ГлавнаяВся прозаКрупные формыПовести → Предатель. Часть 6

 

Предатель. Часть 6

17 ноября 2012 - Ирина Каденская

На следующий день Пашка зашёл в городской Почтамт. Отправил матери бОльшую часть своей первой получки. В перевод он вложил совсем маленькое письмецо:
"Жив, здоров, устроился на работу. У меня всё хорошо."
Писать и читать Пашку научил ещё отец. В их деревне школы не было. Потом Пашка обещал и Танюхе научить её читать, да вот, не успел.
"А теперь когда я опять их увижу, мать и Танюху?" - с горечью подумал Пашка, - "с этой работы никак и не вырвешься".
И ему в очередной раз вдруг остро захотелось бросить всё и уехать обратно, в деревню.
Но Пашка усилием воли прогнал назойливые мысли. Вместе с письмом он отправил кулёк жжёных леденцов и несколько красивых разноцветных ленточек для сестры, которые купил накануне в лавке. Яркие и красивые, в косы вплетать. В их деревне таких точно не достанешь.

Пашка уже вышел из здания почтамта, сунул руки в карманы, и его правая рука наткнулась на завалившийся в глубокий карман небольшой металлический предмет.
Он вытащил этот предмет, и рука его дрогнула. Это был тот самый медальончик со святой Ксенией, который Сибирцев вчера просил передать его жене.
В сознании Пашки почти сразу же отчётливо всплыл адрес: Никольская улица, дом 5, квартира 14

Пашка сплюнул, достал папиросу, закурил. Появилось огромное искушение выбросить медальон и вообще обо всём этом забыть. Но перед глазами возник умоляющий взгляд расстрелянного.
"Чёрт, пообещал же ему на свою голову", - подумал Пашка, поднял воротник и, засунув руки в карманы, побрёл в сторону Никольской улицы. Она находилась не так уж близко отсюда, и пришлось пройти целый большой квартал. Он миновал ту белую церковь, где тогда случайно встретился с Еленой. И при воспоминании о Елене его сердце болезненно сжалось.
Пашка тряхнул головой, стараясь прогнать ненужные мысли и ускорил шаг. Вот и дом под номером пять. Трехэтажное серое каменное здание всего лишь с одной массивной парадной. Пашка открыл тяжёлую дверь, вошёл. Квартира 14 находилась на втором этаже. Он подошел к светло-коричневой двери и нажал кнопку звонка.

Послышались шаги, затем звякнул открываемый замок, и дверь приоткрылась на длину маленькой цепочки. В узкую щель на него посмотрел тревожный женский взгляд.
- Вы Сибирцева? - прямо спросил Пашка и сунул в лицо женщине своё удостоверение, - открывайте.
Женщина как-будто тихо охнула, но через пару мгновений, видимо собравшись с духом, отворила ему дверь.
Пашка шагнул в прихожую, и женщина отступила назад. Она была совсем небольшого роста, миниатюрная, но очень симпатичная. У неё были волнистые каштановые волосы и большие зеленые глаза, какого-то чистого изумрудного цвета. И длинные темные ресницы. Она широко распахнула их, уставившись на Пашку и отступая вглубь коридора.
За её спиной Пашка увидел мальчишку лет десяти, который с таким же испугом смотрел на него.
- Коля, иди в комнату, - обернувшись шепнула женщина, и ребенок послушно скрылся за дверью.

