ГлавнаяПрозаКрупные формыПовести → Предатель. Часть 6

Предатель. Часть 6

17 ноября 2012 - Ирина Каденская

На следующий день Пашка зашёл в городской Почтамт. Отправил матери бОльшую часть своей первой получки. В перевод он вложил совсем маленькое письмецо:
"Жив, здоров, устроился на работу. У меня всё хорошо."
Писать и читать Пашку научил ещё отец. В их деревне школы не было. Потом Пашка обещал и Танюхе научить её читать, да вот, не успел.
"А теперь когда я опять их увижу, мать и Танюху?" - с горечью подумал Пашка, - "с этой работы никак и не вырвешься".
И ему в очередной раз вдруг остро захотелось бросить всё и уехать обратно, в деревню.
Но Пашка усилием воли прогнал назойливые мысли. Вместе с письмом он отправил кулёк жжёных леденцов и несколько красивых разноцветных ленточек для сестры, которые купил накануне в лавке. Яркие и красивые, в косы вплетать. В их деревне таких точно не достанешь.

Пашка уже вышел из здания почтамта, сунул руки в карманы, и его правая рука наткнулась на завалившийся в глубокий карман небольшой металлический предмет.
Он вытащил этот предмет, и рука его дрогнула. Это был тот самый медальончик со святой Ксенией, который Сибирцев вчера просил передать его жене.
В сознании Пашки почти сразу же отчётливо всплыл адрес: Никольская улица, дом 5, квартира 14

Пашка сплюнул, достал папиросу, закурил. Появилось огромное искушение выбросить медальон и вообще обо всём этом забыть. Но перед глазами возник умоляющий взгляд расстрелянного.
"Чёрт, пообещал же ему на свою голову", - подумал Пашка, поднял воротник и, засунув руки в карманы, побрёл в сторону Никольской улицы. Она находилась не так уж близко отсюда, и пришлось пройти целый большой квартал. Он миновал ту белую церковь, где тогда случайно встретился с Еленой. И при воспоминании о Елене его сердце болезненно сжалось.
Пашка тряхнул головой, стараясь прогнать ненужные мысли и ускорил шаг. Вот и дом под номером пять. Трехэтажное серое каменное здание всего лишь с одной массивной парадной. Пашка открыл тяжёлую дверь, вошёл. Квартира 14 находилась на втором этаже. Он подошел к светло-коричневой двери и нажал кнопку звонка.

Послышались шаги, затем звякнул открываемый замок, и дверь приоткрылась на длину маленькой цепочки. В узкую щель на него посмотрел тревожный женский взгляд.
- Вы Сибирцева? - прямо спросил Пашка и сунул в лицо женщине своё удостоверение, - открывайте.
Женщина как-будто тихо охнула, но через пару мгновений, видимо собравшись с духом, отворила ему дверь.
Пашка шагнул в прихожую, и женщина отступила назад. Она была совсем небольшого роста, миниатюрная, но очень симпатичная. У неё были волнистые каштановые волосы и большие зеленые глаза, какого-то чистого изумрудного цвета. И длинные темные ресницы. Она широко распахнула их, уставившись на Пашку и отступая вглубь коридора.
За её спиной Пашка увидел мальчишку лет десяти, который с таким же испугом смотрел на него.
- Коля, иди в комнату, - обернувшись шепнула женщина, и ребенок послушно скрылся за дверью.

