ГлавнаяВся прозаКрупные формыПовести → Смотри на свечу (глава 9)

 

Смотри на свечу (глава 9)

3 марта 2012 - Vanda Push

Глава 9.

Это были даже другие объятия. Все, кто был «до...» обнимали и целовали так, будто хотели выжать из ее тела все соки, все забрать и выпить в одиночку. Все, как один, не особо задумывались над тем, нравится ли ей прикосновения, похожие на движения рук при использовании резинового тренировочного кольца. А руки Павла двигались по ее телу, будто путешественники - первооткрыватели. Бережно и осторожно, но очень чувственно они прикасались к тем самым заветным местам. Сначала она все прислушивалась, по старой привычке пыталась понять нравится ли ему то, что он находит на своем пути, но что-то в его поведении убедило ее в том, что все, что сейчас происходит, происходит для нее, а значит нужно расслабиться и принять это, а что потом – неважно.

Однако утро Аня ожидала с трепетом. «Получилось или не получилось...»

Она была уверена: то, как поведет себя мужчина утром, разумеется, говорит о многом. Понравилось ли ему то, что произошло или нет, хочет ли он продолжения отношений или на этом он остановиться. Тут каждый ведет себя по-разному. Один «юлит», что-то сочиняет, обещает, «искрит» какими-то льстивыми, неискренними комплиментами. Другой - задумчив, молчалив, тактичен...

Павел не спал. Его рука мягко скользнула к руке Ани. Она повернула к нему лицо, попыталась прочесть по глазам ощущения. Он прервал её мысли:

- Как ты обычно встречаешь утро?

- Пью кофе, ну или чай... Чаще, кофе. Потом иду в душ, потом делаю макияж... Что ты хочешь узнать?

- Я просто предполагаю, как бы мы вместе проводили утро, - сказал он шёпотом, нежно поглаживая Аню по голове. Другая его рука крепко сжимала женскую ладонь. От ощущения небывалой близости у Ани вдруг из глаз потекли слезинки.

- Это так трогательно, что ты говоришь, - сказала она и положила свою голову ему на грудь. – Зачем представлять то, чего никогда не будет?

- Почему не будет?

- Ты женат... Так ли возможно нам с тобой утро встречать...

- Возможно, - почти шёпотом ответил Павел. – Ты этого хочешь?

- Я..., - Аня буквально глотала слёзы. «Что же это такое? Зачем ей так больно? Зачем так хочется расцеловать это лицо, преклониться к этому плечу, уснуть... и не просыпаться, чтобы не принимать правду обстоятельств».

Она не ответила. Просто встала с постели, принялась надеваться. Паша несколько минут, молча, наблюдал за женщиной, после чего тоже присел на край кровати и стал натягивать брюки.

- Ты любишь свою жену? – вдруг спросила Аня, стоя спиной к любовнику.

Павел не отвечал.

Она повернулась и села перед ним на колени.

- Ты мог бы остаться со мной навсегда?

- Да, – тихо, но твёрдо ответил мужчина.

- Ты останешься?

- Не сейчас. Я должен сейчас уйти.

- Ты не вернёшься, - вдруг вырвалось изнутри у Ани, и она расплакалась, опустив голову на его колени.

 Павел провёл по её волосам и стал размеренно читать стихи над её головой: 

«В нелепом бегстве от слепого дня, играют тени на лице печальном

бездонные грустят глаза, и спит блаженная улыбка

разбилось зеркальце святого постоянства в мире обручальном

Развеялась мечта по ветру, рассыпая по Земле следы - ошибки...

Не отразится сердце больше в тех глазах, что рядом

Летит душа, пребольно ударяясь о бесчувственные скалы

безумство творчества окутало, представившись Наградой

гремит, возносит, отрезвляет, только этого всё мало... мало... мало...»

Анна чувствовала, как каждая строчка наполняет её душу какой-то живой, дышащей силой. Она будто летела в каком-то тёплом потоке. Хотелось слушать этот голос, слушать, не переставая...

 

Весь оставшийся день Аня провела в беспокойстве и тревоге. Даже встреча с любимой подругой не принесла ни радости, ни малейшего облегчения.