Женщина посмотрела на Пашку, прижав руки к груди. И он опять почему-то отчётливо вспомнил Елену.
- Что... и меня... тоже? - запинаясь проговорила жена Сибирцева. И Пашка понял, что она имеет в виду свой арест.
- Нет, успокойтесь, - быстро проговорил он. Засунул руку в карман и вытащил медальон. - Просто Ваш муж попросил меня передать это.
Он протянул ей медальон, и женщина какое-то время, несколько секунд непонимающе смотрела на него. Затем она схватила серебристый овал с изображением святой из Пашкиных рук, прижала к губам. Её лицо дрогнуло, из глаз побежали слёзы. И Пашка понял, что она обо всём догадалась.
- Когда? - прошептала женщина, - когда это произошло?
И Пашка понял, что она спрашивает, когда был расстрелян её муж.
- Вчера, - буркнул он, стараясь говорить, как можно равнодушнее, - вчера вечером.
Женщина стояла молча, как оглушенная, прижимая медальончик к губам.
Пашка кашлянул.
- Ну, прощайте, - буркнул он ей, - дверь не забудьте закрыть.
Повернулся и вышел из квартиры. Тяжёлая дверь медленно захлопнулась за ним и, уже спускаясь по ступеням вниз, Пашка услышал раздавшийся за дверью страшный женский крик.

***

На душе опять было тоскливо и муторно. Надо было возвращаться в ЧК, но Пашка сам не заметил, как ноги принесли его к дому, где жил Грановский. И Елена.
Он сам не знал, зачем пришёл сюда, но сейчас зачем-то стоял с другой стороны улицы под навесом небольшой керосинной лавки и смотрел на дверь дома.
Как-будто из неё с минуты на минуту могла выйти Елена. Пашка вдруг совершенно отчётливо понял, что ему остро, до боли хочется её увидеть. Это было какое-то странное наваждение, ничего подобного раньше Пашка никогда не испытывал. И это новое непонятное чувство удивляло и пугало его. Но он почему-то совсем не хотел с ним бороться. Минуты шли, потихоньку стало темнеть, начал накрапывать мелкий дождик. Пашка всё смотрел на дверь дома и на окна, пытаясь догадаться за которым из них находится квартира Грановского. Тогда он запомнил, что это был третий этаж. А на окнах кухни были белые кружевные занавески. Но сейчас уже стемнело настолько, что не только занавески на окнах, но и сам дом было плохо виден. Конечно, чуда не произошло, и Елена не появилась.
"Да и выходит она наверное редко", - подумал Пашка, - "все-таки у неё ребёнок маленький. Да и Грановский наверняка её особо никуда не пускает"
Его рука непроизвольно сжалась в кулак и он, достав ещё одну папиросу, выкурил её, уже совсем собираясь уходить. Но вместо этого почему-то бросил взгляд на вывеску с надписью "Самый лучший керосин в городе" и зашёл внутрь.
Над дверью звякнул маленький медный колокольчик. Из-за прилавка на Пашку внимательно посмотрел невысокий полноватый мужчина с темными усами.
- Чем могу помочь? - заискивающе спросил он.
Пашка подошёл к прилавку, на ходу обдумывая вопрос, который всё это время вертелся у него в голове.
- Вечер добрый, - поздоровался Пашка. - Я не за керосином...
На лице торговца выразилось явственное сожаление и страх.
- А... зачем же, товарищ? - спросил он.
- Да узнать кое-что.
Пашка облокотился на прилавок.
- Об одном человеке. Это женщина, живёт в доме напротив.
Продавец керосином понимающе кивнул, но испуг в его глазах не проходил.
- Что за женщина? - процедил он.
- Фамилии я не знаю, - ответил Пашка, - звать её Елена. Стройная, красивая, светлые волосы, глаза тёмные. У неё ещё дочка маленькая, Настя, лет пяти.
Керосинщик посмотрел на него с ещё большим испугом.
- Знаю её, - наконец сказал он, - за керосином ко мне заходит частенько. Только парень, - он внимательно посмотрел Пашке в глаза, - она женщина несвободная.
Так что не советую я тебе...
- Я в курсе, - улыбнулся ему Пашка, - просто спросил. А за керосином-то она часто заходит?
- Давненько уж не была. На днях наверное зайдет.
- А когда обычно заходит? - продолжал допытываться Пашка
- По утрам обычно. - признался торговец.
- Ну, добро, - кивнул Пашка, - спасибо.
- Только не советую я тебе, товарищ, - керосинщик понизил голос, уставившись на Пашку своими небольшими чёрными глазами, - я сказал уже, что женщина она несвободная"
- Я знаю, - просто ответил Пашка.
Керосинщик посмотрел на него с удивлением, но ничего не сказал