Женщина посмотрела на Пашку, прижав руки к груди. И он опять почему-то отчётливо вспомнил Елену.
- Что... и меня... тоже? - запинаясь проговорила жена Сибирцева. И Пашка понял, что она имеет в виду свой арест.
- Нет, успокойтесь, - быстро проговорил он. Засунул руку в карман и вытащил медальон. - Просто Ваш муж попросил меня передать это.
Он протянул ей медальон, и женщина какое-то время, несколько секунд непонимающе смотрела на него. Затем она схватила серебристый овал с изображением святой из Пашкиных рук, прижала к губам. Её лицо дрогнуло, из глаз побежали слёзы. И Пашка понял, что она обо всём догадалась.
- Когда? - прошептала женщина, - когда это произошло?
И Пашка понял, что она спрашивает, когда был расстрелян её муж.
- Вчера, - буркнул он, стараясь говорить, как можно равнодушнее, - вчера вечером.
Женщина стояла молча, как оглушенная, прижимая медальончик к губам.
Пашка кашлянул.
- Ну, прощайте, - буркнул он ей, - дверь не забудьте закрыть.
Повернулся и вышел из квартиры. Тяжёлая дверь медленно захлопнулась за ним и, уже спускаясь по ступеням вниз, Пашка услышал раздавшийся за дверью страшный женский крик.

***

На душе опять было тоскливо и муторно. Надо было возвращаться в ЧК, но Пашка сам не заметил, как ноги принесли его к дому, где жил Грановский. И Елена.
Он сам не знал, зачем пришёл сюда, но сейчас зачем-то стоял с другой стороны улицы под навесом небольшой керосинной лавки и смотрел на дверь дома.
Как-будто из неё с минуты на минуту могла выйти Елена. Пашка вдруг совершенно отчётливо понял, что ему остро, до боли хочется её увидеть. Это было какое-то странное наваждение, ничего подобного раньше Пашка никогда не испытывал. И это новое непонятное чувство удивляло и пугало его. Но он почему-то совсем не хотел с ним бороться. Минуты шли, потихоньку стало темнеть, начал накрапывать мелкий дождик. Пашка всё смотрел на дверь дома и на окна, пытаясь догадаться за которым из них находится квартира Грановского. Тогда он запомнил, что это был третий этаж. А на окнах кухни были белые кружевные занавески. Но сейчас уже стемнело настолько, что не только занавески на окнах, но и сам дом было плохо виден. Конечно, чуда не произошло, и Елена не появилась.
"Да и выходит она наверное редко", - подумал Пашка, - "все-таки у неё ребёнок маленький. Да и Грановский наверняка её особо никуда не пускает"
Его рука непроизвольно сжалась в кулак и он, достав ещё одну папиросу, выкурил её, уже совсем собираясь уходить. Но вместо этого почему-то бросил взгляд на вывеску с надписью "Самый лучший керосин в городе" и зашёл внутрь.
Над дверью звякнул маленький медный колокольчик. Из-за прилавка на Пашку внимательно посмотрел невысокий полноватый мужчина с темными усами.
- Чем могу помочь? - заискивающе спросил он.
Пашка подошёл к прилавку, на ходу обдумывая вопрос, который всё это время вертелся у него в голове.
- Вечер добрый, - поздоровался Пашка. - Я не за керосином...
На лице торговца выразилось явственное сожаление и страх.
- А... зачем же, товарищ? - спросил он.
- Да узнать кое-что.
Пашка облокотился на прилавок.
- Об одном человеке. Это женщина, живёт в доме напротив.
Продавец керосином понимающе кивнул, но испуг в его глазах не проходил.
- Что за женщина? - процедил он.
- Фамилии я не знаю, - ответил Пашка, - звать её Елена. Стройная, красивая, светлые волосы, глаза тёмные. У неё ещё дочка маленькая, Настя, лет пяти.
Керосинщик посмотрел на него с ещё большим испугом.
- Знаю её, - наконец сказал он, - за керосином ко мне заходит частенько. Только парень, - он внимательно посмотрел Пашке в глаза, - она женщина несвободная.
Так что не советую я тебе...
- Я в курсе, - улыбнулся ему Пашка, - просто спросил. А за керосином-то она часто заходит?
- Давненько уж не была. На днях наверное зайдет.
- А когда обычно заходит? - продолжал допытываться Пашка
- По утрам обычно. - признался торговец.
- Ну, добро, - кивнул Пашка, - спасибо.
- Только не советую я тебе, товарищ, - керосинщик понизил голос, уставившись на Пашку своими небольшими чёрными глазами, - я сказал уже, что женщина она несвободная"
- Я знаю, - просто ответил Пашка.
Керосинщик посмотрел на него с удивлением, но ничего не сказал

