как с этим жить. Но! Прежде, чем рассказать об этом мы должны внести некоторые коррективы в ваше миропонимание. Так сказать скорректировать вашу Картину Мира. 
                                Видимо кожа Флиппера несколько подсохла на воздухе он извинился и на несколько секунд погрузился в воду. Следом нырнула Селена. Глеб с Маришкой стояли у кромки воды и любовались их мощными, но такими изящными телами. Полукиты, полудельфины, полулюди. Удивительная звездная раса. Властелины необъятных космических просторов запросто беседовали с ними и говорили о том, люди раньше и помыслить не могли. И теперь они были намерены сообщить им нечто совсем уж невероятное. Ребята сгорали от нетерпения и желания приобщиться к неведомым им тайнам Мироздания. Наконец сириусяне плавно поднялись к поверхности и их синие до черноты головы без малейшего всплеска показались над водой. 
                                - Так я продолжу? - поинтересовался Флиппер.
                                Глеб с Маришкой синхронно кивнули.
                                - Скажите мне, друзья мои, что вы думаете об устройстве Вселенной? - задал вопрос Флиппер и сам же ответил на него, -  Я наперед уже знаю, что вы поведаете о «Теории Большого Взрыва», о воззрениях древних, изложенных в «Ведах» и иных древних источниках знаний, о сотворении Богом Мира за семь дней. Все это легко читается  в вашем уме. Вы же об этом мне хотели поведать?
                                 Земляне снова синхронно кивнули, ничуть уже не удивляясь умением сириусянина читать их мысли. Этой способностью они и сами уже овладели в достаточной степени и поэтому не видели в этом ничего необычного.
                                - Все это отчасти так. Но именно «отчасти». Потому, как вся эта информация была дана вашим предкам нашими предками. Вся ваша раса до определенного времени развивалась по нашим лекалам. И все древние источники - это ничто иное, как основы нашего миропонимания, приспособленные к вашему довольно примитивному сознанию. Не обижайтесь. Но в самом деле ваша цивилизацию невозможно даже сравнивать в развитыми цивилизациями Коалиции. Но в вас мы усмотрели поразительные возможности к развитию. Поэтому и подготовили пакет знаний первой необходимости в виде откровений. Из этих откровений вы узнали о Боге. Так ведь?
                                Ребята снова, в который уже раз, дружно кивнули.
                                - Но вы так и не сумели постичь суть Бога. Не сумели осознать его место и его роль в создании Мироздания. Именно это и послужило причиной всех трагедий, которые постигали вас на протяжении всего периода существования человечества. Вы не нашли дороги к Творцу. Получая вновь и вновь сокровенные знания вы каждый раз утрачивали главное, что несли они. Вы утрачивали понимание Божественной Сути. И это неминуемо приводило к искажениям, а потом и извращениям Знания. А ведь Истина так проста! Реальности не существует!
                                То, что далее ребята узнали от инопланетянина об устройстве Мироздания даже их, прошедших через горнило Перехода и познавших многие ранее сокрытые тайны Вселенной, повергло в состояние полнейшей прострации. Да и как возможно было не лишиться дара речи и не впасть в полную растерянность от такого! Сначала Флиппер передал слово Селене и она поведала им  об одном из сказаний, передаваемом испокон из уст в уста во всех границах  сириусианским владений. 
 
***
 
                                Это был рассказ о жизни Избранника, удостоившегося великой чести нисхождения на него божественного откровения. Сказание было древним. Как сама сириусянская цивилизация. Собственно с него она и началась и развивалась на протяжении неисчислимого количества лет. Сказание влилось в души землян, словно струя свежего воздуха и напоило их живительной силой. Творец вещал пророку:
                                        
***
 
Тебе  я  выскажу  признанье:
«От  скуки  я  страдаю,  сын!»
«Пойми   меня,   ведь  я  один!
Я  Вечен,  я  Везде, я  Всюду!
Вчера  и   завтра  я  пребуду.
Во  мне  есть  Все  и  нету  Ничего.
Познанием  себя  лишь  самого
Могу  потешить  я  себя  отчасти.
Творю  Миры  и  Время  в  одночасье.
И  в  одночасье  рушу  их  от  скуки.
И  вновь  творю,  не  покладая  руки.
Нет  Мира  без  меня,  есть  я  зато без  Мира.
Миры   творя  не  жажду   быть  кумиром.
Я   жажду  только  лишь  самопознанья.
Такое  главное  живущим  всем  заданье
Даю  пред  тем,  как  жизни  в  них  вдохнуть.
«Сыны,  мои! – я,  наставляя  в  Путь,
Вам  говорю,  частичку   отделяя
От  плоти  каждый  раз,  и  вам  вручая,
- Не  забывайте  вы  откуда!
Несите  Свет  мой  вы  повсюду!»
Вступая   в  жизнь  любой  из  вас
И,  получая  мой  наказ,
Клянется,  что  с  рожденья  и  до  смерти
Блюсти  завет  мой  будет.  В  круговерти
И  суете  мирской  слепой  рутины
Всегда  он  будет  помнить  чьим  был  сыном
Иль  дщерью,  снисходя  в  сей  бренный  мир.
Клянется  предо  мной:  не  сотворит  кумир,
Не  осквернит  себя  он  богохульством,
Ни  похотью,  ни  жадности  безумством,
Предательством  себя  не  осквернит,
И  щедрым  будет,  коль  судьба  ссудит.
И  справедливым  будет,  благородным.
Что  славой  не  прельстится  он  народной.
 