***

Через пару дней, улучив свободное время в утренние часы, Пашка опять пристроился под навесом уже знакомой керосинной лавки. Утро начала ноября было на удивление ясным, светило холодное осеннее солнце. А Пашкино сердце почему-то учащённо билось. Он стоял так уже минут сорок, не отрывая взгляд от парадной.
И вдруг, его сердце на мгновение как-будто остановилось, а потом застучало ещё сильнее. Пашка даже прижал руку к груди. Дверь парадной открылась и из неё вышла худенькая светловолосая женщина в тёмном пальто и белом пушистом платке. Это была Елена. Была она одна, без дочки, и Пашка подумал, что с Настей наверное опять сидит соседка.
Елена быстрым движением поправила на плече ремень сумочки, ступила на мостовую. Она уже перешла улицу, подошла к керосинной лавке, была уже у самой её двери, когда Пашка вышел из-под навеса и негромко окликнул женщину по имени. Елена нервно обернулась, заметила Пашку. Лицо её очень побледнело, и он увидел страх в её больших тёмных глазах.
- Паша, зачем ты здесь? - тихо спросила Елена.

/Продолжение следует/

© Copyright: Ирина Каденская, 2012

Регистрационный номер №0094070

от 17 ноября 2012

[Скрыть] Регистрационный номер 0094070 выдан для произведения:

На следующий день Пашка зашёл в городской Почтамт. Отправил матери бОльшую часть своей первой получки. В перевод он вложил совсем маленькое письмецо:
"Жив, здоров, устроился на работу. У меня всё хорошо."
Писать и читать Пашку научил ещё отец. В их деревне школы не было. Потом Пашка обещал и Танюхе научить её читать, да вот, не успел.
"А теперь когда я опять их увижу, мать и Танюху?" - с горечью подумал Пашка, - "с этой работы никак и не вырвешься".
И ему в очередной раз вдруг остро захотелось бросить всё и уехать обратно, в деревню.
Но Пашка усилием воли прогнал назойливые мысли. Вместе с письмом он отправил кулёк жжёных леденцов и несколько красивых разноцветных ленточек для сестры, которые купил накануне в лавке. Яркие и красивые, в косы вплетать. В их деревне таких точно не достанешь.

Пашка уже вышел из здания почтамта, сунул руки в карманы, и его правая рука наткнулась на завалившийся в глубокий карман небольшой металлический предмет.
Он вытащил этот предмет, и рука его дрогнула. Это был тот самый медальончик со святой Ксенией, который Сибирцев вчера просил передать его жене.
В сознании Пашки почти сразу же отчётливо всплыл адрес: Никольская улица, дом 5, квартира 14

Пашка сплюнул, достал папиросу, закурил. Появилось огромное искушение выбросить медальон и вообще обо всём этом забыть. Но перед глазами возник умоляющий взгляд расстрелянного.
"Чёрт, пообещал же ему на свою голову", - подумал Пашка, поднял воротник и, засунув руки в карманы, побрёл в сторону Никольской улицы. Она находилась не так уж близко отсюда, и пришлось пройти целый большой квартал. Он миновал ту белую церковь, где тогда случайно встретился с Еленой. И при воспоминании о Елене его сердце болезненно сжалось.
Пашка тряхнул головой, стараясь прогнать ненужные мысли и ускорил шаг. Вот и дом под номером пять. Трехэтажное серое каменное здание всего лишь с одной массивной парадной. Пашка открыл тяжёлую дверь, вошёл. Квартира 14 находилась на втором этаже. Он подошел к светло-коричневой двери и нажал кнопку звонка.