***

Через пару дней, улучив свободное время в утренние часы, Пашка опять пристроился под навесом уже знакомой керосинной лавки. Утро начала ноября было на удивление ясным, светило холодное осеннее солнце. А Пашкино сердце почему-то учащённо билось. Он стоял так уже минут сорок, не отрывая взгляд от парадной.
И вдруг, его сердце на мгновение как-будто остановилось, а потом застучало ещё сильнее. Пашка даже прижал руку к груди. Дверь парадной открылась и из неё вышла худенькая светловолосая женщина в тёмном пальто и белом пушистом платке. Это была Елена. Была она одна, без дочки, и Пашка подумал, что с Настей наверное опять сидит соседка.
Елена быстрым движением поправила на плече ремень сумочки, ступила на мостовую. Она уже перешла улицу, подошла к керосинной лавке, была уже у самой её двери, когда Пашка вышел из-под навеса и негромко окликнул женщину по имени. Елена нервно обернулась, заметила Пашку. Лицо её очень побледнело, и он увидел страх в её больших тёмных глазах.
- Паша, зачем ты здесь? - тихо спросила Елена.

/Продолжение следует/

© Copyright: Ирина Каденская, 2012

Регистрационный номер №0094070

от 17 ноября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0094070 выдан для произведения:

На следующий день Пашка зашёл в городской Почтамт. Отправил матери бОльшую часть своей первой получки. В перевод он вложил совсем маленькое письмецо:
"Жив, здоров, устроился на работу. У меня всё хорошо."
Писать и читать Пашку научил ещё отец. В их деревне школы не было. Потом Пашка обещал и Танюхе научить её читать, да вот, не успел.
"А теперь когда я опять их увижу, мать и Танюху?" - с горечью подумал Пашка, - "с этой работы никак и не вырвешься".
И ему в очередной раз вдруг остро захотелось бросить всё и уехать обратно, в деревню.
Но Пашка усилием воли прогнал назойливые мысли. Вместе с письмом он отправил кулёк жжёных леденцов и несколько красивых разноцветных ленточек для сестры, которые купил накануне в лавке. Яркие и красивые, в косы вплетать. В их деревне таких точно не достанешь.

Пашка уже вышел из здания почтамта, сунул руки в карманы, и его правая рука наткнулась на завалившийся в глубокий карман небольшой металлический предмет.
Он вытащил этот предмет, и рука его дрогнула. Это был тот самый медальончик со святой Ксенией, который Сибирцев вчера просил передать его жене.
В сознании Пашки почти сразу же отчётливо всплыл адрес: Никольская улица, дом 5, квартира 14

Пашка сплюнул, достал папиросу, закурил. Появилось огромное искушение выбросить медальон и вообще обо всём этом забыть. Но перед глазами возник умоляющий взгляд расстрелянного.
"Чёрт, пообещал же ему на свою голову", - подумал Пашка, поднял воротник и, засунув руки в карманы, побрёл в сторону Никольской улицы. Она находилась не так уж близко отсюда, и пришлось пройти целый большой квартал. Он миновал ту белую церковь, где тогда случайно встретился с Еленой. И при воспоминании о Елене его сердце болезненно сжалось.
Пашка тряхнул головой, стараясь прогнать ненужные мысли и ускорил шаг. Вот и дом под номером пять. Трехэтажное серое каменное здание всего лишь с одной массивной парадной. Пашка открыл тяжёлую дверь, вошёл. Квартира 14 находилась на втором этаже. Он подошел к светло-коричневой двери и нажал кнопку звонка.