***
 
Клянется  каждый  так,  обет  давая.  
Наверняка  обет  дающий  знает,  
Что  в  бренный  мир  сей  снизойдя, 
Врата  из  Рая  проходя,
Забудет   он  про  все,  что  прежде  было 
С  ним  до  рожденья.  Только  у   могилы
Вернется  память  лишь  на  миг,
Чтоб  жизнь  свою  он  всю  постиг,
Пред  тем,   как  вновь  со  мною  слиться.
Приму  я  с  радостью  частицу
Себя  в  себя.  Сольемся  с  ней
В  любви  взаимной.  Веселей
Тогда  мне  станет  жить  Нигде,
В  Безвременье  и  Пустоте.
 
***
 
Пойми,  мой  сын,  одна  отрада
Мне  в  вас!  Лишь  вы   награда
Мне  за  мои  труды  и  муки.
Люблю  вас  всех.  Любые  звуки
И  песни,  чувства  и  дела,
Труды  и  книги,  города,
Дороги,  замки,  корабли
Все,  что  в  трудах  создали  вы,
С  любовью  трепетной  творили,
Не  спали  ночи,  худо  жили,
Недоедали  вы  подчас,
Когда  вдруг  посещала  вас
Мной  с  неба  посланная  Муза.
Я  рад  всегда,  когда  для  пуза
У  сыновей  найдется  время
Лишь  на  задворках  вдохновенья.
И  это  верно.  Ведь  душа  первична.
Она  не  ест.  А  телу  же  обычно
Немного  надо.  Я  скажу  тебе,
Что  тело  не  нуждается  в  еде.
Ошеломлен?  Но  это  так.
Секрет  тут  в  том,  что  мясо  на  костях,
И  кровь,  и  мозг  и  прочая  начинка -
Бессмертны.  Не  нуждаются  в  починке.
И  им  не  надобно  другой  еды
Помимо  Солнца  света  и  воды
И  соли,  что  с  водою  входит.
Такая  мысль  тебя  заводит?
 
***
 
Ошеломленный  тот не  в  силах
Был молвить слово.  Но спросил  он:
« Ну  как  же,  Боже,  без  еды?
Не  будет  сил  ведь  никаких!?»
Ответил  Вышний  Отче сыну:
« Скажи  ты мне,  а  где  же  силу
Берешь  для  жизни?» – «Ну,  в  еде….
Быть  может  сила  вся  в  воде?
Ведь  без  воды  и  жизни нет.
Она нам - Мать, как ты - Отец.
»
«Почти  ты   прав,  но  дальше  мысли.
Еще  ты  от  чего  зависишь?»
«Без  воздуха, - сказал  дельфин,
Я  б  и  минуты  не  прожил!»
«Ты  прав, - ему  Господь  сказал, 
-Таким  я  этот  мир  создал.
Раскрою  я  тебе  основы
Существования  мирского.
Дыханье  есть  Основа  Жизни.
Таким  я  этот  мир  замыслил
Коль  дышишь  -  жив, 
Коль  нет - то  мертв.
И  суть  дыхания  не  в  том,
Что  воздух  поглощая  ртом
Ты  насыщаешь  им  все  тело.
Совсем  в  другом  дыханья  дело.
Но,  чтоб  ты  понял  я  сначала
Раскрою  Бытия  Начала».
 
***
 
Есть  только  Я.  И  я  есть  Свет.   
В  безвременье  и  пустоте  
Сияющий   Любовью  Вечной  
Невестой  в  платье  подвенечном  
Томлюсь,  как  дева  в  ожиданье
Соитья  таинства  познанья.
Но  уж  когда  терпенья  нет
Я  останавливаю  Свет.
Частично.  Только  самый  малый
Ничтожный  лучик.  Наблюдаю
Как, тормозя,  рождает  он  
И  Твердь  и  Время.  Сей  Закон
Есть  Первый,  из  моих  Законов
Существования  мирского.
Вся  Твердь  есть  Свет  приторможённый,
Летящий  луч,  в  спираль  скручённый,
В  клубок  свернувшись,  ставший  твердью.
И,   походя,   родивший   Время.
Ты  понял  ли  в  чем  смысл  Творенья?   
Частицы  Света  из   Движенья  
Однажды  выпав,   из  Потока, 
Рождаются  как  луч  иного,
Уже  вещественного  Света, 
Что  освещает   все  планеты.
Они  летят,  творя   Пространство
И  Время.  Их  непостоянство  
Все  больше  тормозит  полет,
И  это,  стало  быть,  ведет
К  тому,  что,  прекративши  ток,  
Луч  света,  свернутый  в  клубок.
Становится  вещественной  частицей,
Внутри  которой  свет  кружится,
Но  вырваться  не  может  из  тенет,
Доколе  вновь  разбег  не  наберет.
И  так  она  недвижна  Вечно.
Хотя  вращается,  конечно,
Сама  в  себе,  и  мниться  ей,
Что  в  мире  всех  она  важней.
 
***
 
Так  Твердь  рождаема  мной  в  Мире.
Сначала  Свет,  потом,  по  мере
Рассеянья  начальной  силы,
Огонь  и  Воздух  а,  за  ними,
Вода,  Металл.  Последний  Камень.
 Он  тверд  и  вечен.  Света  пламень
Закручен  в  нем,  что  не  достать
И  вновь  его  не  разогнать.
Зато  он  самый  вечный  в  Мире
Из  всех,  что  плавились  в  горниле. 
Но  должен  ты  одно  понять,  
Что  вся  земная  благодать
Сотворена  была  из  Света.
Иного  просто  в  Мире  нету.
Все  в  мире  Свет,  но  разный   он.
И  разница  всего  лишь  в  том,
Насколько  он  остановился,
Насколько  скорости  лишился,
Насколько  от  меня  отстал.
Таков  Творения  финал.
 
