ГлавнаяПрозаКрупные формыПовести → ТРОПИНКА СУДЬБЫ. глава 7.

ТРОПИНКА СУДЬБЫ. глава 7.

10 января 2019 - Елена Тихонова
article436476.jpg

ГЛАВА 7.


Утром, после ночных событий придя на работу, Галина Василькова обратила внимание на то, что Тамара Петровна растроена. Начальница бродила по магазину и не обращая внимания на покупателей, подходила к стеллажам с товарами, рассматривала ценники. Потом она, словно спохватившись, резко повернулась и быстро пошла в сторону своего кабинета. Галина, которая вчера ушла, оставив магазин на Катю, не хотела, чтобы начальница с ней устраивала разборки и облегченно вздохнула. Но все события дня были ещё впереди. 
За несколько минут до обеда у магазина остановилась машина Алефтины Мальковой. Женщина вылезла из автомобиля, не закрывая дверцы, со всех ног рванула на крыльцо. Расталкивая покупателей, женщина пробежала через торговый зал и скрылась в кабинете Тамары Петровны, громко хлопнув дверью.
Галина была занята, но все же постаралась быстрее освободиться, чтобы оказаться поближе к кабинету. Но, пока женщина отпускала покупателей, время было упущено. Раздался стук двери о стену и громкий крик стал слышен в торговом зале.
...-Да не нужен мне твой Никитушка. Подумаешь, убыло с него, ничего в нем нет ...- кричала Алефтина.
- А тебе обязательно на себя его затянуть нужно было..- вторила Тамара.
- Так то ты мне отмстила за него...И когда только успела?.. Нету их... Сбежали...- продолжала орать Малькова.
- Я тебе не мстила...- прокричала ей подруга.- Кого я предупредила? Я всю ночь прорыдала в подушку... Пошла отсюда... Я увольняюсь...
-Свято место пусто не бывает... Скатертью дорога...- уже тише сказала Алефтина, но в притихшем зале чётко было слышно каждое слово.- Но, через две недели... Пока работай, мне замену надо найти...
-Не буду, - прорыдала Тамара,- не стану я больше на тебя работать... Я ухожу сегодня...
Дверь захлопнулась, ещё несколько минут пробыв в кабинете, Малькова вышла и не обращая ни на кого внимания, пошла на улицу. Через полчаса Тамара Петровна собралась и ушла. Её не было минут двадцать, женщина вернулась вся в слезах. Она, плача, прошла в кабинет и в течение получаса в помещении была тишина. Потом из кабинета раздались странные звуки, будто там били чем-то тяжёлым о стены. Женщины, отпускавщие покупателей, переглянулись и Галина с Катей побежали к кабинету заведующей. В кабинете им представилась картина: Тамара Петровна, истерически рыдая, била стулом о стену, при этом выкрикивая:
- Таких подруг мне не нужно... Пусть катится ко всем чертям...Ненасытная ... И Никиту к рукам прибрала...
Стул сломался и обессилевшая женщина упав на пол, затихла. Галина зашла в кабинет, сделав знак Кате, чтобы та шла к покупателям. А сама, перешагивая через остатки разбитых стульев, приблизилась к притихшей начальнице. Наклонившись, она дотронулась до плеча Тамары.
-Пойдем на диван, Тамара Петровна. Зачем тебе на полу-то лежать? - Галина помогла женщине подняться и довела её до дивана.- Сейчас я тебе воды принесу, успокоишься...
-Не нужно мне воды,- хрипло попросила Тамара, - мне лучше водки налей... и себе тоже. Выпьем с тобой за мою загубленную семейную жизнь. За Никиту, мужа неверного...
Василькова, ни слова не говоря, выполнила просьбу. Тамара выпила рюмку, потом сама налила себе ещё одну и глядя на жидкость, сквозь стекло, заговорила.
-Знаешь, Галина, я давно за тобой наблюдаю. Неплохая ты женщина, но, подругами мы никогда не были,- женщина выпила водку, продолжила. -- У меня и подруг никогда не было, кроме Альки. Но она моя сестра двоеродная, больше родственница, чем подруга... - Тамара ещё налила себе водки, посмотрела на Василькову, которая сидела рядом с ней на диване и задумчиво разглядывала стакан, что держала в руке. - Ты что водку - то, греешь? Пей,- усмехнулась она, и выпила сама ещё, поморщилась,-- она тёплая будет. Пить её трудно тёплой, противно. - Тамара после трёх рюмок водки без закуски, охмела, но видимо накопившаяся обида кипела внутри женщины и она тихо заговорила, словно про себя. - А знаешь? С детства так, все ей, все ей. Бабушка наша, Глафира Тарасовна Альку очень любила. Отец Альки их бросил, а через год женился на другой. Никогда ничем не помогал, да и не знался с ними... А тётя Маша, Алькина мать, гордая была, все сама старалась для дочери сделать... Умерла она, когда, Альке пять лет было... А баба Глаша её и воспитывала, и любила её одну, а на меня , другую внучку внимания не обращала... Все для Алечки, для Алечки, Алечки...- Тамара схватила бутылку и вытила водки через горлышко, вытерла губы ладонью, потрясла головой.- Как я её ненавидела тогда, бабушку свою... Мне тогда десять лет было, а Альке восемь... Так я, как служанка, при принцессе: поднеси, убери, подай... Как-то раз несу ей на тарелке пирожные... такие воздушные, с кремом,- женщина мечтательно выдохнула,- они пахнут вкусноооо,- Тамара уткнулась лицо в ладони, потеряла щеки, потом сквозь пальцы, посмотрела на мочавшую Галину. - Я одно и съела. Две ей отнесла, а она бабе Глаше нажаловалась и та меня ремнем высекла. Так больно было... С тех пор я сладкое совсем не ем. Тот урок навсегда у меня в памяти остался... И после этого я никогда ничего её не брала... Интересно тебе?
Василькова, вздрогнула, потом согласно закивала головой.
-Да. А почему Вы с бабушкой росли? Ваши родители где? Тоже умерли?
-Мои родители? - переспросила Тамара . - Отца не знаю,.. мать меня как говориться <в подоле принесла>... Мне год сравнялся, они с бабой Глашей разругались, и она,.. мать моя уехала, оставив меня у бабы Глаши... Я больше её не видела... Баба Глаша меня и растила, любила, пока Алька не появились с тетей Машей... Тётя Маша хорошая была, меня никогда не обижала... Если покупала что, то на двоих...Мне и Альке, а как умерла, то мне ничего не стали покупать... Одежду после Альки донашивала, обувь. Правда одежда... не плохая была, но она же не новая...- женщина всхлипнула,- а знаешь, как я радовалась,.. когда платье себе новое купила, не обноски, с Алькиного плеча,.. а платье, моеее - Тамара протянула последнее слово.- ...Оно, платье это, как реликвия висит в шкафу, я его и одела только один раз. А вечером Алька в таком же платье была... Я после этого платье то и не надевала ни разу, смотрела только. Двадцать лет в шкафу висит, а выбросить боюсь... С него, платья этого и жизнь моя нынешняя началась... Я тем вечером и ушла от бабы Глаши. Первую ночь на вокзале ночевала, а потом меня Никита подобрал... У него жена умерла, он один с тремя детьми маленькими остался... Я сначала, как нянька жила с ними... А дети подросли, в школу пошли... Он, Никита работает, а на собрания к детям мне идти, а я кто? Приживалка... Расписались с ним, а дети меня все равно тетей Томой зовут... Обидно... Только потом, когда Семка утонул, а я три недели у кровати Валеры просидела,.. дети стали меня за родню считать, но зовут до сих пор тётя Тома. Валера за границей живёт,.. работает там в фирме, Никита его устроил... А Лида, младшая дочка Никиты, замуж прошлый год вышла и уехала с мужем в Брест... Звонят они только Никите, а мне приветы передают...
Тамара допила через горлышко водку, грустно посмотрела на Галину.
- Напилась я, вот и болтаю все, что в голову придёт...- она немного помолчала.- Никита меня и не любил никогда,.. но жил со мной как с женой, не изменял... Только Алька все испортила, вчера... Они же вместе поехали, Никита за рулём, а она сбоку, на переднем сиденьи . А я не успела с ними, на такси поехала. Приехали с таксистом к её дому, а их ещё нет. Я расплатилась и пошла назад, навстречу. Метров пятьдесят отошла, машина Алькина стоит, в ней пусто... А за кустами шорох, стоны.. Я потихоньку ветки раздвинула, а они, муж мой и Алька на траве лежат и целуются... Я на дорогу выскочила, машину поймала и домой уехала... Никита так и не пришёл до утра... А сегодня Алька говорит, что я за него ей отомстила и предупредила тех, у кого они с Ванькой детей хотят забрать... А я их ни разу не видела и не знаю этих родителей новых, детей-то Ванькиных...