Послышались шаги, затем звякнул открываемый замок, и дверь приоткрылась на длину маленькой цепочки. В узкую щель на него посмотрел тревожный женский взгляд.
- Вы Сибирцева? - прямо спросил Пашка и сунул в лицо женщине своё удостоверение, - открывайте.
Женщина как-будто тихо охнула, но через пару мгновений, видимо собравшись с духом, отворила ему дверь.
Пашка шагнул в прихожую, и женщина отступила назад. Она была совсем небольшого роста, миниатюрная, но очень симпатичная. У неё были волнистые каштановые волосы и большие зеленые глаза, какого-то чистого изумрудного цвета. И длинные темные ресницы. Она широко распахнула их, уставившись на Пашку и отступая вглубь коридора.
За её спиной Пашка увидел мальчишку лет десяти, который с таким же испугом смотрел на него.
- Коля, иди в комнату, - обернувшись шепнула женщина, и ребенок послушно скрылся за дверью.

Женщина посмотрела на Пашку, прижав руки к груди. И он опять почему-то отчётливо вспомнил Елену.
- Что... и меня... тоже? - запинаясь проговорила жена Сибирцева. И Пашка понял, что она имеет в виду свой арест.
- Нет, успокойтесь, - быстро проговорил он. Засунул руку в карман и вытащил медальон. - Просто Ваш муж попросил меня передать это.
Он протянул ей медальон, и женщина какое-то время, несколько секунд непонимающе смотрела на него. Затем она схватила серебристый овал с изображением святой из Пашкиных рук, прижала к губам. Её лицо дрогнуло, из глаз побежали слёзы. И Пашка понял, что она обо всём догадалась.
- Когда? - прошептала женщина, - когда это произошло?
И Пашка понял, что она спрашивает, когда был расстрелян её муж.
- Вчера, - буркнул он, стараясь говорить, как можно равнодушнее, - вчера вечером.
Женщина стояла молча, как оглушенная, прижимая медальончик к губам.
Пашка кашлянул.
- Ну, прощайте, - буркнул он ей, - дверь не забудьте закрыть.
Повернулся и вышел из квартиры. Тяжёлая дверь медленно захлопнулась за ним и, уже спускаясь по ступеням вниз, Пашка услышал раздавшийся за дверью страшный женский крик.

***

На душе опять было тоскливо и муторно. Надо было возвращаться в ЧК, но Пашка сам не заметил, как ноги принесли его к дому, где жил Грановский. И Елена.
Он сам не знал, зачем пришёл сюда, но сейчас зачем-то стоял с другой стороны улицы под навесом небольшой керосинной лавки и смотрел на дверь дома.
Как-будто из неё с минуты на минуту могла выйти Елена. Пашка вдруг совершенно отчётливо понял, что ему остро, до боли хочется её увидеть. Это было какое-то странное наваждение, ничего подобного раньше Пашка никогда не испытывал. И это новое непонятное чувство удивляло и пугало его. Но он почему-то совсем не хотел с ним бороться. Минуты шли, потихоньку стало темнеть, начал накрапывать мелкий дождик. Пашка всё смотрел на дверь дома и на окна, пытаясь догадаться за которым из них находится квартира Грановского. Тогда он запомнил, что это был третий этаж. А на окнах кухни были белые кружевные занавески. Но сейчас уже стемнело настолько, что не только занавески на окнах, но и сам дом было плохо виден. Конечно, чуда не произошло, и Елена не появилась.
"Да и выходит она наверное редко", - подумал Пашка, - "все-таки у неё ребёнок маленький. Да и Грановский наверняка её особо никуда не пускает"
Его рука непроизвольно сжалась в кулак и он, достав ещё одну папиросу, выкурил её, уже совсем собираясь уходить. Но вместо этого почему-то бросил взгляд на вывеску с надписью "Самый лучший керосин в городе" и зашёл внутрь.
Над дверью звякнул маленький медный колокольчик. Из-за прилавка на Пашку внимательно посмотрел невысокий полноватый мужчина с темными усами.
- Чем могу помочь? - заискивающе спросил он.
Пашка подошёл к прилавку, на ходу обдумывая вопрос, который всё это время вертелся у него в голове.
- Вечер добрый, - поздоровался Пашка. - Я не за керосином...
На лице торговца выразилось явственное сожаление и страх.
- А... зачем же, товарищ? - спросил он.
- Да узнать кое-что.
Пашка облокотился на прилавок.
- Об одном человеке. Это женщина, живёт в доме напротив.
Продавец керосином понимающе кивнул, но испуг в его глазах не проходил.
- Что за женщина? - процедил он.
- Фамилии я не знаю, - ответил Пашка, - звать её Елена. Стройная, красивая, светлые волосы, глаза тёмные. У неё ещё дочка маленькая, Настя, лет пяти.
Керосинщик посмотрел на него с ещё большим испугом.
- Знаю её, - наконец сказал он, - за керосином ко мне заходит частенько. Только парень, - он внимательно посмотрел Пашке в глаза, - она женщина несвободная.
Так что не советую я тебе...
- Я в курсе, - улыбнулся ему Пашка, - просто спросил. А за керосином-то она часто заходит?
- Давненько уж не была. На днях наверное зайдет.
- А когда обычно заходит? - продолжал допытываться Пашка
- По утрам обычно. - признался торговец.
- Ну, добро, - кивнул Пашка, - спасибо.
- Только не советую я тебе, товарищ, - керосинщик понизил голос, уставившись на Пашку своими небольшими чёрными глазами, - я сказал уже, что женщина она несвободная"
- Я знаю, - просто ответил Пашка.
Керосинщик посмотрел на него с удивлением, но ничего не сказал