Послышались шаги, затем звякнул открываемый замок, и дверь приоткрылась на длину маленькой цепочки. В узкую щель на него посмотрел тревожный женский взгляд.
- Вы Сибирцева? - прямо спросил Пашка и сунул в лицо женщине своё удостоверение, - открывайте.
Женщина как-будто тихо охнула, но через пару мгновений, видимо собравшись с духом, отворила ему дверь.
Пашка шагнул в прихожую, и женщина отступила назад. Она была совсем небольшого роста, миниатюрная, но очень симпатичная. У неё были волнистые каштановые волосы и большие зеленые глаза, какого-то чистого изумрудного цвета. И длинные темные ресницы. Она широко распахнула их, уставившись на Пашку и отступая вглубь коридора.
За её спиной Пашка увидел мальчишку лет десяти, который с таким же испугом смотрел на него.
- Коля, иди в комнату, - обернувшись шепнула женщина, и ребенок послушно скрылся за дверью.

Женщина посмотрела на Пашку, прижав руки к груди. И он опять почему-то отчётливо вспомнил Елену.
- Что... и меня... тоже? - запинаясь проговорила жена Сибирцева. И Пашка понял, что она имеет в виду свой арест.
- Нет, успокойтесь, - быстро проговорил он. Засунул руку в карман и вытащил медальон. - Просто Ваш муж попросил меня передать это.
Он протянул ей медальон, и женщина какое-то время, несколько секунд непонимающе смотрела на него. Затем она схватила серебристый овал с изображением святой из Пашкиных рук, прижала к губам. Её лицо дрогнуло, из глаз побежали слёзы. И Пашка понял, что она обо всём догадалась.
- Когда? - прошептала женщина, - когда это произошло?
И Пашка понял, что она спрашивает, когда был расстрелян её муж.
- Вчера, - буркнул он, стараясь говорить, как можно равнодушнее, - вчера вечером.
Женщина стояла молча, как оглушенная, прижимая медальончик к губам.
Пашка кашлянул.
- Ну, прощайте, - буркнул он ей, - дверь не забудьте закрыть.
Повернулся и вышел из квартиры. Тяжёлая дверь медленно захлопнулась за ним и, уже спускаясь по ступеням вниз, Пашка услышал раздавшийся за дверью страшный женский крик.