Галина внимательно посмотрела на Тамару.
- Так она была в селе уже, и никого не нашла? Конечно, Казанцевы ещё ночью уеха...- спохватившись, Василькова резко замолчала.
Тамара, удивленно взглянула на неё.
-Да, я пьяная, но неглупая... И фамилию не говорила, а ты сказала...Я её и не знала, фамилию, а ты знаешь... Ты все слышала, то-то мне показалось, что за дверью кто-то есть... Ты предупредила их, тыыыы...- она рассмеялась. - Я то думаю, что это она на меня так взъелась?.. Так, и кто они тебе? Эти Казаковы?
- Казанцевы,- тихо ответила Галя. Женщина лихорадочно думала, что ответить начальнице, так и ни чего не придумав, решила сказать правду.- Они мне, как родные, а Зина, почти сестра...
- Сестра? Такая же, как Алька?- спросила Тамара трезвым голосом.
- Нет, она другая, она очень хорошая,- объяснила Галина.
- Может быть, может быть и хорошая. Я тебе верю. И тебе так скажу, Алька ищет выгоду. Дети ей не нужны, она на деньгах помещена... На деньгах и мужиках...- Тамара помолчала.- И поделом ей, что детей спрятали твои знакомые... Молодец ты...
Заведующая хотела сказать что-то ещё, но входная дверь в кабинет Тамары распахнулась и в помещение зашёл Никита, муж Тамары. Женщина вскочила, испуганно уставилась на мужчину, потом взвизгнула и схватив пустую бутылку из под водки, кинулась на него. Никита перехватил руку женщины на лету и обхватив саму её руками, прижал к себе. Галина быстро выскочила за дверь, и закрыв её, прислонилась в коридоре к стене, рассмеялась.<Ничего, разберутся>,- подумала она, и пошла в торговый зал. 
Покупателей было мало, Галина прошла на рабочее место и задумчиво посмотрела в окно. Через несколько минут, она поняла, что к ней кто-то обращается. Обернувшись, Василькова увидела стоявщего вдалеке Николая Замятина...
... Утром, ещё до ухода на работу, Сашка Бастрыкин, который остался в доме Казанцевых, кормил кроликов, когда у ворот послышался гул мотора. Молодой человек не обратил внимания на гул, но послышался стук калитки и от неё, по направлению к дому, шли мужчина и женщина. Залаяла собака, Саша вышел им навстречу.
- Мы приехали забрать детей,- громко сказала белокурая женщина. Мужчина, что был рядом с ней, выглядел помятым, опухшим, с мутными глазами. Создавалось ощущение, что он не совсем понимает, где находится. Женщина указала на стоящего рядом с ним мужчину.- Это Потапов Иван Николаевич, мой муж. Меня зовут Малькова Алефтина Игоревна. По постановлению суда,- она показала бумагу с печатью,- Анастасия, Антон и Марина , дети Валентины Потаповой должны жить с их законным отцом, моим мужем... Быстро соберите их и мы уезжаем...
Саша усмехнулся, скрестил руки на груди и произнёс:
- А здесь таких нет, вы не по адресу приехали.
- Что? Как не живут? Мы приехали по адресу, я точно знаю,- возмутилась Алефтина.
- Вы кто такие будете?- раздался рядом женский голос. Это подошла на помощь к Саше, тётя Нина.- Батюшки,- воскликнула она,- никак Потапов объявился? - обратилась женщина к помятому мужику. - Ты ж подох...
-Живой я, теть Нина,- очнувшись от голоса женщины, сказал Потапов.- Вот за детьми приехал. Соскучился...
-Соскучился? - переспросила пожилая женщина. Она набрала в грудь побольше воздуха и высказала Ивану все, что она думает о нем и о его скуке, в таком словарном запасе, что у Сашки запылали щеки. И хотя в мастерской мужчины ругались матом чаще, чем говорили, услышав мат из уст пожилой женщины, молодой человек подумал, что женщины могут ругаться куда изощреннее, чем мужчины.
...так что уезжай ты, папашка, отсюда подобру - поздорову. Скатертью дорожка,- закончила тётя Нина.
- Ты кто такая, чтоб указывать нам, что делать?- взвизгнула, испуганная речью женщины и наконец-то пришедшая в себя, Алефтина. - Мы приехали за детьми Ивана и без них не уедем. Где они?
-Здесь их нет! - громко сказал Саша. - Не верите на слово, так приходите с постановлением на обыск и обыскивайте. А сейчас будьте так добры, езжайте отсюда восвояси.
Александр подхватил Алефтину с Иваном под руки и потащил их в сторону калитки. Вытолнув гостей за двор, он захлопнул ворота, прислонился к ним спиной и рассмеялся.
-Ты что смеешься?- накинулась на него тётя Нина.- Если бы не я, то они бы в дом пошли...
-Никуда бы они не пошли,- объяснил Саша.- Я их бы не пустил. Постановления у них нет для обыска, да они и без милиции приехали...
-Умник нашёлся, про постановление знает,- усмехнулась пожилая женщина.- Они сейчас с участковым приедут, что говорить-то будем?
- Уехали отдыхать... в Сочи,- выпалил Сашка.
- Что?- воскликнула тётя Нина.- Ты знаешь, сколько денег надо, чтобы в Сочи поехать всей семьей?
- А кто будет считать, сколько их надо?- улыбнулся Александр.- Пусть проверяют вокзалы и аэропорты, а мы пока время выиграем. Может дядя Коля что - нибудь сегодня выяснит и им некогда будет про детей вспомнить,.. а там ещё одну сказку придумаем... 
-Выдумщик ты, Сашка,- проговорила довольная женщина.- Только ветра в твоей голове ещё много, правильно Оксана говорила... Ну вот и они прибыли. Слышишь, опять машина остановилась...
Калитка открылась и во двор, степенно шагая, вошёл местный участковый, Федор Федорович Федорчук. В селе участкового звали <Три Феди>. Высокий, полный мужчина был доштошным и требовательным милиционером. За ним шла, улыбаясь, Алефтина и еле передвигая ноги, вытирая пот со лба, Иван. Подойдя к стоящим у крыльца Александру и соседке Казанцевых, <Три Феди> спросил:
-Где хозяева? 
- Нет их,- ответила пожилая женщина,- отдыхать они уехали, по путевке, в Сочи.
-Да что Вы её слушаете? - возмутилась Алефтина.- Вы знаете, сколько денег сейчас стоит путевка в Сочи. Да ещё для семьи из шести детей и двух взрослых? Да у ваших Казанцевых отроду столько денег не бывало...
-А что Вы в чужой карман заглядываете? - усмехнулся Саша.- Они семья многодетная, им бесплатная путевка положена. Раз в пять лет,- услышав сдавленный смешок тети Нины, он повторил ещё раз,- да, бесплатная путевка раз в пять лет. Она горящая была эта путевка, вот они так быстро и уехали...
Алефтина искоса поглядела на молодого человека, потом на пожилую женщину, на своего, исходящего потом, законного супруга, и обращаясь к милиционеру произнесла:
- Врут они, в доме все прячутся. Сидят тихо, чтоб не слышно было...
Милиционер Федорчук, немного помолчав, предложил:
- Вы мне верите, как представителю власти? Тогда я могу зайти в дом и осмотреть его. Если Казанцевы там, то я Вам скажу, а если нет, то придётся ждать, когда они вернутся. А это будет недельки через три...
- Нет, Федор Федорович, они на целый месяц уехали,- пояснил Александр.- Пусть через месяц приезжают...
<Три Федора> зашёл в дом, через несколько минут вышел обратно.
- Все на своих местах, чисто, опрятно, как всегда у Казанцевых. Видимо действительно по путевке уехали...- милиционер хмыкнул в кулак,- в Сочи. Приезжайте через месяц, уважаемые Алефтина Игоревна и Иван Николаевич. И тогда сможете забрать детей...
Алефтина резко развернулась, дернула за руку мужа, и быстро пошла к воротам. Иван, пыхтя, побрел следом.
<Три Федора> повернулся к стоящим рядом Александру и тете Нине.
-Рассказывайте, что здесь произошло?
Те, посмотрев друг на друга, пересказали Федорчуку события, что привели к нынешней ситуации. Мужчина, потерев подбородок рукой, проговорил:
- То-то они мне сразу не понравились. А Василий и Зина правда в Сочи уехали?
- Нет,- односложно ответила соседка Казанцевых.
-Ладно, пусть там пока побудут, где сейчас находятся. Я постараюсь по своим каналам чем-нибудь помочь им. Будем на связи. Я на стороне Казанцевых, не сомневайтесь. Они хорошая семья, всем на зависть...