***

Через пару дней, улучив свободное время в утренние часы, Пашка опять пристроился под навесом уже знакомой керосинной лавки. Утро начала ноября было на удивление ясным, светило холодное осеннее солнце. А Пашкино сердце почему-то учащённо билось. Он стоял так уже минут сорок, не отрывая взгляд от парадной.
И вдруг, его сердце на мгновение как-будто остановилось, а потом застучало ещё сильнее. Пашка даже прижал руку к груди. Дверь парадной открылась и из неё вышла худенькая светловолосая женщина в тёмном пальто и белом пушистом платке. Это была Елена. Была она одна, без дочки, и Пашка подумал, что с Настей наверное опять сидит соседка.
Елена быстрым движением поправила на плече ремень сумочки, ступила на мостовую. Она уже перешла улицу, подошла к керосинной лавке, была уже у самой её двери, когда Пашка вышел из-под навеса и негромко окликнул женщину по имени. Елена нервно обернулась, заметила Пашку. Лицо её очень побледнело, и он увидел страх в её больших тёмных глазах.
- Паша, зачем ты здесь? - тихо спросила Елена.

/Продолжение следует/

Рейтинг: +3 874 просмотра
Комментарии (6)
0 # 17 ноября 2012 в 19:12 0
Читаю, читаю...
Ирина Каденская # 17 ноября 2012 в 22:10 0
Спасибо, Танюша! buket1
Анна Магасумова # 17 ноября 2012 в 22:42 0
rose И я читаю, очень заинтересовалась судьбой Пашки.
Ирина Каденская # 17 ноября 2012 в 23:50 0
Очень рада, что Вам интересно)
Спасибо! elka2
Завтра будет продолжение)
Любовь Сабеева # 18 ноября 2012 в 20:10 0
С нетерпением жду продолжения!!! big_smiles_138 buket7
Ирина Каденская # 19 ноября 2012 в 03:06 0
Спасибо Вам огромное! buket4

 

Популярная проза за месяц
175
138
127
118
117
Кто она, Осень? 28 сентября 2017 (Тая Кузмина)
112
​ТАЙНА ОСЕНИ 29 сентября 2017 (Эльвира Ищенко)
105
101
101
98
97
97
95
94
93
91
90
89
86
85
84
83
81
80
77
75
68
61
52
50