***
 
Теперь  послушай  про  Второй
Мирской,  мной  писаный,  Закон: 
Хоть  каждая  частичка  в  Мире
Живет  раздельно  с  остальными,
Но  в  ней  всегда  царит  стремленье
К   скорейшему  объединенью
С  такими  точно  как  она.
И  тем  желанием  полна  
Любая  сущность  в  бренном  мире.
То  память,  что  когда-то  были
Они  лучом  единым  Бога,
Но  разделились  у  Порога,
Возникши  в  Мире  сем  подлунном,
И,  в  упоении  безумном,
Что   «Я»  своё  все  получили,
Все  про  Единство  позабыли.
 
 
***
 
Второй  закон  гласит  о  том,
Что  каждый  бренный  обречен
На  две  судьбы:  ко  мне  стремиться,
 Чтоб  поскорей  объединиться,
Или  скитаться  в  одиночку,
Все  больше  скручиваясь  в  точку.
Исхода  два  всегда  пред  вами:
Иль  Светом  стать,  горя  как  пламень,
Иль  стать  землей,  пополнить  Мрак,
Моих  надежд  не  оправдав.  
И  чтоб  не  мыкались  напрасно
Подобно  малым  детям  в  яслях
Я  регулярно  посылаю 
 Заветы  вам.  Их  принимают
Мои  Посланцы,  что  известны. 
Такие  ж  бренные,  из  плоти.
Но  только преданы  заботе
Моей  с  рожденья  и  до  смерти.
Ты  знаешь  ли,  что  ваши  дети,
Кто  с  детства  взращен  без  отца,
Всю  жизнь  любим  мной  до  конца? 
 
 
***
 
Так  мир  животный  я  устроил
И  равновесие  такое 
 В  его  основу  заложил.
Чтоб  рядом  с  сильным  слабый  жил
Различье  дал  я  им  в  еде.
Сравни  ты  сам.  Когда  и  где
Ты  видел  ли,  чтоб  кит  гнал  рыбу
Не  так,  чтоб  за  бросок настигнуть,
А  так,  чтоб  до  смерти  загнать?
Так  вот:  мной  не  дано  сигать
Тебе, как рыбе!  Дело  в  том,
Что  все  заложено  огнем,
Текущим  в  жилах  у  живущих.
Мой  Свет, что  вам  с  небес  отпущен,
Есть  Сила  для  всего  живого.
Растение  же   первооснова,
Которая,  поймавши  свет,
Его  способна  на  обед
Употребить,  вогнав  в  кольцо
Вращения  внутри  листов.
Свет  разделив  на  радугу  внутри
Растение,  назад  лишь  отпустив 
Зеленый  луч, становиться  способно
Взрастить  себя  и  дать  потомство.
Ты  понял,  что  растение  есть  свет,
В  котором  зелени  всего  лишь  нет?
Вся  зелень,  выйдя  наизнанку
Растенье,  сделала  желанной
Едой  для  тварей  всяких  в  мире,
Что  от  растений  расплодились.
 
 
***
 
 
Итак,  в  растениях  вся  сила,
Что свет  движения  лишила 
Прямого.  И  загнала  в  круг.
Зато  она  дала  сомкнуть
В едино  Воду, Землю,  Воздух
Огнем  наполнить,  что  не  просто,
Создать  животное  из  тлена
Движеньем  наполнить  члены.
И  так  Вода зазеленела,
Хорошее  то  было  дело!
«А что   же  дальше,  Боже,  было? 
Что  остальное  сотворило: 
И  рыб, и  вас, и  гадов  разных,  
И  всех  зверей  разнообразных?»
Все  очень  просто.  Так  случилось
Что  как-то,  где-то  приключилось
Растенью  погибать  без  света.
Трагичного  тут,  право,  нету.
Смерть  есть  всего  лишь  переход
К  бессмертью  от  земных  забот.
Но  то  растенье  не  смирилось.
Коль  нету  света – устремилось
Отнять  питанье  у  других.
Оно  впитало  соки  их.
Так  совершился  без  сомненья
Впервые  акт  грехопаденья.
Так  появились  каннибалы,
Что  вместо  света  поедали
Себе  подобных.  Этот  грех
Родил  немало  к  жизни  тех,
Кто  мог  питанье  получать
Уж  без  зеленого  луча.
Еще  немного  света  было
Потеряно,  когда  впервые 
Иные    твари  появились,
На  свет  животные  родились.
И  вот  творение  другое  
Уж  ест  растение  морское.
Наверно  спросишь,  почему
Не  дал  способность  я  ему
Подобно  зелени  простой
Питаться  с  неба  прямо  мной?
« Да  дал  я,  дал!  Способен  каждый
Питаться  мной.  Лишь  только  жажды
Не  испытала  б  тварь  земная,
А  пищи  ей  всегда  хватает
Идущей  с  неба.  Не  помрет, 
Коли на твердь не попадет,
Дышать  сумеет,  дух  вбирая,
Мной  посылаемый  всегда  ей!
Но  только  лень  вам  дух  вбирать.
Спешите  вы  скорей  пожрать,
Употребив  простую  пищу,
Что  свет  хранит  уже  не  высший,
А  обедненный  и  не  полный,
Рабом  желудков  став  безвольной.
 