...Выйдя за ворота, Малькова и Потапов, сев в машину, поехали по направлению к городу. Алефтина немного промолчав, зло проговорила:
- Никуда они не уехали, здесь где-то. Только вот где? А предупредить их могла только Томка, она одна знала, что мы сегодня с утра за детьми едем. Ну я ей покажу, где раки зимуют... Отмстить вздумала, за муженька своего, сестричка...
- А за что мстить - то? - невнятно произнёс Ванька. Мужчина, краем глаза, увидев сельский магазин, проговорил.- Останови, похмелиться надо. 
Малькова что-то прошипела, но остановилась. Она тоже вчера порядком выпила, но с похмелья никогда не болела и не похмелялась. А вчера, она уже через час была трезвой, благодаря одному событию...
Пока Алефтина ждала мужа, который возвратился из магазина с двумя бутылками пива и бутылкой водки, придумала, как ей поступить дальше.
- Назад садись,- приказала женщина Ивану. Дождавшись, пока тот сядет, сказала,- Ты сейчас дома отоспишься, чтоб завтра был, как огурец, свежий и пахучий. А я немного покатаюсь и кое- что выясню.
За дорогу, Иван выпил все пиво и полбутылки водки. Мужчина, откинувшись на сиденье, сладко спал, чуть всхрапывая. <Слабаком стал на спиртное, видно хватнул за жизнь лиха, если с двух бутылок пива и полбутылки водки спит. Раньше мне за ним не угнаться было, литрами водку хлестал, да ещё всю ночь тр... ся мог. Да, жизнь не стоит на месте>- подумала, взглянув в зеркало Алефтина. 
Оставив спящего мужа дома, Малькова поехала в магазин, где её <в штыки > встретила Тамара. Разругавшись с сестрой, женщина отправилась к сестре домой, решив привести догадку Тамары в правду: соблазнить её мужа, Никиту.  
...Вчера, неподалёку от дома, после того, когда мужчина вёз Алефтину домой, она пыталась его соблазнить, но Никита не поддался. К тому времени пары хмеля немного испарились из головы Алефтины и она могла думать связно. Малькова, под предлогом того, что хочет в туалет, попросила остановиться. Постояв за кустом некоторое время, Алефтина стала громко стонать и звать на помощь Никиту, объясняя, что подвернула ногу. Мужчина вышел из салона машины, подошёл к сидящей на земле женщине и предложил ей в помощь свою руку. Но та, ухватив Никиту за протянутую к ней ладонь, из-зо всей силы дернула его на себя. Не удержавшись, мужчина упал, а при падении ударился головой о лежащий в траве камень, и, на несколько минут, потерял сознание. Алефтина, тем временем, стала целовать Никиту, но когда поняла, что тот без сознания, кинулась к машине, схватила бутылку с водой и полотенце, протерла ему лицо. Когда он очнулся, Малькова снова предприняла попытку соблазнения, но Никита оттолкнул её, сердито прикрикнув, чтобы оставила его в покое. Повернувшись к Алефтине спиной, он побрел в сторону пролеска, что виднелся неподалёку, а не в сторону дороги. Рассерженная женщина схватила камень, о который при падении ударился Никита и запустила им мужчине вослед. Камень ударил того в затылок и Тамарин муж, вхмахнув руками, упал на траву. Он лежал на спине неподвижно, а Алефтина испугавшись того, что его убила, окончательно протрезвела. Она не сразу решилась к приблизиться к Никите. Подкравшись, женщина опустилась на колени и нащупав пульс на шее Никиты, облегченно выдохнула - тот был жив. Положив рядом с ним бутылку с водой, Малькова села в свою машину и уехала домой...