- Ну, ты молодец! – смеялась Дана. – Вот так удивила! Я от тебя не ожидала такой прыти! Даже я бы так не придумала.

Аня смущённо улыбнулась, не выдавая внутренней тревоги о своих истинных чувствах.

Но скрытая печаль не ускользнула от глаз подруги.

- Ну, а смутная такая чего? Что, измучила себя угрызениями совести?

- Хуже...

- Что же, может быть хуже-то? А-а-а-а! Постой-постой... Солнце, только не говори, что влюбилась в клиента.

Вместо ответа Аня разрыдалась.

- На–ко, выпей, - протянула Дана подруге рюмку с коньком.

- Не хочу я...

- Говорю, выпей. Не дело это, так себя изводить.

Аня залпом выпила «стопку» и смолкла, уставившись куда-то впереди себя.

- Ну, так, может, к чертям всё.  Хватай, раз чувствуешь, что твоё, да и дело с концом! Что «нюни» распускать? Вот не нравишься ты мне в последнее время. Что за синтименты? Кого ты жалеешь? Себя или какую-то тётку, которая не дорожит собственным мужем? Действуй! У тебя все карты!

- Ну да... И у неё тоже.

- Что... у неё тоже?

- Моё письменное признание...

- Что ещё за признание? Зачем?

- Да какая разница? Это как кредит доверия...

- Ну, ясно. Узнаю тебя, подружка. Что ж, плати теперь, свой кредит. Причём с процентами. Но есть и другой вариант.

- Какой другой? – с надеждой в голосе спросила Аня.

- Ты сама ему всё расскажешь, пока эту информацию не передал кто-то другой со своей подачи. Есть шанс, что он простит тебя быстрее, чем жену.

Аня согласно кивала, но без особого энтузиазма. Она так и не смогла рассказать близкой подруге о старушке-колдунье, о сорочке...

 

 

 

 

 


 

 

 

© Copyright: Vanda Push, 2012

Регистрационный номер №0032114

от 3 марта 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0032114 выдан для произведения:

Глава 9.

Это были даже другие объятия. Все, кто был «до...» обнимали и целовали так, будто хотели выжать из ее тела все соки, все забрать и выпить в одиночку. Все, как один, не особо задумывались над тем, нравится ли ей прикосновения, похожие на движения рук при использовании резинового тренировочного кольца. А руки Павла двигались по ее телу, будто путешественники - первооткрыватели. Бережно и осторожно, но очень чувственно они прикасались к тем самым заветным местам. Сначала она все прислушивалась, по старой привычке пыталась понять нравится ли ему то, что он находит на своем пути, но что-то в его поведении убедило ее в том, что все, что сейчас происходит, происходит для нее, а значит нужно расслабиться и принять это, а что потом – неважно.

Однако утро Аня ожидала с трепетом. «Получилось или не получилось...»

Она была уверена: то, как поведет себя мужчина утром, разумеется, говорит о многом. Понравилось ли ему то, что произошло или нет, хочет ли он продолжения отношений или на этом он остановиться. Тут каждый ведет себя по-разному. Один «юлит», что-то сочиняет, обещает, «искрит» какими-то льстивыми, неискренними комплиментами. Другой - задумчив, молчалив, тактичен...

Павел не спал. Его рука мягко скользнула к руке Ани. Она повернула к нему лицо, попыталась прочесть по глазам ощущения. Он прервал её мысли:

- Как ты обычно встречаешь утро?

- Пью кофе, ну или чай... Чаще, кофе. Потом иду в душ, потом делаю макияж... Что ты хочешь узнать?

- Я просто предполагаю, как бы мы вместе проводили утро, - сказал он шёпотом, нежно поглаживая Аню по голове. Другая его рука крепко сжимала женскую ладонь. От ощущения небывалой близости у Ани вдруг из глаз потекли слезинки.

- Это так трогательно, что ты говоришь, - сказала она и положила свою голову ему на грудь. – Зачем представлять то, чего никогда не будет?

- Почему не будет?

- Ты женат... Так ли возможно нам с тобой утро встречать...

- Возможно, - почти шёпотом ответил Павел. – Ты этого хочешь?