***
 
Когда  Завет  даю  я  вам?
Когда  уже  невмочь  лучам
Пробиться  сквозь  телесный  плен.
Когда  не  светитесь  совсем.
Когда  глаза  тусклы,  как  камень,
Когда  не  пышет  сердца  пламень,
Когда  гордыня  больше  вас,
Когда  заботит  лишь  запас
Накопленных  земных  богатств.
Когда  кругом  засилье  братств,
Сетей  и  прочих   свор  безумных.
Которым  много  полоумных
Несут  последнее  в  надежде  
Урвать  побольше,  побезбрежней,
Но  остаются  «на  бобах».
Когда  вся  вера  на  словах,
Когда  во  храмах  сплошь  злословье.
Когда  в сердцах не храм - зловонье.
Когда  не  судят  по  делам,
Но  верят  лживым  чудесам.
Когда  на  исповеди   тайна
Для  всех  стоящих  достоянна,
Как  словно  в  очереди  дрязги.
Когда  священник  без  опаски
Взывает  к  пастве  лишь  о  мзде
И  служит  мне  за  жертвы  те
Когда  все  так,  то  очевидна
Уж  близкая  кончина  Мира.
И  чтоб  не  сгинуло  Творенье
Снисходит  Божье Откровенье 
На  избранных  сынов  моих,
Теперь  и  ты  один  из  них.
 
                                Это Откровение было первым из тех, что получили сириусяне от Всевышнего. Оно заложило основы их працивилизации и вывело к невероятным высотам духа. Оно же и было положено в основу Учений, которые сириусяне давали впоследствии патронируемым ими цивилизациям. 
                                Лишь на первый взгляд Откровение выглядело, как историческое повествование в стихах. За стихотворной формой скрывались сокровенные ритмы и  наитончайшие энергии. Оно связывало читающего с Высшим миром и приводило к соприкосновению с ним. Наконец оно дало основы миропонимания  сириусянам и стало основой для многих развившиеся впоследствии наук.
 
***
                                Когда Селена закончила этот экскурс в историю сириусянской философии и религии, в разговор включился Флиппер. Он был логичен конкретен, как всякий мужчина. Флиппер оперировал точными формулировками и лаконичными фразами.
                                 - Современная наука, объединившая все ученые умы Коалиции, в настоящее время базируется на следующих постулатах:
                                 Во-первых вся Вселенная - есть акт Творения.
                                 Во-вторых  Творец является Источником и Сутью Света.
                                 В-третьих Свет - категория вневременная и внепространственная. Свет не имеет каких-либо физических характеристик и являет собой Принцип. Принцип Света - Объединение и Преумножение.
                                  В-четвертых Материальный или Явленный мир - часть Мироздания, возникшая в результате выплеска Света Творцом вовне. Выплеснутый Свет породил Свет Явленный. Свет Явленный, в свою очередь породил Пространство и Время. 
                                  В-пятых Свет Явленный, распространяясь в Пространстве, со Временем теряет скорость линейную и приобретает спин. За счет этого его кинетическая энергия переходит в энергию потенциальную, что, в свою очередь приводит к проявлению света в пространстве в виде материальных частиц.
                                 Эти пять постулатов лежат в основе современной сириусянском философии. По сути они гласят о том, что весь Явленный Мир - суть голограмма, сотканная из Света, проявленного в Пространстве-Времени. В соответствие же с ними следует полагать, что весь Явленный Мир - есть часть Творца, проявленная в пространственно-временной форме. То есть: Все есть Бог. Однако сам факт проявленности в пространстве-времени говорит о том, что Явленный Мир частично изолирован от Творца и имеет определенную степень самостоятельности. В соответствие с философско-религиозными воззрениями сириусян во всякую частицу Мира Явленного заложено стремление к Источнику. В своем высшем проявлении это стремление носит название Жизнь. Жизнь же, в своем высшем проявлении носит название Разум. Именно Разум ведет всякое животное начало к Источнику путем Творческого Горения. Цивилизация Сириуса, а впоследствии и вся Коалиция, на протяжение многих и многих тысяч лет упорно и победоносно шла по этому нелегкому пути Восхождения. Были на нем успехи, были и потери и падения. Во всяком случае все было прогнозируемо и предсказуемо. Предсказуемо до той поры, пока однажды не было совершено величайшее открытие, перевернувшее в сознании представления о сути гуманоида, как существа.
                                Сначала на Сириусе, а значительно позже и на Орионе, на Дессе и на Дайе и в других цивилизациях в отдельных особях было обнаружено Зерно. В первый момент открытию не придали особого значения. Оно просто вызвало удивление у первооткрывателей и только. Исследуя причины ухудшения состояния здоровья одного из духовных лидеров Сириуса, специалисты обнаружили в организме точку с высочайшей концентрацией энергии. В соответствие с анатомо-энергетическим строением организма здесь и в самом деле должен был располагаться энергетический узел. Но концентрация энергии! Она была колоссальной! Количества энергии в ней достигало такого уровня, что хватило бы на приведение в движение целой планеты! Невероятно!!! И подобная мощь была сосредоточена в образовании, размерами с маковое зернышко! Сначала ученые не поверили ни глазам, ни приборам. Но факт подтвердился! Это стало сенсацией! Человек- звезда! Ученый мир пребывал в полнейшем восторге! Это ли не было доказательством родства  Сириусян со Всевышним!? Подтверждались древние Сказания и Пророчества о создании пращуров по образу и подобию божьему. Это открытие переворачивало все ранее существовавшие воззрения на природу и устройство живого организма. Сама суть гуманоидного существа представала теперь в ином виде. Да и устройство Мира и приоритеты в нем начинали выглядеть иначе. Однако стройности и согласованности во взглядах на эти эсхатологические вопросы меж ученых деятелей духовных лидеров так и не было достигнуто. Не хватало какой-то малости. Поле было вспахано, но не засеяно. 
                                 Во Вселенной ничего не может произойти вне Закона. Если даже что-то подобное и случается, то непременно сразу же включаются механизмы, приводящие нестационарность к равновесному состоянию. И чем больше в ней энергии и воли к отклонению от буквы Закона,  тем больше силы приводящие ее к равновесному со Вселенной состоянию. Это тоже Закон. И он незыблем. Иногда случается, что система  в своем самоубийственном упорстве преодолевает таки Рубеж, когда она еще может находится в рамках Закона. В таком случае этот нестационарный кусок переводится в Антивселенную, где попадает в тот пространственно-временной континуум, в котором происходящие в нем процессы вновь встраиваются в рамки Закона. Заумную фразу можно заменить таким примитивным примером: деятельность террориста в нашей действительности будет в обратном течение времени выглядеть вполне героической. Закон НЕЗЫБЛЕМ. Это наиглавнейшее из правил для сущего.
                                В процессе развития каждого творения в проявленном мире  периоды накопления чередуются с периодами изменения. Это эволюционно-революционная парадигма, лежащая в основе общего для всего сущего Закона Развития. Сириусянская цивилизация в определенный момент времени в очередной раз подошла к состоянию необходимости революционных преобразований. Сигналом тому как раз послужил факт открытия Зерна внутри гуманоидной сути. Он требовал осмысления и изменения философской концепции понимания сириусянина ( и иных гуманоидов, в коих было открыто наличие Зерна), как существа. Старые представления о биологии, философские и религиозные концепции требовали в сей час пересмотра и переосмысления. Но ни наука, ни духовные лидеры не могли этого дать. Тут необходимо было Откровение Свыше. Сириус ждал очередного Пророка. 
                                Но пришел не Пророк. Миру был явлен Вершитель.
 