***

На душе опять было тоскливо и муторно. Надо было возвращаться в ЧК, но Пашка сам не заметил, как ноги принесли его к дому, где жил Грановский. И Елена.
Он сам не знал, зачем пришёл сюда, но сейчас зачем-то стоял с другой стороны улицы под навесом небольшой керосинной лавки и смотрел на дверь дома.
Как-будто из неё с минуты на минуту могла выйти Елена. Пашка вдруг совершенно отчётливо понял, что ему остро, до боли хочется её увидеть. Это было какое-то странное наваждение, ничего подобного раньше Пашка никогда не испытывал. И это новое непонятное чувство удивляло и пугало его. Но он почему-то совсем не хотел с ним бороться. Минуты шли, потихоньку стало темнеть, начал накрапывать мелкий дождик. Пашка всё смотрел на дверь дома и на окна, пытаясь догадаться за которым из них находится квартира Грановского. Тогда он запомнил, что это был третий этаж. А на окнах кухни были белые кружевные занавески. Но сейчас уже стемнело настолько, что не только занавески на окнах, но и сам дом было плохо виден. Конечно, чуда не произошло, и Елена не появилась.
"Да и выходит она наверное редко", - подумал Пашка, - "все-таки у неё ребёнок маленький. Да и Грановский наверняка её особо никуда не пускает"
Его рука непроизвольно сжалась в кулак и он, достав ещё одну папиросу, выкурил её, уже совсем собираясь уходить. Но вместо этого почему-то бросил взгляд на вывеску с надписью "Самый лучший керосин в городе" и зашёл внутрь.
Над дверью звякнул маленький медный колокольчик. Из-за прилавка на Пашку внимательно посмотрел невысокий полноватый мужчина с темными усами.
- Чем могу помочь? - заискивающе спросил он.
Пашка подошёл к прилавку, на ходу обдумывая вопрос, который всё это время вертелся у него в голове.
- Вечер добрый, - поздоровался Пашка. - Я не за керосином...
На лице торговца выразилось явственное сожаление и страх.
- А... зачем же, товарищ? - спросил он.
- Да узнать кое-что.
Пашка облокотился на прилавок.
- Об одном человеке. Это женщина, живёт в доме напротив.
Продавец керосином понимающе кивнул, но испуг в его глазах не проходил.
- Что за женщина? - процедил он.
- Фамилии я не знаю, - ответил Пашка, - звать её Елена. Стройная, красивая, светлые волосы, глаза тёмные. У неё ещё дочка маленькая, Настя, лет пяти.
Керосинщик посмотрел на него с ещё большим испугом.
- Знаю её, - наконец сказал он, - за керосином ко мне заходит частенько. Только парень, - он внимательно посмотрел Пашке в глаза, - она женщина несвободная.
Так что не советую я тебе...
- Я в курсе, - улыбнулся ему Пашка, - просто спросил. А за керосином-то она часто заходит?
- Давненько уж не была. На днях наверное зайдет.
- А когда обычно заходит? - продолжал допытываться Пашка
- По утрам обычно. - признался торговец.
- Ну, добро, - кивнул Пашка, - спасибо.
- Только не советую я тебе, товарищ, - керосинщик понизил голос, уставившись на Пашку своими небольшими чёрными глазами, - я сказал уже, что женщина она несвободная"
- Я знаю, - просто ответил Пашка.
Керосинщик посмотрел на него с удивлением, но ничего не сказал

***

Через пару дней, улучив свободное время в утренние часы, Пашка опять пристроился под навесом уже знакомой керосинной лавки. Утро начала ноября было на удивление ясным, светило холодное осеннее солнце. А Пашкино сердце почему-то учащённо билось. Он стоял так уже минут сорок, не отрывая взгляд от парадной.
И вдруг, его сердце на мгновение как-будто остановилось, а потом застучало ещё сильнее. Пашка даже прижал руку к груди. Дверь парадной открылась и из неё вышла худенькая светловолосая женщина в тёмном пальто и белом пушистом платке. Это была Елена. Была она одна, без дочки, и Пашка подумал, что с Настей наверное опять сидит соседка.
Елена быстрым движением поправила на плече ремень сумочки, ступила на мостовую. Она уже перешла улицу, подошла к керосинной лавке, была уже у самой её двери, когда Пашка вышел из-под навеса и негромко окликнул женщину по имени. Елена нервно обернулась, заметила Пашку. Лицо её очень побледнело, и он увидел страх в её больших тёмных глазах.
- Паша, зачем ты здесь? - тихо спросила Елена.

/Продолжение следует/

Рейтинг: +3 824 просмотра
Комментарии (6)
0 # 17 ноября 2012 в 19:12 0
Читаю, читаю...
Ирина Каденская # 17 ноября 2012 в 22:10 0
Спасибо, Танюша! buket1
Анна Магасумова # 17 ноября 2012 в 22:42 0
rose И я читаю, очень заинтересовалась судьбой Пашки.
Ирина Каденская # 17 ноября 2012 в 23:50 0
Очень рада, что Вам интересно)
Спасибо! elka2
Завтра будет продолжение)
Любовь Сабеева # 18 ноября 2012 в 20:10 0
С нетерпением жду продолжения!!! big_smiles_138 buket7
Ирина Каденская # 19 ноября 2012 в 03:06 0
Спасибо Вам огромное! buket4