- Я..., - Аня буквально глотала слёзы. «Что же это такое? Зачем ей так больно? Зачем так хочется расцеловать это лицо, преклониться к этому плечу, уснуть... и не просыпаться, чтобы не принимать правду обстоятельств».

Она не ответила. Просто встала с постели, принялась надеваться. Паша несколько минут, молча, наблюдал за женщиной, после чего тоже присел на край кровати и стал натягивать брюки.

- Ты любишь свою жену? – вдруг спросила Аня, стоя спиной к любовнику.

Павел не отвечал.

Она повернулась и села перед ним на колени.

- Ты мог бы остаться со мной навсегда?

- Да, – тихо, но твёрдо ответил мужчина.

- Ты останешься?

- Не сейчас. Я должен сейчас уйти.

- Ты не вернёшься, - вдруг вырвалось изнутри у Ани, и она расплакалась, опустив голову на его колени.

 Павел провёл по её волосам и стал размеренно читать стихи над её головой: 

«В нелепом бегстве от слепого дня, играют тени на лице печальном

бездонные грустят глаза, и спит блаженная улыбка

разбилось зеркальце святого постоянства в мире обручальном

Развеялась мечта по ветру, рассыпая по Земле следы - ошибки...

Не отразится сердце больше в тех глазах, что рядом

Летит душа, пребольно ударяясь о бесчувственные скалы

безумство творчества окутало, представившись Наградой

гремит, возносит, отрезвляет, только этого всё мало... мало... мало...»

Анна чувствовала, как каждая строчка наполняет её душу какой-то живой, дышащей силой. Она будто летела в каком-то тёплом потоке. Хотелось слушать этот голос, слушать, не переставая...

 

Весь оставшийся день Аня провела в беспокойстве и тревоге. Даже встреча с любимой подругой не принесла ни радости, ни малейшего облегчения.

- Ну, ты молодец! – смеялась Дана. – Вот так удивила! Я от тебя не ожидала такой прыти! Даже я бы так не придумала.

Аня смущённо улыбнулась, не выдавая внутренней тревоги о своих истинных чувствах.

Но скрытая печаль не ускользнула от глаз подруги.

- Ну, а смутная такая чего? Что, измучила себя угрызениями совести?

- Хуже...

- Что же, может быть хуже-то? А-а-а-а! Постой-постой... Солнце, только не говори, что влюбилась в клиента.

Вместо ответа Аня разрыдалась.

- На–ко, выпей, - протянула Дана подруге рюмку с коньком.

- Не хочу я...

- Говорю, выпей. Не дело это, так себя изводить.

Аня залпом выпила «стопку» и смолкла, уставившись куда-то впереди себя.

- Ну, так, может, к чертям всё.  Хватай, раз чувствуешь, что твоё, да и дело с концом! Что «нюни» распускать? Вот не нравишься ты мне в последнее время. Что за синтименты? Кого ты жалеешь? Себя или какую-то тётку, которая не дорожит собственным мужем? Действуй! У тебя все карты!

- Ну да... И у неё тоже.

- Что... у неё тоже?

- Моё письменное признание...

- Что ещё за признание? Зачем?

- Да какая разница? Это как кредит доверия...

- Ну, ясно. Узнаю тебя, подружка. Что ж, плати теперь, свой кредит. Причём с процентами. Но есть и другой вариант.

- Какой другой? – с надеждой в голосе спросила Аня.

- Ты сама ему всё расскажешь, пока эту информацию не передал кто-то другой со своей подачи. Есть шанс, что он простит тебя быстрее, чем жену.

Аня согласно кивала, но без особого энтузиазма. Она так и не смогла рассказать близкой подруге о старушке-колдунье, о сорочке...

 

 

 

 

 


 

 

 

Рейтинг: +1 128 просмотров
Комментарии (2)
Марина Дементьева # 28 июня 2012 в 16:35 0
Наташа, очень красиво написана любовная сцена. Стихи, как нечто завершающееся, романтичное, но, увы, обреченное... Грустно мне. Но, как же все произойдет дальше? smileded
Vanda Push # 28 июня 2012 в 18:06 0
Произведение вообще драматично...даже очень. Но мне хотелось таким путём заставить не только сопереживать героине, но и определять соотношение "предшествующее-случившееся". Спасибо вам за внимание.