Глава 11.
Стая.
                                
                                В те времена состояние звездной системы Сириуса было не столь критично, как состояние Солнечной системы в начале 21 века. Космологически она находилась в фазе спокойствия. Цивилизация же напротив к этому моменту достигла достаточно напряженного состояния в своем развитии. Эгоцентризм отдельных особей и извращение базовых религиозно-философских концепции привело к разобщению и развращению общества. Агрессия захлестнула умы и души сириусян. В конце концов это привело к братоубийственной бойне, которая изрядно проредила общество. Вершитель явился в мир, во время очередной передышки, когда противоборствующие силы занимались зализыванием ран и подготовкой к очередному акту самоубийства. 
                                С рождения Он внешне ничем не отличался от остальных соплеменников. Только разве что был более мечтателен и задумчив, чем сверстники. Впрочем родился он в момент, когда в небе сложилась достаточно необычная конфигурация звезд и планет. К тому же его рождению предшествовали несколько необычные события, описанные в древнем пророчестве. Поэтому еще до рождения он стал центром внимания всей Стаи, ее надеждой на грядущее величие. Сразу же после рождения, вызвавшего ликование всего племени, он находился в поле постоянного внимания Духовного Наставника и лучших бойцов, неусыпно охраняющих его от каких-либо опасностей. 
                               Стая, членом которой была его мать, обитала в довольно умеренных широтах. Климат родины был суров. Однако холодные воды были полны жизни. Она здесь кипела, словно вода в подводных гейзерах, которых в этой местности было немало. Всякого в них обитавшего, холодные воды принуждали к активному поведению. Только жаждущий жизни мог выжить в этих суровых условиях. Поэтому огромной семье приходилось постоянно кочевать, следуя за мигрирующими косяками жирующей рыбы. (Тогда еще сириусяне не были вегетарианцами, коими стали впоследствии). Ко всему прочему воды вокруг кишели хищниками, способными атаковать когда угодно и где угодно. Поэтому китам приходилось постоянно быть настороже и вовремя уходить от надвигающейся опасности. Во время очередной и первой в Его жизни миграции впервые проявили себя Его сокрытые доныне способности.
                                 Случилось это, когда в погоне за огромным косяком любимого лакомства - мелкой, но жирной рыбешки-верховодки Он включился о процесс охоты. Удивительным образом в этот момент внутри стаи произошло Нечто. Каждый член стаи престал существовать, как отдельная особь. Стая ощутила себя единым организмом, в котором каждый ее член был малой частичкой целого. Сотни отдельных взглядов слились в один, всеохватывающий и всевидящий взгляд. Сотни слухов стали одним слухом, воспринимающим каждый самый легкий шепоток моря также тонко и отчетливо, как и всю царящую вокруг какофонию звуков. Биение сотен сердец выровнялось и слилось в единый резонирующий набат. Единый ум стал во главе охоты, направляя и организуя взаимодействие всех членов огромного организма. Каждое движение плавника и каждое сокращение мышцы подчинялось отныне этому командиру. Более того! Все, что ее окружало стаю, также включилось в этот процесс! Даже жертва, стая жирных и глупых криколеток, слилась в единстве со своими преследователями. В результате впервые за всю историю существования сириусян процесс насыщения превратился  из акта истребления в нечто иное, чему трудно было найти подходящее название. Это походило на священный акт принесения себя в жертву и принятия жертвы. Пиршество превратилось в священнодействие! Это почувствовал не только Наставник. Как-то разом это передалось всем соплеменникам и они в полнейшем ошеломлении прекратили поглощать замерших в покорной жертвенности мальков. Волна сопереживания поглотила всех и вся. Это длилось лишь краткий миг. В следующее мгновение киты пришли в себя и вновь ринулись поглощать бросившихся наутек опомнившихся криколеток. Один лишь Старейший, после неожиданно испытанного экстаза, завис в толще воды в состоянии полнейшего душевного  опустошении . Он ничего не понимал. Ему было ясно одно - свершилось Нечто, чему не было объяснения, но что являло собой Конец Времен. Полученные им от Учителя и преумноженные за многие годы жизни знания позволяли сделать такое заключение. Он ясно понимал, что Это не случайность. Это Начало чего-то нового, неизведанного, сулящего его соплеменникам множество открытий и свершений. Вместе с этим ему совершенно непонятна причина случившегося. Он мысленно восстанавливал картину произошедшего. Все было как всегда. Ничего необычного не произошло во время пиршества. Все та же голодная и жаждущая крови и насыщения сплоченная стая соплеменников. Все те же ошеломленные натиском и мечущиеся в в панике мириады сверкающих серебром рыбешек. Все тот же азарт и кураж. Все та же кипящая от тел и пенящаяся вода. Все, как всегда. И все же что-то было иначе. Что-то выглядело чужеродным и не вписывалось в общую картину. Маленькое темное тельце на самом ее краю. Зависший в отдалении подросток, не принимающий участия в пиршестве. И глаза. Его грустные и тоскливые глаза, излучающие на все Это сожаление и любовь. Взгляд, несущий Преображение. Именно в этот миг мир явился Он. 
                                 И Старейший нее ошибся.  С этой поры в стае стали происходить чудеса. Сначала они были незаметны, но со временем начали набирать силу, и вскоре стали очевидны всем. Эта стая на глазах окружающих ее группировок  претерпевала странные для всех превращения. Она перестала участвовать в кровопролитных набегах на соседей. Уединилась и замкнулась. Со временем она мигрировала в самый отдаленный и труднодоступный участок Океана. Те сведения, которые просачивались о ней вовне были настолько странны и необычны, что мало кто верил им. Говорили о том, что стая впала в религиозный экстаз и целиком погрузилась в медитативное самосозерцание. Судачили о том, что в результате эпидемии стая претерпела такой ущерб, что не могла далее выживать во враждебном мире. Однако все сведения были отрывочны и смутны. Толком же никто ничего не мог сказать о происходившем в стае. А в ней и в самом деле происходило Нечто.
 