... Подъехав к дому Тамары, Малькова поняла, что Никита дома. Его машина стояла у подъезда пятиэтажки, где жили родственники. Поднявшись на третий этаж, Алефтина взялась рукой ручку двери и она приоткрылась. Радостно улыбнувшись, женщина потихоньку зашла в квартиру. На стуле лежала рубашка Никиты, а сам он лёжа на диване в гостинной, крепко спал. На журнальном столике лежала начатая упаковка таблеток, прочитав название которых, Алефтина довольно хмыкнула, таблетки были со снотворным эффектом. Женщина взяла халат сестры, не стесняясь залезла в шкаф, выбрала соблазнительную, с кружевом на груди, ночную рубашку. В ванной она переоделась, побрызгалась духами сестры и потихоньку прилегла рядом с Никитой. Тот, почувствовав знакомый запах, обнял женщину и причмокнув губами, продолжил свой сон. Алефтина, соблазнительно улыбнулась и закинув свою ногу на ноги мужчины, обняла его рукой, положила голову ему на плечо, стала целовать Никиту в подбородок... 
Сзади раздался сдавленный крик, и Алефтина, краем глаза заметила метнувшуюся в коридор Тамару. Видимо сестра решила вернуться домой и наткнулась на ту сцену, что предстала на диване в гостиной...
Стук закрывшейся входной двери, разбудил Никиту. Не поняв со сна, что рядом с ним не его жена, а её сестра, он с закрытыми глазами стал целовать Алефтину, провёл рукой по груди... и испуганно открыл глаза. С силой оттолкнув прижавшуюся к нему женщину, он вскочил с дивана, перешагнул через лежащую на полу Алефтину и быстро прошёл на кухню. Отрыв кран, мужчина холодной водой побрызгал себе в лицо, выпил воды из-под крана, взяв полотенце, вытерся. Возвращаясь обратно в гостинную, Никита надел рубашку, застегнулся на все пуговицы. Он сел в кресло, что стояло напротив дивана, где сидела, в соблазнительной позе Алефтина, произнёс:
- Не старайся, ничего у тебя не получится. Ты и Тамара, как сорока против жаворонка. Сорока красивая и трещит без толку, а жаворонок, вроде невзрачный, но как запоет, душа радуется. И красоту внутреннюю на красивую внешность я не променяю. Итак обидели мы её, Тамару, дети мамой не называют, а она их вырастила и на ноги поставила. А сама родить себе ребёнка, так и не решилась. Хотя по глазам её вижу, своего - то она малыша до сих пор хочет... Уходи Алефтина, по - хорошему тебя прошу... Что смеешься? Ничего смешного нет. Я жену люблю...
Алефтина, действительно с каждым словом, которое причиняло ей боль, смеялась все громче и громче.
- Люби-ишь? - сквозь смех проговорила она.- Только поздно, Никита. Томка твоя, тебя не простит. Изменил ты ей, изменил, дважды...
-Я? - удивился Никита. - Я даже в мыслях ей не изменял...
-И вчера... она нас видела,.. там в кустах... И сегодня,... здесь на диване...- прошипела слова, словно выплевывая, Малькова. Ненависть сквозила во всем облике женщины, она зло смотрела на сидящего на против неё Никиту и стараясь причинить ему ещё больше боли, добавила.- И ты теперь не докажешь ей, что не изменял, потому что она все своими глазами видела...
Опрокинувшись спиной на разобранный диван, Алефтина хохотала, постепенно хохот перешёл в рыдания, потом в всхлипы. 
Никита молча смотрел на истерику женщины, потом встал, нашёл одежду Мальковой и швырнул ее в лицо Алефтины, приказал:
- Одевайся и выметайся. И чтоб ноги твоей не было больше около моей жены. 
Со злостью сорвав с себя разорванную впопыхах рубашку, голая Алефтина, не стесняясь Никиты, оделась, схватила сумочку и поговорив: <Вы ещё меня вспомните>, выскочила из квартиры.

Никита немного постоял, потом посмотрев на свои дрожащие руки, шумно несколько раз вздохнул и выдохнул, стараясь успокоиться. Потом мужчина подобрал разованную рубашку, свернул постель, на которой лежала Алефтина, все связал в узел и выбросил его в коридор. Взяв мокрую тряпку, он протер мебель в комнате, пропылесосил пол. Зайдя в ванную комнату, он встал под душ, вытираясь, он обнаружив, что Алефтина побывала и здесь. Никита собрал все, что стояло на полке и засунул вещи все в тот же узел, что лежал в коридоре, затолкал в него еще и свою одежду, в которых был при Алефтине. Достав из шкафа чистые вещи, он оделся, подхватил объемный узел, что лежал в коридоре, вышел на лестничную площадку.
На улице мужчина выбросил узел в мусорный бак, сел в машину и отправился к жене на работу. 
В магазине было несколько покупателей. Спросив у продавщицы, где его жена и получив ответ, что Тамара в кабинете, Никита побрел по коридору. Постояв несколько секунд перед дверью, он решительно её распахнул...
...Тамара, с пустой бутылкой в руках, бросилась к нему навстречу. Перехватив руку жены и выбив у неё оружие, Никита крепко прижал Тамару к себе, пытаясь её удержать и успокоить. Женщина, что сидела с женой в разгромленном кабинете, тихо вышла в коридор...

Истерика Тамары продолжалась минут пять, и все это время, Никита изо всех сил старался удержать её руки, не дать Тамаре кинуться в драку. Постепенно рыдания затихли и она успокоилась. Мужчина поднял жену на руки и два шага дошёл до дивана, где женщины сидели до его прихода. Диван, был единственным предметом мебели, который выглядел целым. Всхлипы прекратились и тогда Никита произнёс:
- Как же я тебя люблю Томка.
Женщина вздрогнула, подняла голову и посмотрела в глаза мужа. 
-Я тебе не верю,- сказала она.- Ты с ней спал, и вчера, и сегодня. А мне её объедки не нужны. Я их в детстве наелась...
Тамара решительно встала с колен Никиты и оттолкнув его руки, подошла к столу, стала складывать в стопку, разбросанные бумаги.
-Почему ты так уверена, что я тебе изменил? - тихо спросил Никита. 
- Я сама вас видела. Два раза...- прошептала Тамара.
- Вчера, когда ты нас видела, я был без сознания, а сегодня - спал. А она... просто лежала рядом. Когда проснулся, я её выгнал. Сказал, чтобы она больше не появлялась рядом с тобой и в нашем доме мы её видеть не желаем, - объяснил мужчина.
Он встал с дивана и подошёл к жене. Обняв её, прижал к себе и уткнувшись лицом в её волосы, признался:
- Мне никто не нужен, кроме тебя. Я тебя люблю...

Приношу искренние извинения за ошибки и описки, допущенные в тексте. С уважением, Елена Тихонова.

© Copyright: Елена Тихонова, 2019

Регистрационный номер №0436476

от 10 января 2019

[Скрыть] Регистрационный номер 0436476 выдан для произведения:

ГЛАВА 7.