***
                                Да. Виновником всему был Он - маленький китенок, родившийся при обычном стечении звезд и обстоятельств. Он - рожденный с великой Миссией Преображения. Сила его росла вместе с ним. И влияние его светлой души  все более  распространялось на соплеменников. Мгновения душевного парения и экстаза, ранее редкостные стали все чаще овладевать соплеменниками. В эти минуты они преставали ощущать себя китами и становились едиными со всем окружающим их естеством. С каждым днем просветление все более овладевало ими. Они стали видеть и чувствовать по другому. Разум их прояснился и грань меж Добром и Злом стала видимой всем. Они видели Его уже не как соплеменника, но как светоносное Чудо, явленное им свыше. Да и сами они с каждым днем все более переставали быть прежними ненасытными и беспощадными хищниками и становились совершенно иными существами. Те, кто встречал их в океанских просторах, говорили, что вроде от стаи исходило некое свечение. Но мало кто верил в это. Однако трудно что-либо утаить в полном глаз и ушей пространстве. С каждым днем слухи становились все громче и обрастали всевозможными деталями. Наличие чего-то чужеродного и необъяснимого испокон являлось раздражающим фактором в любом обществе. Тут же, в пределах влияния двух мощных и многочисленных, враждующих спокон веков, группировок, оно стало невыносимым. Все внимание противников в какой-то момент переместилось и сосредоточилось на стае. По сговору сторон было принято решение о ее тотальном истреблении чужаков. Вот тут и случилось Чудо.
                               Факт сговора враждующих сторон уже сам по себе был необычен. Такого еще не случалось за всю историю межклановой вражды. Но никто не придал этому значения. Двум истребительным отрядам была поставлена задача найти и уничтожить отщепенцев не нанося друг другу вреда. Кромешной ночью они незаметно подкрались к логову стаи отшельников. Атака должна была пройти молниеносно и без потерь. Но едва только каратели приблизились к стае на расстояние видимости стало очевидным, что операция пройдет с осложнениями. Взору карателей предстало удивительное зрелище.
                                     В толще черной, как смоль, ночной воды повисли гирлянды светящихся, словно кальмары тел. Но это были киты! Свечение, исходившее от них, было не ярким. Но заметным. Оно пульсировало в ритм их сердец. Не то сердца бились в едином ритме, не то свечение синхронизировало их, но пульсация была монолитной и ритмичной. Странно, но она имела определенный ареал распространения и после него резко обрывалась, гранича с мрачной чернотой воды. Эта картина была настоль величава и прекрасна, что несколько загасила воинственный пыл в сердцах воинов. При приближении отрядов ритм пульсации участился и свечение несколько усилилось. Крайние особи  стали беспокойно подергиваться. Медлить было нельзя. Командиры властно прорычали сигнал атаки. Черными молниями закаленные в битвах тела бесстрашно и яростно бросились на врага. Несколько мгновений и все было бы кончено.
                                Но что это!? Достигнув границы меж светом и темнотой бойцы словно наткнулись на невидимую стену. Вода здесь оказалась какой-то загустевшей и упругой, словно тело осьминога. Словно резиновая она прогнулась, а затем отбросила назад атакующих. Ошеломленные неожиданным препятствием они чуть промедлили, собираясь в атакующий строй,  и вновь бросились в атаку. Однако пыл был уже не тот. Каратели были ошарашены и деморализованы.  Вторая атака захлебнулась точно также, как и первая. А противник в это время уже очнулся от сна и с любопытством взирал на атакующих. В глазах отщепенцев каратели не видели ни страха, ни ненависти. Бездонная чернота глаз отщепенцев лучилась светом и любовью! Отщепенцы жалели их! Их, которые покорили множество народов и уничтожили полчища врагов! Это было унизительно! И вновь последовала атака, и вновь захлебнулась, как и две предыдущие. С этого момента начало происходить  нечто совсем уж непредсказуемое. Гнев в сердцах карателей либо поутих, либо усилился. В зависимости от этого они невольно поделились на две группы. Те, что остыли, внезапно испытали как на них изнутри окружавшего обороняющихся свечения излилась волна необычных и забытых ими ощущений. Словно материнская любовь настигла их и окутала своим теплым и ласковым покрывалом. Сердцам стало так уютно и спокойно, что захотелось уткнуться в материнский теплый бок и замереть подле него до скончания дней. В неге и наслаждении бойцы замерли в толще, боясь упустить бесценное мгновение. 
                                Те же, кто сохранил в сердцах гнев, с утроенной силой ринулись в последний бросок.
                                 - Победа или смерть!!! - зазвучал на всю округу боевой клич. Зазвучал и вскоре стих. В этот раз стена не отбросила атакующих. Она мягко приняла тела и не гася их напора перевела векторы направления. Словно по тоннелям в два рукава сфера провела их по своему периметру и замкнула друг на друга. В яростном безумии обе группы столкнулись в лобовой атаке. Мгновения - и все было закончено. Окровавленные и растерзанные тела в кровавых ореолах плавно стали опускаться ко дну. А вокруг воцарилось полнейшее безмолвие. Смерть пожала смерть, жизнь сохранила жизнь.
 
***
                                Отщепенцы не брали пленных. Они не уничтожали врагов. Удивительно, но у них просто не было врагов! К величайшему изумлению карателей они не были подвергнуты ни побоям, ни истязаниям. Более того! Отщепенцы встретили их так, словно они были не врагами, несколько минут назад рвавшимися уничтожить их племя, а были просто стаей сородичей, совершавшей миграции попутным курсом. Ни единого упрека, ни единого косого взгляда. Только спокойствие и радушие! Странные существа…
                                Но еще более странным было то,  что испытывали сами бойцы. Закаленные в бесчисленных битвах и не ведающие ни страха, ни жалости воины рыдали, словно раскаявшиеся в своих проступках дети. Муки проснувшейся совести были нестерпимы. Привыкшие к лишениям и боли самцы не могли сдержать эмоций раскаяния. Перед глазами каждого из них за короткие мгновения пробежала вся их прожитая жизнь. И теперь она не виделась им полной подвигов и славы. Теперь она казалась бессмысленной и даже позорной. Совесть глодала их. Совесть взывала к их сердцам. Что может быть больнее? И только полные сострадания глаза несколько минут назад казавшихся врагами сородичей, оказывали на них гипнотически успокаивающее действие. Чем дольше пребывали они в странной стае, тем более проникались чувствами умиротворенности и сострадания ранее забытыми или вовсе неведомыми. Словно заскорузлая грязь кусками сходила с их сердец. Словно свежая струя чистой, напоенной солнцем и воздухом воды омывала их. Чувства и эмоции напрочь забытые возвращались к ним. Они уже не были убийцами. Они вновь стали самими собой! От этого было так тяжело! Но это было так прекрасно!!! 
                                 Первыми их окружили степенные и суровые мужчины отщепенцев. Но даже они не излучали ни агрессии, ни злобы. Только сдержанность и спокойствие исходило от них. Убедившись в безопасности пришельцев, они дали разрешение приблизиться остальным.
                                Стая веселой гурьбой обступила пришельцев. В ней не было ни страха, ни агрессии. От китов на их потенциальных убийц исходили волны любопытства и благодушия. Что это было? Глупость и слабоумие!?  Но нет! В глазах отщепенцев явственно читались признаки недюжинного ума и ясного, ничем не омраченного сознания. Было это уверенностью в своей мощи и силе? Отчасти видимо так. Но тогда бы взгляд должен быть высокомерным и презрительным. Тут же вовсе не было признаков самодовольства. Напротив, всем своим поведением отщепенцы показывали радушие и дружелюбие. 
                                Однако самым поразительным было то, что и нападавшие каким-то чудным образом прониклись этим настроением. Волна умиротворения и благодушия напитала их самую потаенную суть и растворила себе всю былую агрессию и настороженность. Не прошло и нескольких минут, как былые противники слились воедино и дружной стаей вернулись на прежний курс миграции и как ни в чем ни бывало двинулись дальше. Свершилось Чудо.
Но на этом чудеса не закончились. Чем долее чужаки пребывали в этом удивительном племени, тем более росло в них удивление, и тем более они проникались духом иного миропонимания, постепенно, но неуклонно становясь совсем иными существами.
 