Утром, после ночных событий придя на работу, Галина Василькова обратила внимание на то, что Тамара Петровна растроена. Начальница бродила по магазину и не обращая внимания на покупателей, подходила к стеллажам с товарами, рассматривала ценники. Потом она, словно спохватившись, резко повернулась и быстро пошла в сторону своего кабинета. Галина, которая вчера ушла, оставив магазин на Катю, не хотела, чтобы начальница с ней устраивала разборки и облегченно вздохнула. Но все события дня были ещё впереди. 
За несколько минут до обеда у магазина остановилась машина Алефтины Мальковой. Женщина вылезла из автомобиля, не закрывая дверцы, со всех ног рванула на крыльцо. Расталкивая покупателей, женщина пробежала через торговый зал и скрылась в кабинете Тамары Петровны, громко хлопнув дверью.
Галина была занята, но все же постаралась быстрее освободиться, чтобы оказаться поближе к кабинету. Но, пока женщина отпускала покупателей, время было упущено. Раздался стук двери о стену и громкий крик стал слышен в торговом зале.
...-Да не нужен мне твой Никитушка. Подумаешь, убыло с него, ничего в нем нет ...- кричала Алефтина.
- А тебе обязательно на себя его затянуть нужно было..- вторила Тамара.
- Так то ты мне отмстила за него...И когда только успела?.. Нету их... Сбежали...- продолжала орать Малькова.
- Я тебе не мстила...- прокричала ей подруга.- Кого я предупредила? Я всю ночь прорыдала в подушку... Пошла отсюда... Я увольняюсь...
-Свято место пусто не бывает... Скатертью дорога...- уже тише сказала Алефтина, но в притихшем зале чётко было слышно каждое слово.- Но, через две недели... Пока работай, мне замену надо найти...
-Не буду, - прорыдала Тамара,- не стану я больше на тебя работать... Я ухожу сегодня...
Дверь захлопнулась, ещё несколько минут пробыв в кабинете, Малькова вышла и не обращая ни на кого внимания, пошла на улицу. Через полчаса Тамара Петровна собралась и ушла. Её не было минут двадцать, женщина вернулась вся в слезах. Она, плача, прошла в кабинет и в течение получаса в помещении была тишина. Потом из кабинета раздались странные звуки, будто там били чем-то тяжёлым о стены. Женщины, отпускавщие покупателей, переглянулись и Галина с Катей побежали к кабинету заведующей. В кабинете им представилась картина: Тамара Петровна, истерически рыдая, била стулом о стену, при этом выкрикивая:
- Таких подруг мне не нужно... Пусть катится ко всем чертям...Ненасытная ... И Никиту к рукам прибрала...
Стул сломался и обессилевшая женщина упав на пол, затихла. Галина зашла в кабинет, сделав знак Кате, чтобы та шла к покупателям. А сама, перешагивая через остатки разбитых стульев, приблизилась к притихшей начальнице. Наклонившись, она дотронулась до плеча Тамары.
-Пойдем на диван, Тамара Петровна. Зачем тебе на полу-то лежать? - Галина помогла женщине подняться и довела её до дивана.- Сейчас я тебе воды принесу, успокоишься...
-Не нужно мне воды,- хрипло попросила Тамара, - мне лучше водки налей... и себе тоже. Выпьем с тобой за мою загубленную семейную жизнь. За Никиту, мужа неверного...
Василькова, ни слова не говоря, выполнила просьбу. Тамара выпила рюмку, потом сама налила себе ещё одну и глядя на жидкость, сквозь стекло, заговорила.
-Знаешь, Галина, я давно за тобой наблюдаю. Неплохая ты женщина, но, подругами мы никогда не были,- женщина выпила водку, продолжила. -- У меня и подруг никогда не было, кроме Альки. Но она моя сестра двоеродная, больше родственница, чем подруга... - Тамара ещё налила себе водки, посмотрела на Василькову, которая сидела рядом с ней на диване и задумчиво разглядывала стакан, что держала в руке. - Ты что водку - то, греешь? Пей,- усмехнулась она, и выпила сама ещё, поморщилась,-- она тёплая будет. Пить её трудно тёплой, противно. - Тамара после трёх рюмок водки без закуски, охмела, но видимо накопившаяся обида кипела внутри женщины и она тихо заговорила, словно про себя. - А знаешь? С детства так, все ей, все ей. Бабушка наша, Глафира Тарасовна Альку очень любила. Отец Альки их бросил, а через год женился на другой. Никогда ничем не помогал, да и не знался с ними... А тётя Маша, Алькина мать, гордая была, все сама старалась для дочери сделать... Умерла она, когда, Альке пять лет было... А баба Глаша её и воспитывала, и любила её одну, а на меня , другую внучку внимания не обращала... Все для Алечки, для Алечки, Алечки...- Тамара схватила бутылку и вытила водки через горлышко, вытерла губы ладонью, потрясла головой.- Как я её ненавидела тогда, бабушку свою... Мне тогда десять лет было, а Альке восемь... Так я, как служанка, при принцессе: поднеси, убери, подай... Как-то раз несу ей на тарелке пирожные... такие воздушные, с кремом,- женщина мечтательно выдохнула,- они пахнут вкусноооо,- Тамара уткнулась лицо в ладони, потеряла щеки, потом сквозь пальцы, посмотрела на мочавшую Галину. - Я одно и съела. Две ей отнесла, а она бабе Глаше нажаловалась и та меня ремнем высекла. Так больно было... С тех пор я сладкое совсем не ем. Тот урок навсегда у меня в памяти остался... И после этого я никогда ничего её не брала... Интересно тебе?
Василькова, вздрогнула, потом согласно закивала головой.
-Да. А почему Вы с бабушкой росли? Ваши родители где? Тоже умерли?
-Мои родители? - переспросила Тамара . - Отца не знаю,.. мать меня как говориться <в подоле принесла>... Мне год сравнялся, они с бабой Глашей разругались, и она,.. мать моя уехала, оставив меня у бабы Глаши... Я больше её не видела... Баба Глаша меня и растила, любила, пока Алька не появились с тетей Машей... Тётя Маша хорошая была, меня никогда не обижала... Если покупала что, то на двоих...Мне и Альке, а как умерла, то мне ничего не стали покупать... Одежду после Альки донашивала, обувь. Правда одежда... не плохая была, но она же не новая...- женщина всхлипнула,- а знаешь, как я радовалась,.. когда платье себе новое купила, не обноски, с Алькиного плеча,.. а платье, моеее - Тамара протянула последнее слово.- ...Оно, платье это, как реликвия висит в шкафу, я его и одела только один раз. А вечером Алька в таком же платье была... Я после этого платье то и не надевала ни разу, смотрела только. Двадцать лет в шкафу висит, а выбросить боюсь... С него, платья этого и жизнь моя нынешняя началась... Я тем вечером и ушла от бабы Глаши. Первую ночь на вокзале ночевала, а потом меня Никита подобрал... У него жена умерла, он один с тремя детьми маленькими остался... Я сначала, как нянька жила с ними... А дети подросли, в школу пошли... Он, Никита работает, а на собрания к детям мне идти, а я кто? Приживалка... Расписались с ним, а дети меня все равно тетей Томой зовут... Обидно... Только потом, когда Семка утонул, а я три недели у кровати Валеры просидела,.. дети стали меня за родню считать, но зовут до сих пор тётя Тома. Валера за границей живёт,.. работает там в фирме, Никита его устроил... А Лида, младшая дочка Никиты, замуж прошлый год вышла и уехала с мужем в Брест... Звонят они только Никите, а мне приветы передают...
Тамара допила через горлышко водку, грустно посмотрела на Галину.
- Напилась я, вот и болтаю все, что в голову придёт...- она немного помолчала.- Никита меня и не любил никогда,.. но жил со мной как с женой, не изменял... Только Алька все испортила, вчера... Они же вместе поехали, Никита за рулём, а она сбоку, на переднем сиденьи . А я не успела с ними, на такси поехала. Приехали с таксистом к её дому, а их ещё нет. Я расплатилась и пошла назад, навстречу. Метров пятьдесят отошла, машина Алькина стоит, в ней пусто... А за кустами шорох, стоны.. Я потихоньку ветки раздвинула, а они, муж мой и Алька на траве лежат и целуются... Я на дорогу выскочила, машину поймала и домой уехала... Никита так и не пришёл до утра... А сегодня Алька говорит, что я за него ей отомстила и предупредила тех, у кого они с Ванькой детей хотят забрать... А я их ни разу не видела и не знаю этих родителей новых, детей-то Ванькиных...
Галина внимательно посмотрела на Тамару.
- Так она была в селе уже, и никого не нашла? Конечно, Казанцевы ещё ночью уеха...- спохватившись, Василькова резко замолчала.
Тамара, удивленно взглянула на неё.
-Да, я пьяная, но неглупая... И фамилию не говорила, а ты сказала...Я её и не знала, фамилию, а ты знаешь... Ты все слышала, то-то мне показалось, что за дверью кто-то есть... Ты предупредила их, тыыыы...- она рассмеялась. - Я то думаю, что это она на меня так взъелась?.. Так, и кто они тебе? Эти Казаковы?
- Казанцевы,- тихо ответила Галя. Женщина лихорадочно думала, что ответить начальнице, так и ни чего не придумав, решила сказать правду.- Они мне, как родные, а Зина, почти сестра...
- Сестра? Такая же, как Алька?- спросила Тамара трезвым голосом.
- Нет, она другая, она очень хорошая,- объяснила Галина.
- Может быть, может быть и хорошая. Я тебе верю. И тебе так скажу, Алька ищет выгоду. Дети ей не нужны, она на деньгах помещена... На деньгах и мужиках...- Тамара помолчала.- И поделом ей, что детей спрятали твои знакомые... Молодец ты...
Заведующая хотела сказать что-то ещё, но входная дверь в кабинет Тамары распахнулась и в помещение зашёл Никита, муж Тамары. Женщина вскочила, испуганно уставилась на мужчину, потом взвизгнула и схватив пустую бутылку из под водки, кинулась на него. Никита перехватил руку женщины на лету и обхватив саму её руками, прижал к себе. Галина быстро выскочила за дверь, и закрыв её, прислонилась в коридоре к стене, рассмеялась.<Ничего, разберутся>,- подумала она, и пошла в торговый зал. 
Покупателей было мало, Галина прошла на рабочее место и задумчиво посмотрела в окно. Через несколько минут, она поняла, что к ней кто-то обращается. Обернувшись, Василькова увидела стоявщего вдалеке Николая Замятина...
... Утром, ещё до ухода на работу, Сашка Бастрыкин, который остался в доме Казанцевых, кормил кроликов, когда у ворот послышался гул мотора. Молодой человек не обратил внимания на гул, но послышался стук калитки и от неё, по направлению к дому, шли мужчина и женщина. Залаяла собака, Саша вышел им навстречу.
- Мы приехали забрать детей,- громко сказала белокурая женщина. Мужчина, что был рядом с ней, выглядел помятым, опухшим, с мутными глазами. Создавалось ощущение, что он не совсем понимает, где находится. Женщина указала на стоящего рядом с ним мужчину.- Это Потапов Иван Николаевич, мой муж. Меня зовут Малькова Алефтина Игоревна. По постановлению суда,- она показала бумагу с печатью,- Анастасия, Антон и Марина , дети Валентины Потаповой должны жить с их законным отцом, моим мужем... Быстро соберите их и мы уезжаем...
Саша усмехнулся, скрестил руки на груди и произнёс:
- А здесь таких нет, вы не по адресу приехали.
- Что? Как не живут? Мы приехали по адресу, я точно знаю,- возмутилась Алефтина.
- Вы кто такие будете?- раздался рядом женский голос. Это подошла на помощь к Саше, тётя Нина.- Батюшки,- воскликнула она,- никак Потапов объявился? - обратилась женщина к помятому мужику. - Ты ж подох...
-Живой я, теть Нина,- очнувшись от голоса женщины, сказал Потапов.- Вот за детьми приехал. Соскучился...
-Соскучился? - переспросила пожилая женщина. Она набрала в грудь побольше воздуха и высказала Ивану все, что она думает о нем и о его скуке, в таком словарном запасе, что у Сашки запылали щеки. И хотя в мастерской мужчины ругались матом чаще, чем говорили, услышав мат из уст пожилой женщины, молодой человек подумал, что женщины могут ругаться куда изощреннее, чем мужчины.
...так что уезжай ты, папашка, отсюда подобру - поздорову. Скатертью дорожка,- закончила тётя Нина.
- Ты кто такая, чтоб указывать нам, что делать?- взвизгнула, испуганная речью женщины и наконец-то пришедшая в себя, Алефтина. - Мы приехали за детьми Ивана и без них не уедем. Где они?
-Здесь их нет! - громко сказал Саша. - Не верите на слово, так приходите с постановлением на обыск и обыскивайте. А сейчас будьте так добры, езжайте отсюда восвояси.
Александр подхватил Алефтину с Иваном под руки и потащил их в сторону калитки. Вытолнув гостей за двор, он захлопнул ворота, прислонился к ним спиной и рассмеялся.
-Ты что смеешься?- накинулась на него тётя Нина.- Если бы не я, то они бы в дом пошли...
-Никуда бы они не пошли,- объяснил Саша.- Я их бы не пустил. Постановления у них нет для обыска, да они и без милиции приехали...
-Умник нашёлся, про постановление знает,- усмехнулась пожилая женщина.- Они сейчас с участковым приедут, что говорить-то будем?
- Уехали отдыхать... в Сочи,- выпалил Сашка.
- Что?- воскликнула тётя Нина.- Ты знаешь, сколько денег надо, чтобы в Сочи поехать всей семьей?
- А кто будет считать, сколько их надо?- улыбнулся Александр.- Пусть проверяют вокзалы и аэропорты, а мы пока время выиграем. Может дядя Коля что - нибудь сегодня выяснит и им некогда будет про детей вспомнить,.. а там ещё одну сказку придумаем... 
-Выдумщик ты, Сашка,- проговорила довольная женщина.- Только ветра в твоей голове ещё много, правильно Оксана говорила... Ну вот и они прибыли. Слышишь, опять машина остановилась...
Калитка открылась и во двор, степенно шагая, вошёл местный участковый, Федор Федорович Федорчук. В селе участкового звали <Три Феди>. Высокий, полный мужчина был доштошным и требовательным милиционером. За ним шла, улыбаясь, Алефтина и еле передвигая ноги, вытирая пот со лба, Иван. Подойдя к стоящим у крыльца Александру и соседке Казанцевых, <Три Феди> спросил:
-Где хозяева? 
- Нет их,- ответила пожилая женщина,- отдыхать они уехали, по путевке, в Сочи.
-Да что Вы её слушаете? - возмутилась Алефтина.- Вы знаете, сколько денег сейчас стоит путевка в Сочи. Да ещё для семьи из шести детей и двух взрослых? Да у ваших Казанцевых отроду столько денег не бывало...
-А что Вы в чужой карман заглядываете? - усмехнулся Саша.- Они семья многодетная, им бесплатная путевка положена. Раз в пять лет,- услышав сдавленный смешок тети Нины, он повторил ещё раз,- да, бесплатная путевка раз в пять лет. Она горящая была эта путевка, вот они так быстро и уехали...
Алефтина искоса поглядела на молодого человека, потом на пожилую женщину, на своего, исходящего потом, законного супруга, и обращаясь к милиционеру произнесла:
- Врут они, в доме все прячутся. Сидят тихо, чтоб не слышно было...
Милиционер Федорчук, немного помолчав, предложил:
- Вы мне верите, как представителю власти? Тогда я могу зайти в дом и осмотреть его. Если Казанцевы там, то я Вам скажу, а если нет, то придётся ждать, когда они вернутся. А это будет недельки через три...
- Нет, Федор Федорович, они на целый месяц уехали,- пояснил Александр.- Пусть через месяц приезжают...
<Три Федора> зашёл в дом, через несколько минут вышел обратно.
- Все на своих местах, чисто, опрятно, как всегда у Казанцевых. Видимо действительно по путевке уехали...- милиционер хмыкнул в кулак,- в Сочи. Приезжайте через месяц, уважаемые Алефтина Игоревна и Иван Николаевич. И тогда сможете забрать детей...
Алефтина резко развернулась, дернула за руку мужа, и быстро пошла к воротам. Иван, пыхтя, побрел следом.
<Три Федора> повернулся к стоящим рядом Александру и тете Нине.
-Рассказывайте, что здесь произошло?
Те, посмотрев друг на друга, пересказали Федорчуку события, что привели к нынешней ситуации. Мужчина, потерев подбородок рукой, проговорил:
- То-то они мне сразу не понравились. А Василий и Зина правда в Сочи уехали?
- Нет,- односложно ответила соседка Казанцевых.
-Ладно, пусть там пока побудут, где сейчас находятся. Я постараюсь по своим каналам чем-нибудь помочь им. Будем на связи. Я на стороне Казанцевых, не сомневайтесь. Они хорошая семья, всем на зависть...