***
                                Бытие в этом странном, не укладывающемся в рамки привычного миропонимания, племени в самом деле было необыкновенным. Стая жила, словно слаженный цельный организм. Каждая особь в ней была подобна отдельной клетке организма и, казалось, уже не могла сколь либо долго существовать сама по себе. И вместе с тем каждый кит в стае был личностью с присущими ей талантами и недостатками. Здесь не было видимости единства, как в обычной стае. Здесь не было привычной иерархической и клановой подчиненности. Здесь не было скрытого напряжения и противостояния, прикрытого видимостью общности. Здесь царило истинное единство и истинная общность. Радость и боль одного были общей радостью и болью. Сила всех питала силой нуждающегося. Беда одного растворялась во всеобщей сияющей любви и переставала быть таковой. Разум многих был слит в единый недюжинный ум, управлявший кланом и обеспечивающий его всем необходимым. И это вовсе не означало, что каждый отдельный кит был ничтожен и растворен в этом великолепном единстве. Напротив! Каждый был волен и поступал в соответствии со своими желаниями и своей совестью. Однако для каждого благо стаи было превыше его личных желаний и личное, как правило, приносилось в жертву общему. Впрочем это случалось чрезвычайно редко, так как личное всегда гармонично сочеталось и дополняло собой общее. Зато насколь великой силой обладала стая! 
                                Новички, ранее уже испытавшие на себе эту силу, теперь сами стали частью ее и могли видеть все изнутри и участвовать в управлении ею. Создание Барьера было процессом энергозатратным и предпринималось лишь в особых случаях. Как-то раз посреди ночи дозорный обнаружил подозрительное движение в пучине, над которой остановилась на ночь стая. Движение было стремительным и целенаправленным. К тому же впереди него распространялась сладковато-затхлая волна неистовой агрессии. Вмиг вокруг стаи был создан барьер. И вовремя. Из кромешной темноты глубин вырвалось несколько стремительных черных молний. В следующий миг в них можно было разглядеть ящероподобных чудовищ. Их глянцевые иссиня черные тела яростно извивались и без усилий пронзали спящую воду. Твари были огромны. Наименьшая из них была вдвое, а то и втрое больше кита. Похоже они были слепы. Глаз не было видно на их жутких и огромных костянистых, покрытых шипами и наростами головах. Да и тонкий пронзительный свист, исходящий от них, говорил, что они , как и киты, предпочитают видеть не свет, а звук. Звук исходил не из их громадных, усыпанных несколькими рядами смертоносных зубов, пастей, а откуда-то из верхней части черепа. Впрочем китам не было разницы откуда он исходит. Необходимо было срочно выставить и удержать на пути атакующих барьер. Новички впервые участвовали в этом и важно было точно скоординировать общие действия. Но все получилось так, как и должно было получиться. Барьер встал на пути атакующих невидимой, но неприступной преградой. Ничего не подозревая хищники на огромной скорости врезались в стену. Она надсадно загудела, но выдержала натиск. Один из хищников в момент удара видимо повернул голову и теперь погружался в пучину с переломанной шеей. Остальные же ударившись в стену не претерпели сколь-нибудь чувствительного ущерба. Однако они были сбиты с толку и озадачены. Глядя то на погружающегося ко дну соплеменника, то на спокойно глазеющих на них китов, они некоторое время колебались в раздумье, а затем стремглав бросились к тонущей туше. Не пропадать же добру!?
                                 Вскоре хищники вернулись, дабы закончить начатое. Но теперь они были сыты и атаковали неохотно. Даже лениво. После пары неудачных попыток проникнуть сквозь непонятную преграду они успокоились и нехотя один за одним погрузились в пучину.
                                  Так впервые новички стали участниками и сотворцами акта проявления Силы. По прошествии еще некоторого количества времени они узнали и увидели различные формы ее проявления. Был ли то процесс коллективной обороны, или совместная охота или оказание помощи нуждающемуся члену стаи. Да, да! Здесь происходило и такое! Если кто-то из членов стаи заболевал или получал травму, то его в подходящее для исцеления время со всех сторон окружало племя и все одновременно, кроме нескольких дозорных, киты погружались в особое трансовое состояние. Более всего это напоминало коллективный скоротечный сон, при котором их мысли и стремления сосредотачивались на вознесении мольбы Всевышнему об исцелении немощного собрата. 
 
***
 
                                 Факт искренней веры отшельников в некоего Всевышнего Отца оказался для новичков совершенно неожиданным. Сначала они даже не придали этому значения. Ну, подумаешь, еще один из богов… Но все оказалось намного серьезнее. Вся жизнь нового племени, все помысли и стремления его членов, неразрывно были связаны с Небесным Отцом. Уже сам факт их веры в бога, обитавшего вне океанских просторов был странным. Прежние боги жили исключительно в пределах водных просторов. И даже самый могущественный бог - Океан был сутью водных просторов. Этот же чужой бог не имел ничего общего с морем! Странно… Но не поверить в его могущество было просто невозможно! Мощь поклоняющегося ему племени сама говорила за себя. О! Этот бог и в самом деле был невероятно силен и велик, коли дал такие способности своим детям. А племя именно так себя и называло - «божьи дети». И дети эти были сильны, как боги! Но не только сила привлекала к ним и к их богу. Радостью и спокойствием наполнялось все, что соприкасалось с этим племенем. Сама жизнь казалось покровительствует ему. Великая сила созидания исходила  от него на все вокруг. Источником же этой силы внутри племени был совсем юный китенок, которого боготворили все, от мала до велика. История его появления в племени  столь невероятна, что заслуживала отдельного рассказа.
 
Рейтинг: 0 199 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!