...Выйдя за ворота, Малькова и Потапов, сев в машину, поехали по направлению к городу. Алефтина немного промолчав, зло проговорила:
- Никуда они не уехали, здесь где-то. Только вот где? А предупредить их могла только Томка, она одна знала, что мы сегодня с утра за детьми едем. Ну я ей покажу, где раки зимуют... Отмстить вздумала, за муженька своего, сестричка...
- А за что мстить - то? - невнятно произнёс Ванька. Мужчина, краем глаза, увидев сельский магазин, проговорил.- Останови, похмелиться надо. 
Малькова что-то прошипела, но остановилась. Она тоже вчера порядком выпила, но с похмелья никогда не болела и не похмелялась. А вчера, она уже через час была трезвой, благодаря одному событию...
Пока Алефтина ждала мужа, который возвратился из магазина с двумя бутылками пива и бутылкой водки, придумала, как ей поступить дальше.
- Назад садись,- приказала женщина Ивану. Дождавшись, пока тот сядет, сказала,- Ты сейчас дома отоспишься, чтоб завтра был, как огурец, свежий и пахучий. А я немного покатаюсь и кое- что выясню.
За дорогу, Иван выпил все пиво и полбутылки водки. Мужчина, откинувшись на сиденье, сладко спал, чуть всхрапывая. <Слабаком стал на спиртное, видно хватнул за жизнь лиха, если с двух бутылок пива и полбутылки водки спит. Раньше мне за ним не угнаться было, литрами водку хлестал, да ещё всю ночь тр... ся мог. Да, жизнь не стоит на месте>- подумала, взглянув в зеркало Алефтина. 
Оставив спящего мужа дома, Малькова поехала в магазин, где её <в штыки > встретила Тамара. Разругавшись с сестрой, женщина отправилась к сестре домой, решив привести догадку Тамары в правду: соблазнить её мужа, Никиту.  
...Вчера, неподалёку от дома, после того, когда мужчина вёз Алефтину домой, она пыталась его соблазнить, но Никита не поддался. К тому времени пары хмеля немного испарились из головы Алефтины и она могла думать связно. Малькова, под предлогом того, что хочет в туалет, попросила остановиться. Постояв за кустом некоторое время, Алефтина стала громко стонать и звать на помощь Никиту, объясняя, что подвернула ногу. Мужчина вышел из салона машины, подошёл к сидящей на земле женщине и предложил ей в помощь свою руку. Но та, ухватив Никиту за протянутую к ней ладонь, из-зо всей силы дернула его на себя. Не удержавшись, мужчина упал, а при падении ударился головой о лежащий в траве камень, и, на несколько минут, потерял сознание. Алефтина, тем временем, стала целовать Никиту, но когда поняла, что тот без сознания, кинулась к машине, схватила бутылку с водой и полотенце, протерла ему лицо. Когда он очнулся, Малькова снова предприняла попытку соблазнения, но Никита оттолкнул её, сердито прикрикнув, чтобы оставила его в покое. Повернувшись к Алефтине спиной, он побрел в сторону пролеска, что виднелся неподалёку, а не в сторону дороги. Рассерженная женщина схватила камень, о который при падении ударился Никита и запустила им мужчине вослед. Камень ударил того в затылок и Тамарин муж, вхмахнув руками, упал на траву. Он лежал на спине неподвижно, а Алефтина испугавшись того, что его убила, окончательно протрезвела. Она не сразу решилась к приблизиться к Никите. Подкравшись, женщина опустилась на колени и нащупав пульс на шее Никиты, облегченно выдохнула - тот был жив. Положив рядом с ним бутылку с водой, Малькова села в свою машину и уехала домой...

... Подъехав к дому Тамары, Малькова поняла, что Никита дома. Его машина стояла у подъезда пятиэтажки, где жили родственники. Поднявшись на третий этаж, Алефтина взялась рукой ручку двери и она приоткрылась. Радостно улыбнувшись, женщина потихоньку зашла в квартиру. На стуле лежала рубашка Никиты, а сам он лёжа на диване в гостинной, крепко спал. На журнальном столике лежала начатая упаковка таблеток, прочитав название которых, Алефтина довольно хмыкнула, таблетки были со снотворным эффектом. Женщина взяла халат сестры, не стесняясь залезла в шкаф, выбрала соблазнительную, с кружевом на груди, ночную рубашку. В ванной она переоделась, побрызгалась духами сестры и потихоньку прилегла рядом с Никитой. Тот, почувствовав знакомый запах, обнял женщину и причмокнув губами, продолжил свой сон. Алефтина, соблазнительно улыбнулась и закинув свою ногу на ноги мужчины, обняла его рукой, положила голову ему на плечо, стала целовать Никиту в подбородок... 
Сзади раздался сдавленный крик, и Алефтина, краем глаза заметила метнувшуюся в коридор Тамару. Видимо сестра решила вернуться домой и наткнулась на ту сцену, что предстала на диване в гостиной...
Стук закрывшейся входной двери, разбудил Никиту. Не поняв со сна, что рядом с ним не его жена, а её сестра, он с закрытыми глазами стал целовать Алефтину, провёл рукой по груди... и испуганно открыл глаза. С силой оттолкнув прижавшуюся к нему женщину, он вскочил с дивана, перешагнул через лежащую на полу Алефтину и быстро прошёл на кухню. Отрыв кран, мужчина холодной водой побрызгал себе в лицо, выпил воды из-под крана, взяв полотенце, вытерся. Возвращаясь обратно в гостинную, Никита надел рубашку, застегнулся на все пуговицы. Он сел в кресло, что стояло напротив дивана, где сидела, в соблазнительной позе Алефтина, произнёс:
- Не старайся, ничего у тебя не получится. Ты и Тамара, как сорока против жаворонка. Сорока красивая и трещит без толку, а жаворонок, вроде невзрачный, но как запоет, душа радуется. И красоту внутреннюю на красивую внешность я не променяю. Итак обидели мы её, Тамару, дети мамой не называют, а она их вырастила и на ноги поставила. А сама родить себе ребёнка, так и не решилась. Хотя по глазам её вижу, своего - то она малыша до сих пор хочет... Уходи Алефтина, по - хорошему тебя прошу... Что смеешься? Ничего смешного нет. Я жену люблю...
Алефтина, действительно с каждым словом, которое причиняло ей боль, смеялась все громче и громче.
- Люби-ишь? - сквозь смех проговорила она.- Только поздно, Никита. Томка твоя, тебя не простит. Изменил ты ей, изменил, дважды...
-Я? - удивился Никита. - Я даже в мыслях ей не изменял...
-И вчера... она нас видела,.. там в кустах... И сегодня,... здесь на диване...- прошипела слова, словно выплевывая, Малькова. Ненависть сквозила во всем облике женщины, она зло смотрела на сидящего на против неё Никиту и стараясь причинить ему ещё больше боли, добавила.- И ты теперь не докажешь ей, что не изменял, потому что она все своими глазами видела...
Опрокинувшись спиной на разобранный диван, Алефтина хохотала, постепенно хохот перешёл в рыдания, потом в всхлипы. 
Никита молча смотрел на истерику женщины, потом встал, нашёл одежду Мальковой и швырнул ее в лицо Алефтины, приказал:
- Одевайся и выметайся. И чтоб ноги твоей не было больше около моей жены. 
Со злостью сорвав с себя разорванную впопыхах рубашку, голая Алефтина, не стесняясь Никиты, оделась, схватила сумочку и поговорив: <Вы ещё меня вспомните>, выскочила из квартиры.

Никита немного постоял, потом посмотрев на свои дрожащие руки, шумно несколько раз вздохнул и выдохнул, стараясь успокоиться. Потом мужчина подобрал разованную рубашку, свернул постель, на которой лежала Алефтина, все связал в узел и выбросил его в коридор. Взяв мокрую тряпку, он протер мебель в комнате, пропылесосил пол. Зайдя в ванную комнату, он встал под душ, вытираясь, он обнаружив, что Алефтина побывала и здесь. Никита собрал все, что стояло на полке и засунул вещи все в тот же узел, что лежал в коридоре, затолкал в него еще и свою одежду, в которых был при Алефтине. Достав из шкафа чистые вещи, он оделся, подхватил объемный узел, что лежал в коридоре, вышел на лестничную площадку.
На улице мужчина выбросил узел в мусорный бак, сел в машину и отправился к жене на работу. 
В магазине было несколько покупателей. Спросив у продавщицы, где его жена и получив ответ, что Тамара в кабинете, Никита побрел по коридору. Постояв несколько секунд перед дверью, он решительно её распахнул...
...Тамара, с пустой бутылкой в руках, бросилась к нему навстречу. Перехватив руку жены и выбив у неё оружие, Никита крепко прижал Тамару к себе, пытаясь её удержать и успокоить. Женщина, что сидела с женой в разгромленном кабинете, тихо вышла в коридор...

Истерика Тамары продолжалась минут пять, и все это время, Никита изо всех сил старался удержать её руки, не дать Тамаре кинуться в драку. Постепенно рыдания затихли и она успокоилась. Мужчина поднял жену на руки и два шага дошёл до дивана, где женщины сидели до его прихода. Диван, был единственным предметом мебели, который выглядел целым. Всхлипы прекратились и тогда Никита произнёс:
- Как же я тебя люблю Томка.
Женщина вздрогнула, подняла голову и посмотрела в глаза мужа. 
-Я тебе не верю,- сказала она.- Ты с ней спал, и вчера, и сегодня. А мне её объедки не нужны. Я их в детстве наелась...
Тамара решительно встала с колен Никиты и оттолкнув его руки, подошла к столу, стала складывать в стопку, разбросанные бумаги.
-Почему ты так уверена, что я тебе изменил? - тихо спросил Никита. 
- Я сама вас видела. Два раза...- прошептала Тамара.
- Вчера, когда ты нас видела, я был без сознания, а сегодня - спал. А она... просто лежала рядом. Когда проснулся, я её выгнал. Сказал, чтобы она больше не появлялась рядом с тобой и в нашем доме мы её видеть не желаем, - объяснил мужчина.
Он встал с дивана и подошёл к жене. Обняв её, прижал к себе и уткнувшись лицом в её волосы, признался:
- Мне никто не нужен, кроме тебя. Я тебя люблю...

Приношу искренние извинения за ошибки и описки, допущенные в тексте. С уважением, Елена Тихонова.





 
 
Рейтинг: +6 246 просмотров
Комментарии (10)
Анна Гирик # 10 января 2019 в 23:55 +2
Как интересно... и так всё закручено...
Жду продолжение.
Спасибо, Лена! Удачи Вам!
Елена Тихонова # 10 января 2019 в 23:59 +1
Новогоднее напряжение прошло. Буду теперь по-свободнее. Спасибо за тёплые слова и поддержку, Анна. Всего Вам, доброго. С уважением, Елена. spasibo-20
Елена Тихонова # 10 января 2019 в 23:59 +1
Новогоднее напряжение прошло. Буду теперь по-свободнее. Спасибо за тёплые слова и поддержку, Анна. Всего Вам, доброго. С уважением, Елена. spasibo-20
**Рыжик** # 12 января 2019 в 12:30 +2
Читая, переживаешь сильно. А не дай Боже, такое в жизни случится?! Хватит ли сил вынести...
Спасибо) cvety-rozy-17
Елена Тихонова # 12 января 2019 в 13:20 +2
Знаете, я очень рада, что Вам нравится повесть. У меня, когда я пишу, получается все спонтанно, нет четкой мысли, как все закончится. Будто кто-то диктует, а я пишу. Но после чувствую себя, как пробежала марафон. Сейчас не могу написать ни строчки. Последняя глава оставила ощучение опустощенности, будто выжила из меня все силы. Когда будет следующая, я Вам напишу. Спасибо за тепло и поддержку. spasibo-12
Елена Разумовская # 12 января 2019 в 23:45 +1
Елена, необыкновенно интересно. Когда читаю , полностью погружаюсь в события, оторваться просто невозможно. Спасибо за доставленное удовольствие от прочтения! cvety-30
Елена Тихонова # 13 января 2019 в 00:02 +1
Спасибо большое,что бывает у меня на страничке и читаете то, что я публикую. Примите мою искреннюю благодарность. С наступающим Старым Новым Годом Всего Вам доброго, Елена. priroda
Елена Разумовская # 13 января 2019 в 00:11 0
И Вам спасибо Елена! С наступающим Старым Новым Годом! Счастья, много радости, творческих успехов! live-21 t07067
Валентина Карпова # 13 января 2019 в 09:09 +1
Читала с удовольствием - спасибо за него! Хорошо пишете!
spasibo-20
Елена Тихонова # 13 января 2019 в 09:27 +1
Спасибо за прочтение и тёплые слова, Валентина. Очень рада, что зашли ко мне на страничку. Благодарю от всего сердца. С теплом, Елена. С наступающим Старым Новым годом. Всего наилучшего. spasibo-8
Популярная проза за месяц
112
110
Пишем письма 19 июня 2019 (Задворки)
109
106
87
75
73
70
68
65
64
63
61
59
59
58
55
54
53
52
52
51
50
50
48
45
42
42
40
38